А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Самый первый раз" (страница 2)

   Глава 2

   Брэндон на удивление легко сходился с людьми, несмотря на то что полжизни провел в уединенной глуши.
   Ателье, в которое Пейдж привела его, недавно открылось, и она давно уже хотела сюда заглянуть. Однако она почти сразу поняла, что больше сюда не придет. Угрюмая продавщица разговаривала по телефону, когда они вошли, и никак не отреагировала на них. Повесив трубку, она надолго ушла в подсобку, потом вернулась и так же мрачно уставилась на Брэндона. Вдобавок она презрительно закатила глаза, когда Пейдж уточнила, что за них платит фонд, и попросила прокатный прейскурант. Пейдж чуть было не взяла Брэндона за руку и не повела его куда-нибудь в другое место. Однако Брэндон не растерялся – и через несколько минут женщина уже хихикала и краснела, как школьница. Мало того: когда он обронил, что смокинг нужен ему для благотворительного мероприятия, она даже предложила ему более дорогую модель за ту же цену. Потом Брэндон упомянул, что Пейдж – организатор этого мероприятия, предположил, что женщина наверняка читала о нем, и она стала уже не просто дружелюбной, а мерзко-слащавой. Впрочем, это не заставило Пейдж изменить свое решение по поводу ателье. Грубый, пусть даже временно, обслуживающий персонал не может положительно влиять на репутацию компании.
   – Это было увлекательно, – заметил Брэндон на обратном пути.
   – Я должна извиниться перед вами. Никогда раньше не была в этом ателье и впредь туда не зайду.
   – Почему?
   – После того, как она отнеслась к своим клиентам? Это было чрезвычайно непрофессионально. Не понимаю, как вы могли вести себя с ней так мило.
   Он пожал плечами:
   – Я предпочитаю видеть в людях хорошее. Может, она была очень занята, а может, у нее плохой день.
   – Все равно это не извиняет ее поведения.
   – Не говорите мне, что у вас никогда не бывало плохого настроения и вы никогда не срывались на тех, кто этого не заслужил.
   – Никогда, если речь идет о клиентах.
   – В таком случае вы лучше, чем подавляющее большинство.
   Или она просто могла сдерживаться, общаясь с клиентами. Как жаль, что Брэндон с его умением общаться с людьми застрял на своем ранчо. Он бы так многого добился в жизни! Что ж, теперь, когда он умеет читать, он хотя бы получит образование.
   Конечно, ее не касалось, как он распоряжается своей жизнью. Помогать людям измениться было ее работой, но Брэндон прямо сказал, что вполне доволен тем, что он есть сейчас. К тому же технически он даже не являлся ее клиентом: его просто надо было научить держать себя на официальном мероприятии. Пейдж не имела права совать нос не в свое дело.
   Вдруг она заметила, что он пропустил поворот к ее офису.
   – Нам надо было повернуть там. – Она показала назад.
   Наверное, он еще плохо ориентировался в городе.
   – Я знаю, куда ехать.
   – Но так нам придется сделать крюк в несколько миль.
   Мало того что они поедут по не самому приятному району, так Пейдж еще и выбивалась из своего плотного графика. Если они не станут плутать, она еще может успеть сделать пару звонков, пока рабочий день не кончился официально, и поискать в Интернете нужную информацию.
   – А может, я везу вас вовсе не в ваш офис.
   У Пейдж замерло сердце. Что это значит? Не совершила ли она ошибку, сев в его машину? Он был мил и вежлив, но Тед Банди тоже был таким. Она покосилась на Брэндона: он не выказывал никаких признаков беспокойства, положив одну руку на руль, локоть другой – на раму открытого окна. На всякий случай Пейдж придвинулась ближе к двери и приготовилась распахнуть ее и выскочить из машины, как только та остановится.
   – Куда вы меня везете?
   Он усмехнулся:
   – Не волнуйтесь, я не собираюсь вас похищать. Я просто подумал, что мог бы угостить вас чем-нибудь в знак благодарности.
   Она облегченно вздохнула:
   – Это совсем не обязательно. Фонд компенсирует мне потраченное время.
   – Мне все равно хотелось бы вас угостить.
   – Но мне правда нужно вернуться на работу.
   – Сегодня пятница, почти пять.
   Только четыре сорок семь, если быть точным, но время не стояло на месте.
   – Я планировала задержаться сегодня.
   Машина остановилась на светофоре, и Брэндон удивленно взглянул на Пейдж:
   – Почему?
   Потому что у нее не было другой жизни. Нет, вовсе не поэтому.
   – У меня много дел.
   – Которые, несомненно, подождут до завтра.
   Зажегся зеленый свет, и он нажал на газ.
   – Ведь правда?
   – Технически да, но…
   – Неужели вам не хочется заняться чем-то, что вам нравится?
   – Мне нравится моя работа. – Она подняла бровь. – А вам не нравится ваша?
   – Только не вечером в пятницу. – Он бросил на нее быстрый взгляд. – Судя по вашему виду, вы знаете, что делать на танцполе.
   На самом деле она совсем не умела танцевать: не хватало координации.
   – Нет, не знаю. И мне действительно нужно на работу.
   – Нет, не нужно, – просто возразил он.
   Он остановился у маленького бара «У Билли», стилизованного под салун, куда она так и не рискнула заглянуть одна. Слишком много воспоминаний осталось о том, как она вытаскивала мать, неспособную передвигаться самостоятельно, из подобных заведений в Неваде. Однако прежде, чем она успела велеть ему поворачивать к ее офису, он уже вышел из машины и шел к дверце пассажирского сиденья. Открыв ее, он протянул Пейдж руку.
   – Я не могу! – Она покачала головой.
   – Нужно всего лишь поставить ногу на ступеньку, – ответил он, ухмыляясь. – Обещаю, я поймаю вас, если вы будете падать.
   Озорной огонек в его глазах сказал ей, что на самом деле он прекрасно понял, что она имела в виду. Ее сердце дрогнуло. Ну почему он был таким очаровательным?
   – У меня правило: не общаться с клиентами вне офиса.
   – Хорошее правило, но я не ваш клиент.
   Черт возьми, он поймал ее.
   – Да, но «Надежда Ханны» – мой клиент, и вы тоже соответственно.
   Пейдж видела, что Брэндон не примет это неуклюжее оправдание. Она ждала, что он огрызнется, но он посерьезнел и тихо сказал:
   – Дело в том, что я почти никого здесь не знаю и мне бывает одиноко.
   Вот это да. Такой грубоватой прямоты она не ожидала. Теперь стало совсем тяжело отказать ему.
   – Уверена, вам не составит труда найти себе спутницу, которая с радостью выпьет с вами.
   – Но я-то хочу выпить с вами.
   Пейдж смотрела в честные глаза Брэндона, в его открытое лицо и понимала, что ей хочется узнать его получше, и дело было не в его привлекательности, хотя и в ней тоже. Какой жалкой она, наверно, казалась сейчас, когда восхитительный мужчина предлагал ей выпить с ним, а она думала только о работе! Как случилось, что работа стала для нее важнее всего? С другой стороны, и этот вечер мог послужить на пользу делу: возможно, ей будет проще помочь ему, если они сойдутся чуть ближе. Он ведь всего лишь предложил ей выпить.
   – Хорошо, – согласилась Пейдж. – Но только недолго. А потом вы отвезете меня в офис.
   – Обещаю, – улыбнулся он.
   Она оперлась о подставленную руку и вышла из машины. Его ладонь была широкой, чуть огрубелой от работы – твердая рука надежного человека. У Пейдж было стойкое чувство, что, пока она с Брэндоном, с ней не случится ничего плохого, хотя она едва знала его и вполне могла сама о себе позаботиться.
   Пейдж тут же отпустила его руку, встав на землю, однако, идя по гравию на своих трехдюймовых каблуках, поняла, насколько неподходяще была одета. В этот бар ходили явно не обладатели дизайнерских костюмов.
   – Вы, кажется, нервничаете? – спросил Брэндон, подходя к двери.
   – По-моему, я не так одета.
   – Поверьте мне, там никому нет до этого дела.
   Он взялся за дверную ручку, и Пейдж вздрогнула: образ из прошлого встал перед глазами. Зал, полный дыма и кислого запаха старого алкоголя и безысходности; музыка, орущая так, что невозможно было думать, не то что разговаривать – впрочем, сюда приходили не за этим; парочки, топчущие танцпол и обжимающиеся в углах, занимающиеся черт знает чем. Когда Брэндон открыл дверь, Пейдж сжалась, невольно ожидая увидеть свою мать, ссутулившуюся у барной стойки, сжимая в руке стакан дешевого виски. Однако внутри все оказалось совсем не так. Интерьер не блистал роскошью, но зал был чистый и уютный, играла негромкая музыка и вкусно пахло жареным мясом и острым соусом. Несколько человек смотрели на огромный плазменный экран, но большинство столиков были свободны.
   – Туда.
   Пейдж чуть не подпрыгнула, когда Брэндон положил руку ей на талию и повел к столику рядом с танцполом.
   Ему обязательно вести себя так бесцеремонно? Это было непрофессионально… Хотя выпивать с клиентом – тоже. Впрочем, ей казалось, что она довольно ясно сказала, что не хочет слишком сильно сокращать дистанцию, и, кажется, не дала ему повода надеяться на более близкое знакомство.
   Они сели за столик друг напротив друга. Подошла официантка, немолодая женщина с приятным лицом; яркая надпись на ее фартуке хвастливо заявляла, что лучше ребрышек, чем у Билли, не найти в этой части света.
   – Привет, Брэндон, – игриво произнесла она. – Тебе как обычно?
   – Так точно, мэм.
   Она повернулась к Пейдж, немного удивленно глядя на ее деловой костюм:
   – А твоей подружке?
   Пейдж едва не сказала, что они вовсе не друзья, но потом подумала, что официантке это не интересно.
   – Бокал шардоне, пожалуйста.
   – Домашнее сойдет?
   – Да.
   – Сию минуту.
   Когда она ушла, Пейдж сказала:
   – Вы часто здесь бываете, если тут уже знают ваши предпочтения.
   Брэндон пожал плечами:
   – Захожу сюда через день. Я же говорил, мне бывает одиноко.
   – Где именно вы работаете?
   – Ранчо Коппер-Ран, совсем рядом с Уайлд-Ридж.
   – Никогда не слышала.
   – В двух часах к северо-востоку отсюда, в горах Сан-Бернардино. Местечко – как на картинке.
   – Значит, вы тратите четыре часа на дорогу, приезжая на встречу со своим куратором?
   – Мы встречаемся дважды в неделю, по четвергам и воскресеньям в библиотеке. В четверг я заселяюсь в отель, а в воскресенье утром, после уроков, еду домой.
   – И ваш начальник не возражает?
   – Он хороший человек.
   – Как давно вы работаете на него?
   – Восемь лет.
   – Никогда не хотели заняться чем-то другим?
   – Например?
   – Ну, не знаю… Вернуться в школу?
   – Зачем? Мне нравится то, чем я занимаюсь.
   Неужели ему не хотелось поработать над собой?
   У него был такой потенциал! Он мог бы подняться куда выше, чем работник на ранчо.
   Официантка вернулась с вином для Пейдж и пивом для Брэндона.
   – Принести меню?
   – Нет, спасибо, – ответила Пейдж.
   – Уверены? – спросил Брэндон. – Ужин за мой счет.
   Но они пришли сюда только выпить, а не ужинать!
   – Я правда не могу.
   – Зовите, если передумаете, – сказала официантка.
   – Спасибо, Билли! – крикнул ей вслед Брэндон.
   – Билли? – переспросила Пейдж. – Как на вывеске?
   – Да. Они с мужем открыли это заведение тридцать лет назад. У них три дочери и двое сыновей. Старший сын, Дейв, работает здесь поваром, младшая дочь, Кристин, – барменом. Муж Билли, Эрл, умер от инфаркта два года назад.
   – Откуда вы все это знаете?
   – Люблю разговаривать с людьми. – Он сделал глоток пива и спросил: – А вы откуда?
   – Я выросла в Шухилле, Невада.
   Вино оказалось на удивление вкусным. Обычно домашнее вино качеством не отличалось.
   – Никогда не слышал.
   – Это крошечный городок на границе с Аризоной. Один из тех, где все всех знают.
   В том числе ее мать.
   – Ваша семья все еще там?
   – Дальние родственники, которых я сто лет не видела. Братьев и сестер нет, родители умерли.
   – Мне очень жаль это слышать. Давно?
   – Отец – когда мне было семь, мать – когда я училась в колледже.
   – Как это случилось?
   Он определенно задавал слишком много вопросов; она не привыкла так откровенничать с клиентами, обычно это делали они, но она не хотела быть грубой.
   – Мой отец был водителем. Как-то он вез цистерну с взрывоопасной жидкостью, уснул за рулем и врезался в ограждение. Нам сказали, что он выжил бы, если бы не взрыв.
   – Господи, – пробормотал Брэндон, встряхивая волосами.
   – Мама тяжело переживала это.
   Ее мир вращался вокруг отца, и она так и не смогла оправиться: стала искать забвения на дне бутылки.
   – Чем она зарабатывала на жизнь? – спросил он.
   – Бралась за все, что подворачивалось.
   Впрочем, нигде подолгу не задерживалась, спасибо ее пьянству.
   – Как она умерла?
   – Рак печени.
   Даже страшный диагноз не заставил ее бросить пить, она сдалась, даже не попытавшись бороться. Пейдж подозревала, что она с облегчением приняла эту новость, что ее мать целенаправленно убивала себя, что, возможно, давно наложила бы на себя руки, если бы ей достало мужества. И Пейдж иногда думала, что так было бы лучше. Она не понимала, как можно быть такой слабой, чтобы позволить смерти любимого превратить в ад и ее жизнь, и жизнь ее ребенка. Она любила мать, но Фиона Адамс была слишком ранимой и хрупкой, и Пейдж поклялась себе, что никогда не станет такой, как она.
   – Наверно, вам пришлось тяжело.
   – У меня почти не было времени на скорбь. Я училась в школе при Калифорнийском университете, и моей целью было закончить ее с отличием.
   – Амбициозно.
   – Я должна была сама позаботиться о себе, никто не оплатил бы мне обучение.
   Он отпил пива.
   – Вы, наверное, очень умная. – В его голосе слышалось почтение, словно он встречал не так много умных людей.
   – Мои старания окупились. Я выпустилась в числе лучших студентов и получила работу в Сан-Диего в одной из крупнейших фирм, занимающихся организацией различных мероприятий.
   – А как вы попали в Виста-дель-Мар?
   – Жизнь в Сан-Диего оказалась не по карману начинающему менеджеру, и мой начальник направил меня сюда. Мне так здесь понравилось, что, пустившись в свободное плавание, я обосновалась здесь.
   – Почему решили отделиться от вашей фирмы?
   Она сделала глоток вина:
   – Вы задаете слишком много вопросов.
   Он взял орешек из миски, стоявшей на столе, и закинул его в рот.
   – Я любопытный.
   Судя по его лицу, он слушал с искренним интересом.
   – Я поставляла фирме самых прибыльных клиентов, но мне доставалась только малая часть прибыли.
   – Значит, из-за денег.
   – Отчасти. Кроме того, мне хотелось попробовать себя в качестве стилиста. И потом, я просто люблю все держать под контролем.
   Сначала ей пришлось нелегко. Выгодные клиенты предпочитали известную крупную фирму начинающей; по сути, «Надежда Ханны» стала ее первым значительным клиентом за два года. Церемония привлечет внимание богатейших меценатов, включая политиков и голливудских звезд. Если все получится, это мероприятие станет тем прорывом в карьере Пейдж, которого она так ждала, на который так надеялась. Одна церемония определит будущее ее компании.
   – Похоже, вы довольны собой.
   – Я много работала.
   – Как давно вы сотрудничаете с «Надеждой Ханны»?
   – С февраля.
   – Ана Родригес и Эмма Уорт – ваши подруги?
   – Нет, с Аной мы познакомились по работе, я организовывала свадьбу для ее друзей. Свадьба произвела на нее отличное впечатление, и, когда ей понадобился организатор, она вспомнила обо мне. А Эмму я едва знаю.
   – Что вы знаете о «Надежде Ханны»?
   – Немного, помимо того, чем они занимаются и что мне нужно знать, чтобы организовать церемонию. Почему вы спрашиваете?
   – Просто интересно. – Он поднял руку, подзывая Билли, принимавшую заказ у соседнего столика. С тех пор как они пришли, бар начал потихоньку заполняться. – А как вы развлекаетесь?
   – У меня не очень много свободного времени.
   – А что вы делаете на выходных?
   – У меня нет выходных.
   Он поднял брови:
   – Вы что, работаете семь дней в неделю?
   – Как правило, да.
   Пейдж подняла бокал и обнаружила, что почти допила вино. Слишком быстро.
   – Выходные нужны каждому, – заметил Брэндон.
   – Не то чтобы я совсем не отдыхаю, просто сейчас работа для меня важнее всего. Церемония может помочь мне подняться на новую высоту или разрушить мою карьеру.
   – Неужели она настолько важна? – удивился он.
   – Да. Учитывая, что там будет жених Аны, Уорд Миллер, на церемонии будут присутствовать многие знаменитости – именно те клиенты, которые могут помочь мне расширить бизнес.
   – Не думал, что все будет настолько серьезно. – Похоже, эта мысль заставила его занервничать.
   – Не волнуйтесь, я так вас подготовлю, что никто не догадается, что вы впервые на подобном мероприятии.
   Подошла Билли и поставила перед ними вторые порции. Брэндон поблагодарил ее. Когда он успел повторить заказ?
   – Вы сказали, что мы ненадолго, – напомнила она, глядя на часы: прошло уже куда больше времени, чем она намеревалась потратить.
   – Вам неприятно мое общество? – спросил он.
   Ей определенно нравилось его общество. Почему-то ей было удивительно легко разговаривать с ним – возможно, потому, что он внимательно слушал. Ей даже нравилось тянущее ощущение в животе, появлявшееся, когда он смотрел на нее, и, хотя это было совсем не правильно, она легко могла представить, каково это – находиться рядом с ним, даже понимая, что этого никогда не случится. Ее жизнь подчинялась строгому графику, и в ней не было места для мужчины вроде Брэндона. Наверное, неплохо было бы провести с ним ночь, но внутренний голос упрямо твердил, что это очень плохая идея.
   – Я этого не говорила. Просто у меня очень много работы.
   – Что случится, если вы не сделаете эту работу сегодня вечером?
   – Боюсь, что не понимаю вас.
   – Ваш бизнес рухнет? Настанет конец света?
   Это просто смешно.
   – Конечно нет.
   Он наклонился вперед и накрыл ее руку своей широкой ладонью.
   О господи.
   Его взгляд, тепло его руки делали с Пейдж что-то странное. Как давно никто не прикасался к ней вот так? Слишком давно.
   – Не бросай меня, – мягко попросил он, – проведи этот вечер со мной.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация