А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Иисус. Человек, ставший богом" (страница 8)

   В лоне иудейской семьи

   В Назарете семья была всем: местом рождения, школой жизни и гарантированным рабочим местом. Вне семьи человек беззащитен и полон неуверенности. Лишь в семье он обретает свое истинное «я». Семья не ограничивалась маленьким очагом, который составляли родители и их дети. Она вбирала в себя весь семейный клан, сплоченный патриархальным авторитетом и состоящий из всех, кто был связан кровным родством или браком. Внутри этой «большой семьи» устанавливалась близкая связь социального и религиозного характера. У ее членов были общие орудия труда или оливковые мельницы; они помогали друг другу выполнять полевые работы, особенно в период жатвы и сбора винограда; они объединялись для защиты своих земель или фамильной чести; они обсуждали предстоящие браки, стремясь поддержать благосостояние семьи и ее репутацию. Часто селения образовывались именно из подобных семейных групп, скрепленных родственными связями.
   Вопреки тому что мы обычно себе представляем, Иисус жил не в лоне маленькой семейной ячейки вместе с со своими родителями, а имел более многочисленную семью. В евангелиях сообщается, что у Иисуса четыре брата: Иаков, Иосий, Иуда и Симон. У него были и сестры, но имена их не называются, поскольку женщины в то время не играли сколько-нибудь значительной роли. Вероятно, братья его были женаты, а сестры – замужем, и имели свои собственные семьи. В таком селении, как Назарет, «большая семья» Иисуса могла составлять значительную часть местных жителей12. Оставить семью было очень серьезным шагом, что означало утратить связь с группой, обеспечивающей защиту, и с деревней. Человеку нужно было найти другую «семью» или группу. Поэтому решение покинуть родную семью выглядело странно и рискованно. Но однажды все-таки настал тот час, когда Иисус это сделал. Возникает ощущение, что ему стало тесно в его семье и во всем семейном клане. Он искал «семью», в которую войдут все мужчины и женщины, готовые исполнять волю Божью13. Разрыв с семьей положил начало жизни Иисуса – бродячего пророка.
   В семьях того времени существовало как минимум два аспекта, которые Иисус подвергает критике. Во-первых, патриархальная власть, которой подчинялось все. Авторитет отца был абсолютным, все должны были покоряться и быть преданными ему. Он договаривался о брачных союзах и решал судьбу дочерей. Он организовывал труд и распределял обязанности. Все находились в зависимости от него. Чуть позже Иисус скажет об иных, более братских отношениях, где господство над остальными заменяется взаимным служением. Один из источников приписывает Иисусу следующие слова: «Отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах»14.
   Во-вторых, Иисус не одобрял существующее положение женщины. Женщина ценилась в первую очередь своей плодовитостью и поддержанием домашнего очага. Она воспитывала детей, отвечала за одежду и приготовление пищи, выполняла другие домашние дела. Что касается всего остального, то она практически не участвовала в общественной жизни деревни. Ее местом был семейный очаг. Она не общалась с мужчинами вне родственного круга и не садилась за праздничный стол, если были приглашены гости. Женщины проводили время вместе и поддерживали друг друга. Вообще, женщина всегда кому-нибудь принадлежала. Молодая находилась под контролем своего отца, а затем – мужа. Ее отец также мог продать свою дочь в рабство в счет уплаты долгов, чего не делалось с сыном, призванным обеспечить продолжение рода. Ее супруг мог развестись с ней, бросив бывшую жену на произвол судьбы. Особенно трагичной была судьба разведенных женщин и вдов, которые остались без защиты и достатка, по крайней мере до тех пор, пока кто-нибудь из мужчин не возьмет на себя опеку над ними. Чуть позже Иисус выступит против дискриминации женщин, он включит их в число своих учеников и займет строго определенную позицию по вопросу развода по инициативе мужа: «Он сказал им: кто разведется с женою своею и женится на другой, тот прелюбодействует от нее»15.
   Как и все дети Назарета, первые семь или восемь лет своей жизни Иисус провел под попечением своей матери и женщин, входящих в состав его семьи. Дети были самой слабой и уязвимой частью галилейских селений, они первые становились жертвами голода, истощения и болезней. Детская смертность была очень высока16. Вместе с тем редко кто, достигая юношеского возраста, не терял одного из родителей. Безусловно, дети были любимы и оберегаемы, включая сирот, хотя жизнь последних была особенно тяжела и сурова. Когда мальчикам исполнялось восемь, их почти без подготовки вводили в авторитарный мир взрослых мужчин, где они учились утверждать свою мужскую волю, культивируя смелость, сексуальную активность и смекалку. Несколько лет спустя Иисус проявит непривычное для того общества отношение к детям. Не считалось нормальным взрослому уважаемому мужчине уделять детям столько внимания и поддержки, как это делал Иисус, согласно христианским источникам; подобные проявления контрастировали с обычным стилем поведения. Его отношение верно подмечено в словах: «Пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им, ибо таковых есть Царствие Божие»17.

   В крестьянской среде

   В городах жителей деревни называли ‘am ha-‘arets, выражение, дословно означающее «люди из поля», но оно носило оттенок уничижения, чтобы подчеркнуть их дикость и невежество18. «Из Назарета может ли быть что доброе?»19Вот какое было отношение к родной деревне Иисуса и ее обитателям. Жизнь в Назарете была тяжелой. Голод представлял собой реальную угрозу во времена сильной засухи или плохого урожая20. Семьи делали все возможное, чтобы кормиться плодами только своих земель и не зависеть от других. Крестьяне питались скудно. Традиционная их еда – хлеб, оливки и вино, фасоль или чечевица с овощами; рацион пополняли также инжиром, сыром или напитком на основе молока. Иногда они лакомились соленой рыбой, а мясо ели лишь по большим праздникам и во время паломничества в Иерусалим. Пик жизни приходился на возраст около тридцати лет, редко кто доживал до пятидесяти или шестидесяти21.
   У крестьян были две основные заботы: выжить и сохранить свое честное имя. Выживать означало продолжать жить после уплаты всех налогов и сборов, не став при этом жертвой долговой ямы или шантажа. Настоящей проблемой было прокормить семью, скот и в то же время оставить зерно для следующего посева22. В Назарете почти не использовали деньги. Обычно обменивались продуктами или, в качестве оплаты, помогали в полевых работах, предоставляли скот для возделывания земли и оказывали другие подобные услуги. За исключением некоторых мастеров строительного дела, гончаров или кожевников, все жители галилейских деревень работали в поле, следуя сезонным ритмам. Согласно Мишне23иудеи организовывали и распределяли работу между собой: женщина вела дом, готовила еду, делала уборку и чинила одежду; мужчина работал вне дома, выполняя различные полевые работы. Но в маленьких галилейских деревушках ситуация, вероятно, была иной. К примеру, в период жатвы урожай собирали всей семьей, включая женщин и детей. Женщины могли выйти из дома за водой или хворостом; а мужчину нередко можно было застать за шитьем или починкой обуви.
   Иисусу хорошо знаком этот крестьянский мир. Он знает, что нужно соблюдать большую осторожность при вспашке земли и не оглядываться назад, чтобы борозда при этом получилась ровной. Ему знаком труд сеятелей, порой малопродуктивный. Он замечает, что зерно должно достаточно глубоко войти в землю, чтобы затем прорасти, и наблюдает за образованием колосьев, этим маленьким чудом, которое и сам сеявший не умеет объяснить. Иисус знает, как трудно отделить пшеницу от плевел, поскольку они растут вместе, и сколько нужно терпения, чтобы дождаться плодов от инжирного дерева24. Все эти знания понадобятся ему, чтобы простым и понятным языком донести свое послание.
   Вместе с проблемой поддержания жизни существует и другая – защита чести семьи. Репутация означала все. Идеалом было сохранить достоинство семьи и занимаемого ей положения без незаконного присваивания себе чего-либо чужого и при этом недопустить вреда со стороны других. Весь семейный клан следил за тем, чтобы ничто не стало поводом для сомнений в его чести. Особенно это касалось женщин, поскольку они могли поставить под угрозу доброе имя семьи, например, если в семье не рождались мальчики, если вступали в сексуальные отношения без позволения родственников, если разглашали семейные тайны или чье-то поведение позорило всю семью. От женщин требовалось соблюдение нравственной чистоты, хранение молчания и подчинение. Это были, пожалуй, главные добродетели назаретских женщин.
   Иисус поставил под удар честь семьи, когда покинул ее. Его жизнь бродяги вдалеке от домашнего очага, без определенных занятий, произнесение странных заклинаний и проводимые им исцеления, провозглашение без необходимого на то авторитета послания, сбивающего с толку, служило для его семьи поводом стыдиться Иисуса. И вполне объяснимая реакция семейства такова: «И, услышав, ближние Его пошли взять Его, ибо говорили, что Он вышел из себя»25. Воспитанный в той же культуре, Иисус, в свою очередь, сетует на своих назаретских соседей, что те не ценят его и отношение их к нему такое, какое и бывает к пророку: «Не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и у сродников и в доме своем»26.

   Религиозная атмосфера

   Галилея не была Иудеей. Святой город Иерусалим находился далеко. В деревушке, затерянной в горах, религиозная жизнь не вращалась вокруг храма и жертвоприношений. В Назарет не приходили великие учителя Закона. Местные жители сами питали свою веру в лоне домашнего очага и религиозных собраний по субботам. Вера их обладала простым и консервативным характером и, вероятно, была не слишком скреплена сложными традициями, но при этом глубоко укоренена в сердцах людей. Иначе что еще могло внушить им столько мужества в их суровой крестьянской жизни, как не вера в их Бога?27
   Живя в Назарете, Иисус не мог владеть достаточной информацией о существовавшем на тот момент плюрализме в среде иудеев. Лишь случайно и обрывочно до него доходили слухи о саддукеях Иерусалима, различных группах фарисеев, «монахах» Кумрана и терапевтах Александрии28. Его вера подкреплялась религиозным опытом, переживаемым простыми жителями галилейских селений. Нетрудно описать основные черты их религии.
   Обитатели Назарета, как и все иудеи того времени, дважды в день исповедовали свою веру в единого Бога, творца мира и спасителя Израиля. Это было самое первое, что иудейская семья делала утром, и последнее, чем завершала день. Произносимые слова не были точным соответствием Символу веры, но они являли собой эмоционально заряженную молитву, призывающую верующего иудея жить влюбленным в Бога как его единственного Господа: «Слушай, Израиль: Господь, наш Бог, – единственный Господь. Люби Господа, твоего Бога, всем сердцем, и всей душой и всеми силами»29. Повторяемые изо дня в день, эти слова, с которыми утром вставали и вечером ложились спать, были очень глубоко запечатлены в сердце Иисуса. Позднее он скажет людям: «Молитва, которую мы произносим каждый день, напоминает нам о самом важном в нашей религии: жить, целиком отдавшись любви к Богу»30.
   Несмотря на жизнь в глухой деревушке, обитатели Назарета ощущали свою принадлежность народу, очень любимому Богом. Все нации заключали между собой пакты и соглашения, чтобы защититься от врагов, однако иудейский народ был участником принципиально иного, удивительного союза. Между единым Богом и Израилем существовала особая связь. Бог избрал этот немногочисленный и беззащитный народ, сделав его своим родным и заключив с ним завет (договор): Господь будет его Богом, а Израиль – «народом Божьим». Быть израильтянином означало принадлежать этому избранному народу. Иудейским мальчикам делали обрезание, чтобы на их собственном теле присутствовал знак того, что они члены избранного народа. Иисус об этом знал. Согласно предписаниям закона, он также был обрезан своим отцом Иосифом на восьмой день после рождения. Ритуал, вероятно, осуществили утром во дворе дома, где проживала семья. Это было привычным делом для небольших селений. Через ритуал обрезания Иисус принимался своим отцом в качестве его сына и, одновременно, становился членом общины Завета31.
   Иудеи гордились тем, что у них есть Тора. Сам Яхве подарил своему народу Закон, поясняющий, что нужно исполнить, чтобы проявить свою преданность Богу. Никто его не обсуждал. Никто не считал его тяжким бременем, напротив, подарком, помогавшим им жить достойно их Завету с Богом. В Назарете, как и в любом другом иудейском селении, вся жизнь проходила внутри священных границ этого Закона. День за днем Иисус учился жить, следуя великим заповедям Синая. Родители обучали его ритуальным канонам, социальным и семейным традициям, предписанным Законом. Тора пронизывала все. Она была символом Израиля. Тем, что отличало иудеев от остальных народов32. Иисус никогда не обесценивал Закон, но он учил исполнять его по-новому, вслушиваясь в самую глубину сердца Бога Отца, который хочет быть наставником Своих сыновей и дочерей и желает для всех достойной, прекрасной жизни.
   В Назарете храма не было. Чужестранцы удивлялись, узнавая, что иудеи не строят храмов и не поклоняются изображениям богов. Единственным местом поклонения их Богу был святой храм Иерусалима. Именно там в невидимой и чудесной форме пребывал среди своего народа Бог Завета. Подобно всем иудеям, туда совершали паломничество и жители Назарета, чтобы воздать хвалу своему Богу. Там же торжественно отмечали иудейские праздники. В «День искупления»33там приносили жертву за грехи всего народа. Храм был для иудеев сердцем мира. В Назарете это знали. Поэтому, молясь, они обращали свой взгляд в сторону Иерусалима. Вероятно, именно таким образом научился молиться Иисус. Позднее, однако, люди увидят, что он молится, «воззрев на небо»34, согласно древней традиции, прослеживающейся в псалмах. Для Иисуса Бог – «Отец небесный». Он не привязан к какому-либо святому месту. Он не принадлежит конкретному народу или расе и не является собственностью какой-нибудь определенной религии. Он – Бог всех.
   По субботам Назарет становился другим. Никто не вставал спозаранку. Мужчины не шли в поле. Женщины не пекли хлеб. Всякая работа прерывалась. В субботу отдыхала вся семья. Все радостно ожидали этого дня. Для людей того времени это был настоящий праздник в кругу семьи, а самым приятным событием в нем – семейный обед, всегда вкуснее и разнообразнее, чем в другие дни недели. От остальных народов иудеев отличало также празднование субботы. Язычники, не знавшие еженедельного отдыха, недоумевали по поводу этого иудейского праздника, которые те воспринимали знаком своей избранности. Пренебрежение субботой демонстрировало презрение к избранности и Завету.
   Полный отдых для всех, спокойное пребывание в кругу семьи и соседей, собрание в синагоге – все это позволяло людям переживать опыт обновления35. Суббота была временем «передышки», желанной Богом, который, после сотворения неба и земли, сам «на седьмой день пребывал в покое и отдыхал»36. В этот день они не должны были следовать тяжелому ритму каждодневного труда, они ощущали себя свободнее и могли вспомнить, что Бог вывел их из рабства, чтобы они пользовались собственной землей37. Наверняка обитатели Назарета не были посвящены в споры книжников о видах работ, запрещенных для субботнего дня. Вряд ли они знали о том, как строго следили за еженедельным отдыхом ессеи. Для людей, работающих в поле, суббота была «благословением Божьим». Иисус прекрасно об этом знал. Когда его осуждали за вольность, которую он проявлял в исцелении больных в субботу, в свою защиту он произносил высокопарные слова: «Суббота для человека, а не человек для субботы»38. Разве есть более подходящий, чем суббота, день, чтобы освободить людей от их болезней и страданий?
   Субботним утром все жители собирались в местной синагоге для молитвы. Это было самое значительное событие дня. Конечно, синагога Назарета была очень скромной. Вероятно, она располагалась в простом доме, служившем не только для молитвы, но и местом, где решались общественно важные дела, производились общие для всех работы, оказывалась помощь нуждающимся39. На субботней молитве присутствовали почти все, хотя женщин приходить не обязывали. Собрание начиналось с какой-нибудь молитвы вроде Слушай, Израиле или с благодарения. Далее читался отрывок из Пятикнижия, после которого иногда следовал текст из пророков. Все население могло слушать Слово Божье: мужчины, женщины и дети. Благодаря этой религиозной традиции, столь удивлявшей иноземцев, иудеи подпитывали свою веру напрямую из самого истинного источника. Стоит заметить, однако, что мало кто мог понять текст Писаний на древнееврейском, поэтому существовал переводчик, переводивший текст и истолковывавший его по-арамейски. Затем начиналась проповедь, когда любой взрослый мужчина мог выступить с речью40. «Библия», жившая в головах деревенских жителей, была арамейским переводом, который они слышали каждую субботу, а отнюдь не текстом на древнееврейском, известным нам сегодня. Похоже, Иисус учитывал это обстоятельство в своем обращении к людям.
   По прошествии субботы все снова возвращались к своей работе. Трудная и однообразная каждодневная жизнь прерывалась лишь религиозными праздниками и свадьбами, которые, без сомнения, приносили больше всего радости деревенскому люду. Свадьба была любимым народом веселым семейным событием. Лучшим праздником. В течение нескольких дней родственники и друзья сопровождали молодых: вместе выпивали и закусывали, отплясывали свадебные танцы и пели песни о любви. Иисус, должно быть, не раз принимал участие в свадьбах, ведь семья его была многочисленной. Скорее всего, он также радовался вместе с женихом и невестой, весело проводя эти праздничные дни: он с удовольствием разделял общую трапезу, пел и танцевал. Когда позднее его учеников обвинят в том, что они не следуют аскетическому образу жизни, подобно ученикам Иоанна Крестителя, Иисус найдет им поразительное оправдание. Он попросту объяснит, что жизнь рядом с ним – праздник, похожий на дни проведения свадьбы. Бессмысленно праздновать свадьбу и при этом воздерживаться от еды и питья: «…могут ли поститься сыны чертога брачного, когда с ними жених? Доколе с ними жених, не могут поститься»41.
   Религиозные праздники были любимы всеми, но мы не знаем, каким образом их отмечали жители небольших селений, которые не совершали паломничество в Иерусалим. Осень была самой щедрой на праздники порой. В сентябре отмечали «праздник нового года» (Рош Ха-Шана). Десять дней спустя – «День Искупления» (Ном Киппур), празднование которого происходило в основном внутри Храма, где приносились специальные жертвы за грехи народа. Через шесть дней после того отмечался гораздо более веселый и любимый в народе праздник, продолжавшийся семь дней. Он назывался «праздник кущей» (Суккот). Изначально это был, по-видимому, «праздник сбора винограда», отмечавшийся в поле, в небольших шалашах, установленных среди больших виноградников. В течение праздника, с предвкушением ожидаемого детьми, семьи жили вне дома, в хижинах, напоминавших им шалаши в пустыне, которые служили убежищем для их предков, когда Бог вывел тех из Египта.
   Весной праздновали большой «праздник Пасхи» (Песах), собиравший вместе иудейских паломников со всего мира. Накануне первого дня праздника зарезали пасхального ягненка, а вечером каждая семья собиралась за торжественным ужином, во время которого с особым чувством вспоминали освобождение иудейского народа из египетского рабства. Праздник длился семь дней в атмосфере радости и гордости за свою принадлежность к избранному народу, а также в надежде на новое освобождение, на сей раз – от ига римского императора. Пятьдесят дней спустя, по приближении лета, отмечался «праздник Пятидесятницы» или «праздник сбора урожая». Во времена Иисуса он был связан с воспоминаниями о Завете и о подаренном на Синае законе.
   Вера Иисуса росла в религиозном духе его деревни, в субботних собраниях и больших праздниках Израиля, но, прежде всего, – в лоне его семьи, где он мог подкрепляться верой своих родителей, познавать глубокий смысл традиций и учиться молиться Богу. Имена его родителей и братьев, имеющие глубокие корни в истории Израиля, указывают на то, что Иисус воспитывался в глубоко религиозной иудейской семье42. В начале жизни он был окружен заботой собственной матери и женщин из его семейного клана, которые первыми приобщили его к вере своего народа. Следом забота о подросшем Иисусе скорее всего перешла в руки Иосифа, который не только обучал его ремеслу, но и воспитывал в нем мужчину, преданного Завету с Богом43.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация