А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чего хотят парни?" (страница 1)

   Макс Ярский
   Чего хотят парни?

   Это реальный дневник, но все имена и фамилии действующих лиц изменены. Автор оставил только свое имя – Максим.
   Все совпадения случайны.
   Всем привет!
   Зовут меня Максим, мне 19 лет, я обычный московский парень, совсем не писатель, учусь в МАРХИ на втором курсе дневного. Живу с родителями. Именно это и было косвенной причиной выхода моей книги. Все получилось неожиданно. Перейдя на второй курс, я понял, что пора мне начинать жить самостоятельно. Но родители уперлись. Им, как и всем родителям в мире, постоянно кажется, что я маленький и не готов уходить из семьи. Как будто я собираюсь куда-то уходить! Просто хочу переехать в квартиру, оставшуюся мне от бабушки. Это удобная двушка возле метро «Щукинская». Но квартира после смерти бабушки сдается уже семь лет, часть денег идет мне на карманные расходы. Родители решили надавить на меня по-своему и заявили, что если я займу эту жилплощадь, то и денег больше не увижу. Они, видимо, рассчитывали, что я откажусь и останусь дома. Но я был полон уверенности, что и сам в состоянии зарабатывать. В большом городе масса возможностей. Конечно, я учусь на дневном и выйти в офис на полный рабочий день не получится. Но ведь можно найти другой источник дохода. И после разговора с родителями я решил плотно заняться поисками подработки. Вначале, как почти все студенты, попробовал стать промоутером, после занятий раздавал листовки у метро. Затем участвовал в рекламных акциях брендовых магазинов, работал и «таблеткой» возле аптеки, привлекая покупателей. Несколько раз выполнял задания в редакции журнала VOGUE. У меня есть друг, зовут его Даниэль, а попросту Даня, он любит тусоваться со всякими творческими личностями, потому что с детства ищет себя именно в этом направлении. То он рисует, то пытается писать музыку, то решает, что главное в жизни – реклама, и ночи напролет придумывает слоганы и баннеры, то вдруг ему взбредет в голову, что он будущий великий режиссер, и Даня начинает снимать ролики и выкладывать их в сетях. И знакомые у него все сплошь творческие или из мира «гламура». Именно Даня подкинул нам подработку в редакции VOGUE. Задания были несложные: завязать букеты нарядными лентами для предстоящего бала, украсить зал гирляндами шаров, сложить в подарочные пакеты необходимый набор «презентов», упаковать диски с подобранной музыкой в нарядные коробочки и тому подобное. Но именно там мы получали больше всего, хотя работа занимала обычно пару часов. И все равно денег не хватало. Даня, видя, как я стараюсь заработать, предложил мне «больше не распыляться на ерунду и попытаться что-нибудь издать». Но он вообще всегда думал о творчестве, так что я даже не удивился повороту его мысли. И не воспринял его идею всерьез. Но Даня упорно настаивал.
   Я всегда любил писать, в детстве сочинял сказки, правда, единственным их слушателем был именно Даня, но ему точно мои истории нравились. Потом я стал вести что-то типа дневников, вначале в обычной тетради, затем создавать файлы в компьютере. Иногда писал даже рассказы. И вот, как-то перемерзнув на улице после трехчасового стояния у метро – на этот раз мы раздавали рекламные шоколадки, – я пришел домой настроенный очень решительно, открыл дневниковые файлы, выбрал показавшийся мне подходящим текст, подкорректировал его, стараясь придать законченный вид связного рассказа. Нашел в Сети адрес издательства и отправил файл. К моему удивлению, через какое-то время позвонила редактор Дарья Юрьевна, по голосу молодая и приветливая. Она сообщила, что материал понравился, издательство давно ждало такого автора – современного парня, пишущего откровенно о своей жизни, и что текст будет пользоваться успехом у моих ровесников. Дарья Юрьевна добавила, что есть одно «но» – объем для книги слишком мал, на что я с готовностью начал рассказывать о «море такого материала на моем компе». Мне предложили собрать его во что-то связное и прислать. Именно так появилось то, что вы сейчас держите в руках. Это моя первая изданная книга, надеюсь на понимание.

   С уважением Макс Ярский

   Расставание

   Выпускной. docх
   Сейчас всего шесть утра, я только что вернулся домой, но не могу не записать, что сегодня произошло. Для выпускного бала сняли плавучий ресторан, он причален неподалеку от кинотеатра «Ударник», моя школа находится в этом районе. Данька надел костюм и галстук и выглядел внушительно. Я ограничился брюками, белой рубашкой, на улице жара, пиджак совсем не хотелось надевать, хотя мать настаивала. Торжественная часть затянулась, я смотрел на своих уже бывших одноклассников, казалось, ребята словно враз стали чужими, будто только и ждали, когда, наконец, все закончится. Будто им не терпелось переступить невидимый порог и оказаться во взрослой жизни. Не скажу, что я так уж рвался что-то менять, мне в школе было комфортно, учился я с удовольствием, с ребятами находился на одной волне, неизменный друг Даня был моей неотъемлемой частью. Была у меня и девушка.
   Ира… моя девушка вот уже полгода. Мы начали встречаться после новогодней вечеринки. Выпили шампанское на брудершафт, ребята закричали, что необходимо целоваться «по-взрослому». А я разве против? Ира давно мне нравилась, но это была всего лишь симпатия. И вот ее губы оказались так близко, все внутри меня перевернулось от сильнейшего влечения, я уже ни о чем не раздумывал, обхватил ее и начал целовать под одобрительные крики парней. Она поначалу чуть напряглась, а потом как-то обмякла в моих руках. И после этого поцелуя все изменилось. Я начал смотреть на нее совсем по-другому. Даня, видя, что происходит, вначале мягко подтрунивал надо мной, но поняв, что я всерьез увлечен, даже уступил свое место в классе, и Ира пересела за наш стол. Вначале это очень мешало занятиям, я совсем не слушал преподавателей, смотрел на Иру – ее пушистые русые волосы казались мне облаком, ее голубые глаза виделись прозрачными озерами, ее розовые губы притягивали – я сжимал ее руку под столом, касался коленом ее колена. Я стал плохо соображать и однозначно поглупел. Дальше все развивалось по обычной схеме – мы гуляли, ходили в кино, в кафе, я дарил ей милые пустячки, которые так любят девушки – всех этих плюшевых зайчиков и мишек, сердечки, романтические открытки и тому подобное, писал нежные СМС-ки, но в любви не признался ни разу. А может, Ира ждала именно этого? Но ведь и она ни разу не начинала разговора о чувствах. Наши отношения развивались ровно, без каких-то эксцессов, мне было с ней хорошо, она как будто отвечала взаимностью. В классе мы стали признанной парой уже в конце января. Все видели, как мы стараемся оставаться наедине на переменах, что уходим после занятий вместе.
   Лу, подруга Иры – вообще-то ее зовут Луиза, но все давно сократили ее имя до одного слога – вначале возмущалась, злилась и даже пыталась цепляться ко мне, но я не был настроен ссориться с кем бы то ни было и отмахивался от нее, как от навязчивой мошки. Кончилось тем, что она пересела за один стол с Даней и поглядывала на нас с неизменным вызовом и раздражением. Но мы никого и ничего не замечали. К тому же я был уверен в своем друге и знал, как он умеет успокаивать девушек. Даже самые стервозные не могли устоять перед его шармом. У Дани это было врожденным, он ведь француз, полное имя Даниэль Броньяр, и именно так он любит представляться в незнакомой компании. При этом принимает слегка высокомерный вид, типа он принц королевской крови, путешествующий инкогнито. И девушки мгновенно ведутся и на его симпатичную физиономию, и на звучную необычную фамилию. Странно, но и среди одноклассников он ухитрялся сохранять репутацию «импозантного француза, покорителя женских сердец». Девушки откровенно заигрывали с ним, но его сердце было постоянно свободным. Легкие необременительные и кратковременные интрижки – на большее Даню не хватало. Но это лишь раззадоривало девушек. И когда Лу пересела к нему, я успокоился, считая, что уж кто-кто, а Даня сумеет отвлечь ее внимание от любимой подруги и ее романа. И он действительно начал ухаживать за ней, приглашать в кино и кафе. Я оценил это, ведь точно знал, что Луиза не в его вкусе. Она была армянкой, с черными густыми непослушными волосами с огромными навыкате черными глазами. Фигура – коренастая и полная, стиль одежды – классический. Дане не нравился такой тип, он любил стройных утонченных девушек. Подбирал, что называется, под себя. Даня – среднего роста, худощавый, с русыми, всегда креативно подстриженными волосами, его голубые глаза часто выглядят мечтательными, и это сражает девушек наповал. Один я знаю, что чем мечтательнее у моего друга взгляд, тем коварнее и безбашеннее рождаются замыслы в его голове в этот момент, и нужно быть начеку. Даня, как любая творческая натура, непредсказуем, его поступки изумляют меня своей нелогичностью, его действия часто спонтанны. Но я хорошо изучил своего друга, все-таки мы вместе с первого класса, и понимаю, что, несмотря на утонченный и отстраненный вид, Даню распирают эмоции и часто он не в состоянии совладать с ними. На его фоне я выгляжу спокойным уравновешенным парнем, и многие недоумевают, отчего мы так давно и крепко дружим.
   Роман с Ирой развивался стремительно. Никогда я так быстро не сходился с девушками. Возможно, на нас влияло то, что через полгода мы выпускались из школы. И кто знал, как дальше сложится жизнь! Конечно, мы уже определились, где будем продолжать образование. Я пошел по стопам матери – она у меня ландшафтный архитектор и в свое время закончила именно МАРХИ. Правда, я хотел специализироваться на реконструкции зданий, есть такая кафедра – Реставрация и реконструкция архитектурного наследия, – но пока было рано об этом думать. Даня собирался учиться в Финансовой академии на юридическом, его к этому подталкивали родители, оба потомственные юристы. Но я знал, с какой неохотой он принял это решение, его творческая натура искала совсем других путей самореализации. К окончанию школы Даня мечтал о профессии режиссера документального кино. Но он не любил идти обстоятельствам наперекор, так как был по натуре своей ленив и безалаберен. Родители создали ему все условия для учебы на юридическом, и он согласился. Ира хотела учиться в медицинском, мечтала стать терапевтом. Странно, но меня это как-то мало волновало. Думаю, что в глубине души я все же не видел в наших отношениях долгосрочной перспективы. Хотя, наверное, я пишу это сейчас для того, чтобы не было так больно.
   Мы стали с ней близки уже в феврале. Это случилось на День святого Валентина. Договорились встретиться в семь вечера возле кафе неподалеку от Третьяковки, но в этот день все заведения города заполняют такие же, как мы, влюбленные парочки. Я не учел, что, возможно, мы не сразу попадем внутрь, так и произошло. Я стоял у кафе с подарочным пакетиком и букетом и с раздражением смотрел на очередь возле двери. Шел мокрый снег, на улице было промозгло и крайне неуютно. Ира по своему обыкновению опаздывала. По правде говоря, есть вещи, которые меня неизменно бесят. И пожалуй, на первом месте – непунктуальность. Мне кажется, это проявление неуважения к ждущему. Неужели так трудно рассчитать время и прийти к назначенному часу?! Могу понять, если девушка опаздывает минут на десять, но когда она упорно приходит на свидания на полчаса, а иногда и минут на сорок позже срока, то это начинает выводить из себя. Я всегда предпочитаю все обсуждать. Ире говорил не раз, что это недопустимо, она мило улыбалась, со всеми моими доводами соглашалась и продолжала опаздывать. Это ставило меня в тупик и вызывало подозрение в ее ограниченности и даже глупости. Но я был влюблен, только это сдерживало меня. Я уже давно решил проблему с опаздывающими друзьями, последовав совету, вычитанному в книге Д. Карнеги[1]. Я сразу предупреждаю, что жду не более десяти минут, а потом ухожу. И это всегда действовало безотказно. Поняв, что я не шучу, почти никто из моих приятелей не задерживался и являлся вовремя, но вот с подругами я не мог быть так категоричен. Они отчего-то, все как одна, вбили себе в голову стереотип, что «девушке положено опаздывать на свидание». И с чего они это взяли? Ведь уже общеизвестно, что точность – вежливость королей, а непунктуальность – удел плебеев. Как бы вбить это в хорошенькие головки всех девушек раз и навсегда?
   Ира была феноменальна в своей непунктуальности. В День святого Валентина я прождал ее возле кафе около часа. Правда, она присылала СМС-ки с извинениями и обещаниями, что скоро будет, но это моего настроения не исправило. Я продрог, устал и уже не хотел ничего. Когда Ира появилась, я с трудом смотрел ей в глаза, преодолевая невыносимое желание наговорить грубостей. Она нежно поцеловала меня и протянула подарочный пакет. Но я даже заглядывать в него не хотел.
   – Ну, зай! – просящим тоном заговорила она. – Я ж для тебя старалась! Из-за этого и опоздала! Подарок искала.
   Я сдерживался из последних сил. Такое оправдание было хуже всего. Я-то надеялся, что Ира заранее позаботилась о подарке, выбирала его не наспех, а вдумчиво.
   – Это тебе, – пробормотал я и отдал ей пакетик и букет.
   Ира внимательно на меня посмотрела, взяла за руку и быстро пошла прочь от кафе. Я не сопротивлялся. Мне уже было все равно.
   Она привела меня к себе. Ира жила через два дома от моего, и по правде говоря, мне хотелось на перекрестке свернуть в сторону своего двора. Но она крепко сжимала мою руку, вид у нее был решительный. И я подумал, что спорить сейчас не стоит. Мне хотелось лишь одного – очутиться в теплой квартире и выпить крепкого чаю. К моему удивлению, ее родителей дома не оказалось. Ира, едва переступив порог, сообщила, что «предки укатили на неделю в пансионат». Я отчего-то начал смущаться и застыл в коридоре, пытаясь понять, что у нее сейчас за настроение. Она сама сняла мою куртку, размотала шарф, заглядывая мне в глаза с виноватым видом. Я разулся, но по-прежнему стоял возле двери.
   По правде говоря, парни всегда точно знают, когда девушка в особенном настроении. Я был не исключение. Словно внутри встроен какой-то радар, и он определяет самые сокровенные желания подруги. Какое-то неизученное наукой седьмое чувство. И сейчас я понял, что Ира настроена решительно, хотя до этого у нас с ней еще ни разу не доходило. Возможно, она остро чувствовала свою вину за то, что заставила меня так долго ждать, и именно это подталкивало. Вообще я довольно любопытен по натуре, и мне хочется досконально знать, что происходит в организме девушки. Поэтому я много читал всевозможной литературы о женской физиологии и был в курсе выбросов гормонов в определенное время, перепадов настроения. Когда ты вооружен знаниями, это облегчает понимание поведения девушек. Хотя с подругами предпочитал такие темы не обсуждать.
   Мне вообще претит чрезмерная раскрепощенность некоторых девушек. До Иры я полгода встречался с Наташей, моей ровесницей и подружкой из соседнего двора. Мы с ней были близки чуть ли не через два свидания. И она совершенно не стеснялась обсуждать со мной продолжительность своего цикла, неприятные ощущения чисто физического плана. По правде говоря, мне было некомфортно во время подобных разговоров и вызывало отторжение, несмотря на мою влюбленность. Все-таки проявления женской физиологии должны оставаться для парня тайной за семью печатями, не хватало только просить нас покупать тампоны и прокладки! А Наташа уже и до этого дошла. Думаю, что открыто можно обсуждать со своей девушкой лишь способы контрацепции, незапланированная беременность – это беда! И попадать в такую ситуацию лично мне не хочется. Но все остальное должно скрываться от парня. Мне нравится расхожая фраза-прикол из Сети, что «принцессы питаются радугой, какают бабочками и пукают духами Шанель № 5». Хотелось бы, чтобы девушки всегда в наших глазах оставались принцессами.
   Ира с удивлением смотрела на меня, словно приклеившегося к порогу ее квартиры. А я уже преодолел смущение и лихорадочно вспоминал, есть ли при себе средства контрацепции.
   – Чаю? – после паузы спросила она и улыбнулась.
   – Хорошо, – кивнул я, но так и не отошел от двери.
   – Принести в коридор? – насмешливо поинтересовалась она, но я видел, что ее щеки начали краснеть.
   – Извини, – нервно проговорил я. – Ты иди, я сейчас…
   Ира пожала плечами и отправилась на кухню. Я начал копаться в своей сумке, но увы! На подобное развитие событий я сегодня не рассчитывал и не подготовился. Не бежать же в дежурную аптеку! Зачем-то заглянул в подарочный пакет, можно подумать, Ира преподнесла бы мне упаковку «скафандров безопасности»! Оказалось, что она купила деревянный конструктор. На красочной коробке я увидел фото собора Парижской Богоматери. Мне стало приятно, что Ира действительно думала обо мне, когда искала подарок, и учла, как я увлечен архитектурой.
   – Ну ты чего тут застрял? – услышал я и поднял голову.
   – Нравится? – другим тоном спросила Ира и подошла ко мне.
   – Сборная модель из дерева лучше, чем из пенокартона. А эта именно из дерева! – ответил я. – Спасибо тебе за чудесный подарок!
   – Я знаю, как ты любишь все эти древние здания! – с улыбкой ответила она.
   – В архитектуре этого собора проявляется двойственность стилистических влияний, – торопливо заговорил я, – здесь есть и отголоски романского стиля, и более поздние готические мотивы…
   – Я прощена? – перебила она и прижалась ко мне.
   – Д-да, – тихо ответил я.
   Дальше все произошло быстро. Мы, не разжимая объятий и не переставая целоваться, двинулись в ее комнату. Ира разделась и улеглась в кровать. Я стянул свитер и джинсы и замер, не зная, как спросить «о насущном». Но Ира будто читала мои мысли. Она быстро открыла тумбочку, показала мне пакетики с нужными средствами и сунула их под подушку. Больше меня уже ничто не сдерживало, и я забрался под одеяло…
   Наш первый раз сильно меня разочаровал. Ира все делала как-то механически. Меня удивило, что у нее уже был опыт, хотя на вид она самая скромная в классе. Ребята шутили между собой, что она «последняя девственница среди старшеклассниц». Я терпеть не могу разговоры о девушках, пересуды, кто с кем, когда и так далее, поэтому старался не участвовать в подобных обсуждениях. Зато Даня обожает все эти сплетни и старательно мне их пересказывает. Когда мы начали встречаться с Ирой, он попытался предупредить, что она «недотрога и до свадьбы ни за что и никому не даст». Я резко оборвал его, но он лишь пожал плечами и сочувственно заулыбался. И вот такой сюрприз! Ира совсем не была девственной, хотя искушенной назвать ее тоже нельзя. Несмотря на вспыхнувшую страсть, я не мог не отметить, как она холодна в любовных играх. Она совсем мне не отвечала, никак не могла попасть со мной «на одну волну». Это остудило пыл, и мы быстро встали и оделись.
   Потом мы пили на кухне чай и с трудом смотрели в глаза друг другу. Меня вся ситуация начала сильно напрягать, и я решил не оставаться у нее до утра, хотя она вяло мне это предложила.
   – Нет, нет, котенок, – ласково отказался я, – мне пора. Сама знаешь, как родители нервно относятся, если мы не ночуем дома, – добавил я.
   Хотя как раз с этим у меня проблем не возникало, я просто говорил, что ночую у Дани, и родители верили на слово и никогда не доставали звонками. Но и лгал я им редко, долгих отношений у меня пока не было и нужды ночевать вне дома не возникало.
   – Хорошо, – согласилась Ира.
   И мне вдруг показалось, что она даже рада моему скорому уходу. Это лишь усилило разочарование, и я в плохом настроении покинул ее дом. Но странно, уже наутро я по-другому вспоминал эту встречу. Пусть наш первый раз и был плох, но все равно он дал ощущение близости, и я думал об Ире с теплотой и нежностью. Я послал ей СМС: «Мне было очень хорошо, я уже скучаю», сопроводив его кучей смайликов – поцелуйчиков. Она охотно ответила и предложила сходить куда-нибудь после занятий. Я согласился. В школу я шел всегда с Даней, но в это утро решил дождаться Иру. Я даже успел забежать в ближайший супермаркет и купить большое шоколадное сердце, обернутое в ярко-красную фольгу. Я спрятал его в сумку. Даня смотрел на меня с веселым изумлением.
   – Влюбился, – констатировал он, видя, что я остановился на перекресте и поглядываю в сторону двора Иры. – Будешь ее ждать? Мне, может, уйти?
   – Как хочешь, – нервно ответил я.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация