А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Любовные чары" (страница 20)

   Марина услышала какой-то звук и с изумлением поняла… она плачет. И тут ее ударило такой мыслью, что не только слезы высохли на щеках, но и дыхание занялось.
   Алистер был первым препятствием на пути Джаспера к вожделенной цели, и его уже нет. Алан жив, пока он «Элен», но жизнь его висит на волоске. Есть и еще одно препятствие, не устраненное злодеем, – Десмонд. И кто может сказать, когда настанет его черед…
   Спрыгнув с кровати, Марина ринулась к двери. Руки ее тряслись, она с трудом смогла ухватить ключ, торчащий в скважине. Скорее, о господи, скорее! Надо сию же минуту предупредить Десмонда. Его жизни грозит страшная опасность!
   С ключом она кое-как справилась, однако теперь что-то путалось в ногах, не давая шагу шагнуть. Марина с досадой опустила глаза и обнаружила себя голой – простыня свалилась с нее на пол. Так бы и вломилась к Десмонду? Он-то небось решил бы, что она обезумела от любви к нему, и даже слушать бы ничего не стал…
   Марина привалилась к створке и постояла, успокаиваясь, минуту-другую. Потом медленно повернула ключ в замке, снова заперев его, подобрала истоптанную простынку и вернулась в постель.
   Нет, сейчас она никуда не пойдет. Зачем?
   Для Десмонда ее слова будут пустым звуком, он выгонит ее вон. Или даже не побоится признаться в их тайном венчании, только чтобы расторгнуть брак и избавиться от гнусной интриганки, которая сначала погубила его возлюбленную, а теперь норовит оклеветать ближайшего родственника.
   Матушка Пресвятая Богородица! Марина опять соскочила с кровати и заметалась по комнате. Да будет ли конец напастям, обступившим ее? Что, интересно знать, имел в виду Джаспер, сказав о дьяволенке, который всем здесь морочит голову? Уж не стало ли известно ему об их с Десмондом тайном браке? Может быть, он обшарил вещи Десмонда и нашел выданную капитаном Вильямсом копию записи в судовом журнале? Хм, планида у него такая: быть в курсе тайных венчаний племянников! И тогда, выходит, ему известно, что существует леди Десмонд Маккол?
   Вполне может статься, что новую череду убийств Джаспер решит начать именно с нее. И тогда она умрет, даже не успев спасти Десмонда, сказать, что любит его…

   Рыжий палец

   Марина и не заметила, как уснула мертвым сном. А проснулась от привычного грохота в дверь: явилась Глэдис.
   С жадностью глотнула чаю, но едва не подавилась, вспомнив, что ее жизнь под угрозой. А вдруг в чае – яд? Впрочем, не хотелось казаться смешной перед горничной, поэтому с безразличным лицом начала выспрашивать о новостях в замке. Глэдис тотчас сообщила все, что нужно. Оказывается, мистер Джаспер ни свет ни заря отправился куда-то верхом. Сэр Десмонд с управляющим – тоже. Леди Джессика, по своему обыкновению, в оранжерее. Леди Урсула пока не появлялась.
   Уразумев, что Десмонд уехал не один, а под приглядом и запросто к нему не подберешься, а сама она еще не задыхается, не корчится в судорогах (чай ее даже взбодрил), Марина с облегчением вздохнула. Приведение в исполнение смертного приговора явно откладывалось, а значит, можно было сделать то, что задумывала вчера: пробраться в башню, пока хозяина комнаты, откуда начинается потайной ход, нет.
   Через полчаса она стояла, бесцельно трогая дверную ручку апартаментов Джаспера. Вот как! Значит, он стал осторожнее – запер свое жилище. Интересно, что он пуще прячет: домашнюю опиекурильню или щель в стене, через которую можно пройти в башню?
   Марина торопливо пошла к лестнице, но приостановилась у двери Джессики. Легонько тронула ее, почему-то не сомневаясь, что створка непременно откроется. Так и произошло.
   Вошла и стала посреди комнаты, оглядываясь. В прошлый раз ей было не до обстановки, а теперь она только головой качала, поскольку и не предполагала, что мебель здесь столь изящная, а главное – новая. Может быть, вещи нарочно заказывались для меблировки комнат, которые займут после свадьбы лорд и леди Маккол? Наверное, их делали не деревенские столяры, а мастера в Брайтоне или даже в самом Лондоне. Не при перевозке ли был выщерблен лакированный бок секретера, зияющий теперь белой царапиной? Какая жалость! Можно представить, как была огорчена Джессика, пока новое ошеломляющее горе не заставило ее забыть о прежних неприятностях. Да, горести валились на бедняжку одна за другой: гибель родителей, смерть Алистера, известие о его измене… Стоп! Ведь Алистер был обвенчан с Гвендолин, значит, он… не смог бы жениться на Джессике? Но тогда бы ее не было в Маккол-кастл, и Марина с ней никогда бы не познакомилась и не подружилась, что плохо. Но с другой стороны, никто бы и не настроил Десмонда против нее, ведь именно Джессика заставила его поверить, будто Марина виновна в гибели Агнесс…
   Марина встряхнулась. Кто про что, а курица про просо! Мечтать о мужчине можно было и в собственной комнате.
   Она еще раз оглянулась и заметила на подоконнике маленький фигурный флакончик, наполненный чем-то темным. Изяществом он был под стать убранству комнаты: причудливо выгнутый, украшенный по округлым бокам маленькими розочками. Марина ничего подобного не видела, а потому с любопытством принялась его вертеть в руках и докрутила до того, что вытащила пробку. В нос ударил крепчайший запах уксуса, лукового отвара и жженой пробки. Лекарство, что ли, какое-то? Марина сунула палец в горлышко и убедилась, что жидкость темно-коричневая: таким же стал и палец.
   Тьфу, дурость какая! Белым платком не вытереть – не отстираешь вовек. Она шагнула к шкафу и помусолила пальцем по светлой царапине на его боку, которая раздражала ее своей неуместностью. Ну вот, теперь ничто не нарушает красоты ценного дерева. И в тот же миг она спохватилась: Джессика, увидев, что царапина замазана, сразу поймет: здесь кто-то был без ее ведома. Вдруг догадается про Марину? У нее и палец замазан… Где тут у Джессики умывальная комната? Не за шторками ли?
   Марина раздвинула тяжелые складки гобелена, висевшего рядом со шкафом, – и замерла, увидев не альков с принадлежностями для умывания, не глухую стену, а две доски, прислоненные к стене.
   В первое мгновение она не поверила своим глазам, потом подумала, что каким-то образом перенеслась в комнату Джаспера. Но нет, у того на гобелене рыцарь ехал к своей прекрасной даме, а здесь во множестве рассыпаны букеты цветов. Надо же, а потайной ход такой же… Надо полагать, он не хуже того, другого?
   Марина раздвинула доски и оказалась в узком темном коридорчике. Держась за стенку, сделала пятнадцать шагов, и перед ней возникло другое отверстие. Сунулась туда – вот и рыцарь с девицей, вот камин, кушетка, огромный письменный стол. Покои Джаспера! Кальян с опиумным зельем Марина не обнаружила, да и недосуг было искать. Ей еще предстояло добежать до башни, там все обследовать, вернуться сюда и уйти незамеченной, не через одну, так через другую комнату.
   Марина принялась ощупывать стены, отыскивая коридор к потайной лестнице, да так и замерла. Тьма-тьмущая! И разве отыщет она ход, по которому шла в непроглядной темноте? А вдруг тут десяток потайных коридоров? В прошлый-то раз ее вел Макбет… Марина на всякий случай покискискала, но то ли кот был далеко, то ли перестал понимать русский язык – не отозвался. Идти предстояло одной. Или… не идти?
   Девушка зажмурилась, отчаянно ища решение, и тут же ей представилось, как она сворачивает не на том повороте, спускается не по той лестнице, протискивается не в тот лаз – и уже не в силах более найти обратного пути, и бродит по бесконечному темному лабиринту, минуя спасительный выход, о котором не имеет представления, мечется, падает без сил… И умирает в конце концов от голода, жажды, отчаяния, и ее исчезновение навеки остается загадкой для всех, подобно исчезновению злополучного сэра Брайана. Едва ли Десмонд будет по ней убиваться, быстро позабудет и женится на какой-нибудь благородной даме, которая станет снисходительно смотреть на его шалости с горничными. На той же Джессике, в конце концов! Да, он вполне может жениться на милой, хорошенькой Джессике… если его не постигнет та же участь, что и Алистера.
   Неизвестно, какое чувство, ревность или страх за Десмонда, оказалось подобным стреле, однако Марине словно сердце пронзило. Она вернулась в комнату Джессики, поставила доски на место, а потом выскочила в коридор и понеслась прочь.
   Нет, в башню она будет искать другой путь. Можно попытаться расковырять доски на окне в галерее или расспросить у Глэдис, где хранятся ключи от башни. Она что-нибудь да придумает! Но потом. А пока она не сможет вздохнуть спокойно, если не увидит хотя бы издали Десмонда (он поехал, очевидно, по сельскохозяйственным угодьям) и не убедится, что с ним все в порядке.
   Надо переодеться в красивую синюю амазонку (карман в ней уже починен) и отправиться покататься верхом по той дороге, по которой обычно ездит Десмонд. Они встретятся…. совершенно случайно, разумеется. Пусть Хьюго оседлает другого коня, не вороного – ничто не должно напоминать Десмонду о том печальном дне, когда Марина была в черной амазонке на черном коне и на черном же коне везли Агнесс в черном рубище.
   Хьюго! Несмотря на тревогу, Марина ощутила необычайное волнение, как всегда при мысли о конюхе. Вспомнила давнюю сцену в конюшне, и ей вдруг стало жарко. Вдруг Хьюго решил, что она погубила Агнесс из ревности к нему? Точно так же думает Десмонд. Эти двое мужчин похожи не только тем, что волнуют женское естество Марины. Оба они, и лорд и конюх, уверены в собственной неотразимости, в праве поступать со всякой женщиной, будь то леди или служанка, как им заблагорассудится. Пусть только Хьюго посмеет обойтись с ней непочтительно, она ему покажет, какова русская княжна!
   Марина прижала руки к сердцу. Отчего оно так колотится? И почему каждое слово, которое приходит ей в голову, кажется до неприличия двусмысленным? Девушке захотелось поскорее увидеть Хьюго, и она решила не тратить время на переодевание, а отправиться кататься как есть. А что? На ней очаровательное серое платье, такое скромное, что способно охладить любого нахала. Правда, декольте довольно глубокое, в нем даже зябко, потому Марина и накинула шаль.
   Она положила ладонь на тонкий кашемир, и тут за ее спиной зловещий голос прокаркал:
   – В чем это ваши пальцы, леди Элинор? Неужели в крови?
   Марина взвизгнула так, что у нее засаднило в горле. Обернулась, готовая прибить шутника на месте, – и отступила в бессильной ярости: перед ней стояла главная невеста Макколов в своем обычном наряде, однако без слез на глазах.
   – Ох, простите! Я не хотела вас напугать! – замахала та ручками и, очень ловко поймав запачканный палец Марины, потащила его ближе к глазам. Затем леди Урсула разочарованно вздохнула: – Нет, не кровь.
   – Вы, я вижу, огорчены? – не без ехидства откликнулась Марина. – А почему, позвольте спросить, с моих рук должна капать кровь?
   – Ну, после того, как вы погубили фею лесного озера… – туманно начала Урсула.
   Ее бледно-голубые глаза были на диво ясными, и Марина поняла, что старая дама ничуть не безумнее ее самой. Во всяком случае, сейчас.
   – Да бог с ними, с руками, – нетерпеливо сказала Марина. – И с феей тоже. Вы мне лучше скажите, где Гвендолин? Куда она пропала после той страшной ночи?
   – Кто? – хлопнула ресницами Урсула, но Марину уже было не остановить.
   – Гвен-до-лин, – произнесла раздельно, негромко.
   – Ах вот, значит, как ее звали! – оживилась старая леди.
   – Кого? – настало время озадачиться Марине.
   – То есть как кого? Фею лесного озера, конечно, которую вы погубили. Я, правда, думала, что ее имя Агнесс, но, наверное, перепутала. Значит, ее звали Гвендолин… Красивое имя! Вам, леди Элинор, виднее, как звали фею лесного озера, которую вы погубили и чьей кровью теперь обагрены ваши руки…
   – Это не кровь, – устало произнесла Марина, чувствуя, что у нее нет сил вырваться из паутины бреда, которым ее опутывают. – И я не леди Элинор, а…
   – Ну разумеется. Какая же вы леди Элинор?! – воскликнула леди Урсула. Почудилось Марине или в ее глазах и впрямь сверкнуло презрение? – Вы мисс Марион Бахметефф, русская кузина, да… Так вот, часа два назад вас искал какой-то человек.
   – Кто мог меня искать? – удивилась Марина. И не удержалась, съехидничала: – Может быть, он все-таки искал не меня, а леди Элинор?
   – В таком случае он явился бы в образе рыцаря в латах, с опущенным забралом, с копьем и мечом, и конь его тоже был бы окован доспехами, – сухо ответила Урсула. – Нет, этот человек был одет в синий сюртук, обычную шляпу и простые башмаки. И лицо у него самое обыкновенное – молодое и некрасивое. А искал он именно вас. Правда, сначала он спросил лорда и леди Маккол. Глэдис сказала ему, что лорд Маккол уехал по делам к арендаторам, а леди Маккол вот она. И Глэдис указала на меня, а я как раз прогуливалась по саду. Неизвестный господин изумился и возразил, что ему нужна другая дама, молодая и красивая. Тогда Глэдис побежала за Джессикой. Пока ее не было, гость пытался загладить свою вину передо мной, уверяя, что стал плохо видеть от блеска солнца на морских волнах, от штормов, от ветров, от морской соли, от усталости…
   – От… от морской соли, сказали вы? – с запинкой выговорила Марина.
   – Ну да, – кивнула Урсула. – Он был так любезен и так страдал от своей невольной бестактности, что я простила его. Тем паче что он был прав, молодой и красивой меня не назовешь, – пробормотала дама, поднимая на Марину страдальческие глаза. – А ведь сэр Брайан когда-то называл меня первейшей красавицей…
   Марина едва подавила желание прижать и утешить старую даму, как ребенка.
   – А что было потом?
   – Появилась мисс Ричардсон в сопровождении проныры Глэдис, и тут выяснилось, что и Джессика – совсем не та особа, к которой явился визитер. И он начал описывать: золотые волосы, глаза, как изумруды, алый, словно вишня, рот… Капитан Вильямс оказался настоящим поэтом!
   – Ах! – с болью выдохнула Марина. – Значит, капитан Вильямс был здесь?
   – Был, – кивнула Урсула. – Кстати, он с трудом поверил, что дама, которую он принимал за леди Маккол, является русской кузиной сэра Десмонда и зовется Марион Бахметефф. Его это весьма озаботило. Глэдис кинулась искать вас, но не нашла.
   «А я в тот момент красила шкаф Джессике! – рассердилась на себя Марина. – Но кто бы мог подумать, что Вильямс вдруг решит приехать в Маккол-кастл. Зачем? Может быть, решил удостовериться, что мы с Десмондом еще не поубивали друг друга от горячей взаимной супружеской любви? – Она хмыкнула печально и сердито. И похолодела, едва устояв на ногах при новой страшной мысли. – А вдруг он объяснил, почему так упорно называл меня леди Маккол?»
   Девушка подозрительно вгляделась в лицо Урсулы, абсолютно безмятежное. Похоже, капитан Вильямс все же почуял неладное и остерегся болтать. Надо его немедленно отыскать, предупредить…
   – Где же он теперь? – быстро спросила Марина.
   – Он выразил желание отыскать лорда Маккола как можно скорее, ибо ему предстояло вернуться в Брайтон, на корабль. Капитан сообщил нам, что назначен на новую должность, и ему предстоит завтра отправиться в далекое плавание, но прежде он хотел удостовериться, уладились ли дела лорда и леди Маккол. Десмонда и ваши, стало быть, – усмехнулась Урсула. – И он так спешил, что мисс Ричардсон пришлось бросить свои дела на конюшне и отправиться сопровождать его.
   «Ну все, – в отчаянии подумала Марина. – Она наверняка все выудит из Вильямса! Уж кто-кто, а Джессика так умеет залезть в душу…»
   Слезы бессилия навернулись на ее глаза, но вмиг высохли при виде того, как вдруг побелело лицо Урсулы. Она смотрела в сторону ворот – и вид был у нее такой, словно она вот-вот грянется без чувств.
   Марина обернулась – и земля ушла из-под ее ног.
   Tам был Десмонд… Но не тот невозмутимый, щеголеватый всадник, который утром уезжал из замка. Он был весь всклокочен, вывалян в песке и прошлогодней хвое, растрепан, без шляпы. Сюртук его зиял прорехами, лицо тоже было грязное. Он шел пешком – нетвердо, будто движимый одним лишь желанием – как-нибудь дойти.
   – Десмонд!
   Урсула, как ни странно, оказалась проворнее и, ловко поднырнув под простертые к Десмонду руки Марины, обвилась вокруг племянника, как старый плющ вокруг стройного молодого дуба.
   – Брайан, – пробормотала она, чуть не плача, – что с тобой?
   – Надеюсь, ничего, – ласково сказал Десмонд. – Поскольку я не Брайан.
   Урсула подняла голову и сухонькими пальчиками быстро, слепо ощупала плечи племянника, его чумазое лицо.
   – Ну конечно, Десмонд, дорогой мой, ты не Брайан. Однако… ты ранен!
   – Нет, – возразил Десмонд. – Просто бедняга Блэкки вдруг оступился на крутом берегу, сбросил меня, и я скатился под обрыв… Потому и пришел домой пешком, в таком ужасном виде. Беспокоит меня одно – что стало с Блэкки? Он не прибегал в конюшню?
   Десмонд оглянулся – и встретился взглядом с Мариной, которая так и стояла, прижав руки к груди и неотрывно глядя на него. Облегчение, которое она испытала, узнав, что Десмонд всего-навсего упал с коня, а не стал жертвой нападения, произвело на нее действие, подобное столбняку. Она-то испугалась, что Джаспер уже принялся за дело, и готова была выпалить вслух все свои подозрения, предположения, догадки… Но все мысли испарились из головы при взгляде на Десмонда, осталось лишь всепоглощающее ощущение счастья от того, что он здесь, рядом, смотрит на нее. И когда губы его дрогнули и зазвучал голос, Марина не сразу поняла, что слышит русскую речь.
   – Я не Алистер, меня так легко не взять, – произнес Десмонд и отвернулся.
   – Что ты сказал про Алистера? – встрепенулась Урсула, уловив знакомое имя.
   – О боже! – воскликнул Десмонд. – Да ведь это Блэкки!
   Он отстранился от тетушки и, прихрамывая, побрел к воротам, в которые вбегал его норовистый конек. Однако седло не пустовало: примостившись бочком, в нем сидела Джессика, одетая в то самое простенькое черное платьице, в котором обычно трудилась в оранжерее. Она была без шляпки, и темно-каштановые, тщательно уложенные волосы ее лоснились и сияли под солнцем.
   – Десмонд! – вскричала она, с ловкостью юноши спрыгивая с коня и кидаясь к молодому человеку. – Что случилось? Я увидела Блэкки в лесу…
   – Он сбросил меня, – криво усмехнулся Десмонд. – Боюсь, мой вид…
   – Сбросил? – вытаращила глаза Джессика. – Тебя? Невероятно!
   Марине вспомнились слова Глэдис: «Не родился еще конь, который сбросит сэра Десмонда! Под ним самый норовистый ходит как шелковый!» Знать, родился…
   – Увы мне! – с притворным отчаянием вскричал Десмонд. – Репутация моя как блистательного наездника погибнет, если только вы, прекрасные дамы, не смилуетесь надо мной и не поклянетесь держать в секрете сие досадное происшествие.
   Озабоченное выражение сошло с лица Джессики.
   – Ох и перепугалась же я! – призналась она, засияв улыбкой. – Сказать по правде, я думала, что и на тебя напали, как на Алистера!
   Она прижала ладони к груди, и Марина с горечью заметила, что Десмонд с нескрываемым интересом проследил взглядом ее жест. Изящные пальцы Джессики чуть касались белоснежной кожи там, где начиналось декольте…
   – При чем тут Алистер? – прорезал минутную тишину встревоженный голос Урсулы. – Что вы говорите о нем?
   С видимым неудовольствием оторвавшись от взаимного созерцания, Десмонд и Джессика обернулись к старой даме.
   – Я просто так сказала, – пожала плечами Джессика. – Подумала, не напал ли кто-то на Десмонда, как на Алистера, только и всего.
   – Ну хорошо, а ты? – Урсула с пристрастием воззрилась на племянника. – Что ты говорил мисс Марион по-русски? Я расслышала имя Алистера.
   – По-русски? – переспросила Джессика, переводя прищуренные глаза с Десмонда на Марину, и той явственно послышались ревнивые нотки в ее голосе. – Наверное, Десмонд сообщал кузине какую-то тайну.
   – Никаких тайн! – раздраженно вскричал Десмонд. – Я не помню, что сказал… Мол, хорошая погода сегодня. А вам, тетушка, как всегда, взбрело в голову бог весть что!
   – Десмонд… – укоризненно прошептала Джессика, да он и сам уже спохватился.
   Но поздно: глаза старой дамы налились слезами. Правда, она не разразилась обычными причитаниями, а, вскинув голову, назидательно воздела палец:
   – Хорошо бы тебе усвоить, молодой человек, что надо быть повежливее с дамами! Ты разве не знаешь, какая беда приключилась с одним из твоих предков? Однажды, прогуливаясь по лесу, он увидел гнома, запутавшегося в прибрежном кустарнике. Лорд Маккол освободил его, и тот рассказал, что попал в западню, пытаясь отыскать волшебный белый камень. Он показал его Макколу, и они расстались как друзья.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация