А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Любовные чары" (страница 25)

   Марина остановилась как вкопанная. Подними Глэдис крик, они сразу придут ей на помощь. Эх, надо было самой крик поднимать: держите, мол, вора! Глэдис бы схватили, а пока то да се, Марина уж придумала бы что-нибудь.
   Как же, держи карман шире! Вон с какой прытью девчонка улепетывает. Чудится, так бы и перелетела через изгородь, да подвернула ногу и едва не вспахала носом землю. Что-то мелькнуло в голове Марины… какая-то мысль… но тотчас же исчезла, совершенно как однажды уже было.
   – Что, под хозяйку свою хромоногую подлаживаешься? – в бессильной ярости выпустила Марина весьма жалкую парфянскую стрелу. Однако та вряд ли ушей Глэдис достигла: подхватившись, горничная выбежала со двора и оказалась в полной безопасности среди людей. А Марине ничего не оставалось делать, как воротиться в дом.
   Mатушка Смит глядела на нее с молчаливым страхом.
   – Удрала, подлая! – задыхаясь, сказала Марина. – Там народу кругом полно, только это ее и спасло. Теперь уж точно доложит своей хозяйке и про меня, и про Флору.
   – Да, леди Джессика многих слуг переманила на свою сторону, – пробормотала старушка. – Она задаривает их своими обносками, вот некоторые и лезут из кожи вон.
   – Что? – шепотом вскрикнула Марина. Голос у нее сел от внезапной догадки. Вот оно! Именно эта мысль все время стучалась ей в голову – и наконец-то Марина впустила ее.
   Старушка встревоженно вглядывалась в ее побледневшее лицо. Марина с трудом возвращалась из дебрей размышлений, обступивших ее.
   – Глэдис доберется до замка, и ничто не помешает Джессике сразу же отрядить за Флорой погоню. Сколько она в бегах? Час, два, три? Можно себе представить, какая у нее кляча. А в замке быстрые, как ветер, кони. И теперь, когда Глэдис слышала о письме Урсулы, Джессика тоже узнает о миссис Беркли. Ведь именно туда направилась Флора, верно?
   – Не ваше дело, мисс, – глухо изрекла старушка.
   Марина сразу поняла, что угадала. Если бы она знала, где живет миссис Беркли, то не теряла бы больше ни минуты. Не спрашивать же, приехав в Брайтон (а ведь это большой город), у каждого встречного-поперечного. За это время Джессика пять раз обернется с погоней, и тогда… Она с ненавистью взглянула на матушку Смит. Вот старая коза! Уперлась – не сдвинешь! Однако ж ее можно понять. С чего бы ей перед ней душу открывать?
   – Я не убивала леди Урсулу! – в отчаянии выдохнула Марина. – Поверьте мне!
   – Сие одному богу ведомо, – с прежним невинным выражением, доводившим Марину до бешенства, изрекла матушка Смит. – Бог вам и судья, мисс, а я ничего более не знаю и сказать вам не могу.
   Марина тяжело вздохнула. И вдруг за ее спиной вновь скрипнула дверь и раздался озабоченный говорок:
   – Зачастили нынче, как я погляжу, к вам гости, матушка Смит! Или к Флоре? А куда она с возом-то отправилась? Нашла время! Вся деревня в траур оделась, а она за работу взялась. Я ее окликнула, да где там, даже не оглянулась. Что ее разобрало, с соломой-то? Какая такая надобность?
   – Надо вернуть долг… – залепетала старушка, переводя взор с дородной соседки, возникшей в дверях, на вспыхнувшее надеждой лицо Марины.
   – А зачем, скажите на милость, она лесом поехала? – громогласно недоумевала соседка. – Там же не дорога, а мученье одно, все колеса изломает!
   Дальше Марина не слушала: с силой отпихнув гостью, вылетела во двор. Застоявшийся гнедой явно ей обрадовался.

   Воз с соломой

   Теперь Марина не сомневалась – все по ее будет! Лес мелькал обочь дороги. Впрочем, дорогу сию следовало скорее назвать тропой, так она была вся перевита корнями, так низко склонялись к ней ветви. У Марины вздрагивало сердце, когда она замечала ошметки соломы, валявшиеся там и сям на земле или повисшие на корявых сучьях. Замысел Флоры был прост и чрезвычайно изобретателен. Казалось, ничего не могло быть естественнее крестьянки, которая везет куда-то солому. Посланцы Джессики будут искать одинокую путницу или всадницу с ребенком на руках, а на телегу с ворохом соломы и не глянут. Но там, под соломой, конечно, и спрятан тот, кого так алчно разыскивает Джессика. Надо надеяться, Алан спит себе, его не беспокоят толчки, когда колеса скачут на узловатых сплетениях корней. Маскировка Флоры надежна, зато сильно замедляет путь к спасению. А если еще что-нибудь случится с колесом, беглецы окажутся полностью беспомощны.
   Наконец впереди, меж деревьев, показалось неподвижное желтое пятно. Не желая подлететь к Флоре во весь опор и напугать ее до смерти, Марина заставила разгулявшегося коня пойти шагом и свернула под прикрытие ветвей. Еще надо было придумать, как бы половчее обратиться к Флоре, чтобы она захотела слушать, не ринулась на «убийцу» с кулаками, а то и с вилами. Марине же нечем защититься, она даже не додумалась пошарить за поясом и в карманах Сименса, а тот ведь не с пустыми руками явился расправиться с ней.
   Марина огляделась, и сердце ее дрогнуло от радости при виде изрядного сука, валявшегося на обочине. Соскочив с седла, взяла его в руки, сразу почувствовала себя уверенней. Она не стала снова забираться в седло. Заведя гнедого в глубь леса, накинула поводья на ветку и, скормив ему несколько ошметков соломы, подобранных на дороге, осторожно двинулась к желтому пятну, удивляясь его недвижимости. Может, телега и впрямь сломалась, а Флора взяла Алана и ушла пешком?
   Нет, не ушла. Марина с облегчением вздохнула, различив ее статную фигуру – молодая женщина стояла к ней спиной и что-то быстро говорила, наклонясь близко-близко к соломе. Со стороны зрелище было пренелепейшее. Однако Марина поняла: Алан, должно быть, раскапризничался, и Флора успокаивает его. Ну, взяла бы на руки, здесь ведь ни души… И в ту же минуту услышала топот копыт.
   Повинуясь неведомому чувству, она отпрянула с тропы, немало себе удивившись: с чего вдруг так перепугалась? Наверняка гнедой сорвался с привязи и пустился ее догонять. Но тут же благословила себя за осторожность: из-за поворота лесной дороги вылетели два всадника и, вихрем промчавшись мимо Марины, осадили коней рядом с возом. До Марины донесся знакомый вкрадчивый голос:
   – Что, решила отдохнуть, труженица?
   Не веря ушам, Марина осторожно пробежала вперед и выглянула из-за кустов. Теперь она перестала верить и глазам. Потому что перед нею был… Хьюго.
   Да, тот самый Хьюго, который, по словам Десмонда, «во всем признался» и сидел где-то под замком. Впрочем, замки, как сегодня поняла Марина, для того и существуют, чтобы убегать из-под них, и если сие удалось осуществить ей, то уж проныре и ловкачу Хьюго сам бог велел. Или диавол, что вернее всего. Может быть, вышеназванный и стоял сейчас рядом с Хьюго? Спутник конюха имел столь отталкивающую внешность, что при взгляде на него хотелось сплюнуть. Марина с отвращением отвела глаза от отвратительной образины, усеянной бородавками да прыщами.
   – Доктор Линкс? – удивилась Флора. – Что вы делаете здесь, сэр? И ты, Хьюго?
   Марина зажала рот рукой. Доктор Линкс! Приятель Джессики, с которым она вместе ездит в Брайтон на собрания цветоводов! Господи Иисусе… Что же способен выращивать садовник с такой рожею? Спорынью, цикуту, волчьи ягоды, змееголовник? Ах да, он занимается гиацинтами… Ну, если вспомнить, что их запахом можно удушить человека, если убрать букетами опочивальню и затворить окна, тогда, пожалуй, можно вообразить себе Линкса в роли цветовода. Он заодно с Хьюго, значит, и с Джессикой, а коли так – Флоре несдобровать.
   Очень вовремя Марина подобрала увесистый сук, и кое-какой опыт в ударах по головам у нее уже есть – Сименс мог испытать ее силу на собственной башке. Одна незадача: Флора стояла к ней спиной, а опасная парочка – лицом. Не бросишься же прямо на них с воплем «Сарынь на кичку!», размахивая дубинкою.
   Чуть ли не на коленях она сползла в овражек, куда, оказывается, заехала колесом телега Флоры, и притаилась за кряжистым дубом – как раз за спинами Линкса и Хьюго, которые уже спешились и приблизились к Флоре. Хьюго даже сделал попытку ущипнуть ее за щеку, но молодая женщина успела отшатнуться, хоть и не тронулась с места. И Марина подумала, что Флора таким образом выдает себя: всякая другая женщина пустилась бы наутек от таких собеседников, а она, наоборот, вцепилась в край телеги побелевшими пальцами, и видно, что никакая сила не сможет ее сдвинуть.
   – Где твое отродье? – спросил Хьюго и, схватив Флору за руку, сильно дернул к себе. – Отвечай, ну!
   – Моя дочь осталась дома, с матушкой! – выкрикнула Флора.
   Марина на миг остолбенела от того, что произошло дальше: Хьюго вдруг резко ударил Флору по лицу. Та упала бы, да ее подпирала сзади телега, и хотя Хьюго хлестал молодую женщину наотмашь снова и снова, она не двигалась с места, а, запрокинувшись и раскинув руки, прикрывала собою возок. И не кричала, только испускала тихие короткие стоны.
   – Долгая история, Хьюго, – укоризненно сказал Линкс. – Сам-то я склонен к методам терапевтическим, однако нам сейчас не до них. Время уходит! А ну, держи ее…
   В то же мгновение Хьюго схватил Флору и, вывернув ей локти за спину, поставил перед собой. Линкс снял с седла притороченный к нему палаш и вытащил из ножен.
   Марина перестала дышать. На кого броситься? На Линкса? Но Хьюго держит Флору. На Хьюго? Но Линкс вооружен!
   Тем временем доктор потрогал острие пальцем и, мерзко усмехнувшись, повернулся к Флоре. Молодая женщина страшно побледнела, и только ее нахлестанные щеки горели алыми пятнами. С трудом шевеля губами, она выдохнула:
   – Вы можете убить меня, сэр, но… я ничего не смогу вам больше сказать. Если вы хотите видеть мою дочь, вам лучше воротиться в деревню.
   – Хорошо, – ухмыльнулся Линкс. – Я тебя убью, коли ты так настаиваешь… но не теперь, а чуть погодя. Сперва я хочу тебе кое о чем рассказать. Нынче, когда я увидел, как ты гонишь свой воз прочь от деревни, я вспомнил, как несколько лет назад служил охранником при Северных воротах Парижа…
   – Ого! – присвистнул Хьюго. – Интересные новости! Как тебя туда занесло?
   – Чему ты удивляешься? Почему лорда Десмонда туда могло занести, а меня нет? Вот и занесло. Только мы были по разные стороны баррикады. Что ж, такая судьба! – пожал плечами Линкс, и острие, направленное на Флору, задрожало в дюйме от ее горла.
   Молодая женщина отпрянула, закрыла глаза, и Хьюго, одной рукой продолжая держать ее, другой схватил за грудь.
   – Ну-ну, стой спокойно! И не прижимайся ко мне так, не то мы с Линксом подеремся тут из-за тебя.
   – Ты хочешь? – вскинул брови Линкс. – На здоровье, Хьюго! Я не скажу миледи. – Он так ухмыльнулся, что не было сомнений: еще как скажет.
   – Делай свое дело, Линкс, – с досадой сказал Хьюго, убирая руку. – И не смей стращать меня. Джессика станет миледи, только если я захочу. Понял?
   – А, вот ты о чем… – протянул Линкс. – Хм, у мисс, похоже, большой выбор. Надо полагать, из двух лордов Макколов она предпочтет достойнейшего, а значит… Но не о том речь. Я бы хотел закончить свой рассказ. Многие аристократы пытались убежать из Парижа. Переодевались в лохмотья, мазали свои ручки и личики сажей… Кое-кому удавалось ускользнуть, но не тогда, когда в карауле у Северных ворот стоял я. Особенно мне нравилось видеть возы с соломой. Но ведь не возят из города в деревню солому… Если только не прячут в ней что-нибудь. И вот когда появлялся воз, например, такой, как этот, – Линкс похлопал ладонью по краю телеги и хищно улыбнулся Флоре, – мои люди хватали возчика и держали его, как держит тебя Хьюго, а я начинал ворошить солому. Совершенно так, как делаю сейчас…
   И он ткнул в солому саблею, а когда вырвал ее, все увидели, что лезвие обагрено кровью.
   Флора испустила страшный крик, а Линкс торжествующе захохотал. Но смех его тут же оборвался, потому что Марина взметнулась из-за куста и обрушила ему на голову дубинку. Линкс рухнул, не пикнув, весь осыпанный древесной трухой: столкновение с его головой не прошло бесследно – она разлетелась вдребезги… Однако Марина добилась, чего хотела: Линкс лежал неподвижно, а Хьюго впал в столбняк на то краткое мгновение, которое понадобилось ей, чтобы выхватить из-за пояса Линкса пистолет и приставить его к виску Хьюго.
   – Отпусти ее, – приказала Марина, и руки Хьюго упали.
   Флора повалилась на четвереньки, но тут же вскочила, бросилась к телеге. И замерла от окрика Марины:
   – Стой! Свяжи чем-нибудь руки мерзавцу.
   Флора взглянула на нее полубезумными глазами, но послушалась.
   Хьюго стоял недвижимо, закрыв глаза. Марина не боялась, что тот рванется, набросится на Флору. Уж она-то знала, как действует на человека леденящее прикосновение дула, знала, что ужас сковывает тогда покрепче любых кандалов. А потому не стеснялась, все сильнее прижимая пистолет к покрытому испариной виску Хьюго.
   – Покрепче затягивай! – велела она, увидев, как трясутся у Флоры руки. – Мне кажется, наш молодец большой умелец убегать из-под замка, поэтому не стоит давать ему новых возможностей. Так, хорошо. Ложись на живот! – скомандовала Марина конюху, и Хьюго послушно рухнул плашмя. – А теперь, Флора, свяжи ему ноги. Ну, все?
   Женщина обратила к ней молящий взор. Марина с досадой взглянула на пистолет – Флора явно считала себя тоже пленницей! – и сунула его за пояс так ловко, словно проделывала это каждый день. Впрочем, оружие изрядно мешало, а потому она положила его на землю под телегу, а сама зарылась руками в ворох соломы, почти тут же нащупав что-то теплое, мягкое, недвижимое. Это была детская ручка…
   У Марины подкосились ноги. Алан… Линкс достал его… Убил!
   Не веря себе, она рванула ребенка из телеги – и едва удержала, когда он вдруг испустил истошный крик и забился в ее руках.
   Флора, доселе замершая олицетворением ужаса, вышла из столбняка и подхватила малыша. Он мгновенно перестал орать. Сталкиваясь руками, Марина и Флора торопливо ощупали его, расстегнув одежки, но не обнаружили ни царапины.
   – Кого же тогда… – пробормотала Марина, но не договорила, потому что Флора, ахнув, вдруг сунула ей Алана в руки и принялась расшвыривать солому.
   Алан было завопил, но Марина с такой силой прижала его к себе, что он пискнул, поперхнулся и умолк, верно, от удивления. Марина наскоро чмокнула его в тугую щечку, неотрывно глядя на Флору, не в силах понять, почему теперь, когда ясно, что Алан цел и невредим, та продолжает плакать и почему на ее лице такое отчаяние.
   – Боже мой! – хрипло выдохнула Флора и, став на колесо, проворно вскочила в телегу. – О нет!
   Марина перегнулась через край, ближе, глянула – и едва не выронила Алана. На дне телеги, среди окровавленной соломы, лежал Джаспер.
   Флора закричала так, что у Марины зазвенело в ушах, а перепуганный Алан уткнулся ей в шею и даже, кажется, дышать перестал. Она расцеловала мальчика, отчего тот малость приободрился, усадила на край телеги. Затем оттолкнула Флору от Джаспера, пучком соломы отерла его грудь и плечо, рванула окровавленный рукав – и с облегчением перевела дух: лезвие прошло сквозь мышцу левой руки у плеча. Рана явно была не опасна. Несколько дюймов правее, и Линкс убил бы Джаспера, но сейчас он, вероятно, лишился чувств от боли. Марина ощупала его лицо и удивилась: несмотря на изжелта-мертвенную бледность, кожа Джаспера казалась раскаленной. У него был страшный жар! Неужели от раны? Однако она ведь только что нанесена… Впрочем, думать над этой странностью не было времени: из раны сочилась кровь, и ее следовало как можно скорее остановить.
   Марина сорвала с Флоры чистенький батистовый передничек и разорвала его на полосы. Из пояса с завязками получился отличный жгут, рану прикрыл чистый носовой платок, который оказался в кармане Джаспера, ну а сверху Марина навертела ленты из фартука. Подождала мгновение – кровь не проступала. Улыбнулась Алану – он тем временем совершенно успокоился, – Флоре, которая пришла в себя и, молитвенно сложив руки, наблюдала за Мариной, а потом и Джасперу, открывшему глаза.
   Сначала взор его был затуманен, но вот мысль сверкнула в нем – и в то же мгновение, прежде чем Марина успела слово молвить, Джаспер резко приподнялся и кинулся на нее, угрожающе выставив правую руку. Впрочем, прыти его хватило ненадолго: он тут же неловко завалился на бок, испустив короткий, болезненный стон. Женщины помогли ему лечь на спину, и Джаспер бессильно прикрыл глаза.
   – У него жар, – сказала Марина, отодвигаясь на всякий случай подальше.
   – Малярия, – со слезами в голосе пояснила Флора, прикладывая прохладные ладони ко лбу раненого. – Джаспер едва смог приехать, чтобы предупредить меня о том… – она замялась, – о гибели леди Урсулы. И тотчас ему стало плохо. Я так боялась и за него, и за Алана…
   – Теперь-то чего плакать? – рассудительно заметила Марина. – Рана в два счета заживет. А что до малярии… Еще когда живы были мои отец с матерью, к ним в гости заезжал один человек – отставной капитан, воевавший в каких-то гнилых местах, где он подхватил болотную лихорадку. Он всегда был желтый, измученный, но вдруг явился совершенно здоровый и рассказал, как вылечился. Надо взять куриное яйцо, вылить из него белок с желтком через маленькую дырочку и от скорлупы осторожненько отделить внутреннюю пленочку. Накануне приступа малярии надо надеть ее на палец больному. Пленочка начнет ссыхаться и постепенно так зажмет палец, что в нем начнутся дикие боли. Но их нужно перетерпеть, потому что боль сия – целебная. Она всю лихорадку к себе оттянет, и малярии вскоре не останется и в помине.
   – Помнится, – вдруг слабо заговорил Джаспер, не размыкая век, – что-то в этом роде мне советовала и леди Елена, но я так и не удосужился попробовать.
   – О, моя тетушка знала толк в подобных вещах! – кивнула Марина, радуясь, что Джаспер не видит ее лживого лица. – Она знала того больного капитана…
   – А вы, – перебил Джаспер, – вы с ним были знакомы?
   – Конечно, – продолжала Марина накручивать небылицы. – Правда, еще ребенком, лет десяти.
   – Поразительно! – Джаспер резко открыл глаза. – Вам было лет десять, да потом еще прошло более четверти века, которые Елена прожила в Англии, да три года минуло с ее смерти… Вы выглядите на двадцать, хотя вам сейчас небось уже под сорок. Может, вы были знакомы и с неким Калиостро, открывшим секрет вечной молодости?
   Марина растерянно хлопнула глазами.
   – Вы не поняли. Леди Елена была знакома с капитаном задолго до моего рождения. Я ведь ее и не видела никогда!
   – Вот теперь правда, – одобрительная улыбка чуть тронула бледные губы Джаспера. – Вы ее не видели и не знали… потому что она не была вашей тетушкой. Елена говорила мне, что у нее в России остались брат да племянник. Ни о какой госпоже Бахметефф она никогда не вспоминала. Разве что вы родились уже после ее смерти. Но, повторяю, вы выглядите лет на двадцать, а уж никак не на три годика!
   Джаспер попытался было с комическим изумлением развести руками, но застонал от боли в плече. Флора испуганно склонилась над ним, но он слабо отвел ее здоровой рукой, с ненавистью взглянув на Марину.
   – Значит, вы знали с самого начала, что мы с Десмондом лжем? – тихо спросила она.
   – Я с самого начала знал, что лжете вы. Ну а Десмонд, очевидно, был заморочен вами еще в России.
   – Ну конечно! – вскипела Марина. – Я врала, а Десмонд рядышком стоял, так? Ох уж наш бедненький Десмонд, который позволяет женщинам вертеть собой, как им вздумается! Просто агнец божий, невинное дитя!
   – Да уж, женщины у Десмонда одна другой лучше, – усмехнулся Джаспер. – Впрочем, это проклятие Макколов! Их женщины вечно норовят учинить что-нибудь немыслимое: как любовницы, так и… жены.
   Пауза перед последним словом была слишком многозначительной, чтобы Марина не обратила на нее внимания, и взгляд ее надолго скрестился со взглядом Джаспера. В ее глазах было смятение, в его – непреклонность и презрение.
   – Кто вам сказал? – прошептала она. – Неужели Десмонд?
   – Нет, он стойко хранил тайну. Но только дурак не догадался бы, кого разыскивал капитан Вильямс и что он имел в виду. Урсула рассказала мне о его визите, и я мгновенно все сообразил. И не один я, потому что кто-то убил беднягу. Интересно знать, кого вы так разозлили своим тайным бракосочетанием, мисс Марион?
   – А чего тут гадать? – устало пробормотала Марина. – Ответ один – Десмонд.
   – Десмонд?! – как эхо, отозвались три изумленных голоса. Два принадлежали Джасперу и Флоре, а третий исходил откуда-то снизу.
   Марина перевесилась через край телеги, да и замерла, встретив насмешливый взгляд Хьюго. Связанные руки, конечно, причиняли ему боль, но все-таки он не мог сдержать смешка, с наслаждением бросив в лицо Марине:
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация