А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Иисус. Человек, ставший богом" (страница 30)

   3. Отношения Иисуса с нечистыми и отверженными

   SANDERS, Ed Parish, Jesús у el judaismo. Madrid, Trotta, 2004, pp. 269–277.
   BORG, Marcus J., Conflict, Holiness and Politics in the Teaching of Jesús. Harrisburg, PA, Trinity Press International, 1998.
   – Jesús. A New Visión. San Francisco, Harper, 1998.
   – Meeting Jesús Again for the First Time. San Francisco, Harper, 1991, pp. 46–68. FREDRIKSEN, Paula, Jesús of Nazareth, King of the Jews. Nueva York, Vintage Books, 2000, pp. 51–73.
   PATTERSON, Stephen The God of Jesús. The Historical Jesús and the Search for Meaning. Harrisburg, PA, Trinity Press International, 1998, pp. 56–87.

   4. Иисус и грешники

   SANDERS, Ed Parish, Jesús у eljudatsmo. Madrid, Trotta, 2004, pp. 257–310. SCHLOSSER, Jacques, Jesús, el profeta de Galilea. Salamanca, Sígueme, 2005, pp. 139–148.
   SOBRINO, Jon, El principio-misericordia. Santander, Sal Terrae, 1992, pp. 31–45 у 133–158.
   PIKAZA, Xabier, El Evangelio. Vida у pascua de Jesús. Salamanca, Sígueme, 1990, pp. 67–80.
   CASTILLO, José Maria, Victimas del pecado. Madrid, Trotta, 2004, pp. 61–81.

   5. Иисус обещает прощение всем

   AGUIRRE, Rafael, La mesa compartida. Estudios del Nuevo Testamento desde las ciencias sociales. Santander, Sal Terrae, 1994, pp. 26-133.
   CROSSAN, John Dominic, Jesús: Vida de un campesino judto. Barcelona, Critica, 1994, pp. 383–408.
   – Jesús. A Revolutionary Biography. San Francisco, Harper, 1995, pp. 66–70.

   Глава 8 Друг женщин

   Положение иудейской женщины (с. 191) Друг обездоленных (с. 194)Ломая схемы (с. 195)Другой взгляд (с. 197)Жизнь без мужского превосходства (с. 200)Ученицы Иисуса (с. 204)Его лучшая подруга (с. 207)

   Значительную часть окружавших Иисуса бедняков составляли женщины. Лишенные мужской поддержки, они, безусловно, находились в самом уязвимом положении. Женщины в обществе того времени были обречены на заведомо более низкое и подчиненное по отношению к мужчине положение. Этого ли хочет сострадающий Бог, о котором говорит Иисус? Могут ли они иметь более достойную жизнь в Царстве Божьем? Какими их видит и ощущает Иисус?
   Удивительно видеть его в окружении стольких женщин: близких друзей, таких как Мария, родом из Магдалы; сестер Марфы и Марии, жительниц Вифании, которых он так любил; больных женщин, как, например, кровоточивая, или язычниц, как сирофиникиянка; всеми презираемых проституток или преданных последовательниц вроде Саломеи и многих других, сопровождавших его до Иерусалима и не оставивших его даже в момент распятия. Ни об одном пророке Израиля не говорится ничего подобного. Что находили женщины в Иисусе? Что их в нем так привлекало? Как они осмеливались подходить к нему и слушать его послание? Почему некоторые из них решались оставить свой очаг и пойти за ним в Иерусалим, наверняка тем самым провоцируя кого-то на скандал?1

   Положение иудейской женщины

   Иисус родился в обществе, в чьем коллективном бессознательном сохранялись определенные стереотипы в отношении женщины, транслируемые на протяжении целых веков. Иисус, пока рос, мог каждодневно наблюдать их проявления в собственной семье и среди друзей.
   Согласно древнему преданию, Бог создал женщину только для того, чтобы дать мужчине «помощницу под стать». Это было ее предназначением. При этом она стала для него далеко не помощницей, а именно той, которая дала ему съесть запретный плод, тем самым спровоцировав изгнание обоих из рая2. Этот рассказ, передаваемый из поколения в поколение, закреплял в иудейском обществе негативный образ женщины, представлявшейся опасным источником искушения и греха. Самым мудрым считалось приближаться к ней с большой осторожностью и всегда держать ее в подчинении’. Этому Иисуса учили с детства.
   В том патриархальном обществе, подчиненном мужчинам и контролируемом ими, бытовало еще одно неоспоримое мнение: женщина – это «собственность» мужчины. Сначала она принадлежит своему отцу; в замужестве она становится собственностью мужа; если она овдовеет, она будет принадлежать своим сыновьям или вернется к отцу и братьям. Автономное существование женщины невообразимо. В святом декалоге Синая она считается еще одной собственностью хозяина дома: «Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего»4. Социальная функция женщины была четко определена: рожать детей и преданно служить мужчине.
   Контроль над женщиной был тесно связан с правилами половой чистоты5. Женщина была ритуально нечиста во время менструации и в послеродовой период. Никто не должен был приближаться к нечистой женщине. Люди и вещи, к которым она прикасалась, считались загрязненными. Это, видимо, было основной причиной того, что женщины были исключены из священничества, не могли полностью участвовать в богослужении, а также не имели доступа к самым святым местам в храме. Женщина была источником нечистоты. Иисуса, несомненно, предупреждали об этом сызмальства.
   Отрицательный образ женщины не утрачивал своей силы на протяжении веков. Во времена Иисуса, судя по тому, что нам известно, он был еще более негативным и суровым6. Женщина считалась не только источником искушений и причиной греха. Она к тому же была легкомысленной, сладострастной, лентяйкой, сплетницей и разгильдяйкой. По словам иудейского писателя Филона Александрийского, современника Иисуса, в то время как мужчина руководствуется разумом, женщина идет на поводу у чувственности. Вероятно, Иосиф Флавий удачно резюмирует общее представление времен Иисуса: «Жена, говорит закон, во всем хуже, чем муж»7.
   Вместе с тем женщина считалась существом ранимым, и мужчины должны были защищать ее от сексуальной агрессии со стороны других мужчин. Поэтому ее держали взаперти у домашнего очага, изолированной от сферы общественной жизни. Мужчины берегли честь семьи и публично ее защищали; женщины должны были заботиться о собственной репутации и не позорить семью бесчестным поведением. Надежнее всего было запереть их дома, чтобы лучше защитить их сексуальное целомудрие. Таким образом, в деревнях все могли жить спокойнее.
   После свадьбы женщина уходила из родительской семьи и зачастую без какого-либо посвящения в курс дела переходила из отцовского подчинения во власть своего мужа. Далее вся ее жизнь представляла собой служение ему, поэтому она звала его ЬааЫ, «мой господин». У нее всегда были одни и те же обязанности: молоть зерно, печь хлеб, готовить еду, вязать, прясть; мыть лицо, руки и ноги своему мужу. Естественно, ее главное предназначение состояло в сексуальном удовлетворении супруга, рождении сыновей для обеспечения существования семьи. Однако, похоже, что внутри семьи влияние женщин было значительным: многие мужчины уважали их и превозносили как матерей своих детей. Безусловно, именно они заботились о теплой семейной и религиозной атмосфере в доме8.
   Вне домашнего очага женщин «не существовало». Они не могли уйти далеко от дома без мужского сопровождения и без вуали, закрывавшей лицо. Им было запрещено разговаривать с мужчинами на публике. Они должны были держаться в тени и молчать. Они не обладали теми же правами, что и мужчины. Они не могли принять участие в пиршестве. За исключением совершенно особых случаев, их свидетельские показания не имели юридической силы, по крайней мере такой, как у мужчин. По правде говоря, им не было места в общественной жизни. Поведение женщин, уходящих далеко от дома и гуляющих в одиночестве, без мужского надзора, принимающих участие в застольях или иных занятиях, предусмотренных для мужчин, считалось ненормальным и приравнивалось к поведению женщин, не берегущих свою репутацию и сексуальное достоинство. Иисус знал об этом, когда принимал их в свое окружение.
   Религиозная жизнь, контролируемая мужчинами, также ставила женщину на более низкую позицию. Лишь в домашних церемониях ее участие было более или менее значимо, ей поручали зажигать свечи, произносить определенные молитвы и заботиться о каких-то ритуальных деталях в субботний праздник. Что касается всего остального, ее присутствие было вторичным. Женщины были отделены от мужчин как в Храме, так и, вероятно, в синагоге. Строго трактуемые нормы чистоты разрешали им доступ лишь в атриум, отведенный язычникам и женщинам, и не далее.
   В действительности истинным «главным героем» иудейской религии был мужчина: мы не должны забывать, что именно обрезание являлось ритуалом, приобщавшим его к народу Завета. Женщина не имеет того же достоинства перед Законом, что и мужчина. Фактически, она подчинялась всем запретам наравне с мужчиной, но с ней не считались как с активным субъектом религиозной жизни народа: она не обязана была ежедневно читать официальное исповедание веры Израиля; ей также не нужно было совершать паломничество в Иерусалим на праздники Пасхи, Пятидесятницы или Кущей. В ее присутствии не было необходимости. Во всем, что касалось отношений с Богом, было достаточно лишь мужчин: всем управляли храмовые священники и книжники. Поэтому не было необходимости посвящать женщин в Тору: их не обязывали изучать Закон, а книжники не принимали их в ученицы. Удивляет суровость определенных высказываний раввинов, которые, хотя и были произнесены уже после Иисуса, помогут нам яснее представить картину тех времен: «Кто обучает свою дочь Торе, обучает ее распущенности, потому что она будет дурно использовать изученное»; «Лучше сжечь слова Торы, чем доверить их женщине»9.
   Таким образом, иудейские женщины, рабыни своих собственных супругов, не имевшие автономии, заточенные внутри дома, подозреваемые в ритуальной нечистоте, подвергаемые религиозной и юридической дискриминации, образовывали глубоко маргинальный слой иудейского общества10. Показательна молитва, рекомендованная раввином мужчинам для ежедневного прочтения: «Господь, благодарю Тебя, что ты не создал меня язычником, женщиной или невеждой». Но разве Бог действительно хотел именно этого? О чем думал проповедник, возвещавший его сострадательную любовь? Чего могли ожидать женщины от прихода Царства Божьего?

   Друг обездоленных

   Женщины, приходившие к Иисусу, принадлежали в основном к низшему слою общества. Многие из них болели, и Иисус исцелял их, как, например, Марию из Магдалы11. Вероятно, в его кругу вращались женщины, лишенные какой бы то ни было мужской поддержки: беззащитные вдовы, отвергнутые жены и, в основном, одинокие женщины без средств к существованию, неуважаемые, имеющие не совсем добрую славу. Среди них было также несколько проституток, которых все считали основным источником нечистоты и осквернения. Иисус всех их принимал12.
   Эти женщины вместе с грешниками и отверженными садились с Иисусом за один стол. Это не был «святой стол», за которым ели «мужи святости» из общины Кумрана, полностью исключавшие при этом присутствие женщин. Это и не «чистый стол» наиболее радикальных фарисеев, вкушающих пищу, соблюдая законы ритуальной чистоты, предписанные для священников13. Для Иисуса, однако, эти совместные трапезы не что иное, как символ Царства Божьего и Его предвкушение. Пребывая рядом с ним, уже сейчас можно увидеть, как «последние мужчины» святого народа и «последние женщины» патриархального общества «первыми» войдут в Царство14.
   Присутствие этих женщин на совместных с Иисусом трапезах наверняка было скандальным. Женщин, находящихся вне дома, в мужской компании, считали легко доступными для любого сотрапезника, особенно если их не сопровождали мужья15. К тому же за сборщиками налогов закрепилась слава, что они водятся с проститутками. Некоторые из них управляли небольшими борделями или занимались тем, что поставляли женщин на пиры16. Иисус не пугается их и не осуждает. Он принимает их с сочувственной любовью Отца. Те женщины никогда не были настолько близки к пророку. Они никогда не слышали, чтобы так говорили о Боге. Ни одна из них плачет от благодарности. Противникам Иисуса легко назвать его человеком, плохо соблюдающим Закон, «другом грешников». Но в какой-то момент он с вызовом им ответит, провоцируя их такими словами: «Мытари и блудницы вперед вас идут в Царство Божие»17.
   «Кодекс чистоты» также не стал для Иисуса препятствием, чтобы быть рядом с женщинами. По всей видимости, предписания в этом кодексе в гораздо большей степени были направлены на контроль жизни женщин, а не мужчин18. В период менструации женщина была нечиста семь дней, а после родов – сорок, если она родила мальчика, и восемьдесят дней, если девочку. Фактически почти постоянным состоянием женщины была «ритуальная нечистота». Трудно сказать, как они это переживали и какие практические последствия это имело в каждодневной жизни. Вероятно, тяжелее всего им давалось осознание своего низкого положения и ощущение удаленности от святого Бога, обитающего в храме19.
   Иисус никак не критикует «кодекс чистоты». Он никогда не отвлекался на обсуждение вопросов пола и ритуальной чистоты. Это не его. Исходя из своего опыта постижения Царства Божьего он просто начинает действовать с полной свободой. Он не смотрит на женщину как на источник искушения или возможного загрязнения. Он подходит к ним без подозрений и открыт в обращении с ними, не позволяя себе предосудительного к ним отношения. Для многих женщин это означало освобождение от претерпеваемых унижений и домашней работы, по крайней мере на некоторое время. Кто-то из них даже решался последовать за ним по дорогам Галилеи. Должно быть, это были одинокие и несчастные женщины, увидевшие в действиях Иисуса альтернативу в виде более достойной жизни20.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [30] 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация