А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Самый первый раз" (страница 4)

   Глава 4

   Пейдж тихонько вздохнула, когда Брэндон ответил на поцелуй. Его усы щекотали ее, но ей это даже нравилось. На самом деле это был лучший первый поцелуй в ее жизни, и все только начиналось.
   Он коснулся своей грубоватой ладонью ее щеки, запустил пальцы в волосы, заставляя наклонить голову. Она тихонько застонала, думая только об одном: «Еще». Он обнял ее, прижал к себе, и волна жара прошла по ее телу, когда она почувствовала его возбуждение. Пейдж поняла, что поцелуя будет недостаточно. Она хотела его всего, хотела заняться с ним любовью, почувствовать вес его тела, вжимающего ее в кровать, почувствовать его внутри себя.
   Пейдж вытянула его футболку из джинсов и скользнула руками по его телу, осязая твердые, накачанные мускулы. Даже не видя его тела, она знала, что оно совершенно. Не прерывая поцелуй, она потянула его за собой в дом, и он пошел за ней, но на пороге остановился и чуть оттолкнул ее от себя.
   – Пейдж, я не могу.
   В чем дело? Как он мог так целовать ее, если не хотел ее?
   – Не думай, что я не хочу, – сказал он, – я хочу тебя так сильно, что ты даже представить не можешь. Но ты слишком много выпила, я не хочу пользоваться ситуацией.
   Ей хотелось закричать, чтобы он немедленно ею воспользовался, но она понимала, что он прав. Она тащила клиента в свой дом, чтобы переспать с ним. Брэндон даже не подходил под ее критерии мужчины, с которым она стала бы встречаться. Впрочем, она не хотела с ним встречаться, она хотела переспать с ним.
   – Ты прав, – согласилась она, отступая и держась за косяк. – Не знаю, о чем я думала.
   – Я думал о том же самом.
   От этого ей стало еще хуже.
   – Спасибо, что вытащил меня с работы. Мне было очень весело.
   – Мне тоже.
   – Я надеюсь, мы сможем быть друзьями. Повторим как-нибудь. – Только без поцелуев, объятий и алкоголя.
   – Я был бы рад.
   Если они простоят так еще минуту, она снова набросится на него и уже не примет отказа. Наверное, он думал так же, потому что сказал:
   – Мне пора.
   – Спасибо за ужин и за уроки танцев.
   – Спасибо за компанию.
   Несколько секунд он смотрел на нее так, словно вот-вот поцелует снова, он даже сделал шаг к ней, но потом, поняв, что на этом все точно не закончится, резко отвернулся и пошел прочь, тяжело ступая. Она смотрела ему вслед, пока он не скрылся за углом, а потом еще некоторое время слушала его удаляющиеся шаги, и, только когда взревел двигатель его пикапа, Пейдж зашла в дом.
   Она чуть было не совершила огромную ошибку, чуть не пересекла черту, которую зареклась переступать. Опасность миновала, но почему же она чувствовала себя такой несчастной?

   «Господи боже».
   Брэндон сидел в пикапе с работающим двигателем и пытался прийти в себя. Он понимал, что Пейдж была нетрезва, что танцы и объятия распалили ее, но он не ожидал, что она так набросится на него. И этот поцелуй… Он никогда не чувствовал такого единения с женщиной, физического и эмоционального. Отталкивать ее было настоящим мучением, и он раз десять едва не повернул назад, идя к машине.
   Если она выпила меньше, сейчас он был бы в ее постели, так что хорошо, что у него нашелся предлог отказать ей. О чем он только думал? У него не было времени на интрижки, если они не приближали его к цели, а Пейдж ему в этом деле не помощник.
   Однако он не мог не отметить, что оказался прав: под этим строгим костюмом действительно томилась страстная женщина. И если он хотел, чтобы все получилось так, как ему нужно, ему лучше держаться от нее подальше. Завтра он подвезет ее до работы, и это будет последний раз, когда он увидит своего нового «друга».
* * *
   На следующее утро Пейдж проснулась с ужасной головной болью, но она была ничем по сравнению с муками совести. Как она могла настолько потерять рассудок, думала она, сидя в кровати. Она согласилась выпить, но не… пять бокалов? Шесть? Она сбилась со счета. Еще более унизительно было то, что ей действительно было хорошо. Она не помнила, когда в последний раз ей было так весело, и не могла забыть то, как Брэндон обнимал ее, целовал, не могла забыть ощущение его возбуждения, когда он прижал ее к себе, – и как она пыталась втащить его в дом.
   Если бы он не оказался джентльменом, не прекратил бы это безумие, пока все не зашло слишком далеко, он мог бы сейчас лежать рядом с ней, сонный и взъерошенный… Пейдж тряхнула головой, отгоняя образ, и тут же пожалела об этом, когда голову обдало болью. Морщась, она вылезла из кровати, дотащилась до кухни и запила таблетки от головной боли огромным стаканом воды. В ванной она посмотрела на себя и сморщилась еще сильнее: хорошо, что Брэндон не остался, ее вид наверняка напугал бы его до смерти.
   Она приняла душ, почистила зубы и оделась, выбрав свои любимые джинсы и свободную блузку. В будние дни она соблюдала строгий дресс-код, но по выходным, если не надо было присутствовать на каком-нибудь совещании, она позволяла себе одеться попроще. Она высушила волосы, собрала их в хвост и сделала нехитрый макияж. Когда в дверь постучали, она как раз раздумывала, выпить ли кофе дома или купить по дороге. Удивленная, она пошла к двери: обычно у нее не бывало посетителей утром по субботам. Хотя кого она обманывала? К ней вообще редко кто-то приходил; ее секретарша была ее ближайшей подругой.
   – Доброе утро, – сказал Брэндон с улыбкой, от которой на его щеках появлялись ямочки.
   Он был одет так же, как вчера, только сегодня на нем была еще и черная ковбойская шляпа. В руках он держал два огромных стакана кофе из ее любимой кофейни. Пейдж не стала спрашивать, зачем он здесь. Наверняка после вчерашнего он подумал, что между ними может что-то завязаться, но она собиралась прямо сказать ему, что ничего не получится, пусть эта мысль и причиняла ей невыносимые страдания.
   – Я подумал, что тебе это пригодится. – Он протянул ей стакан. – Не пригласишь войти?
   Обычно она не приглашала людей к себе, особенно тех, с кем общалась по работе. Все их дела решались в офисе, и общаться более близко необходимости не возникало. Но это был Брэндон, и кофе пах очень вкусно, и так у них будет возможность поговорить о прошлом вечере.
   Она отступила, пропуская его внутрь. Интересно, что он подумает о ее доме? Старая мебель, протершийся ковер… Не самое роскошное жилище, но цена и район ее устраивали, а мебель, может быть, и старая, зато ее собственная.
   – Хороший дом, – заметил Брэндон. – Уютный.
   Она закрыла дверь:
   – Ты имеешь в виду – маленький.
   – Нет, я имею в виду – уютный. Мне нравится, что он совершенно не похож на дом бизнес-леди.
   Она хотела было все ему объяснить, но подумала, что ему все равно, и молча провела его в кухню.
   – Сахар, сливки?
   – Нет, спасибо.
   Она поставила стакан на столик рядом с экономичной плиткой на две конфорки и полезла в шкаф за сахаром.
   – Что привело тебя сюда так рано?
   – Я обещал заехать за тобой.
   Она посмотрела на него через плечо:
   – Заехать за мной?
   – Чтобы подвезти тебя. Помнишь?
   Она совершенно этого не помнила. Вот бы она удивилась, не найдя свою машину на месте!
   Значит, он приехал не по поводу вчерашнего? Просто выполнял обещание? Она должна была чувствовать облегчение, но почему-то почувствовала разочарование. С ней творилось что-то совсем неправильное.
   – Да, и еще я хотел кое-что вернуть тебе.
   Пейдж перестала размешивать сахар и обернулась, как раз когда он оказался прямо рядом с ней и прижал губы к ее губам. Сначала поцелуй был легким и нежным, но потом стал глубже, и они крепко обхватили друг друга руками, теряя себя в водовороте страсти. Пейдж думала, что вчерашний поцелуй показался ей таким сногсшибательным из-за выпитого, но сегодняшний был даже лучше. Время словно повернуло вспять, возвращая ее в ту секунду, когда она почувствовала безумное желание затащить его в постель. Это было неправильно, плохо, но как бороться с приливной волной? Как остановить цунами?
   Они медленно, неохотно оторвались друг от друга; Брэндон вздохнул и прижался лбом к ее лбу.
   – Я не хотел этого делать, но потом увидел тебя и не устоял.
   Как она мечтала, чтобы он оказался сильнее!
   – А я как раз собиралась сказать, что прошлый вечер был ошибкой и нам не стоит больше встречаться.
   – Ничего не поделаешь.
   – Так не должно быть, Брэндон.
   – Я знаю.
   – У нас совершенно разные цели в жизни.
   – Я знаю.
   – У меня нет времени на отношения.
   – Тогда давай не будем считать это отношениями.
   – Что?
   – Давай просто… получать удовольствие. А там посмотрим, к чему это приведет.
   На удовольствие у нее тоже не было времени, но прошлый вечер был слишком чудесным. Возможно, все-таки стоит иногда выползать из офиса.
   – У меня идея, – произнес он, поглаживая ее щеку. – Почему бы тебе не прогулять работу сегодня?
   – Я не могу.
   Но она очень хотела. Она просто не смогла бы думать сейчас о том, как расставить тарелки и какого цвета выбрать салфетки. Она хотела быть с Брэндоном; пусть у него не было четкого жизненного плана, но с ним было так… легко.
   – Всего один день.
   – Церемония через три недели, у меня очень много дел.
   – Но сегодня суббота. Поедем лучше со мной.
   – Куда?
   – Да куда угодно. Давай устроим пикник.
   Это звучало очень заманчиво. Конечно, они действительно хотели разного от жизни, и ей не хотелось сбивать его с пути, но это не значило, что они не могут быть друзьями.
   – Хорошо, но только если мы не станем… заходить слишком далеко.
   – А если я захочу?
   Она отступила на шаг:
   – Тогда наши отношения не выйдут за рамки деловых.
   Он подумал и сказал:
   – Друзья так друзья.
   И все? Либо он сказал это, просто чтобы успокоить ее на некоторое время, либо его тянуло к ней недостаточно сильно. В противном случае неужели он не приложил бы хотя бы какое-то усилие, чтобы переубедить ее? А может быть, ему действительно хватит дружбы с ней? Может быть, и ей хватит.
   – Готова ехать?
   – Куда именно?
   – Я знаю одно местечко, тебе понравится.

   Глава 5

   Наверное, следовало бы отказаться, но она так давно ничего не делала просто потому, что хотела. По дороге – Пейдж все еще не знала куда – Брэндон заехал в «Бистро у моря». Заведение было недалеко от офиса Пейдж, и она часто заходила сюда. Она думала, что он хочет купить воды или еще кофе, но он вышел с огромным пакетом еды. Как ему удалось купить все так быстро? Пейдж видела в окно, что очередь длинная. Она вспомнила, что, пока обувалась, он выходил позвонить – делал заказ?
   – Что это? – спросила она.
   – Ланч. – Он протянул ей пакет.
   Он называет это ланчем? Да это же настоящий пир! У Пейдж потекли слюнки. Она привыкла считать деньги, поэтому знала все цены в «Бистро»; этот ланч стоил кучу денег.
   – Брэндон, не нужно было этого делать.
   Он пожал плечами, выезжая с парковки:
   – Какой же пикник без еды?
   – Тогда позволь мне хотя бы заплатить половину. – Она потянулась к сумочке. Если бы они встречались – другое дело; но они были просто друзьями, так что она не собиралась жить за его счет. К тому же он угощал ее и вчера. – Сколько я тебе должна?
   – Сегодня я угощаю.
   – Так нечестно, ты платил вчера. И тебе, наверное, меньше платят теперь.
   – Нет, столько же.
   Пейдж удивилась:
   – У тебя очень щедрый начальник.
   – Я думаю, он смотрит на мое обучение как на выгодное вложение, поскольку хочет сделать меня своим помощником.
   Она не решилась спросить, будет ли он получать больше на новой должности, это ее не касалось. Но внутренний голос шептал, что он недооценивает себя. Возможно, он думал, что в тридцать лет уже поздно что-то менять, или действительно любил свою работу и был вполне доволен ею. Пейдж спросила себя, почему это так заботит ее, и поняла, что Брэндон ей очень нравится. Каждый раз, когда она смотрела на него, ее сердце подпрыгивало в груди. А вдруг она просто приписывает ему те качества, которых нет? Если это так, то с ней что-то серьезно не в порядке.
   – Ты так и не скажешь мне, куда мы едем? – уточнила она, когда он свернул на шоссе. Брэндон только улыбнулся. – Ты сам-то знаешь, куда?
   – Ага.
   – Далеко?
   – Где-то двадцать минут.
   Он ехал не торопясь, позволяя движению других машин определять его скорость. Пейдж, напротив, всегда старалась добраться до пункта назначения поскорее, она всегда куда-то неслась, спешила закончить одно дело, чтобы тут же взяться за следующее. Иногда этот замкнутый круг утомлял, но она так долго бежала по нему, что уже не знала, как остановить это вечное движение.
   – Какой была твоя невеста? – спросила Пейдж.
   Брэндон вздрогнул:
   – Почему ты спрашиваешь?
   – Не знаю, просто стало интересно. Если не хочешь говорить…
   – Нет, просто очень внезапно. – Он вдохнул и медленно выдохнул, расправил плечи. – Эшли… Она была амбициозной. Не всегда в хорошем смысле.
   – Как это?
   – Все зависит от того, на что направлены твои амбиции. Она была для меня идеалом, пока вдруг не оказалось, что это не так.
   – Боюсь, что не совсем понимаю тебя.
   – Она говорила то, что я хотел услышать, стала такой, какой мне хотелось ее видеть. Наши отношения были ненастоящими. Она даже не любила меня.
   – Почему же она хотела выйти за тебя замуж?
   – Думаю, у нее были свои причины.
   У Пейдж создалось ощущение, что ему не хотелось рассказывать об этих причинах. Или ему просто не нравилось откровенничать с ней. В конце концов, они едва знали друга, и то, что она испытала чувство удивительного единения с ним, еще не значило, что он почувствовал то же самое.
   – Хорошо, что я понял это до того, как мы поженились, хоть и буквально в последнюю минуту.
   – Когда?
   – За два дня до свадьбы я застал их в конюшне при… компрометирующих обстоятельствах.
   Пейдж не представляла, насколько это ужасно, и не понимала, как можно изменить такому замечательному человеку. Впрочем, скорее всего, у него была и темная сторона, о которой она не знала. У всех есть недостатки.
   – А у тебя были подобные отношения? – спросил он.
   – Да нет. В школе у меня не было времени на мальчиков, к тому же я не хотела стать одной из этих девиц.
   – Этих?
   – Которые беременеют и выходят замуж в шестнадцать.
   – Так было с твоей матерью?
   – Мои родители поженились сразу после школы, и мама толком ничего не умела. Когда кончились деньги, которые мы получали по страховке после смерти отца, нам пришлось перебиваться с хлеба на воду. Однажды мы несколько недель жили в ночлежке – самое унизительное событие в моей жизни.
   – Твоя мать больше не вышла замуж?
   – Нет, слава богу. Она имела обыкновение окружать себя людьми со схожими интересами.
   – Алкоголиками?
   – И наркоманами. Из-за одного из них нас и выкинули из дома: он украл наши деньги, и мы не смогли заплатить за дом.
   – Я знаю, каково это, когда родители подводят тебя, – вздохнул он.
   – Я считаю, что это помогло мне стать сильной. Благодаря ей я могу сама позаботиться о себе.
   Брэндон потянулся к ее ладони и сочувственно сжал. Ее сердце забилось чаще, и ей почти захотелось, чтобы он не убирал руку, но он почти сразу вернул ее на руль.
   – Значит, никаких отношений в школе, – резюмировал он. – А в колледже?
   – Ничего серьезного. Был один парень, с которым мы подумывали съехаться, но все время откладывали, а потом он закончил колледж и уехал работать в Чикаго. Мы пытались поддерживать отношения, но долго это не продлилось.
   – Ты его любила?
   – Я не знаю, может быть, в каком-то роде, как друга. Мне кажется, я никогда не была влюблена. – Поэтому отношения с Брэндоном казались ей такими… необычными.
   – А теперь у тебя нет времени.
   – С тех пор, как у меня появилась моя компания. Да и кто в здравом уме станет встречаться с женщиной, работающей почти круглосуточно?
   Он посмотрел на нее и усмехнулся:
   – Думаю, это зависит от женщины. И от мужчины.
   Пока еще никто не влюбился в нее так сильно, что смог бы закрыть глаза на ее сумасшедший график. К тому же она не думала, что идеальный мужчина просто возьмет и выйдет из-за угла. В принципе ее устраивала одинокая жизнь.
   – Мне сейчас не хочется заводить серьезные отношения. Так проще.
   – А тебе не одиноко?
   – У меня нет времени на раздумья.
   Это было не совсем правдой. Иногда ей хотелось, чтобы кто-то был рядом, и отсутствие физической близости тоже напрягало, хотя она не считала, что без секса жизни нет. Однако что-то подсказывало ей, что с Брэндоном все было бы совсем по-другому.
   – И тебе никогда не хотелось выйти замуж? – спросил Брэндон – из праздного любопытства, конечно, после истории с Эшли ему еще долго не захочется думать о женитьбе.
   – Возможности не исключаю.
   – Как насчет детей?
   – Пока не хочу, потом – да.
   – Когда потом?
   – Когда я создавала компанию, я составила трехгодичный план. Сейчас начался третий год, и «Надежда Ханны» подвернулась мне очень вовремя.
   – А если на это уйдет больше времени?
   – Я молодая, спешить некуда.
   Брэндон подумал, что наверняка есть немало женщин, придерживавшихся таких убеждений, а потом обнаруживших себя на пороге пятого десятка, без семьи, зато с полными карманами сожаления. С другой стороны, не все женщины видели цель всей жизни в создании семьи. Да и кто он такой, чтобы судить Пейдж?
   – Кстати, а сколько тебе лет? – рискнул он спросить.
   – Двадцать второго января исполнилось двадцать восемь.
   Он посмотрел на нее, пытаясь понять, не шутит ли она. Она вполне могла заглянуть в его дело.
   – Не может быть.
   Она посмотрела на него с веселым удивлением:
   – Еще как может.
   – Правда двадцать второго января?
   – Правда.
   – Как и у меня.
   Она вскинула брови:
   – Серьезно?
   – Абсолютно. Странно, правда?
   – Очень.
   За всю жизнь он ни разу не встречал человека, родившегося в один день с ним.
   – Может, это судьба?
   – Не думаю.
   – Почему?
   – Я не верю в судьбу. Я считаю, что человек – кузнец своего счастья и никакие высшие силы не определяют его жизнь.
   – Не согласен.
   Она заинтересованно посмотрела на него.
   – Ты думаешь, что это было просто совпадение, когда за два дня до свадьбы я раньше времени вернулся из командировки, увидел свет в конюшне и пошел проверить, что там? И по чистой случайности застал там Эшли, прости, без штанов?
   – Твой начальник посылает тебя в командировки?
   – Что?
   – Ты сказал, что раньше времени вернулся из командировки.
   Вот черт! Он должен быть осторожнее. Ему было так хорошо с ней, что внимание рассеивалось.
   – Мой босс планировал купить пару лошадей, и я поехал с ним.
   – И случайно вернулся домой раньше?
   – Я же говорю, судьба.
   – Знаешь, по-моему, ты первый парень, кого я знаю, который верит в такие вещи или по крайней мере не боится признаться, что верит.
   Он рассмеялся:
   – Ох, неужели я испортил свой образ настоящего мужчины? Я думал, женщины любят чувствительных мужчин.
   – Просто те, с кем я встречалась, были очень… прагматичными.
   – Иными словами, скучными.
   – Иногда. Но я предпочитаю мужчин, с которыми чувствую себя в безопасности.
   – Забавно. Вчера ты сказала, что любишь плохих парней.
   Пейдж закусила губу:
   – Я так сказала?
   – Так где же правда? – Он свернул на дорожку, ведущую к парку.
   – Наверное, я была бы не против встретить кого-нибудь не столь однозначного. – Она выглянула в окно. – Приехали?
   – Почти.
   Брэндон внимательно смотрел вперед, стараясь не пропустить скрытую зеленью тропинку, которую обнаружил, когда начал ходить сюда регулярно.
   – Где мы?
   – Парк «Каньон трейл».
   Колесо попало в выбоину, и машину тряхнуло.
   Пейдж ухватилась за ручку двери.
   – Там вообще есть дорога?
   – На самом деле нет. Это вообще служебная зона.
   – То есть нас здесь быть не должно?
   – Ну, меня еще ни разу не поймали.
   – Ты часто здесь бываешь?
   – Каждый раз, как выезжаю в город. Я не городской человек, мне нужно место, где я могу побыть один.
   Он проехал еще немного и остановился в тени деревьев. Они вышли из машины. Брэндон расстелил на траве одеяло, Пейдж села и набрала полную грудь свежего воздуха.
   – Здесь очень красиво.
   Он сел рядом с ней.
   – Рановато для завтрака.
   – Чем займемся до него?
   Он пожал плечами:
   – Расслабимся.
   Она странно посмотрела на него, как будто впервые слышала это слово.
   – Не уверена, что умею. Прогуляемся? Или обсудим, что тебя ждет на церемонии?
   Будет нелегко соблазнить ее, если она не сможет посидеть спокойно хоть пару минут.
   – А может, просто посидим и подышим воздухом?
   – Зачем сидеть просто так без дела?
   Похоже, она действительно не умела расслабляться, и Брэндон почувствовал, что заставить ее не удастся. Ладно, если она не хочет сидеть спокойно…
   – У меня идея. – Он поднялся с одеяла и протянул ей руку. – Вставай.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация