А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Иисус. Человек, ставший богом" (страница 31)

   Ломая схемы

   Несомненно, эти женщины замечают в Иисусе совершенно другое отношение. Из его уст они никогда не слышат уничижительных выражений, позднее столь часто произносимых раввинами. Они никогда не слышат призывов покориться своим супругам или патриархальной системе. По отношению к ним у Иисуса нет никакой враждебности или настороженности. Только уважение, сострадание и какая-то неведомая симпатия.
   Вероятно, интереснее всего наблюдать, как легко и естественно он заново определяет предназначение женщины, исходя из своего переживания Бога и отбрасывая действующие в обществе стереотипы. Так, например, он не принимает того, что женщина считается источником искушения и поводом для мужчины совершить грех. Вопреки общей тенденции Иисус никогда не предостерегает мужчин от женского искусства соблазнения, однако он призывает их остерегаться собственной похоти: «Всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем»21. В обществе, где мужская похотливость не считалась такой опасной, как соблазнительность женщины, Иисус делает акцент на ответственности мужчин. Не надо оправдываться, обвиняя женщин в их дурном поведении.
   Иисус меняет существующее в обществе представление о женщине, когда высшим ее долгом считалось рождение детей. Разворачивающаяся далее сцена отличается явным средиземноморским колоритом22. В какой-то момент одна из деревенских женщин начинает восхвалять Иисуса и воспевать его мать за то единственное, что было важно для женщины той культуры: плодовитость и возможность выкармливать детей грудью. «Блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие!». Иисус смотрит на это по-другому. Иметь детей – это не все в жизни. Несмотря на огромную значимость для женщины материнства, есть нечто более существенное и важное: «Блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие его». Величие и достоинство женщины, так же как и мужчины, заключается в способности услышать весть о Царстве Божьем и войти в него.
   В другой раз Иисус, находясь в доме Марфы и Марии, исправляет неверное общее представление о том, что женщина должна посвятить себя исключительно домашней работе. Марфа занята тем, чтобы принять Иисуса со всей тщательностью по всем правилам гостеприимства, тогда как ее сестра Мария сидит у его ног и внимательно слушает его слово. Когда Марфа обращается к Марии за помощью в ее домашних хлопотах, Иисус отвечает ей так: «Марфа! Марфа! Ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно; Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у нее»23. Предназначение женщины не сводится лишь к выполнению домашних дел. Есть нечто лучшее и более важное, на что она имеет такое же право, как и мужчина, – это слушание Слова Божьего.
   Иисус также смело выступает против двойного стандарта, применяемого в отношении мужчин и женщин при вынесении осудительного приговора. Развернувшаяся сцена совершенно пленяет24. К Иисусу приводят женщину, уличенную в сексуальной связи с мужчиной. О мужчине не говорится ничего. Это было свойственно для того общества, где властвовали мужчины. Унижают и обвиняют именно женщину, потому что она опозорила свою семью. Между тем никто не говорит о мужчине, хотя парадокс состоит в том, что именно ему предписано Торой не желать жены, которая уже принадлежит другому25. Когда издавался какой-либо закон, предполагалось, что мужчины являются по-настоящему ответственными членами общества; однако когда преступление совершается, со всей суровостью наказывают женщину. Иисусу невыносимо лицемерие общества, построенного мужчинами: «Кто из вас без греха, первый брось на нее камень»26. Начиная с самых пожилых, обвинители уходят один за другим, пристыженные вызовом, брошенным им Иисусом. Они знают, что именно на них лежит большая ответственность за совершаемые в деревнях измены.
   Исход истории трогателен. Женщина остается недвижима. Она здесь, униженная и пристыженная. Иисус остается с ней наедине. Теперь он может ласково посмотреть на нее и выразить ей свое уважение и нежность: «Женщина!.. Никто не осудил тебя?». Женщина, только что избежавшая смерти, испуганно ему отвечает: «Никто, Господи». Слова Иисуса незабываемы. Их никогда не услышат прелюбодействующие мужчины-изменники, которые ушли разозленными, а только эта поверженная разбитая женщина: «И я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши». Больше нет необходимости осуждать эту женщину. Иисус доверяет ей, желает ей всего самого лучшего и призывает ее не грешить. Но с его губ не слетает ни одного обвинительного слова.

   Другой взгляд

   Иисус действительно смотрит на женщин по-другому, и они это чувствуют. Он тут же различает их, с покрытыми вуалью лицами, среди прочих своих слушателей, и помнит о них, когда возвещает свое послание. Им тоже нужно услышать Благую весть о Боге и рассказать ее другим женщинам, не посмевшим выйти из своих домов27. Говоря народу о том, что Бог заботится о своих созданиях, в качестве примера Иисус предлагает взглянуть на птиц в небе: они «не сеют, не жнут; нет у них ни хранилищ, ни житниц, и Бог питает их». Мужчины, ежедневно выходящие работать в поле, очень хорошо его понимают. Однако затем он обращает внимание слушателей на полевые лилии, которые «не трудятся, не прядут; но… и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них»28. Женщины, прядущие и ткущие одежду для своих семей во дворах домов, прекрасно понимают это сравнение.
   У Иисуса вошло в привычку с совсем не свойственной патриархальному обществу чувствительностью прямо говорить о женщинах, тем самым делая их «видимыми» и обращая внимание на их деятельность. Он рассказывает притчу о «настырном друге», который благодаря своей настойчивости был услышан соседом, и в то же время Иисус рассказывает о «надоедливой вдове», упорно отстаивающей свои права до тех пор, пока судья не совершил правосудия29. Иисус не замыкается на андроцентризме, когда все воспринимается с точки зрения мужчины. Он ставит себя на место женщин и делает их главными героинями своих притчей.
   Наряду с притчей о «сеятеле», выходящем сеять свое зерно, Иисус рассказывает о «женщине, кладущей закваску» при замешивании теста30. Женщины ему за это благодарны. Наконец-то, кто-то вспомнил и об их труде. Иисус говорит не только о посеве – крайне важном для крестьян деле. Он думает также и о той необходимой работе, которую делают женщины еще до рассвета, чтобы потом все могли есть хлеб. Иисус очень близок им, и он помогает верно воспринять свое послание. Бог делает нечто схожее с тем, что делают они, приготавливая хлеб: Он вводит в мир трансформирующую силу.
   Одна из притчей, возможно, вызвала особое удивление. Иисус желал, чтобы люди разделили его любимое убеждение: Бог ощущает всех потерянных и заблудших как своих близких и не успокаивается, пока не найдет их. Он рассказывает о чувствительном отце, выходящем из деревни навстречу своему заблудшему сыну, чтобы обнять его; он также говорит о расстроенной женщине, тщательно подметающей весь свой дом до тех пор, пока не найдется серебряная монетка, которую она потеряла31. Такая манера повествования ломает все традиционные схемы, рисующие Бога в мужском облике. Отец, встречающий своего сына, или Пастух, ищущий своих овец, – достойные метафоры Бога. Но как Иисусу могло прийти в голову говорить об этой бедной женщине? Да, уже известно, что женщины таковы: сначала они теряют вещи, потом все переворачивают, подметают дом… Для Иисуса же эта подметающая свой дом женщина – прекрасная метафора выражения любви Бога к потерянным32.
   Иисус не ограничивается одними притчами. Он использует любую возможность, чтобы представить женщину образцом веры, щедрости и бескорыстной отдачи. И бедная вдова, и женщина, страдающая хроническим заболеванием, и отчаявшаяся мать-язычница для всех могут служить примером. Марк описывает нам волнующую сцену33. Одна бедная вдова молча подходит к одной из тринадцати кружек для сбора пожертвований в помещении Храма, неподалеку от того места, где молятся женщины. Многие богачи жертвуют крупные суммы денег. Она же, смущаясь, опускает в кружку две свои медные монетки, самые мелкие из тех, что используют в Иерусалиме. Ее жест не был замечен никем. Однако напротив этих кружек стоит Иисус и все видит. Тронутый ее поступком, он подзывает к себе учеников. Он хочет показать им нечто такое, чему можно научиться только у бедняков: отдавать что-то большее, чем излишки. «Эта бедная вдова положила больше всех… Она от скудости своей положила все, что имела, все пропитание свое». Для Иисуса молчаливая и полная отдача этой женщины – великий пример щедрости и отказа от всех благ, – первое, что он просит от желающего быть его учеником34.
   Согласно другому рассказу35, одна больная женщина робко подходит к Иисусу с надеждой исцелиться от своего недуга, прикоснувшись к его одежде. Мы не знаем ни ее имени, ни чего-либо о ее жизни. Вероятно, она всегда была такой, застенчивой и молчаливой. Болезнь, которой она страдает, сделала ее еще более замкнутой. На протяжении многих лет она несет потери, пребывая в состоянии ритуальной нечистоты и обреченная на изоляцию. Она лишь жаждет более достойной жизни. Ее желание быть как все столь велико, что она растратила на врачей все, что имела. Теперь, разоренная, одинокая и без шансов на будущее, она с верой прикасается к одежде Иисуса и чувствует себя исцеленной. Иисус хочет знать, кто к нему прикоснулся. Он не боится того, что его испачкала нечистая женщина. Он хочет лишь, чтобы эта женщина не ушла пристыженной: она должна жить с достоинством. Она не сделала ничего непристойного, наоборот, ее поступок – доказательство ее веры. Когда она «в страхе и трепете» во всем признается, Иисус, исполненный нежности, ласково прощается с ней: «Дщерь! Вера твоя спасла тебя; иди в мире и будь здорова от болезни твоей». Поведение этой женщины – пример той веры, которой нет у самых ближайших его последователей36.
   Еще более удивителен случай неизвестной женщины из языческих окрестностей Тира37. Дочь этой женщины помимо того, что была больна и безумна, еще и одержима нечистым духом. В смятении от своего горя мать бросается в ноги к Иисусу и молит его о том, чтобы он освободил ее дочь от беса. В ее просьбе отчетливо слышны страдания и тревога, переживаемые в семье. Однако Иисус отвечает ей с неожиданной холодностью. Он ощущает себя посланным к потерянным овцам Израиля, и сейчас не время идти к язычникам. «Дай прежде насытиться детям, ибо нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам». Собаки не являются членами семьи, они не садятся за стол вместе с детьми, их место под столом38. Женщина не обижается; она не просит чего-то несправедливого; она ничего не хочет для себя. Единственное, чего она жаждет, это освободить свою дочь от сильнейшей пытки. В ключе приводимого Иисусом образа она находчиво и с доверием настаивает: «Так, Господи; но и псы под столом едят крохи у детей». Ее дочь будет рада даже крошкам и объедкам, упавшим со стола. И вдруг Иисусу все стало ясно: желание этой женщины совпадает с волей Бога, Который не хочет видеть страдающим никого. Тронутый и восхищенный ее доверием, он отвечает ей так: «За это слово, пойди; бес вышел из твоей дочери»39. Великая вера этой женщины – пример ученикам-«маловерам». Но удивительно то, что Иисус позволяет ей себя учить и убедить. Женщина права: человеческое страдание не знает границ, поскольку оно есть во всех селениях и областях. Несмотря на то что миссия Иисуса ограничивается Израилем, сострадание Божье должны ощутить все Его сыновья и дочери. Вопреки всем представлениям, судя по рассказу, женщина-язычница помогла Иисусу лучше осознать его миссию40.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация