А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Необыкновенные приключения «русских» в Израиле. Семейные хроники времен Большой Алии" (страница 12)

* * *
   Вовка действительно сдержал слово, и что-то придумал. Так, по крайней мере, он с гордостью объявил друзьям, позвонив через пару недель по телефону.
   – А что ты придумал? – умирая от любопытства, пыталась расспросить его Рита.
   – Приезжайте и сами увидите, – кратко ответил он. – Если только сможете сквозь толпу пробиться. У меня здесь масса народу.
   На такой призыв не откликнуться было невозможно. Ребята даже не досидели до конца занятий, все равно они там были самыми лучшими учениками, и поехали в Хайфу.
   Толпа не толпа, но возле Вовкиной конторы народ действительно был. Люди, сидя на заборе и просто стоя, заполняли какие-то анкеты.
   – Что здесь происходит, что вы все заполняете? – разыгрывая из себя случайную прохожую, начала расспрашивать Рита.
   – Здесь набирают на работу в Финляндию, в торговый флот, – солидно объяснил им какой-то мужчина. – Женщин, правда, не берут, так что вам тут делать нечего, а вот ты парень, если хочешь, можешь попробовать подать анкету. Денег за это не берут.
   – Как не берут? – оторопел Юра, который уже заранее вознегодовал при мысли, что Вовка так нагло обманывает народ, не боясь, что в конце концов, кто-нибудь пожалуется в полицию.
   – Деньги возьмут потом и только с того, кого примут на работу. Так что анкету заполнить можно, но только это совсем бесплатно не получится, – мужчина охотно делился информацией. – Финны хотят таких, кто хоть немножко знает финский.
   – Ничего себе, финский, – еще больше удивился Юра. – Кто ж его может знать? Вы, например, знаете?
   – Да, не знаю, конечно, – отмахнулся мужчина, – откуда. Но там на месте научусь. Проблема в том, что они хотят, чтобы анкета была заполнена на финском.
   – Ну, и так что же делать?
   – Есть переводчик, но ему, вернее, ей нужно заплатить. Но это понятно, даром же никто не работает. В общем, заходи, парень бери анкету, может, повезет.
   Юра сделал вид, что ему действительно нужна анкета и решительно пошел к Вовке. Рита побежала за ним. Нужно было выяснить, что происходит.
   Вовка с довольным видом восседал за столом, на котором лежала груда анкет. Увидев друзей, он очень обрадовался, но показал им глазами, чтобы они помолчали, так как в комнате были люди. Еле дождавшись, пока последние клиенты без устали задававшие одни и те же занудные вопросы, наконец, уйдут и оставят их одних, ребята накинулись на Вовку с вопросами.
   – Где ты взял эту работу? – заинтересовался Юра. – Это что настоящая работа?
   – А если ты не берешь с клиентов денег, то, что ты на этом зарабатываешь? – разрывалась от любопытства Рита. – Или они, правда, получат эту работу и заплатят тебе?
   Но Вовка не спешил отвечать. Несколько минут он сидел молча, торжествующе глядя на своих друзей и загадочно улыбаясь, и только, когда почувствовал, что довел их уже белого каления, засмеялся и сказал – Ладно, объясняю, учитесь, малявки, пока я жив. После того, как вы тогда у меня были, я познакомился с одной девушкой, Я покупал фалафель, и она там была. В общем, мы с ней разговорились, она оказалась финкой, живет здесь в Израиле уже три года, что делает не могу понять до сих пор. Вроде приехала по какой-то программе, работать в кибуце, потом еще работала в каком-то международном благотворительном фонде, потом еще где-то, в общем, это неважно, так как деньги у нее есть, откуда, правда, не знаю. Сейчас она уже нигде не работает, у нее виза через три недели заканчивается, и она уезжает. Ну, я и стал думать, как эту Финляндию можно использовать и придумал. Почитал в энциклопедии немножко о них, посмотрел, какие там есть порты, ну и сказал ей, что у меня есть договор с кампанией на набор рабочей силы на судно и мне нужен переводчик. Она в этом смысле девочка наивная, правда, только в этом, в остальных нет, – он снова засмеялся, но тут же спохватился, и продолжил, – ей и в голову не пришло, что такое можно схимичить, согласилась, конечно, ну и работает у меня. Перевод стоит двести шекелей, часть из них ее зарплата, остальное мое.
   – Подожди, но ведь работы же никакой нет, что же ты потом людям будешь говорить? – наивно спросил Юра.
   – Ну, ты, блин, даешь, – удивился Вовка, – что я им буду говорить. Да просто скажу каждому, что он не прошел, что я могу сделать. А вот пятеро других уже там, в Финляндии, или вещи складывают, а вот ему не повезло. Вот и все.
   – Ну а если они поймут, что ты их обманул и в полицию пожалуются?
   – Тю, за что это? Я же с них денег то не брал. Пусть сами подумают, какой мне был смысл их обманывать.
   – А за перевод?
   – Так за перевод не я брал, а переводчица, это, во-первых. А во-вторых, перевод они получили? Получили. Так на что же жаловаться? Она что должна была им бесплатно переводить?
   – Да, здорово, – вырвалось у Риты.
   – А то? – довольно сказал Вовка. – У меня все продуманно, не подкопаешься.
   – А где же твоя переводчица сидит?
   – В соседней комнате. У меня же здесь две комнаты, видите вон дверь. Только у нее есть еще отдельный ход из коридора, через него и заходят. Анкеты я сам составил, объяснил ей на иврите и английском, что там должно быть, она все вопросы перевела на финский, вот смотрите, как все профессионально сделано. В типографии заказывал, между прочим.
   – А люди как с ней договариваются, ну что им писать там?
   – Тоже немножко на иврите, немножко на английском. Тут, между прочим, почти все бывшие моряки, так что они на английском знают, как что называется, а она с английского легко переводит.
   – Ну, ты даешь, – с восхищением сказала Рита. – Как ты вообще до такого додумался?
   Юра промолчал, но видно было, что Вовкина смекалка и на него произвела впечатление. Вовка заметил это и весь расцвел. Столько лет его собственная мать и все соседи ставили ему в пример его друга как серьезного и разумного мальчика, который и учился прекрасно, и всегда был вежливый и такой воспитанный и порядочный, а вот он, Вовка, вечно глупостями занимался, с идеями какими-то ненормальными носился, а вот теперь пришло его время. Он всем еще покажет, вообще будет видно, кто в жизни лучше устроится.
   – Ну, а если она начнет тебя подробно расспрашивать об этой финской компании, что тогда будет? – вдруг спросил Юра, которому все-таки хотелось обнаружить слабое место в Вовкиной афере. – Придется рассказать ей?
   – Нет, что-нибудь придумаю, Финляндия страна маленькая, но все-таки она всех компаний не знает. А рассказывать ей нельзя, они же все там, блин, очень честные. Так что не поймет-с.
   – Ой, точно не поймет, – подтвердила Рита, – Нас вроде воспитывали в духе морального кодекса строителей коммунизма, а самыми честными оказались они, проклятые капиталисты. Вот, Белла рассказывала, у них на курсе учителей есть одна англичанка, ей тоже, оказывается нужно диплом подтвердить. Так, когда они пишут контрольные, и учительница выходит из класса, все за книги хватаются, а она никогда. Еще и наоборот, их стыдит, что они это делают. И никогда никому не подсказывает, у них считается, что это нечестно.
   – Знаешь, что я тебе скажу, – вдруг рассердился Вовка, – им там легко быть честными, у них все есть, и деньги, и все всегда было в магазинах. Поэтому они могут себе позволить быть честными. А заставь их покрутиться, самому все добывать, так я посмотрю, куда их вся честность денется. Или помрут, или приспособятся химичить как мы.
   Вот на нее посмотри, она уже черт знает сколько времени не работает, а снимать здоровенную пятикомнатную квартиру у нее деньги есть. И вообще, она уже сколько лет по миру шляется, все объездила, на какие шиши спрашивается?
   – А и правда, на какие? – заинтересовалась Рита.
   – Так родители дают. Они, видите ли, обязаны это делать, так как у нее нервное потрясение, ее родители разошлись несколько лет назад, и мать вышла замуж за другого. Но разошлись, обратите внимание, тихо, мирно, цивилизованно, и все равно, она должна после этого восстановить свою нервную систему. И ее отчим отстегивает ей бабки беспрекословно, потому что чувствует себя виноватым, что нанес ей такой моральный ущерб. А вот интересно, если бы ей мордобой, пьянку, нищету, как там у нас, было бы у нее нервное потрясение или без него бы обошлась?
   – Да, – вздохнула Рита, – у них совсем другая ментальность. Они нас поэтому и не понимают.
   – Ну, так правильно, выходит, дядя Маркс нас учил, что бытие определяет сознание, – засмеялся Юра. – Вот мы и на практике это увидели.
   – Да уж, – тоже засмеялась Рита. – Хотите я вам что-то смешное расскажу? Как раз по поводу. Белла как-то по дороге на курсы заскочила в магазин, а там детские китайские куртки лежат, красивые такие, яркие, легкие, но теплые, в общем, классные. Она, конечно, схватила Пашке самую красивую и счастливая поехала на занятия. Опоздала и пришлось ей сесть с англичанкой, с той никто из русских обычно садиться не хочет. Ну, Белла села, а радость же ее распирает, шуточное ли дело, такую вещь для ребенка отхватила. В конце концов, она не выдержала, вытащила под столом тихонько куртку, показывает англичанке и говорит, замирающим от счастья голосом:
   – Смотри, что я в магазине купила.
   Та смотрит на куртку и, понятное дело, не может понять, что же в этом такое особенное и о чем здесь вообще говорить. А Белла как дура продолжает ей рассказывать, как она зашла в магазин и увидела эти куртки, висящие совершенно свободно, представляешь? Это она англичанке говорит. В общем, так довела ее, бедную, своей курткой, что та, так ничего и не поняв, отдвинулась от Белки на всякий случай, а на перемене и вообще пересела подальше.
   – Да, вот этой радости достать что-нибудь, они и тут и в Англии точно лишены. Юрка, помнишь, как мы джинсы на толчке или у моряков покупали. Двадцать раз проверяли, чтобы были точно фирменные, чтобы фуфло не подсунули.
   – Ага, и терли их ваткой, и ниточки поджигали, а как стирали? В ванной, в теплой воде, детским мылом намыливали и руками не терли, а гладили, чтоб цвет не потеряли.
   – А деньги сколько времени на них собирали, месяцами, если не годами…
   – Так ведь стоили сколько, я помню за свой последний левис отдал двести семьдесят, на минуточку. А охотился за ним как, всех фарцовщиков предупредил, что мне нужен фирменный «левис», в крайнем случае, возьму «вранглер» или «супер райфл», но только в крайнем. Два месяца ждал. Конечно, будешь радоваться, как сумасшедший, когда так тяжело достается.
   – Ой, а мы Юрке перед отъездом на толчке вот эти тертые джинсы купили, а здесь он их постирал и повесил за окно сушиться и забыл о них, представляешь?
   – А потом через пару дней, – смеясь подхватил Юра, – подходит к нашему окну соседка местная и говорит:
   – Это не на ваших джинсах кошка второй день спит?
   Смотрим, точно. Они каким-то образом упали с веревки, а кошка не будь дура на них улеглась и очень даже довольна. И никто не украл, даже внимания никто не обратил, а представляешь, что у нас бы там было? Фирменные джинсы за сто восемьдесят ре валяются на земле и кошка на них преспокойно спит.
   Они, наверное, еще долго вспоминали бы свою жизнь на доисторической родине, но в дверь начали заглядывать новые желающие послужить в финском торговом флоте, и Вовка моментально сделав очень серьезное лицо, выпроводил их, громко говоря, так чтобы его слышали, стоявшие в коридоре.
   – Значит, смотрите, через пару дней вам перешлют билет и подъемные, и можете ехать. Я вам советую не затягивать с отъездом, потому что все может быть. В общем, собирайтесь.
   Услышав это, честный Юра только чопорно поджал губы и ничего не ответил, но Рита, которой всегда гораздо легче давались сделки с совестью, и которая к тому же и сама любила всякие авантюры, радостно подыграла ему.
   – Да, конечно, мы поняли, спасибо вам большое, мы все сделаем, как вы сказали.
   По коридору они шли сопровождаемые завистливыми взглядами других соискателей. Некоторые явно рвались подойти к ним, чтобы выяснить подробности, но Рита, боясь разоблачения, схватив брата за руку, чуть ли не бегом выскочила на улицу и помчалась дальше.
   – Знаешь что, – недовольно сказал Юра, когда они уже были на остановке. – Не втягивай меня в Вовкины авантюры. Я и тебе, кстати, тоже не советую быть замешанной в них. Еще неизвестно, чем все это кончится.
   – А чем это может кончиться? Он же действительно с них деньги не берет, а перевод анкеты они получают.
   – А то, что он людей обманывает, это, по-твоему, ничего? Все нормально?
   – Ну, нет, конечно, – неохотно вынуждена была признать Рита, – но он ведь не так много у них берет, всего двести шекелей, не умрут же они от этого.
   – Как ты не понимаешь, что дело даже не в этих деньгах, а в том, что, во-первых, что это обман, а во-вторых, он же сначала дает людям надежду, а потом лишает ее.
   – Да, это нехорошо, но эти люди ничего другого и не заслуживают, – вдруг сурово сказала она.
   – Почему это? – удивился Юра.
   – Да потому, что они просились сюда, в Израиль, как будто хотели вернуться на Родину. И вот Родина их привезла бесплатно, между прочим, дала деньги на жизнь, на учебу, с ними тут возятся, на курсы всякие бесплатные берут, пособие по безработице платят, а они при первой же возможности согласны уехать отсюда. Точно, что это колбасная алия.
   – Ну вот, мало того, что местные так на нас говорят, теперь еще и ты к ним присоединилась.
   – А что, неправда? Мы с тобой тоже за наследством приехали.
   – Да, но мы-то уезжать не собираемся. Мы выучимся, будем здесь жить и работать во славу Родине, можно сказать, так что успокойся, а то развоевалась тут. Кстати, ты его изобретательностью так восхищалась, а я тебе, знаешь, что скажу? По-моему, учиться здесь, да еще на чужом для тебя языке, намного труднее и требует гораздо больше способностей.
   По тону брата Рита поняла, что он обижен на нее и даже, наверное, ревнует и решила сменить тему. По дороге они говорили только о том, как трудно будет учиться в местных ВУЗах, и что им еще нужно будет сделать. Домой они приехали уже совершенно в другом настроении и как всегда по вечерам сели за учебу.
* * *
   С воскресенья у Беллы должна была начаться практика в школе, и она думала об этом с ужасом.
   – Ритка, – умоляюще говорила она, – если бы ты знала, как я боюсь этих детей. Ну, пошли со мной, пожалуйста, мне нужно только в первый день, чтобы ты помогла. Понимаешь, у меня на уроках будет сидеть их учительница по-английскому, она с ними справляется, но завтра ее не будет в школе. Завтра я одна, представляешь?
   – Как же я пойду? – удивлялась Рита, – Меня же не пустят на урок. Они же знают, что им прислали только одного человека.
   – Да кто тебя не пустит? Никто и внимания не обратит, что нас двое. Или, знаешь, что? Скажем, что ты тоже учительница, но только собираешься на курсы, а перед этим хочешь посмотреть, что из себя представляет их школа. Чего им тебе отказывать? Что у них там есть такое военное? Ну, пошли, пожалуйста, – ныла Белла, и, в конце концов, жалостливая Рита не выдержала и решила прогулять занятия ради подруги. Беллу она понимала. Для практики ей выделили самые трудные классы, шестые. Они и в Союзе были самыми проблематичными, а здесь, наверное, и совсем сумасшедшими.
   Утром они пришли в школу как полагалось по советским правилам за двадцать минут до начала уроков. Стоявший возле ворот молодой русский охранник удивленно сказал, когда они подошли:
   – Привет, девчонки, вы чего это прибежали ни свет, ни заря?
   – Мы на практику, – уныло объяснила Рита. – У нас уроки в шестых классах.
   – Ну, вы молодцы, – то ли в шутку, то ли всерьез восхитился парень. – Храбрые, наверное, очень. Я бы, например, без своего пистолета, в класс не вошел.
   – Что так плохо? – совсем упала духом Белла.
   – Ну, не знаю, – увидев ее реакцию дипломатично сказал тот. – Во всяком случае, если они там творят то же самое, что я вижу здесь на переменах, то я вам не завидую. Так что держитесь, но если будет уже совсем плохо высовывайтесь в окно и кричите. Я прибегу и постреляю в воздух, может быть, это поможет.
   После этих слов он захохотал, очень довольный собой, а несчастные практикантки двинулись дальше навстречу испытаниям.
   В помещении школы их встретила тишина. Ни учителей, ни учеников не было. В учительской находился один-единственный человек, молодой здоровый мужчина, наливавший воду в электрический чайник.
   – Шалом, – приветливо сказал он, увидев их. – Чего вы пришли так рано?
   – Мы на практику, у нас первый урок, – объяснила Рита.
   – Понятно, – кивнул он, – но зачем вы тут так рано?
   – Но разве это рано? – удивилась Рита. – До урока осталось всего пятнадцать минут.
   – Да, – подтвердил он, – еще целых пятнадцать минут. У нас так рано никто не приходит, даже директор. Я просто сегодня дежурный, вот видите, готовлю кофе для учителей. Они же придут, у них не будет времени ждать, так что у нас по очереди кто-нибудь приходит рано и ставит кофе.
   – А вы вообще кем здесь работаете? – робко поинтересовалась Рита, подумав, что в случае чего его помощь им не помешает.
   – Я учитель, преподаю спорт, – охотно ответил он.
   – Учитель, – тихонько застонала Белла, – он учитель, твою мать.
   Рита еще ни разу не слышала от Беллы таких слов, но сейчас она ее поняла. Мужик был одет в застиранную растянутую майку без рукавов, бесформенные видавшие виды шорты и в шлепанцы. Таких учителей Рита и сама ни разу не видела. В советскую школу так не приходил никто. Даже родители-пьяницы, и те в школу приходили одетые приличней. Тем временем, не подозревающий об их мыслях учитель, радушно предложил им кофе с печеньем, но девушки, которым от волнения кусок не шел в горло, отказались, взяли классный журнал и снова вышли в коридор, не имея понятия, что им делать дальше, то ли в класс идти, то ли ждать, пока кто-нибудь поведет их туда.
   Без десяти восемь стали сходиться дети, учителей все еще не было видно. К возмущению Беллы, которая в душе все еще оставалась советским педагогом, они стали неспешно подтягиваться примерно за пять минут до начала уроков, но и тут, вместо того, чтобы взяв журналы броситься в классы, бросались к столику, где стояли вскипевший чайник, баночка с кофе, сахарница и печенье. Да, кофе здесь было святое дело. Ни один учитель не мог начать урок без этой заветной чашечки в руках, так же как и, впрочем, не начинал прием ни один врач в поликлинике, и ни один служащий в конторе.
   Наконец, прозвенел звонок, и только тогда к Белле и Рите подошла приветливо улыбающаяся учительница и сообщила, что она классный руководитель шестого класса, где у Беллы и будет первый урок. Заплетающимся языком Белла попыталась объяснить ей, почему их двое, но учительницу это совсем не заинтересовало, и она все пропустила мимо ушей. Приведя их к нужному классу, она пожелала им у двери удачи и снова пошла в учительскую допивать свой кофе. Они еще минутку постояли в коридоре, но деваться было некуда, и Рита, как более решительная, рванула дверь, и они вошли в класс. Сорок два малолетних дьяволенка, орали, вопили, скакали и бегали по классной комнате. На Беллу и Риту они не обратили ни малейшего внимания. Посмотрев на подругу и увидев ее полные ужаса глаза и дрожащие губы, Рита поняла, что должна действовать сама. Схватив классный журнал, она изо всех сил грохнула им о ближайший стол. Звук получился как от разорвавшейся бомбы, но сидевшие за этим столом и что-то выкрикивающие девочки даже не повернули головы. Остальные, по-видимому в этот гаме вообще не расслышали, что что-то произошло.
   Девушки растерянно переглянулись, нужно было делать что-то немедленно. Тогда Рита с отчаянием продолжила что было сил колотить несчастным журналом по все тому же столу, и постепенно по одной по две, головы учеников стали поворачиваться к ним, и в их глазах появилась заинтересованность. Очевидно, до того, чтобы колотить классным журналом по столу, еще никто не додумался, и это явилось для дьяволят чем-то новеньким. Когда, наконец, почти все ученики обратили на них внимание, Рита перестала стучать, и тут мгновенно, чтобы не дать противнику опомниться, инициативу перехватила Белла. Устремясь к учительскому столу, она по дороге быстро объяснила, что она их новая учительница, и, выхватив из сумки первую из заготовленных картинок, подняла ее над головой. На картинке была изображена девочка, которая читала книгу. Под картинкой стояли ключевые слова, которые нужно было использовать в ответах.
   – Что девочка делает? – как можно громче выкрикнула Белла по-английски.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация