А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Самый первый раз" (страница 11)

   Глава 13

   Пейдж лежала на одеяле, подставив лицо солнцу. Ее живот был набит сэндвичами с ростбифом и картофельным салатом, и ей совсем не хотелось шевелиться, хотелось просто лежать и слушать птичий щебет и журчание реки. Теперь она понимала, почему Брэндон не хотел уезжать отсюда. Она тоже с удовольствием осталась бы.
   Пейдж попыталась представить, как это могло бы быть, если бы Брэндон не просто работал на ранчо, если бы оно принадлежало ему и они поженились и жили бы здесь. Смогла бы она оставить свою обожаемую компанию ради такой жизни? Она тут же постаралась прогнать дурацкие мысли. Ранчо не принадлежало Брэндону, и он не приглашал ее жить здесь. Ему не нужны были обязательства.
   Но если бы он предложил ей остаться с ним, здесь? Согласилась бы она? То, что ответ не был категорическим «конечно нет», немного напугало Пейдж. Это значило, что она хотела довериться кому-то и вручить ему себя, позволить позаботиться о себе, а положиться на человека с такой работой, как у Брэндона, она не могла. Она посмотрела в Интернете, сколько получают работники на ранчо. Даже жалованье помощника владельца было невысоко в этом регионе. Пейдж было противно думать об этом, но не думать она не могла.
   – Эй, ты там не уснула? – спросил Брэндон.
   Она открыла глаза: он лежал на животе, опершись на локти.
   – Нет, просто задумалась.
   – О чем?
   – О том, что сегодня чудесный день.
   Брэндон перекатился к ней поближе:
   – Он еще не закончен.
   Пейдж положила руку ему на щеку, чувствуя знакомую мягкость бородки и пытаясь представить его без нее.
   – Мне слишком хорошо, чтобы двигаться.
   – Ничего. – Его пальцы теребили пуговицу ее рубашки. – Все, что тебе нужно делать, – лежать спокойно, пока я делаю так, чтобы тебе стало еще лучше.
   – Здесь?
   – Почему нет? – Он расстегнул одну пуговицу, другую. – Мы совсем одни.
   – Сюда никто не заходит?
   Он покачал головой:
   – Незачем.
   Брэндон расстегнул оставшиеся пуговицы, развел полы рубашки в стороны и поцеловал ее грудь. Это было так приятно, что Пейдж решила поверить ему на слово.
   – Если тебя это успокоит, – сказал он, расстегивая ее джинсы и запуская под них руку, – мы можем не раздеваться.
   Это казалось отличной идеей, пока она не почувствовала, что безумно хочет, чтобы он вошел в нее, а это будет затруднительно, если они не разденутся. К тому времени, как на них не осталось одежды, Пейдж была так возбуждена, что ей было все равно, увидит их кто-нибудь или нет. Этот мужчина творил с ней совершенно необъяснимые вещи.
   Потом они завернулись в одеяло и немного пообнимались, а еще чуть погодя, когда солнце стало припекать не на шутку, Брэндон предложил тронуться в обратный путь, передохнуть на ранчо и поехать в Уайлд-Ридж поужинать.
   Обратный путь дался ей куда легче, хотя спина болела. Когда показалось ранчо, Люцифер взбрыкнул и вскинул голову; Пейдж умерла бы от страха, если бы на нем сидела она.
   – Он хочет побегать, – объяснил Брэндон, натягивая поводья.
   – Можешь ехать.
   – Уверена? Масленка довезет тебя прямо до конюшни.
   – Конечно, давай.
   Брэндон развернул коня, цокнул языком, и Люцифер сорвался с места, как ракета. Пейдж в благоговейном ужасе смотрела, как они летят по пастбищу; они так подходили друг другу, что было непонятно, где кончался человек и начинался конь. Брэндон был рожден, чтобы ездить верхом. Он принадлежал этому ранчо, и, даже если оно не приносило ему больших доходов, оно было в его крови.
   Когда они почти скрылись из вида, Пейдж осторожно тронула пятками бока Масленки, и та медленно побрела к ранчо. Пейдж все еще чувствовала себя странно, сидя на лошади, но уже намного увереннее, и ей было немного грустно от мысли, что она вряд ли когда-нибудь еще сможет покататься верхом.
   Брэндон догнал ее у самой конюшни. И он, и Люцифер были все в мыле, но очень счастливые. Брэндон помог ей спешиться.
   – Иди в дом и приведи себя в порядок. Я быстро почищу Люцифера и приду.
   Пейдж быстро приняла душ, они сели в пикап Брэндона и поехали в город. Брэндон рассказал, что Уайлд-Ридж был основан на рубеже восемнадцатого и девятнадцатого веков, а теперь стал местной достопримечательностью. Пейдж понимала почему: очаровательный городок сохранил дух Дикого Запада, сочетая старинные здания с магазинами, привлекавшими туристов. Брэндон привел ее в маленькое кафе, владелица которого хорошо знала Брэндона и тут же обслужила их, несмотря на то что перед ними была очередь. Достоинства того, что ты местный, решила Пейдж. Они пили пиво, ели бургеры, и Брэндону даже удалось уговорить ее немного потанцевать.
   Пейдж казалось, что каждый раз, когда она не надеялась, что им с Брэндоном станет еще веселее, он придумывал новое потрясающее развлечение. А может, это было потому, что она была счастлива с ним? Она никогда не встречала людей, похожих на него. Он был настоящим; хотя она ненавидела это избитое слово, оно подходило к Брэндону лучше всего. Он был тем, кем казался, – милым, очаровательным, хорошим человеком, чуждым притворства.
   Пейдж намеревалась на этот раз точно поделить счет пополам, но Брэндон снова не дал ей сделать это. Когда она возмутилась, он отрезал:
   – Моя территория, ответственность на мне.
   Он всегда находил предлог, чтобы не разрешать ей платить.
   Они вернулись на ранчо только за полночь. Пейдж была немного пьяна и, наверное, устала сильнее, чем думала: она забралась в постель, решила подождать Брэндона, а когда открыла глаза, было уже утро.
   – Доброе утро, соня.
   Она села и протерла глаза. Брэндон стоял у шкафа и одевался; его волосы были влажные, на дверце висело полотенце.
   – Который час?
   – Полдевятого. Ну ты и вырубилась вчера! Я отошел на две минуты, а когда вернулся, тебя было пушками не разбудить.
   Пейдж потянулась и зевнула.
   – Мог бы и постараться.
   Он пожал плечами и натянул футболку:
   – Мы оба нуждались в отдыхе.
   – Но это ведь была моя последняя ночь здесь.
   Брэндон подошел и сел на край кровати:
   – Совсем не обязательно.
   Хорошо бы.
   – Ты же знаешь, что я должна вернуться на работу.
   – Я не имел в виду, прямо сейчас. – Он коснулся ее щеки, убрал волосы за уши. – Возможно, ты сможешь приехать после церемонии?
   У Пейдж прервалось дыхание.
   – А ты хочешь? То есть я думала, что мы договорились не встречаться после церемонии.
   – Ты этого хочешь? Правда?
   Нет, нет, она совсем этого не хотела. И все-таки она знала, что такого рода отношения на расстоянии не жизнеспособны. К тому же у них с Брэндоном не было будущего. Они слишком отличались друг от друга.
   Но разве так уж нужно было сразу и решительно все обрывать? Разве не могли они попробовать что-то новое и посмотреть – вдруг получится?
   – Давай не будем строить планы, – сказала Пейдж. – Давай просто… посмотрим, как пойдет.
   Брэндон кивнул:
   – Отлично.
   Она подсознательно ожидала, что ее ответ разочарует его, хотя бы немного, но он, похоже, был абсолютно удовлетворен ее решением. А вдруг он спросил, потому что думал, что она этого хочет, и теперь волен распоряжаться ею как захочет?
   Брэндон натянул носки, посмотрел на Пейдж и нахмурился.
   – Эй, ты в порядке?
   Наверное, внутренняя борьба дала о себе знать.
   Пейдж улыбнулась и кивнула:
   – Еще не совсем проснулась, наверное.
   – Просыпайся. Нам пора ехать. – Он поцеловал ее, оставив на губах мятный вкус. – Мы были так заняты, что я не успел показать тебе само ранчо. Хочешь, быстренько пробежимся по нему перед отъездом?
   – Да, очень.
   – Отлично. Жду тебя на улице.
   – Буду готова через минуту.
   Брэндон ушел, и Пейдж выбралась из постели.
   Она умылась, оделась, собрала вещи. Ей очень хотелось остаться здесь еще на несколько дней, но, наверное, даже лучше, что она уезжает сейчас. Очень легко заблудиться в мечтах; она должна вернуться в реальность, к своей настоящей жизни, к тому, что действительно важно для нее. Пейдж спустилась вниз, поставила сумки у двери и заглянула на кухню – попрощаться с Элли, но той нигде не было.
   Пейдж вышла из дома. Вчера жизнь на ранчо била ключом, но теперь оно было пустынно. Возможно, потому, что было утро воскресенья; так или иначе, никто не встретился ей, пока она не нашла Брэндона в главной конюшне, в комнатке, которая служила кабинетом начальника. Он сидел за компьютером, внимательно глядя в монитор и с подозрительной для полуграмотного человека скоростью стуча по клавиатуре.
   – Ты быстро печатаешь, – заметила Пейдж.
   Брэндон чуть ли не подпрыгнул от звука ее голоса:
   – Ты меня напугала. Не слышал, как ты вошла.
   Он нажал еще пару клавиш, щелкнул мышкой и выключил компьютер.
   – Как тебе удалось научиться так печатать?
   Он встал:
   – В библиотеке была специальная программа, я учился в свободное время.
   Он был каким-то нервным, сконфуженным. Хорошо, что она ничего не сказала про его умение читать, раз это так его напрягает.
   – Ты не видел Элли? – спросила Пейдж. – Я хотела попрощаться.
   – Все в церкви. Она заставляет ребят ходить туда, говорит, что это побуждает их быть честными.
   Интересно, Брэндон тоже туда ходит? Она с трудом могла себе это представить.
   – Вот почему так тихо.
   – По воскресеньям всегда так. Готова?
   Она кивнула:
   – Готова.
   Он взял ее за руку и повел по конюшням. Животные были просто великолепными: большие, маленькие, разных мастей. Пейдж не знала, для чего нужна большая часть развешанной по стенам сбруи и уж тем более названий ее составных частей, но Брэндон явно отлично разбирался в этом. Чем дольше она наблюдала за ним, тем большее впечатление он производил на нее своими уверенными движениями и подробными рассказами.
   Они вышли из конюшни, и Пейдж заметила длинное, узкое строение, отстоящее от остальных.
   – Там спят работники?
   – Да.
   – Можно посмотреть?
   Брэндон пожал плечами:
   – Конечно. Вряд ли там кто-то есть сейчас.
   Если Пейдж нужен был толчок, который помог бы ей вернуться в реальность, зрелище места, где жили работники ранчо, стало таким толчком. Помещение состояло из двух комнат. В первой располагалась столовая с длинными столами как минимум на несколько десятков человек и что-то вроде гостиной с креслами, диванами и старым телевизором с рогатой антенной. Вторая служила спальней: ряды аккуратно застеленных кроватей и двери в противоположной стене – скорее всего, ванные комнаты. Все это было очень похоже на ночлежку, в которой им с матерью пришлось какое-то время жить, и сейчас, стоя на пороге, Пейдж чувствовала себя так, словно вернулась в прошлое.
   Она не сможет жить в таких условиях. Одна мысль об этом пугала ее до смерти.
   – Ты сказал, помощник владельца переселяется куда-то в другое место?
   – Это за этим зданием. Я бы тебе показал, но там сейчас живет Клинт. В общем, похоже на твою квартиру, только одна комната и раза в два меньше.
   Что ж, для одинокого человека дом размером с ее гостиную вполне подходит. Но что, если он решит завести семью? Впрочем, это было не важно. То, что увидела Пейдж, заставило ее вспомнить, почему они никогда не смогут быть вместе по-настоящему, как семья. Сколько еще раз она должна повторить себе, что они слишком разные, чтобы наконец понять это и смириться с этой мыслью?
   Наверное, тревога отразилась на ее лице; Брэндон положил руку ей на плечо и осторожно сжал его.
   – Ты в порядке?
   Ей удалось улыбнуться.
   – Да, немного устала.
   – Тогда поехали, поспишь в машине.
   – Пожалуй.
   Они погрузили вещи в машину и тронулись. Пейдж откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза, но уснуть не смогла. Говорить тоже не хотелось, поэтому она просто неподвижно сидела, притворяясь спящей и слушая, как Брэндон подпевает радио. Вдобавок ко всему прочему у него был замечательный голос. Идеальный мужчина. Во всем, кроме того, что совершенно ей не подходил. И даже если бы она смогла изменить его, она не хотела пробовать, потому что проблема была в ней, а не в нем. Это она была недостойна его, и чем дольше она будет идти на поводу у своей слабости, тем больнее ей будет потом.
   Эта неделя была самым счастливым периодом ее жизни, но пришло время отпустить Брэндона.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация