А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Самый первый раз" (страница 10)

   – Ранчо для меня гораздо важнее, сам знаешь.
   – Жду не дождусь, когда ты вернешься по-настоящему.
   Последние месяцы Клинту приходилось нелегко. Он работал на ранчо пять лет, но опыта административной деятельности у него не было. Однако, когда Брэндон застал своего предыдущего помощника, Мэка, с Эшли и велел ему выметаться как можно скорее, Клинту пришлось принять новую должность. Всего через пару недель после этого Брэндон уехал в Виста-дель-Мар, и Клинту пришлось взвалить на себя еще и некоторые обязанности Брэндона.
   – Я знаю, что очень нагрузил тебя, и крайне тебе благодарен.
   – То, как с тобой поступил Мэк… – Клинт покачал головой. – Возможно, мне не стоит тебе говорить, но в тот вечер, когда ты уволил его, ребята поехали за ним в город и немного поучили манерам.
   Брэндон поморщился. Многие из его работников были раньше заключенными (отца хватил бы удар, если бы он узнал об этом) и рисковали потерять все, если их застанут на месте даже самого незначительного преступления. Однако они были беззаветно преданы Брэндону, и, хотя он не одобрял насилия, он не удивился, что они так поступили.
   – Я ничего не слышал.
   – Они сделали это из уважения к тебе. К тому же все более-менее подозревали, что между Эшли и Мэком что-то происходит, и нам было неловко, что никто тебе не сказал.
   – Я бы все равно вам не поверил. Она запудрила мне мозги.
   – Что ж, Пейдж, похоже, совсем другая.
   Брэндон не мог не улыбнуться.
   – Да.
   Чем больше он об этом думал, тем меньше ему хотелось, чтобы их отношения заканчивались. Конечно, жизнь на два лагеря, да еще принимая во внимание жуткий график Пейдж, обещала быть не самой сладкой, но Брэндон был уверен, что они что-нибудь придумают. Не то чтобы он хотел чего-то серьезного, скорее просто небольшой эксперимент. Если, конечно, она простит его за то, что он ей соврал.
   – Я удивился, когда ты сказал, что привезешь гостя, – признался Клинт. – Мы разговаривали почти каждый день, и ты ни разу не упомянул, что с кем-то встречаешься.
   – Потому что мы только в пятницу познакомились.
   Клинт поднял брови:
   – За те пять лет, что я здесь работаю, ты привозил сюда всего трех девушек, включая Эшли. Пейдж, наверно, особенная.
   – Я никогда не встречал никого похожего на нее.
   – Тогда, думаю, тебе стоит подумать о том, чтобы сказать правду. Я, конечно, не специалист в этом вопросе, но мне кажется, что отношения, построенные на лжи, ни во что хорошее не выльются.
   – Буду иметь в виду. – В принципе он не врал, во всяком случае не лично Пейдж. Просто немного исказил факты. – Мне пора, я думаю.
   – Ладно-ладно, расслабься, – усмехнулся Клинт. – Больше ни слова от меня не услышишь. Кстати, эта бородка тебе идет. Ее можно оставить, когда вернешься насовсем.
   – Забавно. Элли сказала, что, если я не сбрею ее, как только сброшу маску, она заставит ребят схватить меня и сделает это сама. Опасной бритвой, чтобы я не дергался.
   Клинт рассмеялся: он знал, что от Элли вполне можно было ждать чего-то подобного.
   – Иди, я все закрою.
   Брэндон захватил пустую бутылку из-под пива и пошел к дому. Уже совсем стемнело. Он надеялся, что сможет сегодня показать Пейдж окрестности, но придется отложить это до завтра. В любом случае хорошо, что он разобрался с бумагами сегодня: не придется вставать ни свет ни заря завтра. Если покупатель действительно окажется таким серьезным, как рассчитывал Брэндон, они закончат дела быстро, и он сможет весь день провести с Пейдж. Он уже знал, чем они займутся, и запланировал кое-что и на эту ночь. Брэндон вошел в дом, раздумывая, найдет ли Пейдж наверху, когда услышал голоса из кухни. Он подошел и прижался ухом к двери. Судя по тому, как оживленно Пейдж и Элли разговаривали и смеялись, они уже подружились. Отлично, значит, у него будет время все подготовить.
   Пейдж ни за что не согласилась бы спать в господской постели, но наверняка не станет особенно упорно отказываться от его ванны.

   Глава 12

   Пейдж понятия не имела, как долго они с Элли просидели на кухне, но она допивала уже третий бокал вина, когда Брэндон сунул голову в дверь и спросил:
   – Можно мне уже забрать свою девушку?
   Элли посмотрела на часы, висевшие над огромной плитой, и воскликнула:
   – Господи, как поздно! Я совсем потеряла счет времени!
   – Что ж, – сказала Пейдж, вставая, – было очень приятно пообщаться. Спасибо, что показали мне дом и составили компанию.
   – Завтрак ровно в шесть, – сообщила Элли.
   – Я думаю, стоит оставить что-нибудь в печи, – заметил Брэндон, намекая, что так рано они не встанут и тревожить их не следует.
   Он взял Пейдж за руку и вывел ее из кухни.
   – Похоже, вы нашли общий язык, – заметил он, поднимаясь по лестнице.
   – Мы очень мило поболтали.
   Он подозрительно посмотрел на нее:
   – Не обо мне, надеюсь?
   – Нет, мы говорили о цветах, о том, каково это – жить на ранчо. Элли рассказала мне много интересных историй. Я думала, это довольно скучно, но она так увлекательно рассказывала…
   – Иногда здесь очень весело – в прямом и переносном смысле. И работа тяжелая.
   Пейдж не имела ничего против тяжелой работы. Наверняка здесь надо было куда больше заниматься физическим трудом, чем сидя в офисе, хотя и на ее работе иногда приходилось побегать. Пейдж не возражала и против физического труда – чисто теоретически, конечно.
   Брэндон провел ее мимо двери их спальни и открыл соседнюю дверь.
   – Что мы тут делаем?
   – Это сюрприз.
   Пейдж остановилась на пороге:
   – Разве это не спальня твоего начальника?
   – Да, но мы не собираемся тут спать. – В комнате царил полумрак, и Пейдж могла различить только контуры мебели. Еще в комнате стоял какой-то очень знакомый запах, и скоро Пейдж поняла: здесь пахло Брэндоном. Наверное, его начальник пользовался таким же одеколоном. – Закрой глаза.
   Пейдж не поняла, зачем ей их закрывать, если она все равно ничего не видела, но все равно подчинилась. Брэндон взял ее за руки и ввел в комнату, которая, по всей видимости, была ванной.
   – Открывай.
   Она открыла глаза и задохнулась: полную горячей воды ванну окружали десятки зажженных свеч, на столике стояла бутылка шампанского в ведерке со льдом и два тонких бокала.
   Нет, они определенно не встанут к шести.
   – Нравится? – спросил Брэндон.
   – Это потрясающе. – Никто никогда не делал для нее такого. Она знала, что Брэндон был романтиком, но такого она не ожидала. Только вот не будет ли его начальник против? – Ты уверен, что нам так можно?
   – Абсолютно. На самом деле мой начальник сам предложил мне так сделать и оставил шампанское в подарок за мои выдающиеся достижения.
   Он развернул ее к себе и начал расстегивать ее блузку. Увидев ее белье, он тихонько зарычал.
   – Нравится?
   – Нравится.
   Он сжал ее грудь, и она улыбнулась:
   – Есть и еще.
   Он не стал уточнять, что она имела в виду, быстро стянул с нее джинсы и впился взглядом в ее крошечные трусики.
   – Очень мило.
   – Я прошлась по магазинам во время ланча.
   – Обожаю, когда ты в красивом белье.
   – Мне тоже нравится ощущение, когда оно на мне.
   Брэндон окинул себя взглядом:
   – По-моему, на мне слишком много одежды.
   Пейдж расстегнула его рубашку и позволила ей соскользнуть на пол, залюбовавшись игрой света на рельефном торсе Брэндона.
   – Не хочется снимать, – прошептал он, расстегивая ее лифчик, – но вода быстро остывает.
   Они избавились от остатков одежды, Брэндон включил вибромассаж, залез в ванну и подал руку Пейдж, помогая ей усесться ему на колени. Вода была оптимальной температуры, пузырьки воздуха скользили по коже, заставляя расслабиться. Брэндон потянулся к бутылке, и Пейдж чуть не проглотила язык, увидев этикетку.
   – Брэндон, это же «Кристалл».
   Он пожал плечами:
   – И что?
   – Это шампанское за двести долларов.
   Пробка выскочила, и шампанское полилось из горлышка. Брэндон сделал большой глоток прямо из бутылки и усмехнулся.
   – По-моему, обычное шампанское.
   Он наполнил бокалы. Пейдж сделала глоток, чувствуя, как нежный вкус обволакивает язык.
   – Я знаю, как будет вкуснее, – сказал Брэндон, и Пейдж вздрогнула, когда ледяная капля из его бокала упала ей на плечо. Он слизнул ее и улыбнулся. – Точно. Изумительно.
   – Не могу поверить, что ты разливаешь двухсотдолларовое шампанское.
   – Я не разливаю, я наслаждаюсь им. Попробуй сама.
   Она неохотно капнула ему на ключицу и быстро поймала каплю ртом. Легкий фруктовый вкус смешался с солоноватым вкусом его кожи, и это неожиданно понравилось ей. Брэндон вылил еще немного на другое ее плечо и с силой провел по коже языком; Пейдж задрожала. Вряд ли его начальник подразумевал такое обращение с его подарком, но она не могла устоять. Ледяная струйка побежала по ее груди, сменяясь теплом его губ, и Пейдж выгнулась им навстречу и застонала.
   Так продолжалось, пока бутылка не опустела. Если бы они делали это не в ванне, все вокруг было бы липким и сладким. Вино ударило им в голову, и, когда они наконец занялись любовью, немало воды выплеснулось из ванны на пол.
   Когда вода совсем остыла, они вылезли из ванны, убрали беспорядок, завернулись в пушистые полотенца и на цыпочках побежали к себе. Брэндон сказал, что все уже спят, но они все равно не рискнули спокойно дефилировать голыми по коридору.
   Пейдж думала, что они просто лягут спать, раз уж Брэндону надо было завтра встать пораньше, но у него были другие планы. Они снова занялись любовью, потом немножко поболтали о ранчо, потом снова занялись любовью, потом прокрались на кухню и стащили оттуда остатки ужина, которые съели в постели. Наконец, утолив голод и жажду друг друга, они обнялись и затихли. Пейдж лежала и сонно думала, что это была идеальная ночь и она ничего не изменила бы в ней, если бы ей предложили. Она поняла, что заниматься совершенно обычными вещами с Брэндоном ей нравилось намного больше, чем с материально обеспеченными, надежными мужчинами, которые всегда привлекали ее. Никакие походы по театрам и ресторанам не сравнятся с той близостью, которая объединяла их с Брэндоном. И если он не будет дарить ей дорогие подарки, ее чувства не изменятся.
   Пейдж любила его.
   Это случилось так… легко. Но их время подходило к концу, и у нее осталось всего две недели, чтобы что-то сделать с этой любовью.

   День обещал быть удачным.
   Покупатель оказался сговорчивым, почти не торговался и купил всех кобыл, на которых нацелился, и еще молодого жеребца сверх уговора. Брэндону пришлось чуть дольше, чем он ожидал, провозиться с бумагами, но теперь, когда все было подписано и лошади загружены в грузовик, можно было вздохнуть с облегчением.
   – Все прошло лучше, чем я ожидал, – сказал Клинт, глядя машинам вслед. – Я думал, он попытается сбить цену.
   – Может, он понял, что цена адекватна качеству товара. Или мы и так предложили самую низкую цену из всех, с чем он сталкивался.
   – Наверное, я и сам бы справился.
   Брэндон пожал плечами:
   – Мое ранчо, ответственность на мне.
   – Вы скоро выезжаете?
   – Как только Пейдж будет готова. Оседлаешь нам Масленку и Люцифера?
   – Конечно, бо… Брэндон.
   – Вчера ты тоже едва не проболтался.
   Клинт виновато улыбнулся:
   – Прости. Я слишком долго обращался к тебе так. И знаешь, если уж я с трудом удерживаю язык, ребятам будет еще тяжелее. На твоем месте я бы держал твою подружку подальше от конюшен.
   – Думаю, так и сделаю.
   Идя к дому, Брэндон придумывал веселые способы разбудить Пейдж, если она еще спала. У дома он сорвал с клумбы тюльпан и вошел в кухню. Элли резала овощи, на плите кипел бульон.
   – Пейдж встала?
   – Я слышала, что она ходит наверху, но она еще не спускалась. Она соня?
   – Обычно нет. – Брэндон ухмыльнулся. – Просто мы сегодня почти не спали.
   Она поморщилась и помотала головой.
   – Не хочу слышать об этом.
   Он рассмеялся.
   – Что она думает об этой ужасной штуке у тебя на лице?
   Брэндон провел рукой по бородке. Обычно он чисто брился, и в первое время было очень непривычно чувствовать растительность на лице, но теперь он вроде как притерпелся. Даже волосы длиннее обычного перестали его раздражать, но их-то он точно острижет, когда все закончится.
   – Она говорит, ей нравится.
   – Надеюсь, это не значит, что ты ее не сбреешь. У тебя такое милое лицо, незачем его прятать.
   – Посмотрим.
   Элли безнадежно покачала головой:
   – У тебя хорошее настроение. Сделка состоялась?
   – Все прошло отлично.
   – Так приятно видеть, что ты снова счастлив.
   Да, он был счастлив. Уже почти неделю он был очень счастлив.
   – Ты видела список, который я оставил?
   Элли махнула рукой в сторону стола, на котором стояла корзина:
   – Я все упаковала.
   – Ты прелесть. – Он чмокнул ее в щеку и стащил из-под ножа морковку. – Пойду разбужу Пейдж.
   По дороге наверх Брэндон сунул морковку в рот и вдруг понял, что впервые за долгое время он не чувствует тяжести на душе. Все было хорошо.
   Пейдж сидела на кровати, одетая в джинсы и простую рубашку, и натягивала старые удобные ботинки. Волосы она собрала в хвост. Брэндон прислонился к косяку и некоторое время понаблюдал за ней, пряча цветок за спиной. Она была чертовски хороша. Ей очень шли костюмы, но вот такой, неброско одетой и без макияжа, она нравилась ему куда больше.
   Пейдж подняла голову, заметила его и улыбнулась:
   – Доброе утро. Не слышала, что ты пришел.
   – Доброе утро.
   – Спасибо, что не стал будить рано.
   – Ну, это ведь из-за меня ты так поздно легла.
   Она усмехнулась и показала на окно:
   – Я видела, как загружали лошадей. Все прошло хорошо?
   – Без сучка без задоринки.
   – Твой начальник будет доволен.
   – Уверен в этом.
   Пейдж осмотрела себя:
   – Я правильно оделась?
   Он улыбнулся:
   – Мне нравится. Только кое-чего не хватает, на мой взгляд.
   Она снова окинула себя взглядом:
   – Пиджака?
   Брэндон вытащил цветок из-за спины:
   – Вот этого.
   Она смущенно улыбнулась, принимая его:
   – Какой красивый. Поставлю в вазу, чтобы не завял.
   Она отвернулась к столику, и Брэндон обнял ее сзади за талию:
   – Мне было хорошо ночью.
   Она вздохнула и прижалась спиной к его груди:
   – Мне тоже.
   Брэндон поцеловал ее в шею и скользнул руками под ее рубашку, касаясь нежной кожи. Пейдж тихонько застонала и пробормотала:
   – Если не остановишься, мы никуда не пойдем.
   Брэндону очень хотелось просто раздеть ее и затащить в кровать, но еще больше ему хотелось показать ей ранчо, поэтому он убрал от нее руки и спросил:
   – Готова поучиться ездить верхом?
   – Думаю, да. Перед отъездом я почитала в Интернете, как это делается.
   В этом была вся Пейдж. Что ж, скоро ей предстоит убедиться, что теория и практика – совершенно разные вещи. Они спустились вниз и вышли через кухню, где Брэндон прихватил корзинку для пикника. Масленка и Люцифер были готовы, и, пока Брэндон приторачивал корзинку к седлу, Пейдж сказала:
   – Надеюсь, моя – та, что поменьше.
   – Конечно. Масленка старая и добродушная, с ней не будет никаких проблем, а вот Люцифер не дается никому, кроме меня.
   – А что это за полоски у него на шкуре?
   – Шрамы. С ним очень плохо обращались. Он был в числе лошадей, которых мы взяли в службе охраны животных. Он был кожа да кости и всех боялся. – Брэндон погладил коня по шее. – Я выходил его, и с тех пор он доверяет только мне. Да, мальчик?
   Люцифер вскинул голову и заржал, словно поняв слова Брэндона.
   – Зачем кому-то бить беззащитное животное? – спросила Пейдж.
   – Люди иногда делают необъяснимые вещи. – Он в последний раз похлопал коня по холке и повернулся к Пейдж: – Готова?
   Она немного нервно кивнула:
   – Пожалуй.
   Брэндон объяснил ей, как садиться в седло, потом помог забраться на лошадь и подтянул стремена. Сначала Пейдж была напряжена и подозрительна, но потом, когда лошадь сделала несколько шагов, расслабилась. Только тогда Брэндон сам вскочил в седло. Люцифер собрался рвануть с места в карьер, но Брэндон придержал его и медленно поехал рядом с Пейдж вдоль пастбища, по долине, переходящей в каменистую горную тропу.
   Через полчаса Брэндон вдруг осознал, что Пейдж все это время молчит, и повернулся к ней:
   – Все нормально?
   Она энергично кивнула:
   – У меня просто нет слов от восторга. Здесь так красиво, воздух такой свежий. Это все принадлежит твоему начальнику?
   – Это и не только.
   – А куда конкретно мы едем?
   Он усмехнулся:
   – Увидишь.
   – А долго еще?
   – На такой скорости – еще около часа, может, немного дольше.
   Они поехали дальше в дружеском молчании, изредка останавливаясь, чтобы осмотреться. Пейдж охнула, когда из кустов выскочили лосиха с лосенком и перебежали через тропу.
   – Здесь ведь не опасно? – спросила она.
   – Нет, если не трогать живность.
   – А если живность тронет тебя?
   Брэндон коснулся небольшого ружья, висящего у седла:
   – Предупредительный выстрел обычно решает все проблемы.
   Пейдж распахнула глаза:
   – Я его даже не заметила.
   – Лучше быть готовым к неожиданностям. Не волнуйся, со мной тебе ничего не грозит.
   Она доверчиво улыбнулась ему. Он знал, что после всего, через что Пейдж прошла в детстве, ей было трудно доверять кому-то.
   Они ехали, болтая о земле и животных. Брэндону так много хотелось рассказать ей: о том, как он приезжал сюда на каникулы, как они с сестрой бродили по окрестностям, хотя Эмма всегда была больше городской девочкой. Однажды он все расскажет Пейдж. Совсем скоро будет можно, всего пара недель – и он свободен. Он уже передал материалы криминалистам, они обещали представить отчет не позднее среды.
   Тропа меж тем вывела их в заросшую сочной травой долину, перерезанную рекой. Пейдж восторженно ахнула, и Брэндон повернулся к ней:
   – Мы на месте.
   – Здесь просто изумительно красиво! И водопад!
   Это было его любимое место; бесчисленное количество раз он приходил сюда в детстве. Брэндон спешился у старой сосновой рощи и помог Пейдж слезть с лошади. Она потянулась и поморщилась.
   – Устала спина?
   – Я не привыкла к такой нагрузке.
   – Ничего, приходит с опытом.
   Он привязал лошадей к ветке, снял корзину и начал распаковывать ее, пока Пейдж бродила вдоль реки.
   – Здесь можно купаться? – спросила она, пока он расстилал одеяло в нескольких ярдах от воды.
   – Только если хочешь все себе отморозить. Но в четверти мили отсюда есть горячий источник, можем сходить туда, если захочешь.
   – Я не взяла купальник.
   Брэндон все равно не разрешил бы ей надеть его.
   Она села на одеяло.
   – Что теперь?
   Он опустился рядом с ней:
   – Что пожелаешь.
   Сегодня в их жизни не было места расписаниям, планам и графикам. Они были вольны делать что угодно, даже если это значило не делать ничего.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация