А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Иисус. Человек, ставший богом" (страница 67)

   6. Состояние современного исследования истории Иисуса

   Я коротко обозначу положения, определенным образом характеризующие современное исследование жизни Иисуса4.
   • Скептицизм, посеянный Рудольфом Бультманом, устарел. Сейчас исследователи работают в атмосфере умеренного оптимизма и доверия. Был преодолен предрассудок, что историческое исследование жизни Иисуса не имеет значения для христианской веры, а также убежденность в том, что мы очень мало можем узнать
   о нем. За исключением Иосифа Флавия и, возможно Павла из Тарса, «Иисус – самый известный иудейский персонаж своего времени» (Давид Флуссер).
   • Весьма распространено мнение, что невозможно написать биографию Иисуса в современном смысле этого слова. Считают, что в евангелиях, главном источнике истории Иисуса, отражено влияние, которое он оказал на своих последователей, и приводятся воспоминания, восходящие к Иисусу, хотя они и были составлены верующими, описывающими и интерпретирующими прошлое Иисуса с позиции своей веры в воскресшего Христа. Авторы евангелий не задавались целью написать его «биографию», они стремились передать Благую весть Иисуса: Мессии, Господа и Сына Бога.
   • Несмотря на несколько ярких исключений (Джон Мейер), в основном исследователи не ограничиваются критическим изучением литературных источников, а используют всевозможные методы, чтобы ближе подойти к Иисусу с позиций археологии, социологии, культурной антропологии, экономики доиндустри-альных аграрных обществ и т. д.
   • Есть единодушное мнение, что изучение личности Иисуса должно быть основано на использовании всех доступных источников, но самые значимые и определяющие из них – синоптические евангелия. Продолжается углубленное изучение апокрифических евангелий, трудов Иосифа Флавия, раввинистической литературы, таргумов и апокрифических межзаветных текстов, или псевдоэпиграфов. Стоит подчеркнуть строгость критического подхода к текстам Иосифа Флавия, учитывающего его проримские настроения, влияющие на представления о тех или иных событиях (Син Фрейн, Ричард Хорсли), а также серьезный критический анализ раввинистической литературы, цель которого – избежать ложных выводов об иудаизме до 70 года (Джейкоб Ньюзнер, Эд Сандерс).
   • Растет внимание к археологическим данным, получаемым во время раскопок в римской Палестине до 70 года. Речь идет не о сенсационных открытиях, а о сборе информации и оценке результатов уже проведенных работ: иудейский характер галилеян; повседневная жизнь галилейских деревень; степень эллинизации; влияние строительства Сепфориса и Тибериады… (Джонатан Рид, Хоакин Гонцалец Эчегарай, Джеймс Чарльзворт).
   • Современное исследование решает важную задачу, стараясь представить Иисуса в контексте иудаизма того времени, гораздо более сложного и многообразного, чем полагали еще недавно. Не стоит забывать, что Иисус – основатель «движения иудейского обновления» (Герд Тайссен). Была скорректирована сохранявшаяся несколько лет тенденция подчеркивать исключительно самобытный и уникальный образ Иисуса, в связи с тем, что «критерий прерывистости» перестали воспринимать как почти эксклюзивный и начали применять его с большей гибкостью. Правда состоит в том, что были представлены модели Иисуса, далекие от иудаизма (например, у Джеральда Даунинга, Бёртона Мэка и, отчасти, Джона Доминика Кроссана Иисус – «странствующий киник»), но они стали объектом всеобщей резкой критики.
   • В последние годы большую значимость приобрело изучение Галилеи, поскольку оно помогает глубже познать контекст и особенности среды, в которой жил Иисус, проповедуя и осуществляя свое служение, в основном в галилейских деревнях и в окрестностях моря (Фрейн, Хорсли, Рид, Джеймс Чарльзворт). Чаще всего внимание исследователей сосредоточено на изучении степени возможной эллинизации региона, социально-экономического воздействия городских центров Сепфориса и Тибериады, налогов и сборов, взимаемых с крестьян, присутствия фарисеев и учителей Закона в Галилее.
   • На протяжении последних лет стал заметен серьезный вклад в исследование жизни Иисуса со стороны социальных наук и культурной антропологии (Брюс Малина, Ричард Рорбах, Эккехард Штигеман и Вольфганг Штигеман, Халвор Мокснес, Рафаэль Агирре, Сантьяго Гуйяро и члены Context Group). Наблюдается продвижение в изучении экономической ситуации (Хэнсон, Дуглас Оакман). В основу исследования положены два убеждения: в обществе, в котором жил Иисус, религиозный и социально-политический аспекты были неотделимы друг от друга; Иисус не был социальным революционером, но из его служения и проповеди прямо проистекали требования социального порядка (Хорсли).
   • Проведено более глубокое исследование конкретной деятельности Иисуса с позиции социальных и антропологических наук: его исцеления стали объектом социо-культурного изучения древней медицины, магии и чудес (Говард Ки, Джон Пильч, Гектор Авалос, Сантьяго Гуйяро, Стивэн); то же самое произошло с исследованием проводимых им экзорцизмов (Грэм Твелфтри, Strecher, Брюс Чилтон, Сантьяго Гуйяро); его трапезы с «мытарями и грешниками» также подверглись изучению в свете антропологии еды и системы чистоты (Дуглас, Малина, Ньюзнер, Агирре, Кроссан).
   • Было сказано о «хаотичной креативности» современного исследования в связи с тем, что были созданы различные модели Иисуса: Иисус – «маргинальный иудей» (Мейер); Иисус – «социальный реформатор» (Хорсли, Тайссен, Кейлор); Иисус – «странствующий киник» (Даунинг, Мэк, Кроссан); Иисус – «мудрый учитель» (Бен Уитерингтон III, Шюсслер Фьоренца); Иисус – «благочестивый иудей (hand)», исполненный Духа (Геза Вермеш, Маркус Борг); Иисус – «эсхатологический пророк», или «Мессия» (Джон Мейер, Николас Томас Райт, Джеймс Данн, Питер Штальмахер, Бокмюэл). Несомненно, существует риск сфокусировать исследование лишь на определенном аспекте, забывая о других, также запечатленных в предании об Иисусе. Поэтому необходимо рассмотреть наиболее основательный и разумный вклад каждой модели. Иисус, который ведет себя как «эсхатологический пророк», тот же самый, что ратует за «социальные изменения», необходимые для пришествия Царства Божьего; он делает это, движимый Духом Божьим, также побуждающим его к исцелению болезней и дарованию прощения; он возвещает не только о Царстве Божьем, но и о Его присутствии уже сейчас, в поиске Его справедливости. Возможно, приближение к Иисусу будет более точным, если нам удастся избежать опасности зацикливания исключительно на одной модели и мы сможем рассмотреть то совместимое, что нам дают их различные виды.
   • Не так давно Джеймс Данн напомнил два вопроса, которые современное исследование, посвященное Иисусу, оставило без внимания. Во-первых, зачастую не учитывается факт, что исследование состоит не в том, чтобы дойти до «чистого Иисуса», исключая из предания все позднейшие добавления или искажения, а в том, чтобы как можно точнее уловить возможное «воздействие», оказанное Иисусом на своих последователей. Во-вторых, привыкшие к письменной культуре современные исследователи не всегда придают должную значимость устной форме передачи в предании об Иисусе: они не знают, как она действует, и не знакомы с ее характерными чертами. Похоже, критика Данна воспринимается довольно хорошо.
   • Можно различить три особенности, характеризующие работу современных исследователей: явное перемещение исследования из Европы в англо-саксонский мир; все большее развитие междисциплинарного изучения; импульс к групповой работе – достаточно напомнить о создании в 1983 году Historical Jesús Section в рамках Society of Biblical Literature; основании в 1985 году вызывающего дискуссии Семинара по Иисусу с участием около ста членов; появлении Context Group с ее регулярными встречами для изучения культурного контекста Библии или возникновении Proyecto Internacional Q.
   • Исследователи истории Иисуса составляют на сегодняшний день внушительную армию экзегетов, лингвистов, историков, антропологов и археологов, интенсивно работающих в этой увлекательной области с целью лучше познать Иисуса. В США это Дейл Аллисон (Пенсильвания); Барри Блэкберн (Джорджия); Крейг Бломберг (Колорадо); Маркус Борг (Орегон); Рэймонд Браун (Нью-Йорк), уже покойный; Джон Доминик Кроссан (Чикаго); Говард Ки (Пенсильвания); Джеймс Чарльзворт (Нью-Джерси); Брюс Чилтон (Нью-Йорк); Паула Фредриксен (Бостон); Уильям Фармер (Техас); Роберт Фанк (Калифорния), ныне покойный; Ричард Хорсли (Массачусетс); Уильям Херцог (Нью-Йорк); Дэвид Кейлор (Северная Каролина); Джон Клоппенборг (Торонто); X. Кёстер (Массачусетс); Брюс Малина (Небраска); Джон Мейер (Нью-Йорк); Джером Нейри (Индиана); Дуглас Оакман (Вашингтон); Стивен Паттерсон (Сан Луис); Джонатан Рид (Калифорния); Энтони Сальдарини (Бостон); Эд Сандерс (Северная Каролина); Бернанд Брендон Скотт (Оклахома); Элизабет Шюсслер Фьоренца (Нью-Йорк). В Великобритании: Ричард Бокэм (Шотландия); Джеймс Данн (Англия); Д. Макдоналд (Шотландия); М.О’Донелл (Англия); Николас Томас Райт (Англия). В Ирландии: Син Фрейн. В Канаде: Крейг Эванс; Бен Мейер; Роберт Уэбб. В Австралии: Грэм Твелфтри.

   В Европе (исключая Великобританию) можно вспомнить следующие имена: в Германии: И.Гнилка; М.Хенгель; М. Каррер; Хельмут Меркляйн; Рудольф Пеш; Юрген Ролофф; Луиза Шотроф; Хайнц Шюрман; Петер Штульмахер; Герд Тайссен. В Испании: Рафаэль Агирре; Сантьяго Гуйяро; Хоакин Гонцалец Эчегарай; К. Пикаца; А. Пуиг; Сенен Видал. Во Франции: Симон Легасси; Жан-Пьер Лемонон; А. Пол; Чарльз Перро; Ж. Шлоссер. В Голландии: Э. Схиллебекс. В Италии: Джузеппе Барбаглио; Р.Фабрис. В Швейцарии: П.Бюхлер; Франсуа Бовон; Дэниел Маргуэрат; Е. Норелли. В Скандинавских странах: П.Борген (Скандинавия); Т.Холмен (Финляндия); Халвор Мокснес (Норвегия); X. Ризелфид (Скандинавия). В Латинской Америке: Ж.Сегундо (Уругвай); Джон Собрино (Сальвадор). Иудейские исследователи: Давид Флуссер; Д. Менделе; Эллис Ривкин; Геза Вермеш; Д. Ньюзнер.

   7. Научная фантастика об Иисусе

   Наряду с научно-исследовательскими трудами стало появляться бесконечное множество публикаций, текстов и научно-фантастических романов, предлагающих образы Иисуса, в корне отличающиеся от принятых экспертами и экзегетами.
   В некоторых случаях речь идет о произведениях, связанных с эзотерическими и гностическими движениями, обретшими новую силу в рамках так называемой «Новой Эры» (New Age). В них рисуются различные образы Иисуса: Иисус с позиции традиционной эзотерики; Иисус с позиции гностической религиозности; Иисус в свете «тайны» тамплиеров; Иисус с позиции Теософского общества; Иисус в антропософии Рудольфа Штайнера; Мистическая жизнь Иисуса Льюиса с позиции ордена Розенкрейцеров (АМОРК); Иисус и эзотерическое движение Святого Грааля; Иисус Великого Белого братства; Иисус и инопланетяне… Отношение исследователей к подобному типу литературы однозначно: предлагаемый в этих произведениях образ Иисуса не имеет ничего общего с Иисусом, жившим в Галилее в начале I века5.
   Кроме того, существуют многочисленные сочинения, составленные на скорую руку авторами, которые не занимаются историческим исследованием жизни Иисуса, а являются выходцами из вселенной журналистики, фантастической литературы, оккультной истории… Помимо произведений об Иисусе они пишут об НЛО, тайнах египетских пирамид, загадках истории и т. д. Обычно подобные книги носят примерно такие названия: Иисус жил и умер в Кашмире; Тайная история Иисуса; Иисус, человек без евангелий; Иисус и Мария Магдалина; Иисус, этот великий незнакомец. Не проводя критического анализа каждого произведения, почти обо всех них можно сказать следующее:
   • эти произведения написаны авторами, не считающимися с результатами современных исследований: их субъективные портреты Иисуса никак не подкреплены сведениями экспертов; скорее, они им противоречат. Поразительно, с какой смелостью они
   пишут, делая общие ссылки на «недавние исследования» или последние сведения ученых, и не могут назвать ни одного имени серьезного исследователя в этой области;
   • неискушенный читатель даже не подозревает о постоянном противоречивом использовании источников, при котором не принимаются во внимание критерии историчности. Например, Дэн Браун в своем романе Код да Винчи для того, чтобы доказать, что Мария Магдалина была замужем за Иисусом, опирается на Евангелие [апокрифическое] от Филиппа, утверждая, что этот текст является более ранним, аутентичным и достоверным, чем канонические евангелия. При этом неискушенный читатель не знает, что такой известный немецкий эксперт, как Ханс-Иозеф Клаук, завершает свое исследование Евангелия от Филиппа словами: «Никто не может датировать его ранее II века»;
   • в этих произведениях приводятся провокационные утверждения, не соответствующие заключениям тех, кто непосредственно исследует эту тему. Заявляется, что «Иисус был ессеем», а специалисты приходят в выводу, что служение и проповедь Иисуса были бы прямо отвергнуты в Кумране. Утверждается, что брак Иисуса с Марией Магдалиной – это «самая важная и лучше всего хранимая тайна всех времен»; при этом никто из компетентных исследователей не смог раскрыть ее прежде Дэна Брауна. Говорят, что «Иуда был убит Петром» (Мишель Бенуа), хотя ни один специалист об этом не подозревал;
   • для сочинений подобного жанра выбираются эпизоды абсолютно второстепенного значения только из-за того, что они могут стать сенсацией (любовные отношения Иисуса и Марии Магдалины, поведение Иуды, «тайные учения» Иисуса и т. д.). В то же время остается за рамками то, что исторически составляет ядро проповеди и служения Иисуса: его послание о Боге, его заступничество за бедных, критика власть имущих, призыв к обращению и его замысел о более справедливом мире для всех.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 [67] 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация