А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Задача со многими неизвестными" (страница 5)

   Большую ошибку.
   Корран машинально обнял ее и удерживал несколько секунд, потом резко шагнул назад.
   Пристыженная Лотти покраснела:
   – Извини, я просто… Я так обрадовалась, что ты купил настоящий кофе!
   Оправдание казалось бессмысленным даже ей самой.
   Корран отвернулся, чтобы проверить готовность риса.
   – Немногое нужно, чтобы тебя обрадовать, да? – сказал он.
   В его голосе слышались напряженные нотки, но Лотти была слишком смущена тем, что бросилась ему на шею, поэтому не придала этому значения. Ее больше волновала необходимость доказать Коррану, что ее объятия не имеют никакого тайного умысла.
   – Знаешь, меня легко привести в восторг, – произнесла она, потом пожалела о сказанном, ведь в ее словах можно было прочесть некий подтекст.
   Наступило неловкое молчание. Руки Лотти покалывало от прикосновения к телу Коррана. Не зная, что делать дальше, она обхватила себя руками с самым непринужденным видом, на какой была способна, отошла в сторону, отчаянно пытаясь придумать, что сказать, чтобы нарушить затянувшееся молчание.
   В конце концов молчание нарушил Корран:
   – Так как ты провела день? Тебе было не слишком одиноко?
   – Нет. Ну, немного в обеденное время, может быть.
   Сегодня Лотти обедала на пляже в компании Пууки. Она разглядывала коряги на гальке, птиц, кружащих над головой, оттенки холмов у озера, но без Коррана все казалось ей другим.
   Корран поставил рис с карри на стол, и Лотти, отодвинув стул и по-прежнему смущаясь, присела за стол. Бабушке было бы за нее стыдно. Несмотря на долгие годы тренировок умения вести себя непринужденно в любых обстоятельствах, Лотти не могла придумать ничего, чтобы поддержать разговор!
   Молчание снова затянулось.
   – Гм… сколько времени потребуется, чтобы отсюда добраться до Глазго? – выпалила наконец Лотти.
   Корран насторожился:
   – Два-три часа. – Он бросил на нее резкий взгляд. – А что? Ты планируешь уехать?
   Уехать? Лотти запаниковала.
   – Нет! – воскликнула она и прибавила более спокойным тоном: – Нет. Мне просто тошно надевать одну и ту же одежду каждый вечер. Я оставила свой чемодан в камере хранения на вокзале в Глазго. Мне интересно, сколько потребуется времени, чтобы добраться туда на автобусе? Если ты, конечно, согласишься дать мне выходной!
   – Я не знаю насчет времени, – буркнул Корран. – Значит, тебе нужен выходной? Не хватало еще, чтобы ты потребовала оплату больничного листа, отпуск и премию!
   Снова повисло крайне напряженное молчание.
   – Всего один выходной. – Лотти притворилась умоляющей. – Я обещаю, что после будут работать как вол!
   – Я на днях собирался поехать в Глазго, – сказал он после короткой паузы. – Мне нужно купить отделочные материалы и мебель для коттеджей. Там есть большие магазины, где можно купить дешевую и симпатичную мебель. Ты могла бы поехать со мной, – резко произнес он. – Вот тогда и заберешь свой чемодан.
   – Здорово! Спасибо!
   – Но пока у меня нет времени на поездку в Глазго, – предупредил он. – Если ты очень хочешь что-то купить, поезжай в Форт-Уильям. За покупками можешь отправиться на следующей неделе. Но не рассчитывай найти там модные магазины.

   Лотти припарковала внедорожник Коррана и напомнила себе, что следует его закрыть и убрать ключи в надежное место. Рядом с ней нет слуги, который отгонит машину подальше или ее вымоет и заправит бензином, прежде чем она снова сядет в нее.
   Теперь ее жизнь совсем иная.
   Лотти была в восторге от перспективы самостоятельно поехать в Форт-Уильям. Для нее это был еще один совершенно новый опыт. Она очень разволновалась, когда Корран разрешил ей поехать в супермаркет и утром передал наличные.
   – Этого должно хватить, – сказал он и тут же выдал ей еще несколько банкнотов. – А это твоя заработная плата. Здесь немного, но ты честно заработала эти деньги.
   Теперь, когда деньги буквально прожигали дыру в кармане Лотти, она с нетерпением ждала выходного дня.
   Не то чтобы ей не нравилась ее работа. Полностью убрав коттеджи, она стала помогать Коррану с мелкими ремонтными работами: штукатурка отверстий, починка сломанных перил, замена кухонного окна. А потом она приступила к покраске. Лотти нравилось наблюдать за тем, как коттеджи становятся ярче и свежее с каждым мазком ее кисти.
   А еще ей понравилось готовить пищу. Но ведь это никак не связано с тем, что Корран ищет женщину, которая умеет готовить, верно? Лотти не видела никакого смысла в том, чтобы пытаться произвести на него впечатление. Тем не менее она хотела совершенствовать свои навыки.
   Теперь у нее заслуженный выходной. Как Корран и предупредил, магазины здесь не отличались прекрасным выбором, но Лотти было все равно. Она делала покупки в Париже и Лондоне, но ни одно из посещений очень дорогих магазинов дизайнерской одежды не приносило ей столько удовольствия, как сейчас. Она с восторгом просматривала дешевую одежду на вешалках в отделе, где звучала громкая музыка, а продавец делала маникюр, стоя за прилавком, и никто не обращал ни на кого ни малейшего внимания.
   И Лотти это нравилось.
   Она купила пару топов, рубашку и хлопчатобумажный свитер и улыбнулась, воображая выражение лица своей бабушки. Вдовствующая королева Бланш пришла бы в ужас от того, что ее внучка одевается как простолюдинка. И все же Лотти получила больше удовлетворения от покупок, сделанных на деньги, заработанные у Коррана, чем во время приобретения дизайнерских нарядов за деньги, полученные по праву рождения.

   Глава 5

   Думая о бабушке, Лотти вспомнила о том, что должна связаться с Каро и убедиться, что в Монтлюсе все в порядке. Она бродила по городу, пока не нашла интернет-кафе, где заказала кофе и уселась перед компьютером.
   Каро прислала ей длинное остроумное письмо, и Лотти рассмеялась, читая о первой встрече с вдовствующей королевой Бланш и ее любимым мопсом. Было необычно узнавать реакцию своей подруги на дворец и Филиппа, но, судя по всему, у Каро все было в порядке, и Лотти вздохнула с облегчением. Не зря она попросила Каро изображать невесту Филиппа.
   Вдовствующая королева Бланш была полна намерений сосватать Лотти и Филиппа с тех пор, как его отец стал наследным принцем Монтлюса, а Каро согласилась выступать в качестве отвлекающего маневра в то время, пока Лотти сбегала из дворца. Каро сообщила ей, что, несмотря на суровый нрав, бабушка Лотти очень за нее переживает.
   Лотти вздохнула. Она знала, что Каро права. Бабушка контролировала все аспекты жизни внучки после смерти ее матери. Вдовствующая королева Бланш была жесткой и принципиальной и пользовалась огромным уважением всех жителей Монтлюса.
   Конечно, бабушка очень ее любит, но старается не проявлять свои чувства. В детстве Лотти запрещалось бегать, шалить и вообще вести себя как другие дети. Сколько себя помнила, Лотти всегда была послушной и делала то, что от нее ожидали.
   Другие члены королевской семьи, вроде Филиппа, бежали из страны, не желая быть раздавленными бременем долга и привилегий, но Лотти никогда не осмеливалась перечить бабушке.
   До настоящего времени.
   Лотти написала очень сдержанное письмо личному секретарю вдовствующей королевы, сообщив в нем, что находится в безопасности и у нее все хорошо. В другом письме, адресованном Каро, она написала, что научилась чистить картофель и заваривать чай, но пока не готова вернуться во дворец.
   По дороге домой Лотти остановилась в деревне, чтобы купить товары первой необходимости. Корран проигнорировал все ее предложения попытаться наладить отношения с жителями деревни и заявил, что у него куча более важных дел.
   Войдя в магазин, Лотти увидела за прилавком полную седовласую женщину с мелкой химической завивкой и в очках, напоминающих крылья. Она с интересом оглядывала Лотти, пока выдавала ей молоко и сливочное масло.
   – Вы ведь работаете в поместье?
   – Как вы узнали? – изумилась Лотти.
   – Вы за рулем внедорожника Коррана Маккенны, – сказала женщина. – Кроме того, – продолжала она, – в гостинице говорили, что вы туда направляетесь. Мы все думали, что вы быстро вернетесь.
   – Нет, мне там понравилось, – промолвила Лотти. – Я надеюсь остаться там еще пару месяцев. Корран делает большую работу, – прибавила она лояльно.
   – Да, его сердце всегда принадлежало поместью, даже когда он был крошкой.
   – О, вы его знаете?
   – Знала. Некоторое время я работала кухаркой в поместье.
   – Вы миссис Макферсон? – восторженно выдохнула Лотти.
   – Она самая.
   – Корран рассказывал мне про ваши булочки!
   Миссис Макферсон покраснела от удовольствия и уселась поудобнее за прилавком.
   – Я пекла их специально для него, – призналась она. – Мне было жаль парня. С ним так отвратительно обращались, да! Я не говорю, что он был покладистым мальчиком, но он буквально сам себя воспитывал. У отца не было на сына времени, а его матери всегда было наплевать на то, что о ней скажут. Ох и шалунья она была! – Женщина неодобрительно фыркнула. – Она англичанка, знаете ли… – Она тут же умолкла, видимо поняв, что сморозила что-то не то. – Но она не была похожа на вас.
   Лотти не сдержала улыбку, видя ее смущение.
   – Я не англичанка, – успокоила она женщину.
   – Неужели? Вы похожи на англичанку.
   – Я училась в школе в Англии. На самом деле я из Монтлюса.
   Она уже приготовилась рассказывать о том, что когда-то Монтлюс был в составе Франции, но оказалось, что Бетти Макферсон обожает желтую прессу и отлично знает о стране Лотти и кризисе преемственности власти.
   – Тяжело пришлось королевской семье! – сказала она, покачивая головой.
   – Да, им было трудно, – ответила Лотти, начиная сожалеть о том, что не держала язык за зубами. Но не могла же она отрицать, что является уроженкой Монтлюса!
   Миссис Макферсон, к счастью, не обнаружила никакого сходства между элегантной принцессой Шарлоттой и неряшливо одетой девушкой, которая стояла перед ней. Лотти знала, что это вопрос времени, но все же радовалась тому, что постригла волосы и перекрасила их в яркий цвет.
   Как только удалось, она сменила тему и попросила у миссис Макферсон рецепт булочек. Ее первая попытка испечь булочки закончилась катастрофой – кухня наполнилась густым дымом. И вот теперь она выслушивала подробные инструкции от миссис Макферсон.
   – И не забудьте присыпать противень мукой, – говорила миссис Макферсон на прощание, но для Лотти ее слова ничего не значили.

   Как только Лотти вернулась в Лох-Мхорай, сразу бросилась на кухню и попыталась применить инструкции миссис Макферсон на практике, но нынешняя партия булочек оказалась хуже предыдущей.
   – Не имеет значения, – сказал Корран по поводу ее неудачи, но Лотти не собиралась сдаваться. Неужели в самом деле так трудно испечь булочки?
   Итак, она продолжала готовить булочки, словно желая этим что-то доказать. Но булочки получались плоскими и жесткими.
   – Я действительно не понимаю, почему это имеет для тебя такое огромное значение? – проговорил Корран, когда Лотти уныло уставилась на неудавшиеся булочки.
   – Я просто хочу научиться делать что-то хорошо, – начала она объяснять.
   – Ты многое делаешь хорошо, – с нетерпением сказал Корран.
   – Например?
   Он колебался.
   – Видишь? – набросилась она на него. – Ты не можешь привести ни одного примера! – Она скривилась. – Я бесполезный человек!
   – Ты не бесполезна. Что за чушь ты несешь!
   Корран сердито посмотрел на нее. Он хотел сказать Лотте о том, что с ее появлением атмосфера в его доме преобразилась. О том, что он с нетерпением ожидает вечера, чтобы увидеть, как она готовит ужин, с сомнением поглядывая на свою стряпню. О том, что улыбкой Лотти озаряет мрачный день…
   Но он не знал, как сказать ей об этом, не намекая на то, как сильно ее хочет.
   Корран ежедневно напоминал себе о том, что с Лотти ему следует связываться в самую последнюю очередь. Она работала со стальной решимостью и выносливостью, но все равно была настоящей гламурной красавицей, поэтому Корран относился к ней с подозрением.
   В поместье Лох-Мхорай нет места для глупых гламурных девиц. Его собственная мать – прекрасный пример того, что может натворить человек, когда его резко изымают из привычной среды. Краткосрочный брак с Эллой лишь еще больше убедил Коррана в том, что горожане не должны жить в деревне, так как это ничем хорошим не закончится.
   А теперь он начинал привыкать к обществу Лотти, и это его беспокоило.
   – Ты просто ищешь внимания, – сказал он сердито.
   – Другого ответа ты придумать не смог?
   Корран почувствовал себя загнанным в угол.
   – Ты отлично ладишь с Пууки, – произнес он в конце концов.
   Лотти лишь покачала головой.
   – Ты отлично владеешь метлой, – попробовал он еще раз, но, судя по выражению лица Лотти, она не думала, что это большое достижение. – Вчера ты приготовила довольно вкусные колбаски.
   – Они сгорели!
   – Я где-то читал, что древесный уголь полезен для здоровья.
   Едва заметная улыбка коснулась уголков ее губ.
   – Ты просто пытаешься быть ко мне снисходительным.
   – Я сделаю все возможное, чтобы у меня была еда, – сказал он язвительно. – Какой гастрономический изыск у нас сегодня на ужин?
   – Котлеты, снова. Это все, что у нас осталось, – прибавила она, видя его непроизвольную гримасу. В последнее время они часто ели котлеты. Котлеты Лотти научилась готовить довольно прилично, но Коррану они надоели.
   – Завтра отоваримся на обратном пути из Глазго, – сказал он. – Мы сможем забрать твой чемодан и купить мебель.

   – Что значит, ты не помнишь код? – Корран посмотрел на Лотти в отчаянии. Они стояли напротив ячейки камеры хранения, дверца которой открывалась с помощью цифрового кода.
   – Он был напечатан на бумажке, которую я положила в кошелек.
   – В кошелек, который потеряла в пабе?
   Она виновато кивнула:
   – Я вспомнила об этом только тогда, когда мы сюда приехали. Мне очень жаль, что мы проехали впустую.
   – Ты наверняка не единственная идиотка, которая забывает код. В любом случае мы должны забрать твой чемодан, – сказал Корран. – Оставайся на месте, – приказал он и зашагал прочь.
   Лотти вовсе не удивилась, несколько минут спустя увидев его со служащим железнодорожной станции. Хотя Корран невежлив, он все-таки знает, что делать в экстремальных случаях.
   – Ты могла бы, по крайней мере, притвориться, что тебе стыдно, – произнес Корран, не поверив в ее смущение. – Посмотри, сколько проблем ты создала этому бедняге!
   Лотти опустила голову:
   – Ты прав. Мне очень жаль.
   Корран посмотрел на нее с подозрением, но она плотно поджала губы, скрывая улыбку. Лотти ослепительно улыбнулась служащему, когда тот извлек из ячейки ее чемодан, и тепло поблагодарила.
   – Вот только не надо было расточать похвалы, – бормотал Корран, неся ее чемодан к машине.
   – Расточать похвалы? – повторила Лотти в недоумении.
   – Ты знаешь, что я имею в виду. Улыбаешься этому бедняге, строишь ему глазки…
   Лотти уставилась на него:
   – Я думала, ты хочешь, чтобы я его поблагодарила.
   – Могла бы ограничиться сдержанной благодарностью. Не нужно было перед ним заискивать.
   – Знаешь ли, твои претензии совершенно не обоснованы!
   – Я просто констатирую факт.
   – Я бы и тебя поблагодарила, не будь ты таким раздражительным. – Лотти посмотрела на него из-под опущенных ресниц. – Серьезно, спасибо тебе, Корран, – сказала она немного погодя. – Мне очень нужен мой чемодан.
   – Не надо меня благодарить, – проворчал он. – Тебе нужно просто улыбнуться тому служащему, и он откроет для тебя любую ячейку в камере хранения.
   Если бы она не знала Коррана так хорошо, решила бы, что он ревнует.
   – Без тебя у меня ничего бы не получилось, – произнесла она, понимая, что говорит правдиво.
   Корран положил чемодан в багажник внедорожника, и они поехали покупать мебель.

   Корран явно не был хорошим покупателем. Он нетерпеливо ходил по отделам, желая поскорее выбраться наружу. Со стороны он и Лотти могли показаться супружеской парой. Но только на первый взгляд. Наблюдательный человек заметил бы, что они не прикасаются друг к другу, не советуются.
   – Подходящий стул, – бодро сказал Корран, обратив внимание на первый попавшийся на пути стул. Ему хотелось поскорее отовариться и уехать.
   Лотти посмотрел на него с недоверием.
   – Этот стул будет ужасно смотреться в коттедже, – возразила она. – Он абсолютно ужасный.
   – Люди станут приезжать в коттедж на праздники. Им будет все равно, на каком стуле сидеть.
   – Мне не все равно! – твердо заявила Лотти. – Я не желаю, чтобы красивый интерьер коттеджа портила ужасная мебель! Ты хочешь оформить коттеджи просто и стильно, а не дешево и сердито. Если ты намерен заполучить арендаторов, то нужно предоставить им то, что они желают получить.
   – О, очень хорошо, – проворчал Корран. – Выбирай ты.
   Лотти выбрала кровати и комоды, столы и стулья и простые диваны с яркой обивкой для гостиной. К этому она прибавила постельное белье и полотенца, лампы и скатерти и полный набор кухонного оборудования.
   Подойдя к Коррану, она протянула ему список товаров, на который он недоверчиво покосился:
   – Ты уверена, что все это необходимо?
   – Если ты собираешься сдавать в аренду меблированный коттедж, то тебе следует купить в него мебель, – сухо заметила Лотти.
   Именно Лотти, очаровав продавца, договорилась о доставке покупок в Лох-Мхорай.
   – Разве мы потратили недостаточно денег? – заворчал он, когда Лотти заказала доставку и купила скатерть.
   – Несколько фунтов стерлингов ничего не решают. Кухня в доме выглядит очень неприглядной, туда нужно было купить красивую, яркую скатерть.
   – Для чего? – спросил Корран, засовывая кредитную карту в бумажник. – Мы единственные, кто появляется на этой кухне.
   – Очень жаль. Дом такой красивый, – сказала Лотти. – Ему требуется много любви.
   – Дому требуются большие вложения, – произнес Корран, придерживая для нее двери, когда они выходили из магазина, затем они оба направились к автостоянке. – Денег на данный момент у меня нет. Когда коттеджи будут готовы, я собираюсь пригласить финансистов, которые должны оценить нашу работу. Если им понравится и они увидят в поместье определенный потенциал, то, я надеюсь, они займутся инвестициями в поместье. А пока отделка дома находится на нижней строчке списка моих приоритетов. Мне нужно новое стадо, а не скатерть!
   – Я понимаю, – кивнула Лотти, – но все равно считаю, что дом должен стать уютнее. Не нужно прилагать много усилий, чтобы сделать его милым. И тогда ты сможешь приглашать гостей!
   – Каких еще гостей? – язвительно спросил Корран. – Ни один житель деревни не пойдет в Лох-Мхорай, пока я там.
   – Ты их приглашал?
   Корран поджал губы, открывая дверцу внедорожника для Лотти.
   – Мы уже об этом говорили, Лотти, – отрезал он. – У меня нет времени на общение с людьми. Мне все равно, даже если из желающих посетить мой дом выстроится очередь.
   Лотти не отступала.
   – Ты должен быть частью сообщества, – сказала она упрямо. – Разве ты можешь встретить подходящую тебе женщину, если живешь отшельником?
   – Я не отшельник. – Раздраженный Корран заговорил резко. – Просто в данный момент я занят. И у меня, безусловно, нет денег на то, чтобы тратить их на несуществующих визитеров!
   Лотти положила яркую скатерть себе на колени. Ей было ненавистно думать о том, что деревенские жители относятся к Коррану с недоверием. Если бы они могли просто встретиться с ним и близко познакомиться, то поняли бы, что он совсем не монстр, как его обрисовал брат.
   – Я надеюсь, что однажды ты переменишь свое мнение, – произнесла она, когда Корран завел двигатель. – Мне хотелось бы, чтобы к жизни были возвращены не только коттеджи, но и дом. В таком доме должно быть много людей, детей и собак, – прибавила она задумчиво.
   – Ну, собаки у меня есть, – сказал Корран. – Если можно считать Пууки собакой!
   Он оперся рукой о спинку сиденья Лотти, когда дал внедорожнику задний ход, и повернулся, чтобы посмотреть через плечо в заднее стекло. Лотти внезапно очень чутко осознала близость его руки. Если он ее поднимет совсем чуть-чуть, то прикоснется к ее шее…
   Лотти сглотнула.
   – Я думаю, ты будешь скучать по Пууки, когда твоя мать вернется, – произнесла она. – Я видела, как ты иногда чешешь его животик, когда думаешь, что никто не видит! Внешне ты суровый человек, но в душе очень мягкий.
   Корран выехал с платной парковки и лишь потом взглянул на Лотти.
   – Я чешу его только для того, чтобы он заткнулся, – сказал он, но она заметила его легкую улыбку. – В любом случае, – продолжал Корран, – есть вероятность, что мать забудет о Пууки, когда вернется домой. Она вступила в новый брак с огромным энтузиазмом. Она заявит нечто вроде: «О, дорогой, я уверена, что пес будет намного счастливее, если останется у тебя». И тогда я останусь с ним навсегда! – Корран покачал головой. – Придется провести десять лет в обществе так называемой собаки Пууки! Мэг умрет от стыда рядом с таким псом! По крайней мере, она хорошо выдрессирована и умеет пасти овец. Какая польза от Пууки?
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация