А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Иисус. Человек, ставший богом" (страница 6)

   Города Галилеи

   Сложное положение галилейских крестьян ухудшилось, когда в короткий двадцатилетний период Антипа реконструировал Сепфорис и построил новую столицу Тибериаду. Все это произошло до того, как Иисусу исполнилось двадцать пять. Те галилеяне, которые из века в век жили в деревнях и селах, возделывая свои скромные земельные участки, впервые ощутили на себе влияние близости двух городов, быстро меняющих облик Галилеи и провоцирующих серьезное социальное расслоение36.
   В Сепфорисе хасмонеями уже был поставлен вооруженный гарнизон, чтобы гарантировать контроль над территорией и исправность налоговых платежей. Ирод продолжал использовать город как главный административный центр Галилеи, и он оставался таковым до его смерти, пока не был разрушен при восстании Иуды и последующем вторжении римских солдат. Когда Антипа пришел к власти, он не испытывал сомнений по поводу его восстановления. Построенный на небольшой возвышенности посреди плодородных земель, этот город, пожалуй, стал лучшим местом для столицы Галилеи. Антипа назвал его «Империал» (Autocrátoris)37. Однако в этом качестве он просуществовал лишь до 18/19 года, когда была основана Тибериада, новая роскошная столица, воздвигнутая Антипой на берегу Галилейского моря на территории старинного кладбища.
   В эпоху Римской империи города служили резиденциями правящих классов. В них жили начальники, военные, сборщики налогов, государственные служащие и управляющие, судьи и нотариусы, крупные землевладельцы и лица, ответственные за хранение продуктов. Город управлял деревней и собирал подати. Неравенство уровней жизни в городе и деревне было очевидным. В крестьянских селениях Галилеи люди жили в скромных домах из глины или необработанного камня, с кровлей из ветвей деревьев; улицы были немощеные, дороги представляли собой утоптанную землю; отсутствовали мрамор и другие декоративные элементы. В Сепфорисе, напротив, можно было увидеть отлично выстроенные здания, покрытые красной черепицей, с мозаичным полом и фресками; мощеные улицы и даже проспект шириной в тринадцать метров, окаймленный по обе стороны дорожками с колоннами38. Тибериада была еще более монументальным городом, с дворцом Антипы, различными административными зданиями и воротами, снабженными двумя округлыми башнями. Ворота носили чисто орнаментальный и символический характер, чтобы четко обозначить границу города и деревни.
   В Сепфорисе проживало между 8000 и 12000 жителей; в Тибериаде – около 8 000. Ни по своим размерам, ни по властным полномочиям или богатствам они не могли сравниться с Кесарией Морской, резиденцией римского префекта, Скифополем или приморскими городами Тиром и Сидоном39. Они были меньше, но их присутствие порождало значительные изменения в Галилее. Теперь деревни должны были обеспечивать два городских центра, не возделывающих землю. Крестьянские семьи, привыкшие работать на своих полях, чтобы иметь все необходимое для существования, были вынуждены увеличить объем производства для поддержания правящего класса40.
   Сепфорис и Тибериада устанавливали цены и управляли всей Галилеей. Крестьяне впервые почувствовали давление и прямой контроль иродовых правителей. Невозможно было избежать платежа налогов и податей. Все эффективнее организовывался сбор пошлин и продуктов. На поддержание развивающихся административных центров каждый раз требовали больше средств. Пока в Сепфорисе и Тибериаде рос уровень жизни и увеличивались возможности приобретать изысканный товар, жители деревень все сильнее ощущали давление, все острее становилась проблема выживания. Сепфорис и Тибериада устанавливали невиданные ранее отношения контроля, административной власти и выжимания налогов.
   Сельское хозяйство галилейских семей традиционно было многоотраслевым. Крестьяне выращивали на своих землях разные продукты, исходя из различных потребностей, как собственных, так и рынка, согласовывая свои действия с родственниками и соседями. Однако в новых условиях все чаще стали выращивать что-то одно. Крупные землевладельцы стремились увеличить объем продукции, облегчить уплату налогов и сотрудничать с продуктовыми складами. Между тем владельцы мелких участков земли, а вместе с ними и поденщики, каждый раз оставались менее защищенными. Городскую элиту не волновали потребности бедняков, питавшихся ячменем, фасолью, луком или инжиром, им нужна была лишь пшеница, масло или вино – более прибыльные и подходящие для хранения на складе продукты.
   В тот же период в Галилее стали использовать серебряные монеты, отчеканенные в Тибериаде Антипой. Монетизация упрощала покупку продуктов и уплату податей Риму41. В то же время она позволяла богатым копить выручку, чтобы обеспечить себе безбедное будущее в эпоху дефицита. Обращение монет осуществлялось под контролем городской элиты и было выгодно наиболее зажиточным людям. В частности, серебряные и золотые монеты регулярно использовались с целью накопления «сокровищ» или таттопа, что помогало завоевать честь, репутацию в обществе и власть; только в городах можно было «копить деньги»42. Серебряные монеты служили для оплаты подушной подати, назначенной Империей, и различных налогов. Бронзовые монеты использовали, чтобы «уравновесить» взаимообмен продуктами; эта монета была в обращении у крестьян.
   Похоже, Иисус на протяжении всей жизни наблюдал рост неравенства, благоприятного для привилегированного меньшинства Сепфориса и Тибериады и провоцирующего обнищание и распад значительного числа крестьянских семей. Увеличивалась задолженность и утрата земель у самых незащищенных. Городские суды редко поддерживали крестьян. Увеличивалось число бедняков, поденщиков и проституток. Все больше становилось нищих и голодных, которые не могли воспользоваться плодами земли, подаренной Богом своему народу43.
   Действия Иисуса в сельской среде Галилеи и его послание о Царстве Божьем представляли собой резкую критику существующего положения вещей. Его упорная защита голодных и нищих, его благоволение страждущим и оставленным и при этом осуждение жизни городских богачей, изобилующей роскошью, стало публичным вызовом той социально-политической программе, которую проводил Антипа, исходя из интересов наиболее могущественных лиц и обрекая на нищету самых слабых. Притча о нищем Лазаре и помпезно, с шиком живущем богаче, игнорирующем того, кто умирает от голода у стен его дворца44; рассказ о зажиточном землевладельце, только и думающем о том, как бы больше построить силосных башен и хранилищ для зерна45; жесткая критика тех, кто обогащается, не думая о нуждающихся46; его провозглашение нищих, голодных и тех, кто плачет о своей потерянной земле, блаженными47; наставление, с которым он обращается к своим последователям, побуждая их разделить свою жизнь с самыми бедными, не беря ни золота, ни серебра или меди, ни запасной одежды и обуви48; его призывы быть чуткими к страданиям других и прощать долги49; и многие другие высказывания помогают нам сегодня понять, насколько волновали Иисуса страдания людей и как страстно искал он нового мира, более справедливого и братского, где мог бы править Господь и быть для всех Отцом50.

   Иудеи с самобытными чертами

   Кем были эти галилеяне, населявшие родину Иисуса? Пророк Исайя из иудейской столицы Иерусалима говорит о «Галилее язычников». Но это не вполне верно. Мы точно не знаем, что случилось с северными племенами после того, как ассирийцы завоевали их территории и Галилея превратилась в провинцию Ассирии. До недавнего времени считалось, что ассирийцы депортировали только правящий класс, оставив крестьян возделывать земли. Однако результаты недавно проведенных раскопок указывают на серьезное сокращение населения в этот период.51Вероятно, там осталось только несколько земледельцев.
   Мы практически ничего не знаем об этих «галилеянах», живших довольно далеко от Иерусалима, на территории, подвергавшейся на протяжении шести столетий завоеваниям ассирийцев, вавилонян, персов, птолемеев и селевкидов. По всей вероятности, они были верны Яхве, Богу Израилеву, и придерживались великих традиций времен Исхода, хранили Завет, чтили закон Моисеев и соблюдали субботу, однако не обходилось без трудностей. С одной стороны, у них не было такого места поклонения, как в Иерусалиме. А с другой – они не могли опираться на местную аристократию из священнослужителей-галилеян и не имели правящего класса, способного хранить и поддерживать традиции Израиля, подобно тому, как это происходило в Иудее. Таким образом, нет ничего удивительного в том, что существовавшие традиции, привычки и местные обряды несколько отличались от тех, которые были приняты в Иудее.
   После восстания Маккавеев произошло одно важное событие. Под влиянием хасмонеев из Иудеи Галилея оказалась во власти государства-храма Иерусалима, и ее жителей обязали «соблюдать иудейские законы».52Подобная интеграция не представляла для них особых трудностей, и таким образом, они ощущали себя частью иудейского народа. Однако после столь долгих веков отделения от Иерусалима галилеяне не привыкли жить в подчинении у правящего священства. Храм, безусловно, был домом Божьим, но при этом являлся центром власти, которая напрямую подчиняла их системе взимания налогов, десятин и других священных сборов.
   Колонизация, организованная правящими хасмонеями, определенным образом способствовала интеграции и ассимиляции Галилеи в иудейском государстве. По-видимому, многие иудейские семьи шли из Иудеи возделывать галилейские земли.53В любом случае жителей Галилеи – современников Иисуса – с полным правом можно назвать «иудеями». Их религиозные корни – в Иудее; фактически Рим, Ирод и Антипа обращались с ними как с иудеями, уважая их традиции и религию. К тому же результаты раскопок говорят об иудейском облике Галилеи, в которой жил Иисус. Повсюду встречаются miqwaot, или купальни для омовения: галилеяне совершали те же ритуалы очищения, что и жители Иудеи.54Отказ от употребления свинины, каменные сосуды и определенный тип захоронений ясно свидетельствуют об их принадлежности к иудейской религии.55
   С географической точки зрения Галилея была своего рода островом, окруженным влиятельными эллинистическими городами. На юге, во враждебной Самарии, располагалась Себастия, новая столица, где было заметно влияние эллинов; к западу, на Средиземноморском побережье, выделялись три крупных центра: Птолемаида, под чьим влиянием находилась Изреельская долина, Тир и Сидон, воздействие которых ощущали на себе северные регионы; на востоке находилось
   Десятиградие – группа городов, основной центр влияния и развития эллинизма во всей области. Когда Помпей формировал регион, он дал этим десяти городам статус автономии и включил их в состав новой римской провинции – Сирии. При этом, несмотря на ярко выраженное эллинистическое окружение, Галилея времен Иисуса представляет собой область, населенную людьми с самобытной культурой и связанную с Иудеей особыми отношениями. Даже в Сепфорисе и Тибериаде не найдено ничего, что подтверждало бы проживание там более или менее значительного числа римских, греческих или сирофиникийских язычников. Оба города были подвержены влиянию эллинов в большей степени, чем остальная часть Галилеи, но при этом они продолжали оставаться иудейскими городами.56
   Довольно трудно точно узнать, как осуществлялась религиозная связь между Галилеей и Иерусалимом, ведь между ними существовала дистанция как географическая, так и духовная. На галилеян не оказывалось столь мощного религиозного влияния, как на жителей Иерусалима или крестьян из окрестных поселений. Не было в Галилее и достаточного числа книжников или учителей закона. Когда Иисус и его ученики шли в Иерусалим, они пересекали при этом определенную «границу», приходя из Галилеи – географической «окраины» иудаизма – к его центру. Для галилеян роль Иерусалима была уникальна и символична, с ним не могли сравниться ни Сепфорис, ни Тибериада. От Иосифа Флавия нам известно, что галилеяне совершали паломничества в Иерусалим. Наверняка у многих из них отцы или деды были выходцами из Иудеи, и эти родственные связи поддерживались. К тому же паломничество носило не только религиозный характер, это было очень важное, общественно значимое событие. Паломники принимали участие в религиозных праздниках и в то же время ели, пили, веселились, совершали небольшие покупки. Религиозные праздники представляли собой священные выходные, оживленные и увлекательные.
   Галилеяне особо чтили традиции израильского севера, где и располагалась Галилея. В евангельских источниках говорится о «пророках» с севера, таких как Илия, Елисей, Иона, и почти ничего не сказано о «царях» или «священнослужителях» – первых лицах Иерусалима и Иудеи, традиционно вызывающих интерес. Израильтян называют «сынами Авраама», избегая упоминания роли Сиона и Святого града. По-видимому, галилеяне привыкли к более вольной трактовке закона и были менее щепетильны в вопросе соблюдения чистоты, чем жители Иудеи.
   В Галилее говорили на арамейском – языке, проникшем в древнееврейский во времена ассирийской экспансии. Это был родной язык Иисуса. В его доме говорили на арамейском, и первые произнесенные им слова, обращенные к родителям, звучали как abbá и immá. Безусловно, именно на этом языке он начал благовествовать. Иудеи, как в Галилее, так и в Иудее, обычно говорили по-арамейски. В евангельских текстах явно заметны следы арамейского.57Галилеяне говорили на арамейском с особым акцентом, отличавшим их от иудеев – выходцев из Иудеи. В частности, они плохо произносили гортанные звуки, что служило поводом для шуток и насмешек в столице. Акцент Иисуса, как и Петра, выдавал его галилейское происхождение.58
   Древнееврейский, язык Израиля времен великих пророков, стал исчезать намного позднее изгнания в Вавилон, но не был утрачен полностью. Во времена Иисуса на нем еще разговаривали в некоторых областях Иудеи, но он употреблялся только в качестве священного языка, на котором были написаны книги Закона. Древнееврейский язык использовали во время богослужений и чтения соответствующих молитв. Им прекрасно владели книжники, вплоть до того, что могли полемизировать на нем. Но основная часть населения все же плохо его понимала; когда в синагогах читали Священное Писание на древнееврейском, его текст переводили и толковали на арамейском.59Возможно, Иисус в какой-то степени знал древнееврейский язык, но не похоже, чтобы он регулярно его использовал в повседневной речи.
   Начиная с военных походов Александра Македонского греческий язык все больше стал укореняться на завоеванных территориях, превращаясь в официальный язык культуры, власти, экономических отношений. Нечто подобное произошло в Галилее и Иудее. Арамейский не вытеснился, но в значительной мере превратился в язык, используемый привилегированными классами и властителями при дворе Ирода. В Сепфорисе греческий, пожалуй, был слышен чуть чаще, чем в Тибериаде, но в обоих городах продолжал существовать арамейский. Греческим владела священническая аристократия и правящие верхи Иерусалима60. Есть указания на то, что во времена Иисуса некоторые люди были двуязычными: они говорили на арамейском и могли сойти за необразованных греков61.
   Иисус, без сомнения, говорил и думал на арамейском языке. При этом его соприкосновение с греческим было более явным, чем мы привыкли считать, поскольку в поисках работы он дошел до Сепфориса. Некоторые из числа следовавших за ним говорили на греческом. Например, сборщикам налогов, каким был Левий, греческий язык был необходим для работы. Андрей и Филипп, носившие греческие имена и происходившие из Вифсаиды (Кесария Филиппова), наверняка говорили по-гречески и помогали Иисусу общаться с иноверцами, например с сирофиникиянкой.
   Приход римлян не способствовал укоренению латинского языка. По всей вероятности, он использовался только должностными лицами и римскими военными. Известно, что на зданиях, акведуках и публичных постройках выгравированы впечатляющие надписи на латыни, но местные жители не понимали их содержания; подобные послания служили лишь символом власти и могущества. Нет причин предполагать, что Иисус владел латынью. Можно заключить, что Иисус, простой галилеянин, живший на территории, где сосуществовало несколько языков одновременно, учил народ на своем родном арамейском языке. Вполне возможно, он знал библейский древнееврейский – в той степени, чтобы понимать и цитировать Писание; вероятно, немного разбирался в греческом; латынью он не владел.62
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация