А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Алая роза – символ печали" (страница 20)

   Глава 33

   Верите ли в вещи сны? Признаться, до этого момента я вообще не задумывалась на эту тему, и сны волновали меня меньше всего. Проснувшись же на следующее утро (которое вернее назвать новым днем, учитывая, что спать я легла уже на рассвете), почти целый час я провела за чашкой кофе, устроившись на балконе, откуда ушло после полудня жаркое солнце, вспоминая подробности сна, размышляя над самой природой сновидений и прочими связанными с этим темами.
   Мне вспомнилась собственная прабабушка, с которой мы довольно тесно общались, когда мне было пять лет. Вот она-то любила потешить меня пересказом каждого своего сна: про покупку новых теплых гамаш и визит к «дохтуру», про получение пенсии на почте и про склоки с соседками по подъезду. Наверное, именно поэтому с самого глубокого детства я была убеждена в том, что сны – это болезнь старости, и их рассказывают, анализируют и разгадывают лишь старухи с клюкой в руке и вставной челюстью.
   И вот теперь, хотя мне было еще далеко и до клюки, и до вставной челюсти, я сидела на балконе, хмурая и лохматая, мрачно пила кофе и пыталась осмыслить свой собственный сон, который, как по заказу, состоял из мини-вступления и главной части.
   Мини-вступление было действительно чрезвычайно короткое, но сильное. Мне снилось, что я стою в каком-то темном переходе, при этом, как и в последнем кадре учебного фильма, я видела себя со спины. И одновременно этой самой спиной я ощущала чей-то ужасно неприятный, настойчивый взгляд!
   Внезапно в моих руках, поднятых к груди, очутилась все та же бордово-красная роза – точно такая, как на груди Марго, точно такая, как на пороге моей квартиры, как на лобовом стекле моей «девятки».
   Я стояла и с бешено колотившимся сердцем смотрела на эту розу. Вдруг в одно мгновение она словно растаяла, превратившись в кровь. Мои руки, моя грудь – все было в крови, а я в ужасе пыталась стереть ее какими-то тряпками и салфетками.
   – «Переплетение работы и личного», – внезапно прозвучал где-то «за кадром» незнакомый голос.
   Я обернулась и завертелась на месте, пытаясь найти того, кто говорил.
   Никого не было, я была абсолютно одна; исчезла и кровь с моих рук и груди. Вот тут я и проснулась, и мое бедное сердце бешено стучало, словно сон продолжался.

   …В комнате мирно тикали часы, меня обнимал сливочный воздух утра. Я несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула, успокаивая скачущее сердце, перевернулась на правый бок и дала себе команду «Спать без сновидений!».

   Я вновь уснула, но сон продолжался – условно говоря, началась вторая серия. Если попытаться охарактеризовать ее как художественное произведение, то на этот раз мне снилась сказка, где я была… восточной красавицей.
   Я сидела, по-турецки скрестив ноги, в сверкающих шароварчиках и в лифе со всевозможными висюльками и колокольчиками. Вокруг меня было множество подушечек-пуфиков разных размеров, да и ковер был пушистый и мягкий, и я запросто могла лечь на бочок, а то и вовсе задрать ножки повыше, любуясь собственным педикюром и колечками на пальчиках ног.
   Словом, по всему выходило, что я была дочкой шейха, или эмира, или как там это еще у них называется. Впрочем, я не слишком разбираюсь во всей этой восточной иерархии – быть может, я была всего-навсего красавицей-одалиской, одной из сотни жен какого-то раджи, на сегодняшний день – любимой, поэтому и засыпанной подарками. Как знать, как знать…
   Итак, не без удовольствия повторюсь, я была писаной красавицей, хотя и не блондинкой, с полным набором восточных чудес: длинная коса до пятой точки, толщиной с бревно, очи – как две бездны, уста алые и кожа цвета спелого персика. Я сидела среди подушек и подносов с фруктами, а передо мной танцевал – двигал бедрами, подмигивал мне и все в этом же духе – какой-то мужик.
   Вот он был далеко не красавец – самый обыкновенный среднестатистический россиянин в майке и бриджах. Но старался бедолага изо всех сил! Тут следует отметить, что он не просто танцевал (или пытался делать это) – он соблазнял меня и движением своих чуть отяжелевших бедер, и богатыми подношениями: передо мной ложились жемчуга и бриллианты, золото и кораллы, кольца и браслеты. А парень улыбался мне изо всех сил! Без слов и комментариев было очевидно: он изо всех сил хочет мне понравиться, завоевать мою чистую и бескорыстную любовь, поэтому так выплясывает и преподносит щедрые дары.
   А я была просто великолепна: сидела, периодически ложилась то так, то этак – одна поза эффектней другой, так что танцовщик от сего зрелища еще больше потел и страдал от неразделенной любви.
   Все кончилось неожиданной прозой бытия. Я зевнула и громко и четко произнесла: «Все, пора вставать!» И тут же на самом деле проснулась.

   Все было как обычно: я лежала на своей широкой кровати на белье цвета беж, в топе и шортиках, с растрепанными волосами, и вокруг меня стоял запах прокисшего спиртного – каюсь, понятия не имею, может быть, прокисшего спиртного не существует в природе, но вот запах такой есть, это точно, поскольку именно его я ощутила поутру в воздухе своей спальни.
   Вот почему первым делом, едва поднявшись, я пошире распахнула окно, зажгла ароматическую палочку на туалетном столике и только после этого отправилась на кухню ставить на огонь первую турку кофе. Остальное вы знаете: с кофе я устроилась на балконе, закурила сигарету и принялась размышлять над пониманием и психоделикой снов в целом и над смыслом моего сна в частности.
   В итоге, увы, ни до чего конкретного я так и не додумалась. Загадкой для меня осталось, что может означать этот символ: я – восточная красавица и передо мной некто танцует и задаривает меня. Быть может, если придерживаться теории, что сны – это отражение наших переживаний прожитого дня, этот танцовщик – убийца Марго, который и задабривает меня разными подарками. Или будет задабривать – ведь пока что никто не пытался меня подкупить. Или пытался?..
   Я вспомнила вчерашний (сегодняшний?..) вечер в ночном клубе. Господи, как Павел нас встречал! Что называется, «на высшем уровне»: омары и креветки, моцарелла и гаванский ром, ананасы и гуава… А какой джаз! А какие задушевные разговоры! И его глаза – прозрачные серые глаза, которые окончательно лишили меня покоя. Неужели моя глупая влюбленность еще не прошла? Чушь… Или вовсе не чушь? Что ж, я – интересная женщина, а Павел – красивый мужчина, ничего удивительного, если в какой-то момент между нами проскочила искра.
   С другой стороны, можно рассмотреть сон с другой точки зрения: быть может, роза, которая вдруг очутилась в моих руках, и была своего рода сакральным знаком?! Ведь Павел сам рассказал мне о том, как появилась у них в семье традиция дарения роз и как его драгоценная Марго каждый раз радовалась! Раз мне приснилась роза в руках – значит, он и в самом деле послал мне в какой-то момент сигнал о своем интересе ко мне, грешной. Или о своей любви?..
   А потом эта роза превратилась в кровь… И эта «вторая серия» сна со мной в роли одалиски…
   Господи, как сложно разгадывать хитросплетения снов! Насколько все было бы проще, если бы Павел по-простому подошел ко мне, взглянул своими серыми глазами и сказал примерно следующее…

   Тут мои мысли вновь настойчиво и тревожно вернулись к увядшим розам, которые некто подбрасывал мне, как бросают цветы на гроб. В очередной раз я задала себе банальный вопрос: так кому же это нужно? Главное: для чего? И единственный ответ, который в очередной раз пришел мне в голову – чтобы напугать меня. Для чего же еще?!

   Между тем время шло к трем пополудни. Времени на пустые размышления не было, пора было приниматься за работу. Наконец-то я допила кофе, докурила сигарету и потянулась. Как бы то ни было, а мне предстояло еще решить несколько вопросов, чтобы поставить окончательную точку в этом деле под условным названием «Лестница на небеса». Потому как на данный момент, в общем и целом, я пришла к выводу, кто организовал для Марго эту самую «лестницу».

   Ровно тридцать пять минут у меня ушло на душ, макияж и одевание – в три пятнадцать я выходила из подъезда, одновременно созваниваясь с Ингой. Эта девушка должна была сообщить мне необходимые сведения для успешного завершения дела.

   Глава 34

   И бывают же такие личности, абсолютно не соответствующие классическому представлению о своей профессии! Вот как вы представляете себе современную журналистку? Ясное дело: тонкая и звонкая, бойкая, эрудированная, самоуверенная, готовая по головам пройти, лишь бы только достичь своей цели. А вместо этого перед вами – нервная, дерганая, вечно неуверенная в себе, а потому постоянно дающая понять окружающим, что ей все абсолютно все равно, девица – то есть Инга Пушкайте, прошу любить и жаловать.
   Я позвонила ей и задала простой вопрос: попросила назвать мне адрес квартиры, в которой происходили свидания Марго с Игорем, так называемой интим-квартиры. И что вы думаете? Эта девица принялась убеждать меня в очередной раз, что они с Игорем с этим убийством никаким макаром не связаны, что просто кто-то хочет их подставить и так далее и все в том же духе. В конце концов, мне-таки удалось настоять на своем, повторив громко и четко голосом валькирии: дайте мне адрес интим-квартиры Марго, и я оставлю вас в покое!
   Что ей оставалось делать? Она неохотно продиктовала мне адрес, и я решила дойти до нечистой квартирки пешком – она, как практически все в этом деле, находилась в черте Старого города, центра.
   Дорога заняла не больше десяти минут, но я порадовалась, что напялила на голову ажурную белоснежную шляпку с широченными полями – солнце пекло, как в преисподней.
   Квартира располагалась в обычной хрущевке с классическими скамейками у подъездов и не менее классическими бабульками на этих скамейках. Я лично называю их мини-церэу, потому как эти бабульки во многом дадут фору самым крутым асам угрозыска по части собирания фактов и сплетения их в единую и безупречную логическую цепочку. Эти церэушницы и были моей целью.
   Я подошла неторопливым шагом к нужному подъезду, пялясь по сторонам, как провинциальная дурочка. Бабульки тут же уставились на меня, словно ждали команды «Взять! Ату ее!». Эту команду дала я сама, приблизившись к заветной скамье и улыбнувшись им.
   – Здравствуйте, – я постаралась, чтобы голос мой звучал по-идиотски чисто и невинно. – Извините, я приехала из провинции и нашла интересную работу в детском саду. Теперь нужно жилье, а мне сказали, что в этом подъезде сдается квартира. Вы не знаете, какая и как мне связаться с хозяйкой?
   Бабульки тут же закусили удила.
   – Это ты, милая моя, про какую такую квартиру говоришь? – поинтересовалась первая церэушница.
   – Что, не знаешь, что ли?! – тут же обрубила ее подруга в цветастом халатике. – Та, которую Анка наша сдает, на третьем. Куда новая русская баба мужиков к себе водила! Стыдоба!!!
   – Да уж, ни в сказке сказать, ни пером описать…
   – И ни грамма стыда не имела, прямо мимо нас проводила – каждый раз нового! Во пробл…овка!
   – А муж ее как к этому относился?
   – Какой там муж!
   – Богатый! Не видела, что ли, кольцо у нее на руке? Говорю тебе – замужем она! На мужнины бабки и гуляла тут!
   – А я в газете читала – сейчас это норма жизни: муж сам по себе живет, жена – сама по себе, каждый – в свое собственное удовольствие.
   – Куда страна катится…
   – А я вот видела, как Анка приходила, квартиру смотрела, все ли в порядке – говорила, что вроде новых жильцов нашла.
   – Значит, гулена наша нагулялась.
   – А, может, просто новую квартиру нашла, пороскошнее!..
   – Да уж, такая не пропадет…
   – А ведь пару деньков назад этот мужчина заходил, сдобный такой, приятный…
   – Ты никак его для себя приглядела!..
   – Девоньки, вам палец в рот не клади!..
   – Да он ее потом на руках носил!..
   – Да не об этом речь – как вспомню, как каждый вечер гулена эта приводила к себе дружков…
   – Но все тихо у нее было – согласись, Моть, ни музыки, ни криков, да и мужички все вполне приличные…
   – Эх, промахнулись мы, бабешки! Надо было отбить парочку для себя!..
   Мне после первой же фразы вполне можно было отходить за кулисы – представление началось, только успевай запоминать, кто что сказал! Я все внимательно выслушала, и когда бабульки сделали небольшую передышку, поспешила задать второй интересующий меня вопрос:
   – А где живет хозяйка квартиры? Быть может, мы все-таки с ней договоримся…
   Мне тут же сообщили подробные координаты, и я, поблагодарив, прошла до конца улицы, где в тупике стояла точно такая же пятиэтажная коробка, и мне даже не пришлось подниматься к хозяйке на второй этаж – она, как и каждая уважающая себя леди, восседала в качестве главнокомандующего на скамье перед родным подъездом.
   Эта славная женщина под полтинник энергично отрапортовала мне, что уже сдала квартиру, и подкинула пару других адресов в этом же районе. Адреса эти, как вы понимаете, меня абсолютно не интересовали, а вот пара фраз, оброненных хозяйкой по поводу «нехорошей квартирки», а точнее – по поводу того, как с ней рассчитался прежний съемщик, расставили все по своим местам. Теперь я знала имя убийцы и могла сообщить его своему клиенту – великолепной Виктории.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация