А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Иисус. Человек, ставший богом" (страница 36)

   Все определяется любовью

   Единственной адекватной реакцией на приход Царства Божьего является любовь. У Иисуса нет в этом ни малейшего сомнения. Образ жизни Бога и Его способы поведения должны быть программой для всех. Сострадающий Бог просит своих детей жить, вдохновляясь сочувствием. Его ничто так не обрадует, как это. Строить жизнь такой, какой ее хочет видеть Бог, возможно лишь тогда, когда любовь становится абсолютным императивом.
   В своих притчах Иисус неоднократно говорит о сострадании, прощении, принятии заблудших, помощи нуждающимся. Это был его язык проповедника Царства. Но в какой-то момент Иисус начинает говорить и как учитель жизни, представляя любовь в качестве фундаментального и определяющего закона. Он делает это, глубоко и неразрывно связывая два великих предписания, высоко ценившихся в религиозной традиции иудейского народа: любовь к Богу и любовь к ближнему55. Согласно христианским источникам, когда Иисуса спросили о том, какая заповедь есть первая из всех, в своем ответе он прежде всего вспомнил заповедь, постоянно повторяемую иудеями в молитве Шма в начале и в конце дня: «Первая из всех заповедей: „Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть; и люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душею твоею и всеми силами твоими“. Утром того же дня он сам молился этими же словами. Они помогают ему жить, любя Бога всем сердцем и всеми силами. Это действительно главное, но тут же он добавляет другую заповедь, взятую из древней книги Левит: „Вторая подобная ей: “Люби ближнего твоего, как самого себя”. Иной большей сих заповедей нет“56.
   Любовь к Богу и ближнему – это обобщение Закона, верховный принцип, представляющий в новом свете всю систему законов. Заповедь о любви не находится на одном уровне с остальными предписаниями, затерянная среди других более или менее важных норм. Любовь определяет все. Если какое-либо правило не вытекает из любви или противоречит ей, оно не имеет смысла; оно не служит тому, чтобы строить жизнь, какую жаждет Бог.
   Иисус устанавливает тесную связь между любовью к Богу и любовью к ближнему. Они неотделимы. Невозможно любить Бога и игнорировать своего брата. В поиске воли Божьей определяющее не чтение законов, написанных на каменных скрижалях, а обнаружение потребности любить в жизни людей. Не существует священных рамок пространства, где мы могли бы наедине пообщаться с Богом. Невозможно любить Бога в Храме и жить, позабыв о тех, кто страдает. Любовь к Богу, исключающая ближнего, превращается в ложь. То, что обращено против любви, обращено против Бога57.
   Иисус не смешивает любовь к Богу с любовью к ближнему, как будто это одно и то же. Любовь к Богу нельзя сводить лишь к любви к ближнему, равно как и из любви к ближнему не следует автоматически любовь к Богу. Для Иисуса любовь к Богу занимает абсолютное первенство и ничем не может быть заменена. Это первая заповедь. Она не растворяется в сплоченности людей. Прежде всего нужно любить Бога: искать Его волю, войти в Его Царство, верить в Его прощение. Молитва устремлена к Богу, а не к ближнему; Царства ожидают от Бога, а не от братьев.
   Вместе с тем важно понимать, что ближний не служит средством или поводом для выражения любви к Богу. У Иисуса нет мысли превратить любовь к ближнему в разновидность опосредованной любви к Богу. Он любит людей и помогает им, поскольку они страдают и нуждаются в помощи. Действия Иисуса конкретны, он – реалист. Нужно дать жаждущему стакан воды, потому что он испытывает жажду; нужно накормить голодного, чтобы он не умер; нужно одеть раздетого, чтобы защитить его от холода. Любить человека не самого по себе, а ради любви к Богу, было бы довольно странно. Иисус бы точно этого не понял58.
   Скорее, он думает по-другому. Кто чувствует себя сыном Божьим или Его дочерью, любит Его всем сердцем, всей душой и всеми силами. Вполне естественно, эта любовь означает послушание, полное расположение и отдачу Отцу, безгранично и безусловно любящему всех своих сыновей и дочерей. Поэтому невозможно любить Бога, не желая того, что хочет Он, и не испытывая безусловной любви к тем, кого любит Он как Отец. Любовь к Богу делает невозможной жизнь в сосредоточении лишь на самом себе и безразличии к страданию других. Именно в любви к ближнему открывается правда о любви к Богу.
   Поэтому не удивительно, что ближний в глазах Иисуса приобретает такую высокую значимость. Он не ограничивается напоминанием знаменитой заповеди из Левита: «Люби ближнего своего, как самого себя», а поясняет ее словами, ставшими «золотым правилом»: «Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними»59. Это правило было небезызвестным в иудаизме. Уже в книге Товит, написанной во II веке до н. э., оно встречается в отрицательной форме: «Что ненавистно тебе самому, того не делай никому». В тот же временной период в одной из иудейских книг говорилось о том, «чтобы никто не делал своему ближнему того, чего он не хочет себе»60. В другой иудейской книге приведена знаменитая история о предшествовавших Иисусу раввинах. Один иудей подошел к раввину Шаммаю и сказал ему, что станет прозелитом, если тому удастся преподать ему Тору в течение того времени, что он будет стоять на одной ноге. Разгневанный Шаммай прогнал его. Тогда тот же иудей обратился к раввину Гиллелю, который ответил ему: «Не делай другому того, чего не желаешь себе. В этом весь Закон. Остальное – лишь комментарий».
   Любить другого, «как самого себя», попросту означает любить его так, как мы желаем, чтобы другой нас любил. Нельзя вывести точную формулу любви. Иисус никогда этого не делает. Для любви нужны воображение и творческий подход. Только так мы сможем понять призыв Иисуса: «Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними; ваш личный опыт может стать лучшей отправной точкой для того, чтобы представить, как вы должны поступить с конкретным человеком61. Поставьте себя на место другого: что бы вы хотели для себя? Так вам будет легче и яснее понять, как вам вести себя с человеком»62.
   Трудно найти более категоричное понятие безграничной любви, чем у Иисуса. Если то идеальное, что мы желаем себе, станет критерием и правилом нашего отношения к другим людям, уже не найдется никаких оправданий и отговорок. Для нас самих мы всегда хотим самого лучшего. «Золотое правило» побуждает нас желать добра всем безоговорочно. В «новом мире», провозглашаемом Иисусом, подобное поведение, которое выражается в готовности помогать, служить и проявлять внимание к нуждам брата, должно стать основным. Конкретных норм нет. Любить ближнего – это делать для него в конкретной ситуации все, что только можешь63. Иисус думает о новых отношениях, основанных не на собственном интересе или использовании других, а на конкретном служении тому, кто больше всего страдает.
   Призыв Иисуса ясен и конкретен. Принятие Царства Божьего вовсе не метафора. Это просто-напросто любовь к брату в любой ситуации. И это самое определяющее. Быть сыном Божьим или Его дочерью можно, лишь живя в братской любви со всеми. В Царстве Божьем ближний занимает место Закона. Мы даем Богу царствовать в нашей жизни, когда умеем с полной готовностью услышать Его призыв, скрытый в любом нуждающемся человеческом существе. В Царстве Божьем все человеческие существа, даже те, которые кажутся нам наиболее презренными, имеют право ощущать любовь остальных и получать помощь, необходимую для достойной жизни.

   Любите врагов ваших

   Призыв к любви всегда соблазнителен. Наверняка многие с радостью восприняли его слова. Однако менее всего люди ожидали услышать от него о любви к врагам. В атмосфере жестокого гнета Римской империи и злоупотреблений со стороны власть имущих его слова звучали поистине провокационно. Только сумасшедший мог с такой убежденностью произносить нечто столь абсурдное: «Любите врагов ваших, молитесь за обижающих вас, прощайте до седмижды семидесяти раз, кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую». О чем говорит Иисус? К чему он их подводит? Этого ли хочет Бог? Чтобы народ жил в подчинении у угнетателей?
   У иудейского народа представления были очень четкие. Бог Израиля – это Бог, Который на протяжении всей истории силой устанавливает Свою справедливость. В Книге Исхода напоминают, из какого ужасного опыта родился народ Божий. Господь услышал взывания евреев и могущественно вмешался в ситуацию, разбив врагов Израиля и отомстив им за несправедливое угнетение. Они поклонялись Ему как истинному Богу именно потому, что Его мощь превосходила силу других богов. И люди не раз могли убедиться в этом. Бог оберегал их, уничтожая врагов. Только с помощью могущественной поддержки Бога они смогли войти в Обетованную землю.
   Кризис наступил, когда иудеи осознали, что снова оказались во власти более сильного врага. Что им было думать, когда избранный народ был сослан в Вавилонию? Что они могли сделать? Оставить Яхве и поклониться богам Ассирии и Вавилонии? Изменить восприятие своего Бога? Вскоре они нашли выход: Бог не изменился; это они отошли от Него, не подчинившись Его заповедям. И теперь Яхве гневно вершит правосудие над Своим непокорным народом, ставшим в какой-то степени Его «врагом». Бог остается великим, но Он благоволит иностранным империям, чтобы наказать народ за грех64.
   Прошли годы, и люди начали думать, что переживаемое ими наказание чрезмерно. Грех уже был более чем искуплен. Проснувшиеся у народа надежды по возвращении из изгнания оказались тщетными. Вторжение Александра Македонского и гнет Римской империи стали несправедливой, незаслуженной жестокостью. В тот момент некоторые прорицатели начали говорить об «апокалиптическом насилии». Бог вновь явится во всей силе и мощи, чтобы освободить Свой народ, уничтожить угнетателей Израиля и наказать тех, кто отверг завет с Ним. Во времена Иисуса никто не сомневался в суровой мощи Бога, применявшего силу, чтобы установить Свою справедливость и отомстить врагам за народ. В основном обсуждали уже то, когда Он придет, каким образом, и что случится, когда Он придет, исполненный Своей карающей силы. Все ожидали Бога-мстителя. В разных псалмах то и дело говорилось об «истреблении врагов». Это была всеобщая мольба: «Боже отмщений, Господи, Боже отмщений, яви Себя! Восстань, Судия земли, воздай возмездие гордым»65.
   Сама сложившаяся атмосфера призывала ненавидеть врагов Бога и народа. Как знак свыше в защиту Божественной справедливости воспринимались слова: «Мне ли не возненавидеть ненавидящих Тебя,
   Господи, и не возгнушаться восстающими на Тебя? Полною ненавистью ненавижу их: враги они мне»66. Подобную ненависть особенно культивировали кумранские ессеи. Она была одним из фундаментальных принципов членов общины: «Любить все то, что избирает Бог, и ненавидеть все, что Он отвергает». В частности, от членов общины требовалось «любить всех сынов света, каждого согласно его судьбе и предназначению от Бога, и ненавидеть всех сынов тьмы, каждого в соответствии с его виной в отмщение Бога»67. Тень ненависти прослеживается в различных текстах, в которых призывают «бесконечно ненавидеть порочных» или «испытывать ярость к злодеям». Возбужденные этой ненавистью, люди готовились принять участие в финальной битве «сынов света» против «сынов тьмы»68.
   Иисус начинает разговаривать новым и странным языком. Бог проявляет не силу, а сострадание; он любит даже своих врагов; он не желает никого уничтожать. Его величие состоит не в том, чтобы мстить, наказывать и контролировать ход истории посредством разрушительных вторжений. Бог велик не из-за того, что Он обладает большей, чем кто-либо, силой для поражения Своих врагов, а потому, что Его сострадание безусловно по отношению ко всем. «Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных»69. Бог не прекращает ревниво дождя или солнечного сияния. Он делится ими со Своими сыновьями и дочерьми земли без дискриминации виновных перед верными. Он не направляет свою любовь лишь к тем, кто Ему предан. Он творит добро даже тем, кто Ему противится. Он не обходится с людьми в зависимости от их поведения. Он отвечает на их несправедливость не наказанием, а любовью70.
   Бог принимает, сострадает и прощает. Таков опыт Иисуса. Поэтому ему чуждо ожидание воинственного Бога или Его Посланника, который поразит врагов Израиля. Также непохоже, чтобы он верил в апокалиптические фантазии, заявляющие об ужасном неминуемом наказании всех противящихся Ему71. Не нужно ни к кому питать ненависти, как это делают ессеи Кумрана. Этот Бог, Который никого не лишает Своей любви, должен побудить нас поступать подобно Ему. Иисус подводит к неоспоримому заключению: «Любите врагов ваших… и будете сынами Всевышнего»72. Призыв Иисуса должен был стать настоящим потрясением, поскольку псалмы побуждали, скорее, к ненависти, да и Закон призывал сражаться с «врагами Бога»73.
   Иисус ведет речь не только о личных врагах в собственном окружении человека или в пределах его деревни. Наверняка он имеет в виду всех врагов вообще, без исключения: личных, причиняющих вред семье; враждебно настроенных людей той же социальной группы или угнетателей народа. Любовь Бога лишена дискриминации, она ищет всеобщего блага. Таким образом, тот, кто похож на Него, тоже желает добра всем. Иисус упраздняет вражду внутри Царства Божьего. Его призыв можно было бы расслышать так: «Не будьте врагами никому, даже тем, кто являются вашими врагами. Будьте подобны Отцу»74.
   Иисус не предлагает любовь к врагам в качестве универсального закона. Из своего сыновнего переживания Бога он воспринимает эту любовь к врагам как дорогу, по которой стоит идти, чтобы уподобиться Богу, и как способ устранения вражды между братьями. Движение по этому пути требует усилий, поскольку необходимо научиться освобождаться от ненависти и обид, преодолевать огорчения, благословлять и делать добро. Иисус говорит о том, чтобы «молиться» о врагах. Возможно, это послужит конкретным средством пробуждения в сердце любви к тем, кого сложно любить75. Однако любовь, о которой идет речь, подразумевает не какие-то сильные эмоции, симпатию или нежность по отношению к тем, кто нам делает зло. Враг остается врагом, и нам будет трудно начать испытывать к нему добрые чувства. Любить врага означает, скорее, заботиться о его благе и «делать» то, что пойдет ему на пользу и будет способствовать его лучшей и более достойной жизни.
   Без опоры на библейскую традицию, в конфронтации с псалмами о мести, подкреплявшими молитвы его народа, противопоставляя себя общей атмосфере ненависти к врагам Израиля и дистанцируясь от апокалиптических образов финальной битвы с римскими угнетателями, Иисус обращает ко всем свой призыв: «Любите врагов ваших, благотворите ненавидящим вас»76. Царство Божье должно стать началом упразднения ненависти и вражды между Его детьми. Так думает Иисус.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [36] 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация