А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Самый первый раз" (страница 13)

   Конечно, у него было тяжелое детство, но он никогда не испытывал нужды в деньгах, не знал, что такое бедность, каково это, когда некуда пойти, когда нет дома. Естественно, что желание Пейдж быть уверенной в материальном положении ее семьи он принял за алчность, за тягу к красивым машинам и роскошным домам, хотя она была одной из самых не заинтересованных в материальных благах женщин из всех, кого он знал. Мало того, он посмел требовать, чтобы она, прошедшая через такое, сразу отдала себя в руки неотесанному фермеру, ютящемуся в крошечной хибарке. Кто он такой, чтобы она вообще захотела выйти за него? Он не сказал ей, что любит ее, просто прикрылся тем, что это нужно в первую очередь ребенку. В конце концов, то, что она отказалась, характеризовало ее куда лучше, чем если бы она тут же согласилась. И ее слова о ранчо, о том, что она хочет, чтобы он был счастлив, не давали ему покоя. Это он не заслуживал ее.
   Брэндон так глубоко погрузился в свою печаль, что не услышал, как Элли подошла и села рядом с ним. Она протянула ему одну из двух бутылок пива, которые принесла с собой.
   – Спасибо.
   – Чудесный день, – заметила она.
   Брэндон сделал большой глоток и промычал что-то невразумительное. Элли просто сидела рядом с ним, пока молчание не стало настолько мучительным, что он не выдержал и сказал:
   – Ты, наверное, хочешь знать, что случилось.
   Она пожала плечами:
   – Только если ты готов рассказать.
   Он не был готов, потому что знал: от Элли пощады не будет. Она пойдет за него в огонь, но, если она думала, что он мерзавец и идиот, она так ему и скажет.
   И будет права.
   – Мы поссорились.
   – Она разбила тебе сердце?
   – Нет, скорее я разбил ее.
   Она изумленно посмотрела на него:
   – Я была полностью уверена, что она от тебя без ума.
   – Она беременна.
   Брэндон ожидал лекции о безопасном сексе или требований, чтобы он поступил как честный человек, но она только улыбнулась и сказала:
   – Бабушка Элли. Мне нравится, как это звучит.
   Она никогда не перестанет удивлять его.
   – Ты не разочарована?
   – Дети – это Божий дар, – печально произнесла она.
   В молодости Элли попала в автокатастрофу, из-за которой лишилась возможности иметь детей, но для него она была больше матерью, чем его настоящая мать.
   – Я сделал ей предложение.
   Она кивнула:
   – А она отказала тебе.
   Брэндон посмотрел на нее:
   – Ты как будто не удивлена. Я думал, она без ума от меня.
   – Она умная девочка. С какой стати ей выходить за человека, которого она едва знает? И как ты мог делать ей предложение, когда она даже не знает твоего настоящего имени?
   – Я думал, ты будешь довольна, что я поступил как честный человек.
   – Брак не всегда панацея. Вспомни своих родителей. Ты правда думаешь, что они поступили правильно?
   Больно, но справедливо. Брэндон посмотрел на надгробный камень. «Любящая жена и мать». Очень далеко от истины. Подозрительная и истеричная жена. Мать, пренебрегающая своим ребенком.
   – Знаешь, однажды ты простишь ее, – сказала Элли. – И себя.
   – Если бы я зашел к ней на десять минут раньше…
   – Ты мог бы спасти ее. В тот раз. Но мог бы быть и другой раз, Брэндон. – Она помолчала и добавила: – Их было много.
   Он зажмурился, пережидая острую боль в сердце. Он подозревал, что она уже пробовала покончить с собой, и не раз. Она часто пропадала на пару недель, и отец говорил, что она больна. Элли была первым человеком, кто прямо сказал Брэндону об этом. Он мог бы спросить, даже должен был, но не хотел смотреть истине в лицо. Ему было легче во всем винить отца.
   – Она была плохой матерью, но мне все равно не хватало ее. Она была эгоисткой…
   – Она была больна, Брэндон, очень больна. Ты должен простить ее.
   – Я пытаюсь.
   Элли глотнула пива.
   – Клинт сказал, ты нанял каких-то специалистов, чтобы они просмотрели бумаги фонда.
   Брэндон кивнул:
   – Они звонили вчера.
   – Ты услышал, что хотел?
   – Что ожидал.
   – Значит, грядет великое разоблачение?
   – Таков план.
   Он зашел слишком далеко, чтобы отступать сейчас. Элли кивнула, посмотрела на него и усмехнулась.
   – Что?
   Она погладила его по чисто выбритой щеке, потрепала по остриженным волосам, как будто ему снова было десять:
   – Хорошо, что настоящий Брэндон вернулся.
   – Я тоже рад.
   Хотя дом казался ему пустым, потому что здесь не хватало Пейдж. Наверное, пора было прекращать жалеть себя и вернуть ее.

   Глава 15

   Пока церемония проходила по плану. Вот только Брэндона нигде не было, хотя совсем скоро ему должны были вручать награду. Пейдж звонила ему раз двадцать, но он не отвечал. Она позвонила на ранчо: Элли сказала, что он выехал несколько часов назад. Да, он расстроился, но у него были обязательства, если не перед Пейдж, то перед людьми, которые тратили время, помогая ему. К Пейдж подошла встревоженная Ана:
   – Ничего не слышно?
   Пейдж покачала головой. Она во всем виновата.
   Если бы только она подождала до окончания церемонии, рассказала бы Брэндону после нее…
   К Пейдж подошла Эмма, которую она теперь считала своим другом, и представила ей своего мужа, Чейза Ларсона.
   – Отличный вечер, – заметил он, пожимая ей руку. – Эмма горит желанием, чтобы вы что-нибудь организовали для нас.
   – Это честь для меня. У меня уже есть пара идей.
   – Тогда я позвоню в понедельник, – обрадовалась Эмма и спросила: – Тебе лучше?
   Физически – да, пожалуй, но не морально.
   – Я волнуюсь перед встречей с ним.
   Эмма сжала ее руку:
   – Все будет хорошо.
   Тут заиграла группа Уорда Миллера и заглушила все разговоры. Зрители бурно встречали его, добавляя шума.
   – Потрясающая вечеринка! – крикнула Джиллиан, проходя мимо. – Это мой муж, Макс.
   Пейдж пожала ему руку:
   – Очень приятно.
   – Вы сделали Рейфа очень счастливым человеком, представив фонд в таком выгодном свете. Уверен, он этого не забудет.
   – А я напишу статью в «Газетт», – добавила Джиллиан.
   – Большое спасибо.
   Даже столь лестные отзывы не смогли обрадовать Пейдж.
   Даже сам Рейф отвлекся от беседы с потенциальными жертвователями, поблагодарил Пейдж и сказал, что обязательно снова воспользуется ее услугами. Таким образом, компания Пейдж наконец достигла успеха.
   И все-таки она с удовольствием отдала бы все это за шанс быть с Брэндоном.
   – Пейдж.
   Она так хотела услышать этот голос, но, когда наконец это произошло, окаменела от страха и едва смогла повернуться. Она открыла рот, увидев человека, стоящего перед ней.
   – Брэндон?..
   Он сбрил бороду и постригся, и в своем смокинге он был так красив, что слова сами вырвались у нее, хотя она и не собиралась их произносить.
   – Прости меня! – отчаянно воскликнула она.
   – Нет, это ты прости меня, – сказал он и обнял ее, и ей было все равно, кто видит их и что подумает.
   Она спрятала лицо у него на груди. Боже, как она могла хоть на секунду усомниться в нем?
   – Я думала, ты не придешь.
   – Мне просто надо было немного времени. – Он взял ее лицо в свои мозолистые ладони. – Я скучал по тебе.
   – Я тоже. Брэндон, я не хотела обидеть тебя, я просто испугалась.
   – Я знаю. Я ослепил тебя, не дал времени все обдумать, объяснить.
   – Деньги тут совершенно ни при чем.
   – Я знаю. Мы можем поговорить где-нибудь, где нам не помешают?
   – Нет, тебе пора на сцену…
   – Брэндон! – К ним спешила Ана. – Слава богу, вы пришли. Ого, отличный костюм, Пейдж постаралась.
   Пейдж осмотрела Брэндона еще раз и могла бы поспорить, что это был не тот смокинг, который они заказали в ателье.
   – Откуда он у тебя?
   – Долгая история. Об этом я и хотел поговорить. – Он повернулся к Ане: – Дайте нам две минуты.
   – Две минуты, – строго произнесла она и пошла к сцене.
   – Брэндон, что происходит? – спросила Пейдж.
   Он сделал глубокий вдох:
   – Ладно, слушай…
   – Брэндон?!
   Рядом с ними стояла Эмма и изумленно смотрела на него.
   – Эмма, – сказал Брэндон.
   Они неловко обнялись, и Эмма спросила:
   – Что ты тут делаешь?
   – Долгая история.
   Пейдж окончательно запуталась.
   – Вы знаете друг друга? Откуда?
   – Конечно, мы друг друга знаем. – Эмма пожала плечами.
   – Но… Мы же только вчера говорили о нем, и ты ни разу не упомянула о том, что знаешь его!
   Теперь Эмма непонимающе уставилась на нее:
   – Мы говорили о нем?..
   – Да, это Брэндон Дилсон.
   – Пейдж, это Брэндон Уорт, мой брат.
   Брат? Пейдж вопросительно посмотрела на Брэндона.
   – Я же сказал, долгая история.
   Эмма вдруг ахнула:
   – Господи! Мой брат – отец твоего ребенка?!
   Пейдж моргнула. Необразованный фермер – наследник состояния Уортов? Все это время он врал ей?
   – Я… Я не понимаю, – пробормотала Пейдж.
   – Я все тебе объясню…
   – Брэндон. – К ним снова подошла Ана. – Пора на сцену. Прямо сейчас.
   – Ты вносишь пожертвование? – удивилась Эмма.
   Брэндон посмотрел на Пейдж, на Ану, на свою сестру.
   – Это правда…
   – …долгая история, – прервала его Эмма.
   Брэндон крепко взял Пейдж за руку:
   – Пообещай, что, что бы ни случилось, ты не уйдешь, пока мы не поговорим.
   – Да, конечно.
   Больше всего на свете ей хотелось понять, что здесь происходит. Он быстро поцеловал ее и пошел за Аной. Пейдж и Эмма протиснулись ближе к сцене. Когда Рейф, стоящий у микрофона, увидел Брэндона, он объявил его выход. Толпа взорвалась аплодисментами, а Брэндон взошел на сцену с уверенностью человека, привыкшего ко всеобщему вниманию. Рейф пожал ему руку, но, когда он протянул Брэндону его награду, тот покачал головой. Рейф нахмурился, зрители зашептались.
   Брэндон подошел к микрофону:
   – Благодарю, мистер Кэмерон, но боюсь, что не могу принять эту награду.
   Зрители ахнули.
   – Как некоторые уже поняли, моя фамилия – Уорт. Последние месяцы я провел, пытаясь найти информацию, которая дискредитирует этот фонд и его основателя.
   Зрители взревели, Рейф шагнул к Брэндону, но он только поднял руку, и все замолчали.
   – Когда я узнал, что компанию моего отца покупает мистер Кэмерон, я решил, что он делает это из дурных побуждений. Всем вам известны слухи, согласно которым Рейф хочет уничтожить компанию, что неудивительно, зная историю взаимоотношений наших семей. Я решил, что мой долг – спасти компанию и город, который зависит от нее. – Брэндон с болью во взгляде посмотрел на отца. – Я делал это для жителей Виста-дель-Мар, но больше всего я делал это для себя. Я пытался таким образом загладить вину перед семьей, которую я бросил.
   Эмма всхлипнула, отец обнял ее за плечи. Пейдж мало что знала о сыне Рональда Уорта, но она знала, что он был очень гордый человек, и понимала, чего ему стоит публично говорить такие вещи.
   – Четыре месяца я пытался подкопаться под фонд, но теперь я с чистой совестью могу сказать: деятельность «Надежды Ханны» целиком и полностью законна. Пока я взаимодействовал с фондом, я видел людей, мужчин и женщин, которые работают здесь, которые делают все, чтобы сделать жизнь в нашем городе лучше. Я хочу сделать пожертвование в этот фонд и призываю вас всех последовать моему примеру. – Он повернулся к Рейфу: – Я очень надеюсь, что Рейф, Ана и мой куратор примут мои извинения. Я хочу извиниться перед моей семьей… за все. И… Пейдж Адамс, которая в одиночку спланировала этот вечер… Я люблю тебя. Я знаю, что бесконечно виноват перед тобой, но надеюсь, ты дашь мне еще один шанс.
   Пейдж едва не плакала.
   Брэндон повернулся к Рейфу и протянул ему руку. Несколько мгновений тот просто смотрел на него, и зрители затаили дыхание, боясь, что Рейф взорвется, но наконец он медленно пожал протянутую руку. Брэндон сказал пару слов оцепеневшей Ане и пошел к Пейдж.
   – Брэндон. – Его отец пожал ему руку и неловко обнял. – Рад видеть тебя, сын.
   – Взаимно.
   Глаза у обоих подозрительно блестели.
   – Ты хорошо выглядишь, – заметил Брэндон.
   – И чувствую себя так же. Я не хотел уходить на покой, но теперь рад, что все-таки решился.
   – Ты заслужил право на отдых.
   – Как дела на ранчо?
   – Отлично. Заезжай как-нибудь.
   – Обязательно. – Рональд повернулся к Пейдж и улыбнулся. – Значит, вас благодарить за этот вечер?
   Пейдж поняла, от кого Брэндон унаследовал свой шарм.
   – Очень приятно познакомиться.
   – Моя дочь сказала, у вас будет ребенок?
   – Да, родится двадцать второго января.
   Брэндон посмотрел на нее и расхохотался:
   – Ты шутишь!
   – Брэндон родился в этот день, – сказала Эмма.
   – И я тоже, – улыбнулась Пейдж. – Наверное, это судьба.
   – Кстати, какие у вас планы на будущее? – спросил Рональд.
   Брэндон взял Пейдж за руку:
   – Как раз об этом я и хотел с ней поговорить.
   Прежде чем отпустить их, Эмма обняла Пейдж и прошептала:
   – Добро пожаловать в семью.
   – Замечательная речь, – похвалила Пейдж, когда они двинулись к высокой двери, ведущей во дворик.
   – Это правда. Тяжело было признавать свою неправоту, но я должен был сделать это.
   – Боюсь только, что слухи о намерениях Рейфа все равно никуда не денутся.
   Брэндон пожал плечами:
   – С этим пока никто ничего поделать не может. А меня сейчас больше волнуют наши с тобой отношения.
   Пейдж думала точно так же. Вся ее жизнь отошла на второй план. Они вышли под звездное небо, и Брэндон тут же крепко обнял ее.
   – Я так скучал по тебе. Прости меня, что я солгал тебе.
   Она посмотрела на него:
   – Ты делал то, что считал нужным.
   – Все равно это неправильно.
   – Но это можно простить, и я прощаю.
   – И тогда, в мотеле, я сказал, что хочу жениться на тебе только из-за ребенка. Это неправда. Я боялся признать это, но я люблю тебя.
   Она коснулась его щеки:
   – Я тоже люблю тебя. Я не хотела ранить тебя, все получилось само собой.
   – Ты правильно сделала, что отказала мне. Нам слишком рано жениться.
   Сердце у Пейдж оборвалось.
   – Нам надо узнать друг друга получше…
   Впервые в жизни логичное рассуждение казалось ей таким чудовищным. Брэндон тронул ее щеку.
   – Но я ничего не могу с собой поделать. Пейдж Адамс… – Он встал на одно колено. – Ты выйдешь…
   – Да! – Она обхватила его шею руками. – Да, да, тысячу раз да!
   – Тогда тебе понадобится вот это. – И он достал из кармана кольцо с огромным бриллиантом.
   Пейдж задохнулась.
   – Оно великолепно.
   – Прежде чем я надену его тебе на палец, хочу предупредить, что это кольцо моей матери, и оно может показаться слишком вычурным, так что если ты захочешь другое…
   Пейдж видела, как важно для него, чтобы она носила именно это кольцо, а ей было все равно, какое оно. Главное, что Брэндон принадлежал ей, а она принадлежала ему. Навсегда.
   Она улыбнулась и протянула ему руку, и он надел кольцо ей на палец.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13]

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация