А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "На хвосте удачи" (страница 15)

   – Ну а я, – заявил юнга, отряхивая безнадежно замызганные штаны, – тогда все-таки отправлюсь к священнику!
   – Замолви словечко перед Господом Богом и за бедного Лиса!

   Падре Доминик был просто на седьмом небе. Прихожане не так уж часто собирались на мессы, исповедовались и того реже: да и в чем тут исповедоваться? Кто у кого стянул старую веревку? В гневе, который вызывают своими чересчур ретивыми действиями мэр Каппер и его подручные? Мэр и у самого падре вызывал такие же чувства. Мало того что не дал забрать для украшения прихода золотой иконостас, который нашли на прибившемся испанском судне, так даже свечи жалеет: мол, покупайте в лавке, падре, как все остальные… забывает свой долг перед Богом!
   Поэтому новенького отрока, явившегося с подарками в виде двух свечей, падре встретил весьма благосклонно. А когда тот еще пожелал исповедаться… хотя в чем может исповедоваться юноша с такими чистыми глазами? Разве что в греховных мыслях о женских прелестях… Падре Доминик аж подпрыгнул, услышав сквозь самодельную частую решетку:
   – Падре, я не мужчина, я девушка…
   Священник слушал историю Нати, словно увлекательный светский роман или сказку странствий. Они как-то незаметно выбрались из кабинки для исповеди, падре даже плеснул в кружки вина, предназначенного для причастия.
   – Вот и вся моя история, – сказала наконец Нати осипшим голосом. Падре Доминик молчал. Исповедей на своем веку он выслушал немало, но такой еще не случалось; нужно было хорошенько подумать, прежде чем изречь свое пасторское слово…

   Фокса тем временем тоже готовили к исповеди. Своего рода.
   Только он об этом еще не знал и, чертыхаясь, пробирался к «Протектору» в темноте ночи по неверным, покачивающимся и трещащим под ногами трапам и навесным мосткам. Лишь кое-где на жилых посудинах горели фонари. Эндрю уже знал, что свечи здесь непомерно дороги, просто так их никто не тратит, лучше спать ляжет пораньше, а значит, в лампах теплится вытопленный рыбий жир.
   Неудивительно, что тут люди пропадают, решил он, вытаскивая ободранную ногу из капкана, подстроенного гнилой доской мостка. Сверзился вот так в темноте, выбраться не смог, кричи не кричи, никто не услышит! А если уж возвращаются по ночи из таверны Брюннера, накаченные его ядовитым пойлом, – вообще пиши пропало! Кабатчик может так всех своих клиентов лишиться.
   Эндрю оглянулся: ночь безлунная, яркие низкие звезды, и не поймешь – то ли звезда мерцает на горизонте, то ли дотлевает путеводный фонарь на улицах Города… И чего это плотник так осторожничает? Боится гнева Каппера? Или приготовил уже второй корабль для побега и подстраховывается? А ты по его милости смотри, как бы тут шею не свернуть!
   – Эй, на «Протекторе»! – подняв голову, позвал он.
   На палубе появился силуэт, махнул рукой.
   – Поднимайтесь!
   Следующая команда была:
   – Спускайтесь!
   Фокс вошел в офицерскую каюту: Лабор, скрестив руки, сидел у стола; единственная тусклая плошка еле-еле освещала его лицо.
   – Ну? – сказал привычно. Фокс едва не огрызнулся, но плотник был ему куда нужнее, чем он – плотнику. Эндрю сел на табурет и резко обернулся, заслышав шорох.
   – Крысы, – равнодушно сказал Лабор. – Говорите, чего надо-то от меня?
   Эндрю пожал плечами.
   – Корабль.
   – Корабль?
   – Корабль.
   – Какой еще корабль?
   – Который вы строите.
   Плотник откинулся назад, точно стараясь держаться от него подальше.
   – Ну… А с чего вы взяли, что кто-то его строит?
   – Вот с этого! – Эндрю выложил на стол чертеж корабля.
   Лабор только взгляд кинул.
   – Где взял?
   – Там уже нет.
   – У мэра?
   – А что?
   Эндрю, внимательно следивший за лицом плотника, вскочил и развернулся прежде, чем за спиной раздалось густое:
   – То-то Чэд обрадуется!
   Плотник привел с собой милиционера. Мерзкая крыса!
   Зато милиционера никто бы таким мелким зверьком не назвал. Он походил на большую обезьяну. Очень большую. Раза в два шире его, Лиса. Обезьяна стояла у входа в каюту и улыбалась. Такая довольная обезьяна со шпагой в руке. Неизвестно, как она фехтует, но длинная шпага в длинной руке против человека без шпаги…
   – То-то Чэд обрадуется…
   Не обращая внимания на Эндрю, Лабор схватил со стола драгоценный чертеж.
   – Ну, помял все! Волоки его в тюрьму, а завтра доложимся Капперу.
   Эндрю, прикидывающий, застрянет ли он, выпрыгнув в кормовой иллюминатор, заинтересовался:
   – Так мэр еще про меня не знает?
   – Завтра узнает, – проворчал плотник, направляясь к выходу.
   – Не так быстро!
   Милиционера, как потом решил Фокс, подвела привычка общения с вялыми жителями Города: может, он попросту ожидал, что пленный сам себя повяжет и сам же отправится в тюрьму? Увидев в руке новичка то, чего у него ни в коем случае не должно быть – пистолет, – он так удивился, что даже не шарахнулся в сторону. И тем более не догадался применить шпагу.
   Выстрелом милиционера отбросило назад – и он повалился, цепляясь за косяк, за дверь. За жизнь. Но жизнь выскользнула у него из вялых пальцев вместе со шпагой. Лис подхватил шпагу и метнул вслед убегавшему Лабору. Плотник тоненько вскрикнул – в точности, как крыса, – и повалился навзничь. Фокс сделал несколько шагов, подобрал чертеж корабля. Повторил:
   – Я же сказал – не так быстро!
   Обыскав плотника и милиционера (очень мертвая обезьяна), Фокс застыл над ними в раздумье.

   – И?..
   – Привязал я к ним груз да выбросил за борт.
   Трое заговорщиков (Лис, Нэтти и Брюннер) шептались в винном погребе, куда встревоженный трактирщик предложил им спуститься для соблюдения тайны.
   – Скверно, – шептал Хилл. – Скверно, правильно?
   – Еще бы не правильно, – буркнул Лис. – Узнай Каппер о нашем разговоре, да еще и об убийстве – и я тоже отправлюсь на дно к Дэви Джонсу!
   – У нас в Городе просто так не убивают. Ну, драки там пьяные, женщину если не поделили… А тут и плотник, и милиционер пропали разом… прочешут весь Город и найдут, правильно ведь?
   – Да не найдут, – неуверенно подал голос юнга. – Тут у вас такие крабы – быстро все кости обглодают! Еще и акулы наверняка поблизости крутятся.
   – Не-ет, мэр так просто это дело не оставит, нет, – бормотал трактирщик. – Нам бы ему глаза отвести, мол, сами по пьяной лавочке подрались… да откуда у Лабора пистолет? Он бы скорее с топором или молотком кинулся! Разве что…
   Хилл надолго задумался. Фокс с ожиданием глядел на кабатчика, а Нати – на Лиса. Стыдно признаться, но она обрадовалась, когда в ответ на ее неуверенное: «Фокс, мне нужно тебе кое-что рассказать», – тот только отмахнулся: «Потом, Нэтти! Я только что прикончил плотника с милиционером!»
   Признаться своему капитану немедленно велел ей падре Доминик. И долго бы после этого он остался ее капитаном? Нати уже не боялась тех ужасов, которые могли случиться с женщиной на корсарском судне, но остаться ей Лис точно бы не позволил.
   Священник велел потом доложить, как все прошло. Нати подозревала, что у падре Доминика здесь очень скучная жизнь, и он хочет развлечься, хотя сам искренне полагает, что лишь приглядывает за своей паствой.
   – «Касперы»! – неожиданно сказал Хилл. – Если все свалить на «Касперов», мэр с ними и связываться побоится, правильно?
   – А что это еще за Касперы? Семья?
   – Можно и так сказать…
   Море не выбирало, кого заносило в Город штормами и течениями. Одни были приличными людьми, мирными моряками и торговцами, а вот другие (быстрый взгляд на улыбнувшегося Лиса) – пиратами. Последние очень плохо уживались с первыми, поэтому мэр решил выделить им в полную собственность корабль «Сан-Габриэль». Так появился клан «Каспер». Что делают на своем корабле эти пираты, никого не касается. У них там свои законы. Горожане не лезут в их дела, а клан более-менее соблюдает законы Города, вон даже деньги за выпивку иногда приносят. Правда, женщинам и (теперь взгляд на Нэтти) мальчишкам лучше держаться от них подальше. Что с них возьмешь, с морских разбойни…
   Хилл, спохватившись, раскашлялся. Фокс вежливо похлопал его по спине и осведомился:
   – А нам они на кой?
   – Мэр с Касперами считается и навряд ли будет так уж доискиваться виноватых – мало ли что они там с плотником не поделили, правильно?
   – Ну, не знаю, – скептически заметил Фокс. – Плотник-то все-таки единственный. И если в Городе происходит то, что мы подозреваем…
   – Происходит-происходит! – закивал кабатчик.
   Мэр частенько заглядывает в таверну – Хилл для него придерживает хорошее вино, потчуя остальных местным пойлом. Иногда у Каппера здесь бывают встречи, не предназначенные для других глаз и ушей. Но как ни пытался кабатчик в последние разы подглядеть и подслушать – все бесполезно. И мужчину рассмотреть не удается, и собеседники замолкают, едва он к ним приближается. Заговор, в Городе явно зреет заговор!
   Хилл был так встревожен, что и не заметил, как проболтался, что следит за своими гостями. И тут же предложил заняться Фоксу тем же самым: спрятаться в винном погребе, в который он превратил трюм, и подслушать, о чем беседуют таинственные гости. Мэр обычно приходит далеко за полночь, когда завсегдатаи расходятся по домам, то есть кораблям. Нужно только засесть пораньше в укрытии…

   Разговор и впрямь оказался интересным.
   Эндрю устроился в темноте за трюмным пиллерсом. Он приготовился к долгому, а то и бесплодному ожиданию (неизвестно, явятся ли «заговорщики» именно сегодня), но Каппера недаром называли адмиралом – он привык к точности. И явился со своим приятелем ровно в полночь.
   Эндрю услышал шаги нескольких человек, отодвигаемые лавки – поздние посетители усаживались за стол, – стук посуды, потом голос Каппера:
   – Все, Хилл, можешь идти.
   – Может, закуску какую подать?
   – Этого достаточно. Позовем, когда понадобишься.
   – Ну, я тут… наверху буду.
   Мужчины молчали, пока кабатчик поднимался на палубу.
   – Все бы ему подслушивать да вынюхивать… Как дела на «Сан-Габриэле»?
   – Любопытных нам не надо, разберемся. Лабор наш куда-то пропал, запил, что ли? Работа вон встала.
   – Давно не наблюдалось за ним такого, появится, куда денется. А механик на что?
   Собеседник Каппера – Эндрю осторожно выглянул, но тот сидел к нему спиной, – громко фыркнул. Сказал пренебрежительно:
   – Этот чокнутый старикашка? Он все свой железный костюм на нас норовит нацепить – будете, мол, в нем ходить по дну морскому аки по суше. Дураков нет! Иногда послушаешь его, послушаешь, и так хочется его самого на дно отправить – без костюма!
   – Э, нет, Ведекера не трогай! Он нам еще пригодится! Займись вон… остальными. А то что-то много людей в Городе развелось, скоро не продыхнуть будет, никакой еды-воды на них не напасешься!
   – Ах ты! – с усмешливым уважением сказал «каспер». – Заботливый мэр! И правильно, на что они теперь нужны – все имущество и сокровища уже у тебя. Выпьем за твою редкую доброту, Чэд!
   – Лучше давай выпьем за мое губернаторство на каком-нибудь благодатном острове! С такими-то деньгами мы легко его получим!
   И собеседники, засмеявшись, с громким стуком сдвинули кружки.
   Больше ничего существенного они не сказали, так, вспоминали минувшие славные денечки. Да-а, недаром так спелись мэр и глава «касперов»…
   Фокс подвел итоги. Корабль все-таки строится. Сейчас, когда Лабор «пропал», работа замедлилась, но Каппер надеется еще на неведомого механика. На построенный корабль будет нагружено «экспроприированное» и часть «касперов» с мэром во главе. Судьба остальных жителей Города Чэда не волнует – лишь бы не мешались под ногами и раньше времени не прознали про корабль. И он, кажется, только что дал свое согласие на «прореживание» горожан – если у пиратов возникнет на то желание.
   Симпатичная выходит картинка!
   Когда он развернул эту «картинку» перед Брюннером, тот просто готов был куда-то немедленно бежать: то ли предупредить остальных, то ли самому укрыться… Где тут укроешься? Если понадобится, «касперы» обыщут все до последней лоханки.
   – И что же нам делать?
   – Сколько их там, на «Сан-Габриэле»?
   – Пара десятков, наверное.
   Скверно. Когда-то он с парой десятков своих ребят взял хорошо укрепленный форт, охранявший испанский серебряный рудник… Навряд ли среди горожан наберется хотя б десять решительных людей, хорошо обращающихся с оружием.
   Брюннер обещал подумать, с кем можно поговорить. Вот жених Арно, Томас Бойл, – парень отчаянный, это да. Как приревнует свою девушку, так до смерти готов драться! Может, и друзья у него такие же.
   – И еще – Ведекер, – напомнил Фокс. – Нам нужен этот… механик. Может, он вообще наша единственная надежда, недаром его мэр так ценит.
   – Поспрашиваю… уж про такого я точно не слыхал, – с сомнением заметил Хилл, – а я-то каждого в Городе в лицо знаю, сам понимаешь!
   Эндрю рассмеялся, расталкивая прикорнувшего Нэтти:
   – Всех пьющих, хочешь сказать? А может, этот мастер золотые руки трезвенник, каких мало! Эй, Нэтти, пошли-ка уже домой, хватит на лавке крючиться!

   Следующий день в Городе выдался еще насыщенней. Правда, просыпаясь, Фокс об этом не знал. И занимали его совершенно другие заботы, которые в любое иное время ему самому показались бы смешными и не важными. А вот сейчас были невероятно насущны…
   Поскольку было утро.
   И под боком у него спал юнга.
   С некоторых пор Эндрю с прискорбием сознавал, что картины однополой любви, которая раньше его занимала мало, теперь частенько крутились в его извращенном сознании. И всегда в этих картинках присутствовал Нэтти. То так, то эдак… а можно еще вот так… Эндрю втянул его запах – запах чистоты, юности… И еще веяло от парнишки чем-то неуловимым, но будоражащим. Навряд ли он пользуется духами…
   Ч-черт! Как вернется, надо будет закатиться к девочкам на несколько деньков, чтобы не принюхиваться и не… реагировать так на собственного юнгу.
   Нэтти спал на боку, к нему спиной. Очень… э-э-э… удобно. Эндрю некоторое время разглядывал жесткий завиток волос над ухом со следом прокола для серьги… подарить ему, что ли, пускай носит, да хоть его любимый рубин!
   Не в силах сдержаться, Фокс скользнул пальцами по шее юнги: ах, какая нежная кожа! Пробормотал:
   – Нэтти?..
   Нэтти вздрогнул. Задрожали черные длинные – просто девичьи! – ресницы.
   – М-м-м?
   Эндрю приподнялся на локте. Нэтти со вздохом перевернулся на спину.
   – Что? Вставать?
   Кое-кто уже встал, мрачно подумал Эндрю. Нэтти сонно улыбался ему снизу, и Фокс вновь провел вздрагивающими пальцами по нежному подбородку – еще и бриться не начал… Как соблазняют мальчишек? Тоже начать с поцелуев? А, разберемся как-нибудь…
   Нэтти поежился от прикосновения и, кажется, только сейчас по-настоящему проснулся: туманный взгляд его прояснился, глаза панически округлились… с невнятным возгласом юнга дернулся в сторону – и сверзился с лежанки. Несмотря на свое состояние, Эндрю рассмеялся: с таким очумелым видом мальчишка вскочил и закрутился на месте:
   – Что? Как я… как мы здесь?..
   – Ты вчера уснул в таверне, – нарочито размеренно пояснил Фокс. – Я тебя растолкал, мы пришли сюда. Мы на «Доблести», помнишь? Я здесь прятал твои и мои запасы. И еще шпагу.
   – А. Ну да.
   Юнга смотрел куда угодно – на переборки, в иллюминатор, в пол, – только не на своего капитана. Скверно.
   – Послушай, Нэтти… – начал Эндрю, садясь на лежанке. Юнга его перебил:
   – Что ты вчера подслушал? Что-нибудь интересное? Я пойду умоюсь, и ты мне все расскажешь, хорошо?
   Эндрю проводил взглядом метнувшуюся наружу фигуру. Совратитель хренов! Юнга теперь будет обходить его на крутых галсах… Ну нет, выберутся из этой дыры – и пора прощаться с мальчишкой. А то быть тому как-нибудь изнасилованным собственным капитаном!
   Нати плескала в разгоряченное лицо воду и ежилась. Как так она умудрилась улечься спать с Фоксом чуть ли не в обнимку?! Прижмись она к нему ночью покрепче (разумеется, совершенно случайно), и вся ее маскировка насмарку! Сегодня, еще не очнувшись как следует ото сна, она увидела близкое лицо Эндрю и представила вдруг, как тот наклоняется и ее целует… Ну хороша!
   Тут Нати вспомнила, что все равно должна во всем признаться, но малодушно отложила разговор до «послезавтрака», памятуя, что голодные мужчины злы. Тем более что и хмурый Фокс явно был нерасположен к беседам: всю дорогу до таверны они шли молча.
   А в таверне все утренние проблемы вылетели у обоих из головы.
   На месте Брюннера хозяйничал совсем другой человек. Рядом вяло вытирала тарелки заплаканная Арно.
   – О! – сказал Фокс. – А где наш Хилл? Приболел?
   Мужчина ненужно протер и без того выдраенный до блеска стол. Сказал хмуро:
   – До́ смерти!
   Арно разрыдалась. Невозможно было разобрать ни слова – лишь когда Фокс усадил ее, отпоил водой, удалось выяснить, что случилось. Сегодня с утра Хилл первым делом задал вопрос о каком-то механике. Арно о нем и знать не знает. Потом он ушел в винный погреб – и больше уже не появлялся. Арно, спохватившись, покричала-покричала, потом спустилась и обнаружила хозяина с перерезанным горлом. Кто-то сидел в засаде там, его ожидая…
   На Эндрю точно мачту уронили. Хилл был их единственным проводником в городе, теперь они предоставлены сами себе. Наверняка это дело рук Каппера или его подшефного клана. Недаром ночью они говорили о любопытствующем кабатчике…
   – «Касперы»? – предположил Нэтти.
   – «Касперы»? – Арно шмыгнула носом. – А им это зачем?
   Эндрю заметил, что новый кабатчик тут же отошел от стола и, демонстративно повернувшись к ним спиной, принялся изучать запасы Хилла. Удобная позиция: я – заяц, ничего не знаю! Но вовсе не гарантирует безбедной и долгой жизни.
   Эндрю наскоро пересказал все, что им удалось выяснить. У француженки моментально высохли слезы. Она сжала кулачки.
   – И они собираются бросить нас здесь? Вот сволочи! Не бывать этому!
   Нати бросила косой взгляд на капитана: Лис явно любовался хорошенькой Арно. Той шли и улыбка, и слезы. И даже гнев.
   Фокс сказал мягко:
   – Для начала: «касперы» вооружены, умеют и готовы драться. Готовы ли к этому горожане – еще вопрос. Наверняка кто-нибудь поумнее припрятал оружие, но их еще надо найти. И переговорить со всеми: чем больше людей знает о заговоре, тем меньше шансов у «адмирала» и его команды.
   – Беру это на себя.
   – И еще – не надо провоцировать пиратов! Так, в лоб, их не возьмешь. Разве что отлавливать поодиночке…
   Арно уставилась в стол. На щеках ее вновь появились улыбчивые ямочки.
   – Что такое? – тут же спросил Фокс.
   – Только не говорите Томасу! Он у меня ужас какой ревнивый! Знаете, за мной ухлестывает один из «касперов» – Денис Хопфер. Что, если я приглашу его на свиданье, а вместо меня придет…
   – Приду я! – подхватил Фокс. Он во все глаза смотрел на француженку. – Вы очень храбрая девушка, Арно!
   Капитан взял ее руку и поцеловал. Нати аж дернулась, Арно заалелась:
   – Ну, никакой особой храбрости тут не нужно… Что вам подать на завтрак?
   – Что угодно, лишь бы было приготовлено вашими ручками! А… – Фокс показал пальцем вниз. – Что будем делать с беднягой Хиллом?
   – Его с утра уже унесли в часовню. Падре подготовит все для завтрашнего погребения.
   Несмотря на происшедшее, Лис аппетита не потерял. А Нати ковырялась в каше с неизвестно чьим – или понятно с чьим? – мясом. А восхитится ли ею Фокс, когда обо всем узнает? Или для восхищения храбростью девушки от девушки требуются еще и белокурые локоны, точеный профиль и соблазнительная фигурка? Запив не лезущий в рот завтрак разведенным вином, Нати сказала:
   – Мне кажется, про Ведекера упоминал тот парень, Стоукс, что выудил нас из воды. Помнишь?
   – Кстати, да… ну что, снова прогуляемся? Только надо вооружиться, а то что-то в этом благословенном Городе становится неспокойно.
   Нати нехотя вылезла из-за стола. Снова беготня, а у нее ноги после вчерашнего дня еще гудят. Хотя лучше, чтобы эта Арно не маячила перед глазами у ее влюбчивого капитана. Да и епитимью от падре Доминика следует-таки выполнить.
   Юнга брел где-то позади, точно утомился. Эндрю думал о плане Арно. Отчаянная девчонка! Но она лучше знает, с кем в Городе можно разговаривать, а кто адмиральский прихвостень.
   – Ну что ты там плетешься? – наконец раздраженно окликнул он. Нэтти быстро догнал его, пристроился рядом. Начал нерешительно:
   – Знаешь, Лис, мне надо тебе кое-что сказать…
   Эндрю даже не пришлось поднимать руку, чтобы тот замолчал, – юнга и сам услышал, закрутил головой. Крик повторился.
   Женский крик.
   – Кажется, там! – Нэтти припустил так быстро, что Фокс даже не сразу его догнал. Поймал за ремень.
   – Погоди! Пошли осторожней!
   Теперь они различали и мужские голоса. Смех. Что-то разбилось. Ругательства.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация