А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Иисус. Человек, ставший богом" (страница 19)

   Бог сопереживает

   Иисус попытался ответить на эти вопросы наиболее образными, доходчивыми притчами, которые когда-либо исходили из его уст. Несомненно, они долго зрели в его сердце. Все они побуждают ощутить невероятное милосердие Бога. Самая пленяющая из них – о добром отце30.
...
   У некоторого человека было два сына; и сказал младший из них отцу: «Отче! дай мне следующую мне часть имения». И отец разделил им имение. По прошествии немногих дней младший сын, собрав все, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно.
   Когда же он прожил все, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться; и пошел, пристал к одному из жителей страны той, а тот послал его на поля свои пасти свиней; и он рад был наполнить чрево свое рожками, которые ели свиньи, но никто не давал ему. Придя же в себя, сказал: «Сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода; встану, пойду к отцу моему и скажу ему: «Отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих». Встал и пошел к отцу своему.
   И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его. Сын же сказал ему: «Отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим». А отец сказал рабам своим: «Принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги; и приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться! Ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся». И начали веселиться.
   Старший же сын его был на поле; и возвращаясь, когда приблизился к дому, услышал пение и ликование; и, призвав одного из слуг, спросил: «Что это такое?» Он сказал ему: «Брат твой пришел, и отец твой заколол откормленного теленка, потому что принял его здоровым». Он осердился и не хотел войти. Отец же его, выйдя, звал его. Но он сказал в ответ отцу: «Вот, я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего, но ты никогда не дал мне и козленка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими; а когда этот сын твой, расточивший имение свое с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка».
   Он же сказал ему: «Сын мой! ты всегда со мною, и все мое твое, а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся»31.
   Иисусу были хорошо знакомы существующие в галилейских семьях конфликты: споры между родителями и детьми, желание независимости некоторых из них или соперничество между братьями из-за права наследства ставили в опасность сплоченность и стабильность семьи. Это вызывало жестокие страдания, поскольку семья была всем: очагом, местом работы и поддержания жизни, источником целостности личности, гарантией стабильности и защиты. Очень трудно было выжить вне семьи. А семья, в свою очередь, не могла существовать в изоляции от других. Деревни формировались из семей, объединенных тесными родственными связями, соседством и сплоченностью. Все вместе занимались подготовкой своих детей к брачным союзам, помогали друг другу собирать урожай или ремонтировать дороги, сообща заботились о вдовах и сиротах. Единство между семьями в деревне было столь же значимо, сколько и преданность собственной семье. Проблемы и конфликты одной семьи отражались на всех соседях.
   Когда Иисус начинает рассказывать о бедах одного из отцов, желающего сохранить единство своей семьи, все тут же проявляют внимание. Им знакомы похожие конфликты, но то, что просит этот сын, непростительно. Требуя свою часть наследства, он заживо хоронит отца, рушит сплоченность семьи и бесчестит себя. Как отец распределит свое наследство, если он еще жив? Как он разделит свою собственность, если это поставит под удар будущее семьи? То, о чем просит сын – безумие и позор для всей деревни32. Отец ничего не говорит. Он уважает неправоту своего сына и отделяет ему его часть наследства33. Слушатели должны были прийти в замешательство. Что это за отец такой? Почему он не проявит свою власть? Как он может согласиться с сумасбродством своего сына, теряя собственное достоинство и поставив под удар всю семью?
   По разделении наследства сын покидает отца, оставляет своего брата и уходит в «дальнюю страну». Вскоре беспорядочный образ жизни приводит его к краху. Без средств к существованию, страдая от жестокого голода в абсолютном одиночестве в чужой стране, без семьи и какой-либо защиты, в конце концов он становится рабом у язычника, сторожит его свиней. Его деградация достигла предела. Лишенный свободы и хоть какой-то чести, он ведет нечеловеческое существование среди «нечистых» животных и доходит до того, что жаждет наесться рожками, которые едят свиньи, но никто ему их не дает. Дойдя до крайне бедственного положения, он вспоминает дом отца, где много хлеба. Там был его очаг; он больше не может продолжать жить вдалеке от своей семьи. Следовательно, он принимает решение: «Встану, пойду к отцу моему». Он признает свой грех. Он потерял все права сына, но, возможно, его наймут в качестве еще одного поденщика.
   Радушие отца при встрече невероятно. Еще издалека он увидел своего сына, изнуренного голодом и унизительным положением, и «сжалился»34. Он теряет контроль: забыв о собственном достоинстве, он бежит ему навстречу, нежно его обнимает, не давая сыну броситься ему в ноги, и восторженно его целует, не боясь его нечистоты. Этот человек ведет себя не как хозяин и глава семьи. Его жесты полны материнской заботы. Его пылкие объятья и поцелуи на виду у всей деревни – знак принятия и прощения, а также протекции и защиты от соседей. Он прерывает его покаянную речь, чтобы сын больше не страдал от унижений, и спешит восстановить его честь внутри семьи: он одевает его в «лучшую одежду» в доме35, дает ему перстень, возвращающий ему звание сына, и обувает его в сандалии свободного человека. Однако столь же необходимо вернуть честь ему и всей семье перед лицом всех жителей деревни. И отец организует большой праздник для всей деревни. Он закалывает откормленного теленка36, а на площади устраивает танцы под звуки музыки. Все это более чем оправданно: «Этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся». Наконец-то они всей семьей заживут достойно и счастливо.
   К сожалению, недоставало старшего сына. Он пришел с поля вечером. Еще один день он провел в праведных трудах. Услышав «пение и ликование», остолбенел. Он ничего не понял. Возвращение брата не обрадовало его, как отца, а вызвало ярость. Он решил не участвовать в празднике. Он никогда не покидал дома, но теперь он ощущает себя чужаком в семье и среди соседей, собравшихся вместе, чтобы радушно встретить его брата. Он не затерялся в далекой стране, однако он чувствует себя потерянным, испытывая досаду.
   Отец выходит, чтобы пригласить его, обращаясь к нему с той же любовью, с какой он встретил сына, пришедшего издалека. Он не повышает на него голоса, не отдает приказаний. Он ведет себя не как хозяин дома. Напротив, подобно матери, он снова и снова умоляет его прийти на праздник. Именно в этот момент сын взрывается, давая волю своему гневу. Всю жизнь он живет, исполняя приказы отца, как раб, не познав радости отцовской любви по отношению к себе как к сыну. Пожертвованная работе жизнь очерствила его сердце. Он не живет в семье; если бы его отец дал бы ему козленка, он бы устроил праздник, но не с ним, а со своими друзьями. А теперь он может только презирать своего отца и унижать своего брата, рассказывая о его развратной жизни с проститутками. Он не понимает любви своего отца к этому мерзавцу. Он не принимает и не прощает.
   Отец обращается к нему с особой нежностью37. Через призму отцовского сердца ему все видится по-другому. Пришедший издалека сын не развратник, а тот, кто «был мертв и ожил». А сын, не желающий участвовать в празднике, вовсе не раб, а любимый сын, который может жить в радости вместе со своим отцом, все с ним разделяя. Единственное желание отца – снова увидеть своих сыновей, сидящих за одним столом, братолюбиво разделяющих праздничную трапезу.
   Здесь Иисус прерывает свой рассказ, не вдаваясь в какие бы то ни было объяснения. Что почувствовали отцы, навсегда закрывшие двери от своих сбежавших из дома сыновей, захотевших испробовать собственных приключений? Что ощутили те соседи, которые так презирали тех, кто покинул деревню ради того, чтобы уехать жить в Сепфорис или Тибериаду? Что испытали те, кто годами жил вдалеке от Бога, вне Завета, не утруждая себя исполнением Закона или паломничеством в Храм? О чем подумали те, кто жили в Завете, презирая грешников, сборщиков налогов и проституток? Поначалу все сразу стали осуждать неразумие отца, который не имел достаточного авторитета, чтобы навязать свою волю сыновьям. Но лучше ощутив его невероятное сострадание, наблюдая, как он прощает и по-матерински защищает своего пропащего сына, а затем смиренно идет к старшему сыну, страстно желая всех примирить на празднике, слушавшие, вероятно, были обескуражены и взволнованы.
   Возможно ли, что Бог именно такой? Отец, не хранящий наследство при себе, полностью уважающий поведение своих детей, не одержимый свой моралью, жаждущий для них достойной и счастливой жизни, разбивающий сложившиеся стереотипы о справедливости и праведности? Такова ли лучшая метафора о Боге: Отец, с распростертыми объятиями встречающий «пропавших», блуждавших вне дома, и умоляющий тех, кто Его уважает и слушает, принимать всех с состраданием. Эта притча поистине означает «революцию». Таким ли является Царство Божье? Отец, с невероятной любовью смотрящий на свои создания и желающий вывести историю человечества к финальному пиру, где празднуют жизнь, прощение и окончательное освобождение от всего, что порабощает и унижает человеческое существо? Иисус ведет речь о великолепном застолье для всех, о музыке и танцах, о потерянных людях, вызывающих чувство нежности в их отце, о братьях, призванных прощать. Такова Благая весть от Бога?
   Иисус снова и снова настаивает на сочувственной любви Бога. Как-то раз он рассказал одну удивительную и провокационную притчу о хозяине виноградника, хотевшего, чтобы у всех была работа и хлеб38. Вероятно, действие происходит во время сбора урожая винограда, когда на сельских площадях можно встретить группы работников, ожидающих, что кто-нибудь наймет их на день. Иисус говорит следующее:
...
   Царство Небесное подобно хозяину дома, который вышел рано поутру нанять работников в виноградник свой и, договорившись с работниками по динарию на день, послал их в виноградник свой; выйдя около третьего часа, он увидел других, стоящих на торжище праздно, и им сказал: «Идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, дам вам». Они пошли. Опять выйдя около шестого и девятого часа, сделал то же. Наконец, выйдя около одиннадцатого часа, он нашел других, стоящих праздно, и говорит им: «Что вы стоите здесь целый день праздно?» Они говорят ему: «Никто нас не нанял». Он говорит им: «Идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, получите». Когда же наступил вечер, говорит господин виноградника управителю своему: «Позови работников и отдай им плату, начав с последних до первых». И пришедшие около одиннадцатого часа получили по динарию. Пришедшие же первыми думали, что они получат больше, но получили и они по динарию; и, получив, стали роптать на хозяина дома и говорили: «Эти последние работали один час, и ты сравнял их с нами, перенесшими тягость дня и зной». Он же в ответ сказал одному из них: «Друг! Я не обижаю тебя; не за динарий ли ты договорился со мною? Возьми свое и пойди; я же хочу дать этому последнему то же, что и тебе; разве я не властен в своем делать, что хочу? Или глаз твой завистлив оттого, что я добр?»39.
   Крупные землевладельцы, как и этот «господин виноградника», принадлежали к властному, господствующему классу. В основном они жили не в деревне, а в городе, распоряжаясь своими землями через управляющего. Только в сезон сбора урожая винограда или жатвы они посещали свои угодья, чтобы вблизи наблюдать за ходом работ. Поденщики, в свою очередь, принадлежали к самым низким слоям общества. Земледельцы, лишенные собственной земли, они жили одним днем, без какой-либо защиты: порой прося милостыню, а иногда и воруя, в постоянных поисках хозяина, который бы их нанял хоть на один день.
   Рабочий день начинается с восходом и кончается с закатом солнца. Богатый владелец виноградника сам приходит на сельскую площадь в первые утренние часы. Он подходит к группе поденщиков, оговаривает с ними оплату в размере одного динария и посылает их на работу в свой виноградник. Плата невелика, но достаточна для того, чтобы, по крайней мере в течение одного дня удовлетворить потребности крестьянской семьи. Господин возвращается на площадь к девяти часам утра, затем к двенадцати и к трем часам дня. Тем, которых он там находит, он уже не говорит об одном динарии; он обещает им «что следовать будет». Как они будут с него что-либо требовать? Они идут работать без всяких гарантий и зависят от того, сколько захочет им заплатить хозяин: вероятно, это будет какая-то часть динария. Между тем он возвращается на площадь еще и в пять вечера. До конца рабочего дня остается всего час. Несмотря ни на что он нанимает группу поденщиков, которую никто не нанял, и посылает их трудиться. Этим людям он вообще не говорит об оплате.
   Слушатели не могут понять эти уходы и возвращения господина, желающего нанять рабочих. Крупные владельцы напрямую не общались с поденщиками. Также не было нормальным ходить на площадь несколько раз. Рабочих нанимали в первые часы утра, после основательных подсчетов необходимого числа работников. К какому типу людей принадлежит этот господин? Почему он так поступает? Никто не идет нанимать работников в последний час. Он так спешит собрать виноград? В притче ничего не сказано об урожае. Здесь, скорее, показано, что он никого не хочет видеть без работы. Вот как он обращается к последней группе рабочих: «Что вы стоите здесь целый день праздно?»40
   Настал час вознаграждения работников. Нужно было сделать это вечером до захода солнца, в противном случае у них не было бы, чем себя накормить. Так предписывал закон Божий: «Не притесняй наемного работника, бедного и обездоленного… Отдавай ему заработок в тот же день, еще до захода солнца, ибо он беден и от этого заработка зависит его жизнь»41. Хозяин приказывает, чтобы деньги выплачивали начиная с тех, кто только что прибыл. У поденщиков это вызывает большие ожидания, ведь едва проработавшие в течение часа получают каждый по динарию. Сколько же он даст остальным? Разочарование было огромным при виде того, что всем раздали по одному динарию, включая и тех, кто работал весь день. Справедливо ли это? Почему все получили по одному динарию, если труд был такой неравный? Несомненно, слушающие Иисуса втайне симпатизируют протестующим поденщикам, которые проработали дольше всех. Они не выступают против того, чтобы последние получили по динарию, но не обесценивает ли он их труд? Они не просят, чтобы он дал им лишь часть динария, но разве у них нет права рассчитывать, чтобы господин был щедр также и с ними? Великодушие, проявленное к тем, кто работал только один час, прекрасно, однако в таком случае не требует ли справедливость такого же великодушия по отношению к тем, кто проработал весь день?
   Ответ господина тверд: «Друг! Я не обижаю тебя… Разве я не властен в своем делать, что хочу? Или глаз твой завистлив оттого, что я добр?». Те, кто обижаются, продолжают мыслить в строгих рамках справедливости, но хозяин виноградника вращается в другой сфере. Его доброта порывает со справедливостью, а доброта никому не причиняет вреда. В его жесте нет несправедливости. В нем лишь доброта и великодушная любовь ко всем. Он всем дает то, что необходимо для жизни: работу и хлеб. Его не волнует сравнение достоинств одних и других, он заботится только о том, чтобы сегодня вечером все смогли поужинать со своими семьями. В его действиях справедливость и милосердие переплетаются между собой.
   У слушателей возникает огромное и всеобщее удивление. Что имеет в виду Иисус? Разве Богу не важны заслуги каждого отдельного человека? Неужели в Его Царстве не работают подсчеты и критерии, которые мы используем для установления справедливости и всеобщего равенства? Не разрушает ли все религиозные схемы Израиля такого рода восприятие Бога? Не намеренно ли Иисус игнорирует установленную законом разницу между праведниками и грешниками?
   Похоже, что притча Иисуса противоречит всему. Действительно ли Бог не столько оценивает заслуги людей, сколько занят, скорее, тем, чтобы удовлетворить их нужды? Какое счастье, если бы Бог был таким: все могли бы Ему доверять, даже если бы их достоинства были очень скромны. Но разве не опасно открыться этому невероятному миру милосердия Божьего, уходящего от всяких расчетов? Не будет ли надежнее и спокойнее, особенно для тех, кто хранит верность Закону, не выходить за рамки религии Храма, где такие понятия, как долг, заслуги и грехи четко определены?
   Иисус ввел в еще больший ступор своих слушателей, когда рассказал им притчу о фарисее и сборщике податей, зашедших в Храм помолиться по традиции иудеев, живших в Иерусалиме. Вот что Иисус рассказал им:
...
   Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей, став, молился сам в себе так: «Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю». Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: «Боже! Будь милостив ко мне грешнику!» Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот42.
   В этом рассказе на сцене три персонажа: фарисей, сборщик податей и Храм, где обитает Бог. Притча повествует не только о двух мужчинах, молящихся в Храме, но и о том, как действует Бог, присутствующий в этом Храме. Слушатели тут же «настраиваются» на его рассказ. Не однажды они совершали паломничество в Храм. Для них это центр их страны и их религии. Только там можно было служить культ Яхве. Они называли его «дом Божий», поскольку там обитал святой Бог Израиля. Оттуда Он защищал и благословлял Свой народ. Никто не мог приблизиться к нему, не пройдя обязательного очищения. Об этом говорилось в псалме: в святое место можно войти только с «руками неповинными и сердцем чистым»43. В святая святых Храма в былые времена находился Ковчег Завета, а в нем две каменные скрижали с высеченными на них заповедями Закона. Храм свидетельствовал собой присутствие Бога, царствовавшего над всем народом посредством этого Закона. С какой радостью представали пред Ним все, кто верно соблюдал Его Закон.
   Рассказ Иисуса сразу же вызывает интерес и любопытство слушателей. Что произойдет в Храме? Как будут ощущать себя там, в присутствии Бога, два настолько разных человека, как фарисей и сборщик податей? Все знают, каковы обычно фарисеи: благочестивые, преданно исполняющие заповеди, соблюдающие нормы ритуальной чистоты, исправно платящие десятину. Они из тех, кто поддерживает существование Храма. Он заходит в Храм без греха: Бог может только благословить его. Также известно, кто такие сборщики податей: иудеи, выполняющие презренную работу. Они работают не ради собирания десятин и поддержания Храма, а с целью сбора налогов и преуспевания44. Их обращение невозможно. Они никогда не смогут компенсировать свои злоупотребления, как и возместить своим жертвам то, что у них украли. Они не могут чувствовать себя уютно в Храме. Это не их место45.
   Фарисей молится стоя, уверенный в себе и бесстрашный. Его совесть не обличает его в каком-либо грехе, в котором он должен покаяться. В его сердце спонтанно возникает благодарность: «Боже! Благодарю Тебя». И это не лицемерие. Все, что он произносит, вполне реально. Он преданно исполняет все заповеди: он не принадлежит к грешникам, к которым, само собой разумеется, относится этот сборщик налогов. Он постится каждый понедельник и четверг за грехи народа, хотя пост обязателен только раз в году, в День искупления46. Он платит не только обязательные десятины с сельскохозяйственной продукции (зерна, масла, вина), но и со всего, что зарабатывает. Его жизнь – пример для подражания. Он преданно исполняет свои обязанности и даже их перевыполняет. Он не приписывает себе никаких заслуг: это Бог поддерживает его святую жизнь47. Если этот человек не оправдан, то кто же тогда оправдан? Это образец верности и послушания Богу. Кто может быть таким, как он! Он может рассчитывать на благословение Яхве. Так рассуждают те, кто слушает Иисуса.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация