А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Иисус. Человек, ставший богом" (страница 71)

   61Упомянутые изречения, взятые из источника Q (Лк 6:27–35 // Мф 6:25–34), сущностно передают учение Иисуса. Вероятно, эти слова адресованы крестьянам из галилейских деревень (Хорсли, Кейлор), но не стоит исключать, что это и часть поучения, обращенного к группе его ближайших последователей (Тайссен, Бен Уитерингтон III).
   62Эта просьба отражена в источнике 0^(Мф 6:12 // Лк 11:4). Сохранившаяся у Матфея версия, похоже, ближе к оригиналу.
   63Правила проведения Юбилейного года прописаны в главе 25 Книги Левит, свода законов, ритуалов и предписаний, составленного священниками Израиля.
   64Лк 4:18–19. Иисус читает Ис 61:1–2. Согласно некоторым экспертам, это был один из тех текстов, которые отбирались для чтения в синагогах в начале Юбилейного года (Ринге, Фюлленбах).
   65В основном авторы полагают, что здесь речь идет о богословских представлениях Луки.
   66В Свитке войны, документе, найденном в Кумране, решающее противостояние между «сынами света» и «сынами тьмы» продлится в течение «сорока лет», на протяжении которых добро по сравнению со злом будет обретать все большую силу и мощь.
   67Источник Q (Лк 11:2 // Мф 6:9—10а). Никто не сомневается, что эти две просьбы исходят от Иисуса.
   68В Апокалипсисе, написанном, по всей вероятности, около 95 года, во времена гонений со стороны императора Домициана, автор утешает преследуемых верой, посеянной Иисусом: в тот день «отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло» (21:4).
   69Большинство исследователей полагает, что Царство Божье, проповедуемое Иисусом, включает два значительных момента: его историческое зарождение и его завершение в конце истории (Джон Мейер, Сандерс, Тайссен/ Мерц, Бен Мейер, Аллисон, Бислей-Маррей, Перрин). С недавних пор некоторые авторы стали выдвигать различные гипотезы. Они утверждают, что, провозглашая Царство Божье, Иисус думает о «обновлении этой жизни» здесь-и-сейчас, не рассматривая никакие иные аспекты эсхатологического характера. Это «историческое Царство Божье» понято как «мудрое Царство» (Мэк), «Царство социальной революции» (Хорсли), «Царство переживания Духа» (Борг), «Царство Божье без посредников», или Brokerless Kingdom (Кроссан), «Царство принятия Торы» (Вермеш). Главным аргументом против этих новых гипотез относительно царствования Бога служит то, что Иисус разделяет апокалиптические взгляды Иоанна Крестителя и дает начало христианским общинам, которые живут в ожидании «новых небес и новой земли». Трудно объяснить, как при существовании этих двух реальностей Иисус проповедует Царство Божье только для этой жизни, без эсхатологической перспективы.
   70Мк 13:32. Эти слова по сути отражают утверждение Иисуса. Ни один христианин не отважился бы выдумать высказывание, где Иисус оказался бы в неведении относительно самой важной из всех дат. Похоже, Иисус ждал неминуемого прихода окончательного Царства Божьего, но он никогда не помещал его в конкретный отрезок времени (Мейер, Тайссен/ Мерц, Иеремиас, Бультман и др.).
   71Мк 14:25. Огромное большинство исследователей подтверждает аутентичность этого высказывания Иисуса (Шлоссер, Мейер, Тайссен/Мерц, Пеш, Меркляйн, Леон-Дюфур).

   Глава 5. Воспевающий сострадание

   1Источник (Лк 12:24, 27–28 // Мф 6:26, 28–30). Возможно, говоря о воронах, он обращается к мужчинам, которые знают, что значит сеять, собирать урожай и строить житницы; а образ лилий ориентирован на женщин, умеющих ткать, прясть и шить одежду.
   2Источник Q (Лк 12:6–7 // Мф 10:29–31). Эти образы, настолько живо и конкретно выражающие нежное и заботливое отношение Бога к людям, исходят от Иисуса.
   3Источник Q (Лк 11:11–13 // Мф 7:9-11). Версия Матфея считается более оригинальной.
   4В Еврейской Библии еще нет «притчи» как сформировавшегося литературного жанра. Термин mashal (во множественном числе meshalim) одинаково применим для обозначения сравнений, пословиц, пророчеств, легенд или аллегорий. Некоторые meshalim напоминают притчи: например, рассказ об «овечке бедняка», которым пророк Нафан осуждает преступное поведение Давида (2 Цар 12:1–7); «песнь о винограднике», где поется о любви Бога к Своему народу (Ис 5:1–7), или «аллегория об орле» (Иез 17:3-10).
   5В Евангелии [апокрифическом] от Фомы есть двенадцать притчей, которые также можно найти в официальных евангелиях, и еще две новые: о «разбитом кувшине» (101) и об «убийце» (102). В Евангелии [апокрифическом] от Иакова есть восемь притчей, две из которых, похоже, новые: о «зерне» и о «колосе».
   6Удалось собрать около полутора тысяч раввинских притчей, но до сих пор невозможно подтвердить, что их происхождение относится ко времени, предшествовавшему 70 году н. э. (Штерн). В Кумранских рукописях притчи также не найдены.
   7Однако, как заявлял Флуссер, возможно, раввинские притчи и притчи Иисуса имеют единую суть.
   8Хотя некоторые авторы (Фанк, Скотт, Баттс) полагают, что небольшое число притчей могло быть создано в христианских общинах: «невод, полный рыбы» (Мф 13:47–48), «человек, желавший построить башню» (Лк 14:28–30), «царь, готовившийся к войне» (Лк 14:31–38) или «запертая дверь» (Лк 13:25).
   9В Евангелии от Иоанна мы можем найти аллегорические рассказы, в которых Иисус предстает как «истинная виноградная лоза», «пастырь добрый» или «дверь овцам» (15:1–7; 10:11–18; 10:1–5). Это не притчи как таковые, они далеки от вдохновения галилейского учителя.
   10Это мнение практически единодушно после основательного исследования Юлихера середины XX века. Чтобы уловить истинный смысл притчей Иисуса, нам не нужно прибегать к аллегорическим интерпретациям, предлагаемым христианской общиной. Например, в Мк 4:14–20 предложено аллегорическое прочтение притчи о сеятеле и указано, кто представляет ту или иную местность, засеваемую зерном Слова. В Мф 13:37–43 аллегорически толкуют притчу о плевелах. Подобный тип интерпретации не имеет отношения к Иисусу. Это было придумано для миссионеров и христианских катехизаторов.
   11При этом Иисус в своих притчах описывает те персонажи и ту реальность, переносный смысл которых понятен его слушателям, погруженным в среду иудейских Писаний. Когда он говорит об «отце» или о «царе», люди тут же думают о Боге. Если речь идет о «винограднике», они понимают, что это об Израиле. Когда описывается «пир» или «урожай», люди начинают вспоминать последние времена. Ошибочно было бы изъять из притчей все аллегорические черты. В семитской ментальности нет строгих различий между притчей и аллегорией (Браун, Драри, Гоулер). Некоторые из недавних исследований (Фанк, Уилдер, Кроссан, Скотт) открывают новые перспективы с точки зрения современной лингвистики, но не всегда они помогают понять лингвистический контекст, в котором существовал Иисус.
   12Истинные намерения Иисуса не соотносятся с тем, чтобы свести притчи к «рассказам эстетического характера», как об этом думает Дэн Отто Виа.
   13Иисус сам объясняет, чего он хочет: «Чему уподобим Царствие Божие? Или какою притчею изобразим его?» (Мк 4:30). Иногда начало притчи очень символично: «Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое…» (Мф 13:31).
   14Служение Иисуса в Галилее понятно и не предполагает сомнений: он проповедует о Царстве Божьем всем без какой-либо дискриминации и рассказывает свои притчи не с тем, чтобы ожесточить сердца, а, чтобы всем помочь «войти» в Царство. Однако же в Мк 4:11–12 мы можем прочесть сбивающие с толку слова. Иисус говорит своим слушателям «Вам дано знать тайны Царствия Божия, а тем внешним все бывает в притчах; так что они своими глазами смотрят, и не видят; своими ушами слышат, и не разумеют, да не обратятся, и прощены будут им грехи». Эти слова к Иисусу не относятся. Речь идет о последующих христианских включениях, возникших тогда, когда некоторые притчи стали трудны для понимания в связи с утерей оригинального контекста или из-за того, что они претерпели изменения аллегорического характера. Согласно Марку, смысл притчей понимают лишь последователи Иисуса, которые «вошли» в Царство. «Внешние» не могут ничего усвоить или понять до тех пор, пока не обратятся. Этот текст – предмет бесконечных споров. Я придерживаюсь толкования Винсента Тейлора и разумных интерпретаций (Гнилка, Додд, Мейер, Лайтфут).
   15Фукс, Линнеман и другие делают сильный акцент на этом качестве притчей Иисуса как «притч-происшествий». Нелишним будет напомнить, что все это рассматривается на лингвистическом уровне (Скотт, Гоулер). Было бы неким искажением превращать слушание притчи в разновидность «священного акта».
   16Кроссан переводит: «У кого есть уши, пусть использует их», и считает, что это аутентичное выражение Иисуса, отражающее культуру устной речи того общества, в котором он жил.
   17Притчи нельзя перевести на язык категорий без утраты их оригинальной трансформирующей силы (Рикёр). При интерпретации притчи не нужно задаваться целью «объяснить» ее более простыми, чем у Иисуса, словами, необходимо воссоздать и прочувствовать то, что он испытывал в своем окружении, когда впервые их произносил. Это вовсе не исключает того, что впоследствии можно углубиться в изучение различных смыслов, которые исходят из притчи (Перрин, Ведер, Фанк, Кроссан, Уилдер).
   18Так она отражена в Мк 4:30–32. Эта притча также появляется в Мф 13: 31–32, Лк 13:19; Евангелии [апокрифическом] от Фомы 23.
   19Иез 17:22–23. Евангелисты подчеркивают разницу между маленьким семечком и высоким растением, но, возможно, Иисус в первую очередь хотел подчеркнуть контраст между крошечным горчичным зернышком и мощным ливанским кедром (Кроссан, Скотт).
   20Мк 4:26–29.
   21Кроссан справедливо утверждает, что люди с библейским мировоззрением, в отличие от наших современников, считали посев и урожай не органическими или биологическими процессами, а удивительным «чудом», знаком благословения Бога, который дает пищу своим созданиям.
   22Мк 13:28. Согласно значительному числу экзегетов (Додд, Иеремиас, Кроссан, Скотт), это выражение автономно использовалось в первых общинах и относилось к приближающемуся Царству Божьему. Лишь позднее оно стало частью апокалиптического дискурса, где говорилось о последнем пришествии Сына Человеческого.
   23В Израиле инжирное дерево было символом благословения и счастья. Вот что говорит Михей, пророк крестьянского происхождения, очень любимый народом: «Не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать. Но каждый будет сидеть под своею виноградною лозою и под своею смоковницею, и никто не будет устрашать их» (4:3–4).
   24Эта притча содержится в источнике Q (Лк 13:20–21 // Мф 13:33). Мы также встречаем ее в Евангелии [апокрифическом] от Фомы 100, но с небольшими модификациями, типичными для гностической среды.
   25Согласно Мк 8:15, сам Иисус использует метафору закваски в отрицательном смысле, когда говорит своим ученикам: «Берегитесь закваски фарисейской и закваски Иродовой».
   26Эту притчу мы встречаем в Мф 13:44, и у нее есть характерные черты стиля повествования Иисуса. В Евангелии [апокрифическом] от Фомы можно прочесть ее более развернутую версию, которая, по всей вероятности, представляет собой адаптацию одной хорошо известной раввинской притчи из Мидраш Раба (Иеремиас, Кроссан, Фанк, Скотт).
   27Согласно Иосифу Флавию, после падения Иерусалима в 70 году римляне «откапывали» сокровища. «В большинстве случаев указания самих пленников вели к открытию золота, серебра и других очень ценных предметов, владельцы которых ввиду безызвестности исхода войны закопали их в землю» (Иудейская война VII.5.2).
   28Притча эта находится в тексте Мф 13:45–46 и в Евангелии [апокрифическом] от Фомы 80, в другой версии. В Евангелии [апокрифическом] от Фомы содержится также притча о крупной рыбе, где говорится о мудром рыбаке, «который бросил свою сеть в море. Он вытащил ее из моря, полную малых рыб; среди них этот мудрый рыбак нашел большую (и) хорошую рыбу. Он выбросил всех малых рыб в море, он без труда выбрал большую рыбу» (8). Специалисты находят в ней черты гностического характера, но, возможно, здесь сохранилась еще оригинальная мысль Иисуса: улов большой и прекрасной рыбы побуждает рыбака выбросить остальные маленькие рыбки (Иеремиас, Эспинель).
   29Согласно Плинию Старшему, Клеопатра, известная своими любовными связями с Цезарем и Антонием, владела жемчужиной, которая стоила не менее ста тысяч сестерциев (чуть больше восемнадцати миллионов евро).
   30Ошибочно называть эту притчу о «блудном сыне» или о расточителе. Центральная фигура здесь – отец. Можно назвать ее притчей об «отцовской любви» или о «добром отце».
   31Хотя эта притча сохранилась только в Евангелии от Луки (15:11–32), нет существенных причин, чтобы не считать ее исходящей от Иисуса (против этого выступает лишь Луиза Шотроф и частично Кроссан). Лука воспринял эту притчу как ответ Иисуса «книжникам и фарисеям», упрекавшим его в том, что он ест с грешниками. Современные авторы полагают, что
   Иисус, должно быть, рассказывал ее в более широком, чем предложен Лукой, контексте (Макбрайд, Скотт, Рорбах).
   32В книге Премудрости, написанной Иисусом, сыном Сираха, около 190–180 гг. до н. э. давались такие мудрые советы: «Ни сыну, ни жене, ни брату, ни другу не давай власти над тобою при жизни твоей… При скончании дней жизни твоей и при смерти передай наследство» (33:19–24).
   33В тексте буквально говорится, что отец «разделил между ними свою жизнь [bios]», то, что составляло его жизнь и пропитание.
   34Дословно: «внутри у него все перевернулось».
   35«Лучшая одежда», вероятно, принадлежала отцу (Пламмер, Скотт, Рорбах).
   36В галилейских семьях земледельцев теленка резали очень редко, это считалось большим расходом. Делалось это лишь по большим праздникам, чтобы разделить угощение с соседями.
   37Он называет его teknon, ласкательным словом, которое можно перевести как «мой любимый сын», «мой малыш».
   38Традиционно ее называют притчей о «работниках в винограднике», однако настоящий главный герой здесь – владелец виноградника. Мы могли бы назвать ее: «Щедрый хозяин» (Иеремиас), «Добрый наниматель» (Этчеллс) или «Хозяин, искавший работу для всех».
   39Эта притча сохранилась только у Матфея (20:1-15), но никто не сомневается в ее аутентичности. Манера преувеличения при описании уходов и возвращений на площадь с целью нанять рабочие руки и озадачивающий финал притчи – все это оригинальный почерк Иисуса, который не спутаешь. Вывод: «Так будут последние первыми, и первые последними» (20:16) – это высказывание, независимо циркулировавшее в среде христианской общины, которое кто-то добавил к притче Иисуса в качестве неудачного дополнения.
   40Разные авторы подчеркивают значимость этой детали (Линнеман, Скотт, Макбрайд, Шилингтон).
   41Втор 24:14–15. Это один из законов, взятых из данной книги, составленной в Иерусалиме около 700 года до н. э. и дополненной в последующие годы.
   42Эта притча сохранилась только у Луки (18:10–14). Евангелист на свой лад написал вступление к ней, согласно которому Иисус рассказывает эту притчу «некоторым, которые уверены были о себе, что они праведны, и уничижали других» (18:9). Тем самым он придал притче резко антифарисейский характер, что не отвечает истинному замыслу Иисуса (Бультман, Пламмер, Линнеман, Скотт, Макбрайд и др.). К тому же он добавил к притче заключение, не принадлежащее оригинальному рассказу, а представляющее собой отдельное высказывание Иисуса: «Всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится». Чтобы уловить истинную мысль Иисуса, следует опустить вступление (18:9) и заключение (18:14). В притче говорится не столько о том, какой должна быть наша молитва, сколько о том, откуда ее слушает Бог.
   43Псалом 24 – это песнопение, которое исполняли иудеи по дороге в Храм. В нем говорилось следующее: «Кто взойдет на гору Господню, или кто станет на святом месте Его? Тот, у которого руки неповинны и сердце чисто… Тот получит благословение от Господа и милость от Бога, Спасителя своего» (23:3–5).
   44Используемое в притче слово telones означает, что этот человек не взимал требуемые империей подати с земель напрямую. Он был служащим более низкого ранга и мог работать у въезда в какой-нибудь город вроде Капернаума или Иерихона, на пограничном посту крупных торговых путей, взимая дорожную пошлину, плату за перевозку товара, импорт или экспорт.
   45Вероятно, они оба заходят в Храм в тот момент, когда приносят жертву за искупление грехов. Пока священники осуществляют священный ритуал, они уединяются для испытания своей совести.
   46Значительное число фарисеев придерживались этой традиции, хотя законом предписывался лишь один важный пост в великий День искупления (Лев 16:29–31).
   47Есть примеры похожих молитв в Кумранских текстах и в Талмуде.
   48В действительности, произносимые им слова буквально означают: «Боже, искупи Ты мои грехи».
   49Пс 50:19.
   50Это притча о «добром самарянине». Несомненно, он главный герой рассказа, хотя, чтобы уловить идею Иисуса, все следует воспринимать с позиции лежащего в дорожном кювете раненого.
   51Хотя притча встречается только у Луки (10:30–35), она принадлежит Иисусу. Его манеру рассказа и содержание притчи ни с чем не спутаешь. Лука включил эту притчу в канву диалога Иисуса с учителем Закона. Этот контекст был искусственно выстроен Лукой. Как в Евангелии от Марка, так и в Евангелии от Матфея мы встречаем тот же самый диалог, но без малейшего намека на притчу о самарянине. Чтобы уловить оригинальное намерение Иисуса, мы не должны принимать во внимание выдуманный Лукой контекст (10:25–29 и 10:36–37). Рассказ этот не «показательная история» для ответа на вопрос: «Кто мой ближний?», а «притча о Царстве Божьем», которая могла бы начинаться так: «Подобно Царство Божие человеку, пострадавшему от рук разбойников» (Фанк, Кроссан, Скотт, Макдоналд, Этчеллс). Я придерживаюсь подобного варианта интерпретации.
   52Хотя личность пострадавшего остается анонимной на протяжении всего рассказа и не может быть идентифицирована даже по одежде, поскольку ее с него «сняли», следует полагать, что это был иудей, по крайней мере рассказчик не утверждает иное.
   53Не похоже, чтобы священник или левит могли бы сослаться на какое-либо ритуальное предписание для оправдания своего поведения (Иеремиас, Линнеман, Скотт).
   54Самаряне – народ, произошедший от союза ассирийских колонизаторов с израильтянками, которые не были депортированы в Ассирию после разрушения северного царства (721 год до н. э.). Вернувшись из Вавилонского плена (537 год до н. э.), иудеи исключили их из числа «избранного народа» и не разрешили им принимать участие в восстановлении Храма из-за их нечистого происхождения и нестрогого следования иудейской религии. Антагонизм между иудейским храмом в Иерусалиме и центром культа самарян на горе Гаризим был притчей во языцех. Ненависть между обоими народами усилилась, когда между 6 и 9 годами н. э. накануне Пасхи, группа самарян разбросала по Храму кости мертвецов, осквернив его в праздник.
   55Лука идет в верном направлении, когда делает из притчи о Царстве Божьем пример, где Иисус осмеливается сказать одному израильскому врачу, чтобы тот учился у презренного еретика-самарянина проявлять милосердие. Вопросы, которые мы должны себе задать, не «кто мой ближний?» и «до какой степени я должен проявлять свою любовь?» Не наша религия и не наше окружение должны указывать нам, кого любить, а кого ненавидеть, кому помочь, а кого игнорировать. Более правильно будет задать вопрос: «Кто нуждается в том, чтобы я стал для него ближним и помог в его беде?» Подобные страдания испытывает любой человек, упавший на дороге, он учит проявлять сострадание и любовь.
   56Источник Q (Лк 6:36 // Мф 5:48). У Матфея мы читаем: «Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный». Оба евангелиста с разными оттенками передают мысли Иисуса.
   57Два этих рассказа традиционно называют притчей о «заблудшей овце» и о «потерянной драхме». В действительности, главные герои здесь «пастух» и «женщина», ищущие овцу и монету.
   58Эту притчу мы встречаем у Луки (15:4–6), у Матфея (18:12–13) и в Евангелии [апокрифическом] от Фомы 111. Как Лука, так и Матфей передают оригинальную притчу Иисуса, хотя каждый адаптирует ее по-своему. Матфей ставит акцент на том, что христианская община не должна пренебрегать слабыми и незащищенными; Лука, в свою очередь, хочет подчеркнуть заинтересованность Бога в заблудших. Трудно сказать, чей рассказ из двух ближе к оригиналу. Мы следуем тексту, изложенному Лукой, однако чтобы уловить истинное послание Иисуса, стоит отбросить искусственный вывод евангелиста о раскаянии грешников: «Так на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии» (15:7). В рассказе говорится вовсе не о том (овца совсем не раскаивается!) (Фанк, Скотт, Шотроф, Бультман и др).
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 [71] 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация