А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Необыкновенные приключения «русских» в Израиле. Семейные хроники времен Большой Алии" (страница 21)

   – Ты удивительно хороший и спокойный мальчик, – нежно сказала она ему, прижав к груди. – Знаешь, я тебя уже люблю. Ой, а как же тебя зовут? Ничего себе, я же не спросила у Вовки твое имя, хотя, он ведь его тоже не знает. Действительно, откуда ему его знать. Слушай, тебе ведь, наверное, уже годик. Может, ты знаешь, как тебя зовут?
   Но малыш только улыбался и что-то лопотал на своем птичьем языке.
   – Знаешь, тогда я буду называть тебя Пончик, – подумав объявила она ему. – Да, ты будешь Ленчик-Пончик, тебе такое имя очень идет.
   Потом Рита пошла осматривать свое новое жилище. Там были всего три маленькие комнаты, кухня находилась прямо в салоне, даже не отделенная от него перегородкой. Вся мебель была старенькой, но в доме было чисто. Скорее всего, это Вовка постарался здесь прибрать, подумала Рита, обходя комнаты. В спальне она обнаружила две кровати и, показав их малышу, сказала.
   – Ты будешь спать вон на той кровати. С этой стороны будет моя кровать, а с той я на ночь подставлю стулья, чтобы ты не упал. Так всегда делали мои мама и бабушка, когда мы с Юркой были маленькими.
   Закончив осмотр квартиры, Рита решила, что пора заняться хозяйством. Ленчика нужно было накормить. Посадив его на ковер, она поставила варить бульон и несколько картошечек для пюре.
   – Я думаю, – задумчиво сообщила она во все глаза глядящему на нее мальчику, – что здесь в Израиле для детей полно всякого специального питания, но проблема в том, что я понятия не имею, чем здесь кормят детей. Поэтому я тебе буду давать то, чем кормили нас. Раз мы не умерли, а все-таки выросли, значит, ты тоже сможешь это кушать. Обед у тебя будет в двенадцать часов, и ты должен съесть, тридцать миллилитров бульона и семьдесят граммов пюре с курицей, это у меня записано в учебном конспекте, я размельчу тебе все это такой штукой, которая называется блендер. Надеюсь, тебе моя еда понравится, а пока мы с тобой начнем заниматься. Понимаешь, в твои годы дети уже умеют говорить хотя бы несколько слов, и еще они умеют много других вещей. А тебя твои глупые родители ничему не учили, поэтому нам с тобой придется все догонять. Ну, давай начнем. Вот это на картинке у нас коровка, она делает му, а это у нас собачка, она делает ав-ав.
   Так Рита начала свой первый урок.
* * *
   Довольно скоро пришедшая в себя няня, только охнула, увидев пустую коляску с прикрепленной к ней запиской. Записка гласила, что ребенок похищен и сегодня же по телефону будут предъявлены условия выкупа, в полицию родителям рекомендовали не обращаться, если они хотят увидеть своего сына живым и здоровым. Перепуганная женщина позвонила родителям на работу, и они примчались домой, не зная, что им делать. До сих пор они считали, что похищения существуют только в кино, и из этих же фильмов и почерпнули, что полицию действительно лучше не подключать ради безопасности ребенка. Несколько часов они просидели у телефона в ужасном ожидании, пока, наконец, он не зазвонил, и мужской голос, явно говорящий через платок, сообщил им, что им предоставляется неделя, чтобы собрать выкуп в сто тысяч долларов, и тогда ребенок будет им возвращен живым и здоровым. Если же они обратятся в полицию или расскажут кому-нибудь об этом, им, то есть похитителям, придется исчезнуть, и они, то есть родители, никогда не узнают, где их ребенок. На этом связь оборвалась, и несчастные родители остались наедине со своим горем и с размышлениями, где взять деньги. Ста тысяч наличными у них не было, поэтому они после долгих раздумий позвонили и рассказали о похищении одному своему дальнему родственнику, которого был старым опытным адвокатом и мог дать дельный совет. Подумав, тот тоже порекомендовал им не обращаться в полицию, а в отношении денег обещал помочь, туманно сказав, что у него есть одна идея, и он позже им все расскажет. И он действительно приехал через пару дней с деньгами и сказал, что он все-таки связался с одним своим знакомым полицейским, и тот велел им заплатить этими деньгами, и выполнить все требования, а уж потом полиция займется поисками преступников.
   Ровно через неделю, похититель действительно позвонил и точно таким же измененным голосом с металлическими интонациями, сообщил, куда им ехать. Правда, когда дрожащим от волнения голосом мать ребенка спросила, а как там малыш, похититель вдруг сменил гнев на милость и обыкновенным человеческим голосом сказал – Да в порядке ваш пацан, за ним хорошо смотрят, не волнуйтесь за него, мы же не звери какие-нибудь.
   Правда через секунду, спохватившись, он снова добавил, чтобы они не обращались в полицию, так как, если он заметит слежку, то на связь больше не выйдет.
   – А вашего ребенка мы оставим себе, и вы его больше не увидите, – добавил он. Грозный похититель Вовка, как ни старался, не смог заставить себя сказать что-нибудь, вроде того, что они ребенка убьют. Язык полностью отказывался произнести такое. Но на родителей ребенка его угроза подействовала, и они клятвенно заверили, что выполнят все его требования, и немедленно отправились на место встречи.
   А инструкции, данные им были следующими. Сначала они должны были поехать по дороге № 4 до Цомета, то есть перекрестка Фурадис. Там им следовало подождать у телефона-автомата, пока им позвонят и дадут следующее указание. Все это было незамедлительно выполнено. По телефону им сказали, что за их машиной следят, и если будет обнаружено присутствие полиции, то… Не дослушав до конца угрозы, несчастные родители клятвенно заверили преступника, что никакой полиции нет, тогда он, смягчившись, велел им продолжать ехать по этой же дороге к повороту на Хедеру и там ждать у следующего таксофона. Следующим этапом была Натания, где зазвонил один из четырех таксофонов, установленных рядом с большим торговым центром, им было велено перейти на дорогу № 1, которая вела в Иерусалим. Когда они будут подъезжать к Иерусалиму, они должны были внимательно смотреть на зеленые щиты с указаниями дороги, стоявшие на обочине. На одном из них будет знак, что делать дальше.
   Белый лист бумаги, прикрепленный к указателю дороги, они увидели, когда ехали по горной дороге уже недалеко от въезда в царственный город. Выскочив из машины, они бросились туда и увидели, что на листе нарисована жирная стрелка, указывающая вниз. Внизу на земле лежал придавленный камнем, другой лист, на котором им предлагалось немедленно бросить сумку с деньгами вниз, садиться в машину и ехать домой. На дорогу им давалось два часа, после чего им позвонят и скажут, где найти ребенка.
   По бокам дороги с двух сторон уходили вниз крутые склоны, настолько густо заросшие деревьями и кустами, что увидеть, где там притаился похититель, было совершенно невозможно. А ведь он, наверное, был совсем недалеко от них, так как сумка с деньгами должна была застрять где-то совсем недалеко от верха. Но они не стали испытывать судьбу, размахнувшись муж бросил сумку как можно дальше, и она исчезла в кустах. Там, где она упала, не раздалось никакого шума. Похититель явно ждал, когда они уйдут, и им ничего не оставалось, кроме как сесть в машину и поехать домой. По дороге они с ужасом думали о том, что с ними будет, если их обманули и им никто не позвонит. Где тогда искать сына, да и живой ли он вообще.
   Дома их уже ждали полицейские и их родственник, адвокат. Наскоро рассказав, как все прошло, они в полном отчаянии уселись возле телефона ждать. Два полицейских постарше пошли на кухню приготовить себе кофе, а лейтенант, молодой симпатичный парень, стал нервно ходить по комнате, переживая не меньше их. Вероятно, это было его первое дело, и он принимал его очень близко к сердцу.
   Звонок раздался вовремя. По-видимому, похититель был пунктуальным человеком. А может быть, он просто пожалел их и не стал мучить больше необходимого.
   – Записывайте адрес, – весело сказал он им. – Улица Зор, 12. Это возле Бейт-оле. Там ваш ребенок, живой и здоровый. Кстати, девушка, которая за ним смотрит, совершенно ни причем. Мы ее наняли по объявлению, так что можете ее не допрашивать, она ничего о нас не знает. Счастливо.
   Машины сорвались с места буквально через три минуты после того, как говоривший повесил трубку. Впереди с мигалкой и завываниями мчались полицейские, за ними ехали родители, все еще охваченные тревогой, не уверенные можно ли доверять словам странного похитителя. Указанную улицу они нашли довольно легко, голос в телефонной трубке правильно сказал им, куда нужно ехать. Молодой лейтенант выскочил из машины первым и, приказав остальным держаться сзади, выхватил пистолет и с силой ударил ногой в дверь, как это постоянно показывали в американских боевиках. Дверь неожиданно легко распахнулась и он, едва удержавшись на ногах влетел вовнутрь и в растерянности остановился. Посреди маленького мирного дворика стояла прехорошенькая юная девушка в цветном сарафанчике, босиком и, держа на руках пухленького малыша, смеясь, давала ему нюхать цветочек. Ребенок, по-видимому, очень довольный жизнью, усердно нюхал и даже причмокивал губами, чтобы показать, как ему это нравится. Увидев полицейского, девушка изумленно посмотрела на него и инстинктивно прижала к себе ребенка. В это время во дворик ворвалась вся остальная компания. Мать ребенка, увидев сыночка живым и невредимым, вскрикнула от радости, бросилась к нему и стала тащить его из Ритиных рук. Растерявшись, Рита сначала удерживала малыша, но потом, вспомнив картину «Суд Соломона», отпустила ребенка, но не смогла удержаться от того, чтобы совершенно искренне не закричать – Что вы делаете? Зачем вы выхватили ребенка?
   – Это мой ребенок, – яростно закричала та в ответ, прижимая к себе его. – Ты украла моего ребенка.
   – Нашего ребенка, – вступил в их спор ее муж, – вы будете отвечать за это.
   Интересно, мелькнуло в голове у Риты, Вовка же сказал им по телефону, что я здесь непричем, наоборот, я за ним хорошо смотрела, а они еще и на меня нападают. Ну и скоты. Ну, ничего, я вам покажу.
   И охваченная злостью, она заявила – Чего это вдруг это ваш ребенок? И совсем он не ваш, я знаю его родителей. Зачем вы хватаете чужого ребенка?
   – Какого чужого? – в свою очередь закричали на нее родители. – Это наш ребенок. Ты и твои сообщники похитили его, и ты за это ответишь.
   – Немедленно отдайте мне Ленечку, – твердо стояла на своем Рита. – Я отвечаю за него перед его родителями. Господин полицейский, – повернулась она к лейтенанту, – немедленно велите им отдать ребенка, – он не их.
   Спор неожиданно решил сам ребенок. Недолго думая, он отчаянно заревел и стал яростно вырываться из рук матери. Когда она, думая его успокоить, начала с ним нежно разговаривать, он громко рявкнул и с силой ударил ее по лицу. От неожиданности она ослабила хватку, Рита подхватила из ее рук выскальзывающего ребенка и в свою очередь прижала к себе. Малыш крепко обнял ее, и затих, уткнувшись лицом в ее шею.
   – Вот видите, – торжествующе сказала Рита растерянно глядящему на их ссору лейтенанту, – это не их ребенок. Он даже их и не знает совсем. Разве ребенок не узнал бы свою мать и не был бы рад ее видеть, если бы это действительно было так.
   – Да, – подумав, неуверенно подтвердил тот. – Скажите, – обратился он к родителям, – Вы уверены, что это ваш ребенок?
   – Да вы что, – хором возмущено закричали те, – конечно, он наш. Роник, – умоляюще обратилась к малышу женщина. – Я же твоя мамочка, я люблю тебя, неужели ты меня не узнаешь?
   Ответом ей было только очередное рявканье, и очередная оплеуха от родного чада, который снова немедленно прижался к Рите.
   – Так, – глубокомысленно произнес лейтенант, подозрительно глядя на несчастных родителей. – Действительно все это странно. Скажите, – вдруг обернулся он к их родственнику. – Это их ребенок? Вы можете подтвердить это?
   От неожиданности тот попятился, и тоскливо посмотрел на калитку, сожалея очевидно, что вмешался в эту историю, но лейтенант был настроен решительно.
   – Так вы можете подтвердить, что это их ребенок?
   – Видите ли, – промямлил тот с профессиональной осторожностью, я в общем-то, знаю, что у них есть ребенок, но я его никогда не видел, поэтому я…гм…не могу утверждать, что именно данный ребенок является ребенком данных родителей.
   Высказавшись и сняв с себя ответственность, он с облегчением вздохнул и отошел в сторону, поближе к калитке.
   – Да что же это такое, – закричала мать, – мы целую неделю не ели, не спали, переживали за сына, а теперь, когда, наконец нашли его, нам его не отдают. Да сделай же что-нибудь, – крикнула она мужу, который стоял в растерянности, не зная, что сказать.
   Так вам, со злорадством подумала про себя Рита, продолжая сохранять возмущенный вид. Будете знать, как не заниматься собственным ребенком до такой степени, что он даже вас и не узнает.
   – Так, – приняв решение, сказал лейтенант, – давайте пройдем в дом и продолжим беседу там.
   – Какой дом? – недовольно вмешался один из полицейских, – давай отвезем их в отделение и пусть там с ними разбираются. Сколько можно здесь торчать?
   – Нет, мы должны разобраться, – твердо ответил лейтенант, втайне мечтая, чтобы ребенок оказался не тем, и чтобы эта хорошенькая девушка не была ни в чем замешана.
   – Какие у вас есть документы на ребенка? – обратился он к родителям, когда все не только зашли, но и по его настоянию расселись в маленьком салоне.
   – У нас есть свидетельство о рождении, и еще он записан у нас в паспортах, и еще есть всякие справки из поликлиники. Везде написано, что у нас есть ребенок, – заявили родители.
   – А там написано, что именно этот ребенок ваш? – заранее торжествуя спросила Рита, понимая, что нигде такого написано быть не может.
   – Нет, не написано, – упавшими голосами, ответили те.
   – Ну вот, – начала Рита, как вдруг ее перебил радостный вопль матери Ленчика – Роника.
   – Фотография, фотография, покажи им фотографию, – завопила она, обращаясь к мужу. – У тебя же фотография с собой.
   – Да, – обрадовано подхватил тот, – у меня же есть фотография. Мы фотографировали его только несколько недель назад, для бабушек, то есть для наших родителей, – бормотал он, сам толком не понимая, что говорит, пока отчаянно рылся в бумажнике. – Вот, – торжествующе закричал он, вытаскивая, наконец, фото и суя его под нос лейтенанту.
   Тот внимательно рассмотрел ребенка на фотографии, потом повернулся и посмотрел на Ленчика. Все застыли в ужасном ожидании.
   – Да, это он, – наконец торжественно изрек лейтенант и посмотрел на Риту.
   – А ну покажите мне, – немедленно потребовала та, и выхватив фотографию стала изучать ее. Но в этом не было нужды, с первого взгляда было видно, что на фотографии ее Ленечка.
   – Да, это он, – упавшим голосом повторила она слова лейтенанта.
   – Тогда мне нужно вас допросить, – суровым тоном, но с тяжелым сердцем объявил лейтенант. – Ваше имя и фамилия?
   – Рабинович Маргарита, – покорно сказала Рита, продолжая обнимать ребенка и чувствуя, что не в силах с ним расстаться.
   Потом она назвала свой адрес, рассказала, когда и с кем приехала и предъявила по требованию лейтенанта паспорт.
   На вопрос как она попала в этот дом и к этому ребенку, она объяснила, что позвонила по объявлению и даже смогла предъявить его вместе с бумажкой, на которой написала адрес, как они с Вовкой заранее и продумали. Затем она попыталась описать своего работодателя, старательно припоминая, в каком виде Вовка открыл ей дверь.
   – Знаете, он на вид был совсем не злой, этот человек, – даже рискнула сказать она, – только очень уродливый. Я даже подумала, кто за него замуж пошел, наверное, какая-нибудь совсем отчаявшаяся.
   – А вас не удивило, что он вдруг оставил на вас, совершенно незнакомого человека ребенка и преспокойно уехал?
   – Он не преспокойно, он даже очень волновался, – запротестовала Рита. – Но понимаете, он сказал, что у него нет другого выхода. У его жены магазин одежды, она поехала в Турцию за товаром и сломала ногу, и ему срочно нужно было поехать к ней, забрать ее вместе с товаром сюда, потому что у них в товар вложены большие бабки. Это он так сказал, – уточнила она. – И, между прочим, он до меня двоим отказал, а меня решил взять, потому что, он сказал, у меня доброе лицо и вообще я милая. Вот.
   – Ну, вообще-то, это так, – подтвердил лейтенант и почему-то покраснел.
   – А вот только я не понимаю, – обратилась она к родителям ребенка, которые уже успокоились и перестали враждебно смотреть на нее, – если это ваш ребенок, почему он к вам не идет. И даже не обрадовался, когда вы вошли?
   – Э…понимаете, – покраснев, пустилась в объяснения молодая женщина, – мы с мужем почти все время на работе, делаем карьеру. А он с няней все время, поэтому он к ней привык.
   – Я этого не понимаю, – Рита неодобрительно поджала губы. – Это ведь ваш ребенок, а не няни, как же вы можете оставлять его постоянно с какой-то неграмотной старухой, которая еще и вечно дремлет, наверное, – в панике прибавила она, поняв, что проговорилась. Но к счастью родители были так смущены, что ничего не заметили, а лейтенант, который не отводил от Риты глаз и подавно.
   – Знаете, многие родители считают, что дети должны их любить, потому что они их родители, и кормят их и одевают. А на самом деле это не так, это я вам как специалист по воспитанию говорю. Любовь ребенка нужно заслужить. Чтобы он считал вас матерью и отцом, нужно быть ему матерью и отцом, если вы понимаете, что я имею в виду, – окончательно разошлась Рита, видя, что родители совсем пристыжены. – Вот возьмите вашего Ленечку…
   – Роника, – торопливо поправила ее мать.
   – Неважно, – сурово отрезала Рита. – Ведь с ним же никто не занимался. А он, он ведь необыкновенно талантливый ребенок, очень умный, с прекрасной памятью, великолепно умеет концентрировать внимание, а самое главное, он хочет учиться, а это не так часто в детях встречается. Я знаю, я же специалист по дошкольному воспитанию, я работала с детьми. И вот смотрите, я всю неделю учила его и представляете, он догнал других детей, с которыми занимаются и теперь знает и умеет все, что ему положено по возрасту. Сейчас мы вам покажем.
   – Ленчик, – обратилась она к ребенку, – сейчас мы с тобой покажем, что мы выучили, да?
   Да, – так звонко повторил мальчик и так уверенно кивнул головкой, что все невольно засмеялись, и он громче всех.
   – Так, скажи «мама».
   – Мама, – повторил он.
   – Теперь «папа»
   – Папа.
   – Вот смотри, – Рита показала на женщину, – это твоя мама.
   – Мама, – на этот раз глядя на мать сказал он.
   У той мгновенно полились слезы от радости.
   – А это папа, – продолжила Рита.
   – Папа, – сказал малыш, глядя на отца.
   Тот всхлипнул и стал смущенно вытирать глаза.
   – А сейчас мы покажем, что мы еще выучили.
   – Э… мама-шмама, что мы тут делаем до сих пор, – снова вмешался один из полицейских. – Поехали, отвезем ее в отделение, пусть ее там допрашивают.
   – А вы не мешайте, – прикрикнула на них мать ребенка, – давайте, показывайте.
   – А где у нас носик? – нараспев спросила Рита, любовно глядя на Ленечку.
   Малыш ткнул пальчиком в свой носик и замер ожидая похвалы.
   – Умничка, – похвалила его Рита. – А где у нас глазки?
   Глазки тоже были немедленно показаны, а также ротик, ушки, животик и даже попа.
   Каждый правильный ответ сопровождался радостными восклицаниями родителей, и довольным смехом ребенка.
   – И это еще не все, вот давайте ту книжку. Сейчас мы вам покажем картинки и расскажем о них. Вот, смотрите.
   Рита открыла страницу с картинками животных и начала.
   – Где у нас коровка?
   Пухлая ладошка шлепнула по картинке. И малыш вопросительно посмотрел на Риту, ожидая следующего вопроса.
   – А как коровка разговаривает? – последовал предсказуемый вопрос.
   – Мууу, муу, – замычал Ленчик и родители в восторге захлопали в ладоши.
   Это переполнило чашу терпения пожилых полицейских, и они опять стали требовать, чтобы все перестали заниматься чепухой и поехали, наконец, в отделение.
   – Мы не можем здесь больше находиться, – возмутился один из них. – У нас уже окончился рабочий день.
   – Мы не можем больше оставаться в этой дурацкой квартире, – поддержал его второй и с отвращением прибавил, – Здесь же даже кофе нет, я смотрел на кухне.
   Но на них никто не обратил внимания, так как Рита перешла к очень важной части своего выступления. Она стала рассказывать родителям, что должен уметь делать годовалый ребенок.
   – Во-первых, он должен уметь складывать вот такую пирамидку, – она показала игрушку. – Потом строить что-то вроде башенки из кубиков.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация