А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "На хвосте удачи" (страница 11)

   – И как юнге, и как коку, и как слуге? – поинтересовался практичный Нэтти.
   – Хорошо, двойное, – благодушно согласился капитан, и Нэтти с обреченным вздохом направился к плите. Эндрю забавляло, что громмет явно недолюбливает пассажирку, в то время, как вся команда в той или иной мере поддалась ее чарам. Даже не терпящий женщин на корабле боцман заметил как-то, что у де Ожерона хороший вкус.
   Нати же и смешили, и раздражали все те хитрости, которые мужчины даже не замечают, но реагируют, а женщины считывают на раз: и взгляды из-под ресниц, и мимолетное показывание то лодыжки, то белого беззащитного запястья, кручение заботливо уложенного локона… А еще духи и ароматические масла – ими донна себя умащивала неутомимо. В то же время никто – и сама Нати в первую очередь – не смог бы обвинить ее в прямом заигрывании и распущенности. Просто глаза капитана при взгляде на испанку светились, точно начищенное золото, а команда была непривычно брита, мыта, приодета и так надежно удерживалась от сквернословия, что иногда казалась просто немой…

   – Итак, счастливое соединение наших возлюбленных состоялось!
   Нати сморщила нос.
   – И чему это ты так радуешься? Трупу ее мужа? Потворству смертному греху – блуду?
   – Маленький святоша! – Лис, потянувшись через стол, легонько щелкнул ее по носу. – В твоем юном возрасте ты должен мечтать о любви и сочувствовать влюбленным! А что до дона Хосе де Лейва… Все должно было пройти тихо. Кто же знал, что он прочтет письмо, прежде чем переслать его дальше по назначению? Не следует быть таким бдительным и ревнивым!
   Нати тяжело вздохнула. Плохой из нее миссионер, несущий пиратам слово Божие! У рыжего капитана на все найдется беспечный и мнимо логичный ответ. Отца бы Модестуса сюда! Того не собьешь с толку лживыми увертками.
   – Вот, кстати, твое жалованье. Громмет.
   Нати понятия не имела, каким может быть жалованье юнги, но сумма все же показалась ей чрезмерной. В ответ на ее вопросительный взгляд Фокс пояснил:
   – Тут еще доля и от награды губернатора, и от приза.
   – Приза?
   – Захваченного голландского барка. Ты можешь возразить, что вовсе не состоял тогда в нашей команде и некоторым образом тоже пострадал от нашей встречи. Но раз ты помог Себальду при продаже и покупке товаров в Гаване, никто не стал возражать. Вернее, как юнге тебе полагается половина доли. У нас в команде все честно, без обмана.
   Нати уставилась на кучку монет – были там и английские, и французские, и испанские, – но со своим торговым опытом она легко могла прикинуть общую сумму. По совести, она должна вернуть награбленное – она же не пират! – но ведь дедушка Жан Жак не гнушался вкладывать деньги в корабли и набеги корсаров; видимо, это часть современной торговли… Да и вообще ей нужно заплатить за место на корабле – уж сезон муссонов она как-нибудь на этом пиратском острове продержится!
   Короткая схватка с совестью закончилась полным поражением. Совести. Нати решительно сгребла монеты со стола.
   Так она получила свою первую долю в добыче.
   Тогда Нати не знала, что далеко не последнюю.

   Фокс был доволен двумя своими бескровными и прибыльными походами. Единственное, что огорчило: в его отсутствие голландцы подпилили решетки тюрьмы и удрали на украденном в гавани шлюпе. Ван Дейк опять счастливо избежал наказания.
   Казалось, Лис с удовольствием вводит новичка в жизнь Тортуги. В любимой таверне «Белая лошадь» – количество пьяных драк там достигало приемлемого уровня – он рассказывал Нати про того или иного капитана, сидевшего за соседним столом. Особенно запомнилось ей имя Монбарна Истребителя. Младший сын из порядочной семьи в Лангедоке, Монбарн славился среди пиратов как кровавый аскет: ни вино, ни карты, ни женщины его не интересовали. Узнав в ранней юности, как испанцы угнетают и уничтожают индейцев, он поклялся, что посвятит всю свою жизнь борьбе с алчными испанцами. Теперь большинство его команды составляют индейцы, которых он освободил из рабства. Выкупов они не приемлют, уничтожают испанцев прямо на месте, а золото, товары – все отправляется за борт.
   Часто к Фоксу присоединялись приятельствующие с ним офицеры: кто хвастался добычей, кто вспоминал минувшие денечки, а кто и предлагал будущее сотрудничество. Да, испанцы очень прогадали, если не завели на Тортуге шпионов! С частью капитанов Лис только обменивался вежливыми приветствиями, а с некоторыми – лишь взглядами.
   Француза, бесцеремонно подсевшего как-то за их стол, Нати в «Белой лошади» увидела впервые.
   – Капитан Фокс, какая встреча! – Мужчина раскинул руки, как бы готовясь принять Лиса в свои дружеские объятья. Тот холодно улыбнулся:
   – Ле Баск! Какими судьбами!
   – Вот, захотелось горло промочить! Не составите мне компанию?
   Лис, казалось, был готов отказаться, но, приглядевшись к ле Баску, сказал:
   – Почему бы и нет!
   – Вот и прекрасно! – Ле Баск громогласно сделал заказ. Исподтишка разглядывающая его Нати решила, что мужчина, пожалуй, красив, вернее, смазлив, – не будь он так пьян то ли с самого утра, то ли еще со вчерашнего вечера. Синие, будто подведенные глаза с покрасневшими белками, аккуратный нервный рот, тонкие черты загорелого лица, буйные каштановые кудри…
   – Слышал, вы очень угодили нашему губернатору! – сказал ле Баск развязно. Он выпил свое вино, не дожидаясь, – Лис едва пригубил свое. – Вы у него теперь наверняка в фаворе!
   Лис молча улыбался. Казалось, он выжидает.
   – А как там поживает моя малышка Мадлен? – громко, чуть ли не на всю таверну, спросил француз. Завсегдатаи за соседними столами повернули головы. Лис обвел их медленным взглядом – и любопытствующие вновь погрузились в свои разговоры, лишь иногда посматривая исподтишка. Фокс ровно ответил:
   – Насколько я знаю, неплохо.
   – А я – страдаю! – объявил ле Баск.
   – Как неприятно! – учтиво заметил Лис.
   – И еще как неприятно! Кто-то настраивает де Ожерона против меня. Вы не знаете, кто это может быть?
   – А может быть, вы сами, Мишель? – мягко спросил Фокс.
   – Что?
   – Может, не следует быть таким… напористым?
   Ле Баск почти прилег на стол, заглядывая в лицо собеседника. Сказал громким шепотом:
   – А может, вы выручите нас еще раз, капитан Фокс? Передадите от меня весточку Мадлен?
   – Нет.
   Сказано это было вежливо, но как-то так, что было ясно – «нет» окончательное. Даже пьяный француз это понял.
   Да он передал бы, подумала Нати весело, если б ле Баск догадался расплакаться… или мужские слезы не оказывают такого действия на чувствительное сердце Лиса? Ле Баск отвалился на спинку стула. Постукивая по столу пальцами, сказал, сосредоточенно разглядывая лицо англичанина:
   – Ну что же: на нет и суда нет! Только как бы самому месье де Ожерону тоже вскоре не стало неприятно…
   Длинная рука Лиса, прерывая, легла на пальцы ле Баска. Фокс сказал негромко:
   – Подумайте хорошенько, Мишель, стоит ли ради одной смазливой мордашки портить отношения с нашим губернатором!
   Француз вырвал руку, заявил с апломбом:
   – Да при чем тут она! Никто не смеет обращаться с ле Баском, как… как с грязью! Он выгнал меня из своего дома!
   – А я бы даже и не впустил! – пробормотал Лис еле слышно. Встал, сказал примирительно: – Уверен, когда вы выспитесь и протрезвеете, Мишель, все покажется вам не таким уж важным. Желаю здравствовать!
   – Попутного ветра! А все-таки зря вы отказались передать письмецо моей милой подружке!
   Нати спросила, едва они вышли из таверны:
   – Так это ему писала тогда губернаторская дочка?
   – Ему, – пробормотал Лис. – Зря я в тот раз согласился. Может, сейчас бы ле Баск уже успокоился…
   Фокс выглядел озабоченным. Пробормотав, что должен переговорить с де Ожероном, покинул юнгу у своего дома. Нати сидела в тени террасы, глядела на гавань Тортуги и дальше – где на горизонте высились туманные очертания гигантского острова Эспаньолы: Лис грозился свозить ее туда, познакомить со своими друзьями-буканьерами. Похоже, ему и впрямь нечем было заняться в сезон муссонов, кроме как развлекать послушника…
   Фокс вернулся скоро, очень раздосадованный.
   – И как прошел разговор? – поинтересовалась Нати, хотя все было понятно по лицу капитана.
   Лис фыркнул:
   – Да он даже не захотел вникнуть в мои слова! Thick in the head… как это по-французски? Больной на голову от любви! Мол, я все преувеличиваю, все пройдет и забудется. Но я-то знаю, какой ле Баск хитрый и злопамятный тип. А-а-а, почему меня должны волновать чужие проблемы? Готовься, Нэтти, завтра мы отправляемся на Эспаньолу! И сними ты ради Бога свою рясу!
   Отправились они на Эспаньолу на одномачтовой шхуне буканьеров – охотники на буйволов, кабанов и медведей сбывали на Тортуге кожи и мясо, а потом и вырученные за них деньги… Нати во все глаза разглядывала бородатых мужчин, одетых в одежду из плотного полотна и кожи. Самым ценным у них было оружие: с ним они обращались куда заботливее и внимательнее, чем с собой или со своими товарищами.
   Пока они плыли по неспокойному в это время года проливу Тортю, отделявшему Тортугу от Эспаньолы, Лис рассказывал историю буканьеров. Места, где находятся небольшие обработанные поля и жилища охотников, где они солят и коптят мясо добытых животных, сушат шкуры, называются буканами – отсюда и название. Жили они мирно на севере Эспаньолы и близлежащих островках, торговали добытым охотой. Но как-то испанцы вздумали прогнать их с острова, напали без предупреждения, убили часть, кое-кого взяли в плен. Разгорелась война без правил: испанцы нападали ночью, убивали и хозяев и слуг и даже собак. Сами буканьеры объединялись в небольшие отряды, дававшие яростный отпор испанцам, а то и нападавшие на испанские селенья. На помощь буканьерам пришло и подкрепление: французы с Тортуги, с других островов, многие искатели приключений и добычи. Неприятели дрались беспрестанно, и кровь лилась на всем острове. До сих пор многие поля на Сан-Доминго сохранили название «полей убийства»…
   Часть буканьеров переселились на Тортугу, присоединившись к корсарам, но самые упрямые так и остались на Эспаньоле или появлялись там в числе надежных, хорошо вооруженных отрядов.
   Нати смотрела на приближавшуюся Эспаньолу – берега тянулись вправо и влево, точно и не остров это был, а целый материк. Какой же он огромный! Вот так нежданно выпало ей побывать на островах, куда она никогда не собиралась: Тортуга, Куба, вот теперь Эспаньола или, как ее еще называют, Сан-Доминго… Что же будет завтра?
   Возвращались они через неделю. Нати казалось, что она насквозь пропиталась – или правильней будет сказать, прокоптилась? – дымом костров. Ночевали они в шалашах: чуть ли не единственных строениях, возведенных в буканах. Лис учил ее стрелять из буканьерских ружей и свежевать убитых на охоте кабанов, затравленных собаками. А потом еще и мясо коптили.
   Буквально в гавани их перехватил Берни.
   – Слава Богу, Лис, – сказал старший помощник с облегчением. – Мы уже думали, за тобой придется посылать! Ты срочно нужен де Ожерону!
   – Я нужен де Ожерону прямо так вот: не умывшись, не переодевшись, не поев, в конце концов?
   – Дело серьезное, капитан.
   Фокс хмуро сунул старшему помощнику завернутый в холстину кабаний окорок:
   – Угощайся, Шарль! Наш монашек на Эспаньоле завалил кабана!
   – Я не…
   – Ты не можешь хоть раз, ради разнообразия, не возражать? Берни, идите с юнгой ко мне домой и ждите там!
   И Фокс большими шагами отправился к губернаторской резиденции.
   Вернулся он через час – Нати успела привести себя в порядок, а Берни – отдать должное окороку.
   – Ну что? – спросил старший помощник. Лис скривился и отмахнул ножом изрядный кусок мяса. Несколько минут сосредоточенно жевал, глядя в пространство. Наконец сказал:
   – Как я и думал.
   – А именно?
   – Ле Баск отличился. А я ведь предупреждал губернатора! Теперь только руками разводит: мол, как же это могло случиться!
   – То есть ле Баск похитил губернаторскую дочку? – уточнил Берни.
   – Или девица сама добровольно кинулась ему в объятия… Like father, like child! Каков отец и так далее… Но месье де Ожерон настаивает, что имело место именно похищение.
   – И?
   – И я должен вернуть Мадлен быстро и бесшумно – чтобы не опорочить ее драгоценную репутацию.
   – Дня два уже не видел ле Баска…
   – Ну, еще бы! Он оставил письмо губернатору: или тот соглашается на замужество Мадлен, или выплачивает громадный выкуп. И то, и другое неприемлемо.
   – Губернатор что-то уже предпринимал?
   Лис вновь скривил губы:
   – Ждал свою доверенную дуэнью, то бишь меня! Но ле Баск в такой сезон не мог уйти далеко: наверняка затаился где-нибудь рядом.
   Они склонились над картой. Лис нервно барабанил пальцами по столу:
   – Жаль, что я избегал ле Баска, хотя он так стремился со мной подружиться! Вот теперь не знаю ни его привычек, ни любимых укрытий…
   Нати, о которой давно забыли, спросила:
   – А почему ты держался от него подальше?
   – Нам тесно не только в одной таверне, но и на Тортуге. Не говоря уже о Карибах в целом. Нет, мы так можем до бесконечности тыкать пальцем в море! – Лис нетерпеливо свернул карту.
   – Поговорить с его друзьями?
   – Не стоит – могут насторожиться, передать ле Баску. Надо найти тех матросов, кто недавно ушел с «Немезиды». Уж эти-то выложат все как на духу…
   Берни медленно кивнул. Глаза его блестели.
   – Вроде как мы набираем людей на «Красотку»?
   – Хорошая идея!
   – Я пошел по тавернам?
   – Начинай с «Медузы», а я пойду от «Белой лошади».
   – Отлично! – и Берни сорвался с места.
   Юнгу Лис оставил дома, туманно объяснив: придется много пить. Насколько много, Нати поняла, когда поздней ночью его приволок на себе хохочущий Джим. Лис еще сумел сфокусировать глаза на Нати и пробормотать:
   – Мы… с Шарлем – молодцы…
   – Молодцы-молодцы, молодцы устали и спать легли, – ворковал негр, точно добрая нянюшка. Сгибаясь под тяжестью хозяина, поволок его в спальню.

   У капитана, видимо, была луженая глотка и здоровая печень: на следующее утро, когда Нати спустилась к завтраку, лишь припухшие веки Лиса указывали на насыщенную возлияниями ночь.
   – А, вот и ты! – поприветствовал он юнгу бодрым голосом. – Ешь быстрее, у нас сегодня много дел!
   – Опять пить? – съехидничала Нати.
   – Всенепременно! Если только ухватим удачу за хвост…
   – А, так вы нашли тех, кто что-то знает?
   – Губернатор должен дать ответ – или выкуп – еще через пару дней. А мы узнали обычные убежища нашего влюбчивого друга. Возможно, придется их прочесывать одно за другим, а время не… играет на укрепление девичьей репутации. Если не можешь говорить и есть разом, лучше помолчи. У нас мало времени!
   Но думать-то он ей запретить не мог! Нати ела и думала, как странно устроена жизнь: она вот убежала из дому из-за нежеланного замужества, а Мадлен – наоборот, чтобы выйти замуж…

   Лис окинул сощуренным взглядом небольшую гавань очередного острова.
   – Ого! Кажется, у нас здесь есть знакомый!
   Старший помощник тоже огляделся.
   – «Северная звезда»? Ожье Вайс?
   – Да, Ожье. Приятель нашего прекрасного Мишеля. Пойдем поболтаем?
   Дружески поприветствовав матросов на палубе, Лис с Берни и Нэтти беспрепятственно поднялись на борт и прошли до капитанской каюты.
   – Что, черт возьми… – начал человек, вставший навстречу шумно ввалившейся в дверь троице. И тут же замолчал, опустился на место.
   Одного взгляда на растерянное лицо Ожье Лису было достаточно. Он лучезарно улыбнулся, проходя и бесцеремонно усаживаясь за стол напротив:
   – Не ждали нас, а, месье Вайс?
   Берни последовал примеру капитана, сел сбоку, широко расставив локти, и уставился на Вайса. Нати остановилась за спиной у Фокса и, за неимением лучшего, тоже принялась рассматривать Ожье. Невысокий худощавый блондин среднего возраста усмотрел в их молчаливых взглядах, как и в улыбке Лиса, нечто угрожающее, потому что спросил нервно:
   – Что вам надо?
   – Ничего особенного. Проплывали мимо этого благословенного острова, думаем, дай завернем, поприветствуем старину Ожье.
   Вайс быстро облизнул губы.
   – А откуда вы знали, что я тут?
   – Мы многое знаем, – сказал Лис. Повисла многозначительная пауза. Ожье с тоской поглядел на такую близкую и такую недоступную теперь дверь.
   – Ожье, – перегнувшись через стол, мягко сказал Лис, – вы ведь знаете, где находится ле Баск?
   – С чего вы это решили… а зачем он вам?
   – Вы знаете, что бывает за пособничество в похищении дочери французского губернатора?
   Вайс не знал. Впрочем, как подозревала Нати, и Лис тоже. Просто Ожье боялся, что нечто серьезное. Голубые глаза его забегали.
   – С чего вы взяли, что я ему пособничал… – И спохватился. – А разве она похищена?
   Лис укоризненно покачал головой:
   – Ожье, вы ведь честный человек… (Быстрый скептический взгляд старшего помощника.) Вы мужественный и удачливый член нашего Братства. Неужели из-за свихнувшегося приятеля вам суждено полоскаться, словно белье, на веревке?
   Ожье облизнул губы, сказал хрипло:
   – Губернатор не посмеет! Мишель сказал, де Ожерон на все согласится…
   Нати была уверена, что Фокс действовал вслепую – и все же заставил француза признаться в соучастии. Остальное было только делом времени. Чередуя уговоры с угрозами, он выудил признание, где находится барк «Немезида». Задачей Ожье было доставить туда ответ от губернатора. Лис раздумывал недолго. Вставая, он хлопнул по плечу незадачливого капитана.
   – Вы ведь не против дать нам напрокат вашу «Северную звезду»?
   – Что?!

   «Немезида» стояла в бухте необитаемого островка, каких немало в Карибском море: остров словно вынырнул из лазурной воды, возвышаясь острыми скалами, красуясь белым песчаным берегом и всеми оттенками буйной зелени. Когда «Северная звезда» на всех парусах направилась к нему, на палубе барка началось вялое шевеление. Но матросы встречали знакомый корабль без всяких предосторожностей и опасений: ждали новостей от губернатора.
   Лис повторил свой любимый маневр и стал буквально борт о борт с «Немезидой». Мелькнули абордажные кошки – команда с «Красотки», до того притаившаяся за фальшбортом, с воплями и победными криками перепрыгнула на палубу барка.
   Не ожидавшие атаки люди ле Баска внезапно оказались в обществе вооруженных до зубов знакомых и мрачных корсаров. Кое-кто, правда, успел выпрыгнуть за борт и теперь стремительно плыл к острову. Кто-то, еще подымавшийся из кубрика, с невнятными ругательствами кинулся обратно – боцман с тройкой людей отправился вниз наводить порядок.
   Помощник ле Баска наконец обрел дар речи:
   – Вы что… а где Ожье-то?
   – Заперт в каюте, – ответил Лис.
   Вайс отказался покинуть свою шхуну, но и появиться на палубе не решился: боялся встречи с закадычным приятелем. Охранял его Нэтти.
   – Будете вести себя спокойно, и мы, как обычно, разойдемся друзьями, – сказал Фокс. – Где ваш капитан?
   Помощник сплюнул себе под ноги.
   – А вам-то что? И с каких это пор корсары нападают на корсаров?
   – С тех самых пор, – ласково произнес Эндрю, – как корсары похищают дочерей французского губернатора.
   – Ну я же говорил! – сказал кто-то из матросов. – Не миновать нам неприятностей!
   Его нестройно поддержал еще кто-то, другие посоветовали им заткнуться. Лис прислонился к фальшборту и скрестил на груди руки. Обвел взглядом плененную команду: кто испуган, кто агрессивен, но слушать готовы все. А куда им деваться?
   – Я не буду говорить, – начал он медленно, – о том, что де Ожерон дал нам пристанище на своем острове. Что он снабжает нас каперскими патентами. Что закрывает на многое глаза: мы-то с вами знаем, на что именно, а?
   – В этом его выгода, – угрюмо пробурчал помощник – ла Буш, вспомнил Эндрю.
   – А нам, конечно, никакой выгоды в том, что мы с вами имеем надежное убежище, куда можем вернуться, переждать муссоны или опасность, залатать корабли и собственные раны? – повысил голос Фокс. – Или вы, французы, теперь переметнулись на сторону своих врагов-испанцев?
   – С чего это? – вскинулся кто-то из моряков.
   – С того, что вдруг начали воевать с французским губернатором! Ну ладно, ле Баск сам не свой от страсти – а пуще всего от уязвленного самолюбия, – а вы-то на что променяли хорошее отношение губернатора? Ле Баск хотя бы обещал равноценную замену тому, что теперь вас не пустят ни в одну французскую колонию, да и на Ямайку – у губернатора Ямайки тоже есть дети? Ну? Сколько вам обещал ваш капитан?
   Ла Буш сказал быстро:
   – Не твое дело, Лис!
   – Да ничего он не обещал! – выступил матрос, который говорил о неприятностях. – Мы-то в большинстве и знать ничего не знали, пока не обнаружили на корабле губернаторскую дочку.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация