А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Иисус. Человек, ставший богом" (страница 32)

   Жизнь без мужского превосходства

   Переживаемый опыт Бога Отца, Защитника обездоленных, и вера в наступление Его Царства делают поведение Иисуса таким, что оно приводит к кризису традиции, привычки и практики, подавляющие женщину41. Иисус не может упразднить гнетущую патриархальность общества. Это просто невозможно. Однако он провозглашает новые основания и новые отношения, способные «депатриархизировать» общество: никто во имя Божье не может защищать или оправдывать превосходство мужчин, равно как и подчиненность женщин патриархальной власти. Иисус все ниспровергает, проповедуя отношения, основанные на том, что все люди, женщины и мужчины, созданы и любимы Богом: Он принимает их в Свое Царство как равно достойных сыновей и дочерей42. Иисус воспринимает всех людей как равно ответственных перед Богом. В разговоре он не исходит из того, женщина перед ним или мужчина. Невозможно услышать от него какие-либо наставления по поводу того, что обязан делать мужчина, и что – женщина. А ведь обычным явлением среди иудейских раввинов и в первых христианских общинах было регламентирование домашних обязанностей мужчин и, в особенности, женщин. Иисус призывает всех, и мужчин, и женщин, жить как сыновья и дочери Отца, не предлагая при этом нечто вроде «двойного стандарта», более специфического и исключительного для женщин и мужчин43.
   Вероятно, больше всего заставляет страдать женщину не то, что она должна быть на службе у своего мужа и детей, а то, что в любой момент мужчина может развестись с ней, бросив на произвол судьбы. Это право мужчины основано ни много ни мало как на Законе: «Если кто возьмет жену и сделается ее мужем, и она не найдет благоволения в глазах его, потому что он находит в ней что-нибудь противное, и напишет ей разводное письмо, и даст ей в руки, и отпустит ее из дома своего»44. Еще до рождения Иисуса законники оживленно спорили о том, как интерпретировать эти слова. Согласно последователям Шаммая, с женой можно было развестись только в случае супружеской измены; а в школе Гиллеля заявляли, что достаточно было найти у супруги «что-либо неприятное», например, что у нее пригорела еда. Похоже, во времена Иисуса наблюдалась тенденция именно в эту сторону. Позднее рабби Акива пойдет еще дальше: чтобы развестись с женой достаточно того, что мужчине больше нравится другая женщина. Пока ученые мужи спорили, женщины не могли подать голос, чтобы защитить свои права. В какой-то момент и до Иисуса дошел вопрос: «Позволительно ли разводиться мужу с женою?» Вопрос этот полностью исходит из мужских интересов, ведь у женщины не было никакой возможности развестись со своим супругом. Иисус всех удивляет своим ответом. Слушающие его женщины не могут в это поверить. По его словам, если развод и разрешен Законом, то это «по жестокосердию» мужчин и их мужскому эгоистическому восприятию, так как в истинные замыслы Бога патриархальный брак не входил. Бог создал мужчину и женщину, чтобы они были «одной плотью», как люди, призванные разделить Его любовь, Его близость и всю Его жизнь в полном единстве. Поэтому, «что Бог сочетал, того человек да не разлучает»45. Иисус снова принимает сторону жертвы, положив конец привилегиям мужчин в виде развода с женами по их собственной прихоти и требуя для женщин более защищенной, достойной и стабильной жизни. Бог – противник систем, порождающих главенство мужчин и подчиненность женщин. В Царстве Божьем все они должны исчезнуть46.
   Именно это и проповедует Иисус в «новой семье», формирующейся из числа его последователей ради служения Царству Божьему. В непатриархальной семье все друг другу братья и сестры. Это община без мужского господства и без установленных мужчинами иерархий. Движение последователей, где нет «отца». Отец лишь на небесах.
   Мы не знаем, где и когда это произошло. В христианских источниках сохранилось описание одного важного эпизода из жизни Иисуса. Иисус покинул свою семью, и теперь он окружен своими последователями, сидящими вокруг него без какого-либо превосходства одних над другими; все слушают его слово и вместе ищут волю Божью. Неожиданно Иисуса предупреждают, что пришли его мать и братья с намерением забрать его с собой, так как они думают, что он сошел с ума. Они остаются «снаружи», может быть, для того, чтобы не связываться с этой странной группой людей, окружающих их родственника. Иисус же привычным взором окинул сидящих вокруг него людей и сказал так: «Вот матерь Моя и братья Мои. Кто будет исполнять волю Божию, тот Мне брат, и сестра, и матерь»47. В этой новой семье его последователей нет родителей. Есть лишь небесный Отец. Никто не должен занимать Его места. В Царстве Божьем невозможно восстановить патриархальные отношения. Все будут сидеть вокруг Иисуса, отказавшись от власти и господства над остальными ради служения самым слабым и беззащитным.
   То же самое Иисус повторяет уже в другой ситуации. Его ученики покинули свои дома, братьев и сестер, отцов, матерей и детей, оставили земли, бывшие для них источником средств к существованию, работу и стабильную жизнь. А что они получат? На беспокойство Петра Иисус отвечает так: «Нет никого, кто не получил бы во сто крат более домов, и братьев и сестер, и отцов, и матерей, и детей, и земель, а в веке грядущем жизни вечной»48. Последователи Иисуса обретут новый очаг и новую семью. Сто братьев и сестер, сто матерей! Но они не найдут «отцов». Никто не установит над ними своей власти. «Отец», в его патриархальном понимании, – подавляющий своей властью мужчина, хозяин, навязывающий свою волю сверху, господин, держащий в подчинении жену и детей, – должен исчезнуть. В новой семье Иисуса все живут в братской любви. Мужчины утрачивают свою власть, женщины обретают достоинство. Чтобы принять Царство Отца, нужно создавать пространство братской жизни, без мужского превосходства.
   Другой христианский источник передает нам слова, которыми Иисус оправдывает это «отсутствие отца» в своей общине. Предлагаемый текст имеет выраженную антииерархическую окраску, где Иисус просит своих последователей не превращаться в группу, управляемую мудрыми «раввинами», авторитетными «отцами» или «правителями», поднявшимися над остальными: «Не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель – Христос, все же вы – братья; и отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах; и не называйтесь наставниками, ибо один у вас Наставник – Христос»49. Никто не может называться или быть «Отцом» в общине Иисуса. Только Бог. Иисус зовет Его «Отцом» не для того, чтобы узаконить на земле властные патриархальные структуры, а чтобы не допустить кого-либо из своих претендовать на «отцовскую власть», принадлежащую исключительно Богу50.
   Когда исчезает патриархальная власть, внимание фокусируется на детях. Наряду с женщинами они самые слабые и маленькие в семье, они беспомощны и больше других нуждаются в любви. Согласно Иисусу, они должны занять центральное место в Царстве Божьем. В иудейском обществе дети были знаком благословения Божьего, но их начинали ценить только по достижении того возраста, когда они могли исполнять Закон и принимать участие в жизни взрослых. Девочки не представляли значимости, пока у них не появлялись дети, желательно мужского пола.
   Иисус предложит своим ученикам новый, по-другому устроенный мир. Согласно одному из рассказов, который мы находим в Евангелии от Марка51, мужская часть учеников начинает спорить о разделении власти и полномочий. Иисус совершит необычное действие, чтобы они хорошо запомнили, как он понимает общину своих последователей: важно быть не первым или старшим, а жить как последний, всем служа: «Кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою». Затем Иисус берет ребенка и ставит его посреди группы как символ власти. Ученики не знают, что им обо всем этом думать. Иисус объясняет им в двух словах: «Кто примет одного из таких детей во имя Мое, тот принимает Меня; а кто Меня примет, тот не Меня принимает, но Пославшего Меня». Такое действие Иисуса показывает, что именно дети, в своей малости, обладают могуществом. Они важнее всех и должны занимать центральное место, поскольку именно они больше других нуждаются в заботе и любви. Остальные, большие и сильные, становятся действительно значительными тогда, когда начинают служить маленьким и слабым.
   Мысль Иисуса становится еще более ясной в другой сцене52. К Иисусу приводят маленьких мальчиков и девочек: если он человек Божий, он сообщит им свою силу и дух53. Ученики, желающие распоряжаться и установить свою власть, пытаются воспрепятствовать их приближению к Иисусу. Его реакция незамедлительна. Рассердившись, он отвергает вмешательство учеников: «Пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им, ибо таковых есть Царствие Божие. Истинно говорю вам: кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него». Далее он делает свой характерный жест. Он ласково обнимает мальчиков и девочек, давая им свою жизнь и получая от них нежность и радость. Затем он возлагает на них руки, с тем чтобы они росли и были здоровы: он благословляет их, как Создатель все благословлял в начале жизни. Движение Иисуса, которое подготавливает и предвосхищает Царство Божье, не должно быть возглавлено и управляемо сильными мужчинами, навязывающими остальным свою волю сверху. Скорее, оно должно быть общностью «детей», которые не отдают никому приказов и входят в Царство только потому, что нуждаются в заботе и любви. Это будет союз мужчин и женщин, которые, подобно Иисусу, способны обнимать, благословлять и заботиться о малых и слабых. В Царстве Божьем жизнь основана не на закреплении взрослыми своей власти, а на радушном принятии малых. Где они становятся центром жизни, туда приходит Царство Божье. Это было, вероятно, одним из великих предчувствий Иисуса.

   Ученицы Иисуса

   Женщины сопровождали Иисуса от Галилеи до Иерусалима и не покинули его даже в момент распятия. Они слушали его проповеди, учились у него и пребывали рядом с ним, как и другие его ученики.
   Этот факт бесспорен54, но в то же время и удивителен, потому что в 30-е годы и позже женщинам не разрешалось изучать закон с рабби. Ученицы ходили по деревням следом за мужчиной и ночевали под открытым небом вместе с группой мужчин, что, вероятно, выглядело ошеломляюще. В Галилее прежде ничего подобного наблюдать не могли. Вот картина, которая не могла вызвать ничего, кроме подозрений: группа женщин, одни из которых сопровождались мужьями, другие же раньше были бесноватыми, следует за холостым мужчиной, принимающим их в число своих учеников-мужчин. Кто были эти женщины? Что они делали среди мужчин? Они служили им, посвятив себя собственно женским занятиям: готовили еду, накрывали на стол, подавали блюда, приносили воду, мыли ноги. Являлись ли они ученицами Иисуса в том же качестве и с теми же правами, что и ученики мужского пола?55
   Женщины с самого начала вошли в группу последователей Иисуса. Вероятно, кто-то из них пришел вместе с супругом56. Другие были одинокими, без какого-либо мужского сопровождения. Никогда не говорят о том, чтобы Иисус призывал их каждую по отдельности, как, похоже, произошло с некоторыми из числа Двенадцати. Вероятно, женщины сами подходили к нему, завороженные его личностью, однако они никогда не посмели бы за ним следовать, если бы Иисус не пригласил их остаться. Он ни разу не отстранил и не исключил их по половому признаку или из-за ритуальной нечистоты. Они «сестры», принадлежащие новой семье, которую создает Иисус, и их так же принимают во внимание, как и «братьев»57. Проповедник Царства допускает лишь ученичество на равных.
   Мы знаем имена некоторых из них. И они далеко не единственные58. Мария из Магдалы занимает исключительное место, и ее всегда вспоминают первой, как Петра среди мужчин. Есть группа из трех женщин, похоже, наиболее близких к Иисусу: Мария из Магдалы, Мария, мать Иакова Младшего и Иосифа, и Саломия. Точно так же среди мужчин особой симпатией и дружбой пользуются Петр, Иаков и Иоанн. Нам также известны имена других очень любимых Иисусом женщин, таких как Марфа и Мария, которые принимали его в своем доме в Вифании каждый раз, когда он шел в Иерусалим, и с истинным удовольствием слушали его, хоть и, по всей видимости, не странствовали вместе с ним59.
   Присутствие этих женщин, сопровождавших Иисуса вплоть до Иерусалима, было очень значимо в последние дни его жизни. Все меньше сомнений остается в том, что они принимали участие в Тайной вечери. Почему бы им не присутствовать на прощальном ужине, если обычно они ели вместе с Иисусом? Кто мог должным образом приготовить и подать угощение без женской помощи? Еще более абсурдным становится их отсутствие, если вспомнить, что речь идет о пасхальном ужине, одном из праздников, в котором участвовали женщины. Где иначе они могли бы есть Пасху, одни в городе Иерусалиме?60В эти дни все Двенадцать всегда собирались в этом доме Тайной вечери, даже после распятия Иисуса, и не одни, а «с некоторыми женами и Мариею, Материю Иисуса, и с братьями Его»61.
   Реакция учеников и учениц на распятие Иисуса была разной. В то время как мужчины убегают, женщины продолжают быть преданными и, несмотря на запреты римлян на любое вмешательство в их криминальное дело, наблюдают за его распятием «издалека», а позднее смотрят на место его погребения62. Но, безусловно, ярче и важнее всего стала их главная роль в зарождении пасхальной веры. Первая весть о воскресении Иисуса связана с женщинами63. Принадлежит ли именно им первый опыт переживания Иисуса воскресшего? Трудно сказать что-либо с полной уверенностью. Вероятно, Марии Магдалине принадлежала ведущая роль. В христианской общине существовали две традиции: одна из них приписывала первый опыт Марии из Магдалы, а вторая закрепляла первенство за Петром64. С большей уверенностью ничего нельзя утверждать. Если Мария занимает первое место среди женщин, а Петр – среди мужчин, вероятно, обоим из них принадлежала важная роль в становлении веры в Иисуса воскресшего.
   Присутствие женщин в числе учеников не было вторичным или маргинальным. Наоборот. Во многих аспектах они являют пример истинного ученичества. Женщины, в отличие от мужчин, не спорят о том, у кого будет больше власти в Царстве Божьем. Они привыкли всегда занимать последнее место. Их дело – «служить»65. И действительно, наверняка именно они больше других занимались тем, что «накрывали на стол» и выполняли другую подобную работу, однако не следует считать это служение их прямой обязанностью согласно рациональному распределению труда внутри группы. Для Иисуса это служение – образец отношений между учениками: «Кто больше: возлежащий, или служащий? Не возлежащий ли? А Я посреди вас, как служащий»66. Возможно, в определенный момент Иисус сам начинает прислуживать, примыкая к женщинам и показывая всем тот вектор, по которому ученикам нужно направлять свою жизнь. Согласно источникам, поведение женщин было примером ученичества для мужчин по своей отдаче, заботливому отношению и полной преданности Иисусу до самого конца, без предательства, отречения или его оставления.
   Однако он никогда не называет этих женщин «ученицами», причина проста: в арамейском не существовало такого слова, которое можно было бы употребить по отношению к ним. Поэтому и в греческих евангелиях не говорится об ученицах. Феномен интеграции женщин в группу учеников Иисуса был столь новым, что в языке для него еще не существовало адекватного выражения67. Иисус не называет их ученицами, но ведет себя с ними как с таковыми.
   При этом Иисус не мог отправить их проповедовать Царство Божье по галилейским селениям, по тем местам, где ходил он сам. Их слова были бы отвергнуты. Женщинам не позволительно было даже читать Слово Божье; они не могли говорить на публике. Как бы мужчины слушали их проповедь о Царстве Божьем? А если это было невообразимо, мог бы он отправить их вместе с мужчинами? Ведь в какой-то момент Иисус действительно отправил учеников «по два»68, и нельзя исключать возможность того, что он посылал вместе также и супругов или мужчину с женщиной. Известно, что женщины могли безопасно передвигаться по Галилее только в сопровождении мужчин. С одной стороны, мы точно знаем, что в первые годы существования христианской миссии большинство апостолов, братьев Господа, и, в частности Кифа, странствовали со своими «супругами» или «верующими женами»69. С другой стороны, вполне естественно, что мы не найдем женщин в числе Двенадцати – избранных Иисусом учеников, наводивших на мысль о восстановлении Израиля. Это символическое число напоминало иудейскому народу, сформированному двенадцатью родами, что по традиции они произошли от двенадцати сыновей Иакова.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация