А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Задача со многими неизвестными" (страница 4)

   Откашлявшись, она заставила себя продолжить разговор:
   – Ты всегда для себя готовишь?
   – У меня нет особого выбора. К счастью, я не привередлив в еде, но три блюда, которые я готовлю, получаются у меня довольно прилично, должен признать. – Корран помолчал, накладывая себе в тарелку макароны. – Я полагаю, готовить ты не умеешь?
   Не было никаких причин притворяться. Лотти никогда не была на кухне до прибытия в Лох-Мхорай.
   – Боюсь, что нет…
   – Жаль. Я собирался предложить тебе заработать дополнительные деньги.
   – Дополнительные деньги? – Лотти подняла брови. – Я ведь не зарабатываю у тебя деньги, как я могу заработать дополнительные?
   – Ну ладно, может быть, ты захочешь заработать немного денег, пока живешь и питаешься здесь бесплатно. – Он посмотрел на нее оценивающе. – Ты могла бы стать моей домработницей. Я не смогу платить тебе много, запомни это, но мне, по крайней мере, не придется готовить себе еду.
   – Если ты можешь позволить себе нанять домработницу, почему не наймешь работников для ремонта коттеджей?
   – Это совсем другое дело, – сказал Корран. – Ты сама вызвалась делать ремонт в коттеджах. Лично я не хочу, чтобы ты этим занималась. Видишь разницу?
   Лотти прожевала макаронину. Он был прав. Еда оказалась сытной. Она задалась вопросом, могла ли оказаться в более плачевной ситуации? Идея зарабатывать собственные деньги казалась до смешного захватывающей для девушки, которая обладала несметными богатствами с самого рождения.
   Да, идея была захватывающей, но отнюдь не пугающей, как идея потерять девственность…
   За плечом Коррана на пустом комоде она увидела несколько потрепанных поваренных книг.
   – Не могу сказать, что умею хорошо готовить, но я могу прочесть и узнать, как это делается, – произнесла она. – Я могла бы согласиться.
   – Отлично, – сказал Корран. – Считай, что я нанял тебя в качестве домработницы.
   Лотти уставилась на него:
   – Так сразу?
   – Я вряд ли буду проводить с тобой собеседование, – заметил он. – Меня не волнует, что ты будешь готовить. Главное, чтобы блюда оказались съедобными и мне не пришлось бы готовить самостоятельно.

   Глава 4

   Просыпаясь по утрам от солнечных лучей, проникающих в окна спальни, на которых не было штор, Лотти позволяла себе несколько минут просто полежать в кровати и вспомнить, чем занималась вчера, прежде чем начать очередной изнурительный день.
   Ее мышцы болели, кровать была узкой, матрас допотопным, а комната пустой, но Лотти была очень счастлива.
   Каждый новый день был полон новых впечатлений. Маленькие тривиальные события, но для Лотти они были словно открытие нового мира. Она научилась чистить картошку и нарезать лук, мыть посуду и освобождать пылесос от пыли. Она составила свой первый список покупок и мыла пол щеткой, стоя на коленях. Не выдержав вкуса отвратительного кофе, который Корран считал вполне приличным, Лотти стала пить чай.
   Ее удивило, как быстро она привыкла к рутинной работе. Она прибиралась на кухне после завтрака, готовила сэндвичи на обед, а затем отправлялась на работу в коттедж. Она подметала и отчищала его от грязи. Вдовствующая королева Бланш пришла бы в ужас, если бы узнала, что ее внучка стоит на коленях, как служанка.
   Время от времени Лотти все-таки воротила нос. Когда она совсем выматывалась и ей очень хотелось отдохнуть, по иронии судьбы она начинала вспоминать о своем королевском происхождении.
   Лотти продолжала работать в очередном коттедже, пока не слышала шум трактора на улице. Это означало, что Корран едет обедать. Однажды, когда шел дождь, они ели сэндвичи в сарае, сидя на тюках сена, но обычно отправлялись на маленький пляж и перекусывали там, вдыхая свежий воздух, который дул с моря на западе.
   Но самое трудное начиналось для Лотти на кухне. Она довольно сильно рассердилась, когда обнаружила, что совсем не умеет готовить. При первом прочтении кулинарных книг рецепты казались несложными, но чем скрупулезнее она им следовала, тем хуже становилась ее стряпня. Мясо могло подгореть или не прожариться, стать ужасно жестким. Отваривание овощей зачастую приводило к тому, что они превращались в неаппетитную кашу. С каждой подобной катастрофой подбородок Лотти потихоньку поднимался выше, и на следующий день она с усиленной решимостью принималась за готовку.
   К счастью, Коррану, казалось, не надоели ее эксперименты. Он не был привередлив и ел только для поддержания сил.
   – Неужели ты не хочешь, чтобы я приготовила что-нибудь особенное? – спросила она его однажды.
   – Мне и так нравится, – сказал он, с трудом нанизывая на вилку бежевую кашеобразную массу, которая должна была быть макаронами под нежным сырным соусом.
   – Но у тебя есть любимое блюдо? – настаивала она.
   Жующий Корран ненадолго задумался:
   – У моего отца была повариха, миссис Макферсон, она пекла отличные булочки.
   Булочки! Ну, это не должно быть слишком сложно. Преисполненная решимости, Лотти отыскала рецепт булочек. Прочтя рецепт, она внесла в список необходимых покупок новый пункт: купить питьевую соду и винный камень.
   Корран сказал ей, что встречается с адвокатом отца в Форт-Уильяме, где сделает все необходимые покупки. Она отдала ему список, приписав наверху: «Купить приличный кофе!!!» Хотя Лотти сомневалась, что Корран обратит на эти слова внимание.
   Она постепенно отказывалась от идеи его обольстить. Каждый вечер, падая в кровать, Лотти понимала, что слишком устала, чтобы предпринимать какие-либо попытки пофлиртовать с Корраном.
   Она упорно трудилась, Корран работал еще упорнее. По утрам он всегда вставал раньше ее и проверял стадо еще перед завтраком. Овцы паслись высоко на холмах, а крупный рогатый скот держали вокруг озера. Корран делал силосные ямы на зиму, а когда появлялось свободное время, ремонтировал коттеджи, ворота и заборы по всему поместью.
   Лотти любила наблюдать за тем, как он ездит по ферме на тракторе. Она смотрела, как он проверяет скот, вышагивает по склону холма или готовит силос, и чувствовала странное томление в груди.
   Он казался мастером на все руки.
   – Где ты этому научился? – спросила она, наблюдая за тем, как он устанавливает душевую кабину в первом коттедже.
   Корран пожал плечами.
   – В армии. Вот, подержи. – Он передал ей небольшую пластиковую дверцу от душевой кабины, а сам открыл пакет с гайками и болтами.
   – Ты монтировал душевые кабины в армии?
   – Меня там многому научили.
   – Ты скучаешь по ней?
   – По военной службе? – Он покачал головой, взял у нее дверцу и установил на место. – Нет. Какое-то время армия меня устраивала. После окончания школы я отправился туда, где меня научили противостоять трудностям. Но я не очень хорошо вписываюсь в армейские порядки. – Он взглянул на Лотти. – Не люблю подчиняться приказам.
   – Для военного человека это недостаток, – сухо промолвила она, и уголок ее рта приподнялся.
   – Можно сказать и так. Меня слишком часто отправляли в наряд за несоблюдение субординации, но мне также часто объявляли и благодарность, поэтому я заработал репутацию диссидента. Когда срок службы подошел к концу, начальство вряд ли сожалело о том, что со мной расстается. – Корран принялся ловко завинчивать первый болт. – В любом случае за время службы я достаточно насмотрелся на пыльные казармы-свинарники. Я скучал по нашим холмам. – Он выглянул в окно ванной комнаты, откуда был виден склон холма у озера. – В Афганистане тоже есть холмы, но они другие.
   Лотти посмотрела на его профиль. Решимость и компетентность помогли бы Коррану стать хорошим офицером, но она уже поняла, что он не сможет работать в команде. Отвергнутый отцом, он вырос одиночкой. Не удивительно, что он предпочитает идти своим путем, полагаясь на самого себя. Таким, как Корран Маккенна, никто не нужен.
   От этой мысли ей стало грустно.
   – Ты сразу вернулся в Лох-Мхорай?
   Корран закрутил еще один болт:
   – Нет. Насколько мне было известно, тогда мой отец все еще намеревался оставить поместье Эндрю. Я решил, что, если Лох-Мхорай не достанется мне по праву наследования, я куплю это поместье. Все, что мне было необходимо сделать, – это заработать достаточно денег. Поэтому я на пару с приятелем открыл в Лондоне охранную фирму. Джефф занялся общими организационными вопросами, а я – практическими делами. Лондон мне не нравился, но только там я мог заработать деньги. – Он закрутил последний болт. – А потом отец послал за мной, когда узнал, что умирает, и все изменилось.
   – Не могу представить тебя в Лондоне, – призналась Лотти.
   – Сейчас мне тоже трудно это представить, но на самом деле я провел там довольно много времени. Моя мать – истинная горожанка, после развода с мужем она перевезла меня в Лондон. Через равные промежутки времени она выходила замуж и разводилась. Каждый раз, выходя замуж, она считала, что встретила свою настоящую любовь.
   Корран покачал головой, удивляясь способности своей матери обманываться, потом сделал шаг назад и проверил дверцу душевой кабины.
   – Ты, должно быть, тоже думал, что нашел настоящую любовь, когда женился? – спросила Лотти и потянулась за совком и щеткой. Ей очень хотелось больше узнать о браке Коррана, но никак не удавалось.
   Мгновение она боялась, что Корран ей не ответит.
   – Мне жаль тебя разочаровывать, но наши с ней отношения не назовешь романтическими, – произнес он в конце концов. – Мы поженились только потому, что Элла сказала мне, что беременна. – Он поймал испуганный взгляд Лотти. – Она сказала, что у нее было пищевое отравление, поэтому противозачаточные таблетки не оказали должного эффекта. Такое случается.
   – Я не знала, что у тебя ребенок, – пробормотала Лотти.
   – Ребенка у меня нет. Едва мы успели пожениться, как выяснилось, что с беременностью Элла ошиблась.
   – Ошиблась? – Лотти уставилась на него серыми глазами, под взглядом которых у него засосало под ложечкой. Впервые Корран подумал о том, до чего она сексуальна! – Разве она не делала тест на беременность?
   Он заставил себя вернуться к разговору:
   – Я не знаю. – Он выдохнул. – Я поступил глупо, не попросив ее представить доказательства, но никогда не предполагал, что она способна на такой обман.
   – Ты был разочарован?
   – Нет. Я не собирался создавать семью, поэтому облегченно вздохнул.
   – И все-таки ты женился на Элле сразу же.
   Чувствуя себя неуютно, Корран опустил плечо:
   – Она сказала, что не собирается делать аборт, поэтому мне пришлось смириться и жениться на ней. Ведь я думал, что она беременна от меня.
   – Но ты не обязан был вступать в брак! На дворе двадцать первый век. Многие матери-одиночки успешно растят детей и без помощи мужчин.
   – Я знаю. – На его подбородке дрогнула жилка. Говоря о своем неудачном браке, Корран всегда чувствовал себя дураком и сейчас пожалел о том, что начал обо всем рассказывать. – Мы могли бы жить отдельно. Мне просто не нравилось, что моего ребенка будут перетаскивать от одного родителя к другому и воспитают в нем ощущение ненужности.
   Он остановился, потрясенный собственными горькими словами. Лотти поняла, что, говоря об ощущении ненужности у ребенка, Корран имеет в виду себя.
   – Я не думаю, что желание облегчить жизнь ребенку – недостойная причина для вступления в брак, – сказала Лотти через минуту.
   Корран продолжал собирать душевую кабину:
   – Ну, нам повезло, что ребенка у нас не было. Мы с Эллой жили отвратительно.
   – Но что-то же вас связывало, – возразила Лотти.
   – Секс, – сказал он без обиняков. – Но этого недостаточно для крепкого брака. Элла была – и остается – великолепной женщиной, но она жаждет постоянного внимания, которого я не мог ей оказывать. Я занимался охранным агентством и не мог уделять ей много внимания. Когда ты видишь последствия взрывов придорожных бомб или наблюдаешь, как детей используют в качестве живого щита, тебе трудно отправлять жене милые эсэмэски и устраивать ей маленькие сюрпризы. У меня просто не хватило терпения выдерживать истерики Эллы. Честно говоря, я испытал облегчение, когда узнал, что она связалась с Джеффом.
   У Лотти отвисла челюсть.
   – С твоим другом?!
   – Джефф больше подходил Элле. Я до сих пор не понимаю, зачем она вообще выходила за меня замуж.
   – Значит, вас связывал только секс. – В голосе Лотти послышались непривычные нотки отвращения, у нее покраснели скулы. По каким-то причинам, увидев ее реакцию, Корран приободрился.
   – И ничего более, – серьезно подтвердил он. – Как выяснилось, мы правильно сделали, что разошлись. Элла не смогла бы жить в Лох-Мхорае. Она горожанка, как моя мать. Мои отношения с Джеффом конечно же усложнились, и начались проблемы с агентством. Но к тому времени за мной послал отец, и я забыл об охранном агентстве, как только добрался до Мхорая. И даже согласился на возмутительные условия развода, поэтому остался без гроша в кармане.
   – Не слишком справедливо, – кивнула Лотти. – Ведь она тебе изменила.
   Корран пожал плечами:
   – Но она была, вероятно, права, когда говорила, что я не уделяю ей достаточно внимания. Кроме того, я сам виноват в том, что выбрал в жены не подходящую мне женщину, которая оказалась похожей на мою мать, – произнес он, засовывая пластиковую упаковку в черное мусорное ведро. – Ты сейчас скажешь, что я зря так отзываюсь о матери.
   – Ты любишь свою мать, – сказала Лотти с такой уверенностью, что он поднял голову и уставился на нее:
   – Почему ты так решила?
   – Для начала ты приютил Пууки. – Она взглянула на песика его матери, который растянулся в пятне солнечного света, его лапы подрагивали во сне, словно он гонялся за кроликами.
   Корран вздохнул:
   – Моей матери очень трудно отказать… – Он пошел на попятный. – Я ее люблю, конечно, но иногда она невыносима. Легкомысленная, сумасбродная и назойливая, как рой комаров. На нее совершенно нельзя положиться. Она дрейфует по жизни, распространяя вокруг себя шарм и поцелуи, и оставляет после себя эмоциональный и финансовый хаос. До моей матери не доходит, что кому-то – чаще всего мне – приходится расхлебывать последствия ее приключений, – сказал он, засовывая последний кусок полиэтиленовой упаковки в мусорное ведро. – Именно поэтому я до сих пор не могу понять, как мог связаться с Эллой. Я должен был понять, что она совершенно не приспособлена к жизни, как и моя мать.
   – Иногда противоположности притягиваются, – промолвила Лотти, сосредоточенно собирая мусор. Она почему-то чувствовала себя подавленной.
   – В постели пожалуй, – сказал Корран, – но я ищу человека постоянного и серьезного. Моя мать с трудом выжила в Лох-Мхорае, Элла тоже не прижилась бы в поместье. Мачеха жила в поместье, но своими безумными идеями его практически разорила. Конечно, было бы неплохо, окажись рядом со мной женщина, но я теперь стреляный воробей. В следующий раз буду прагматичным. Я ищу хорошую, разумную, практичную женщину, которая полюбит поместье и будет готова прожить здесь со мной всю жизнь. Гламурных красоток мне не нужно. Мне нужен человек, который сможет управлять трактором и помогать мне со стадом.
   – Почему ты остановился? Почему бы не сказать, что она должна еще и хорошо готовить? – язвительно спросила Лотти. – Ведь тогда она действительно сможет приносить тебе пользу!
   – Женщина, которую я ищу, будет уметь готовить, – сказал Корран. – Это само собой разумеется.
   Итак, Лотти получила некое сообщение. Ей нравилось считать себя разумной, но она подозревала, что не подойдет Коррану в качестве спутницы жизни. Кроме того, даже если Корран ею заинтересуется, она не сможет остаться в Лох-Мхорае. Итак, Корран Маккенна – совсем не подходящий для нее мужчина.

   Тем не менее сердце Лотти радостно екнуло, когда Корран пришел в коттедж на следующее утро. Он был в темных брюках и пиджаке. Ворот его рубашки был расстегнут, но Лотти заметила галстук в кармане пиджака.
   – Ты очень нарядный, – произнесла она.
   Корран скривился, оглядев себя.
   – Я решил приодеться для визита к адвокату. – Он осмотрел комнату, которая была по-прежнему грязной, но не настолько, как до начала работы. Его взгляд упал на Лотти, которая стояла на коленях и чистила плинтус. – Справишься одна? Я уезжаю на весь день.
   – Я справлюсь. – Лотти отжала тряпку над ведром. Вода была уже грязной. – Если что, со мной Пууки, он меня защитит.
   Корран фыркнул, когда посмотрел на пса, который сидел рядом с девушкой, выглядя как мягкая игрушка. Он насторожил уши, словно слушал их разговор.
   – Что-то не похож он на грозную сторожевую собаку, – заметил Корран. – Хотя грабитель, страдающий фобиями, может испугаться его шерсти.
   – Никакой грабитель не будет проделывать такой долгий путь, чтобы добраться сюда, – сказала Лотти. – Кроме того, здесь нечего красть.
   Это правда. Тем не менее Корран не мог не беспокоиться.
   Беспокойство его рассердило. Именно этого он боялся с тех пор, как позволил Лотти остаться в его доме. Незачем ему о ком-то беспокоиться!
   Однако ему следовало признать, что Лотти настоящий труженик. Помимо этого она очень упряма и не желает признаваться, что ужасно устала.
   – Я заеду в супермаркет на обратном пути, – сказал он ей. – Тебе что-нибудь купить?
   Лотти села на корточки и вытерла лоб тыльной стороной руки:
   – Приличный кофе.
   – Его ты уже занесла в список. Трижды. Но кофе нам не нужен, – произнес он. – У нас полно чая.
   Лотти скривилась, и он одарил ее мимолетной улыбкой, прежде чем повернуться к двери.
   – Увидимся позже, – сказал он. – Трудись.

   Принцесса Шарлотта вряд ли когда-либо оставалась одна. Во дворце за дверями всегда стоял лакей, или просители с письмами, или ее личный секретарь, сообщающий о графике визитов, или горничная, которая пришла помочь ей надеть платье.
   Поэтому Лотти нисколько не возражала, когда осталась одна. Она усердно принялась за работу и постаралась забыть о том, как Корран смотрел на нее, когда улыбался. Улыбка делала его моложе, добрее и привлекательнее.
   Намного привлекательнее.
   Лотти сердито упрекнула себя, напоминая о том, что не должна им увлекаться. Ведь Корран уже предупредил ее, какая женщина ему нужна. А она не должна забывать о том, что в скором будущем поедет домой в Монтлюс.
   Однако ей не удалось сдержать радостных чувств, когда Корран вернулся раньше, чем она ожидала. Он появился в дверях спальни коттеджа с суровым выражением на лице, и сердце Лотти забилось чаще.
   Прищурившись, он критически оглядел комнату. Половицы были чистыми, стены – очищенными от обоев, окрашенные поверхности были отмыты.
   – Неплохо, – сказал он.
   – Неплохо? – повторила Лотти, смотря на Коррана, который выглядел слишком жестким, чересчур бескомпромиссным и излишне самоуверенным. Она уперлась руками в бока: – Это все, что ты можешь сказать? Неплохо?!
   – А чего ты от меня ждешь?
   – Для начала ты мог бы сказать: «Мне очень жаль, Лотти, но ты оказалась права, а я был не прав, когда говорил, что тебе не удастся подготовить коттедж к покраске через неделю».
   Губ Коррана коснулась едва заметная улыбка.
   – Ладно, я был не прав. Теперь ты довольна?
   – Не совсем. Ты мог бы также сказать: «И я ужасно ошибался, когда говорил, что ты не продержишься здесь и дня». На самом деле ты мог бы признать, что проиграл пари.
   – Мы заключали пари на месяц, – напомнил он ей. – За три недели многое может случиться.
   Лотти вздернула подбородок:
   – Ну, я надеюсь, ты сегодня не слишком потратился в Форт-Уильяме, потому что тебе нужно иметь деньги, чтобы отвести меня поужинать в ресторан!
   Уголок рта Коррана приподнялся выше.
   – На ужин в ресторане ты еще не заработала, но сегодня я могу избавить тебя от приготовления ужина дома. Я купил полуфабрикат с карри.
   Так как Лотти не пришлось возиться на кухне, она дольше обычного нежилась в ванне. Приступив к одеванию, она подумала о том, что ей осточертело надевать на себя одну и ту же одежду каждый вечер. Да, ей следовало положить в рюкзак больше одежды.
   Как бы ей хотелось выглядеть более… женственной и желанной.
   Лотти вздохнула и мысленно залепила себе пощечину. Одевшись, она спустилась на кухню, где Корран разогревал блюдо с карри.
   – Я могу чем-нибудь… – Она умолкла, увидев в центре кухонного стола новый кофейник и пакет свежемолотого кофе.
   – Я купил его только потому, что устал от твоих жалоб на растворимый кофе, – произнес Корран, прежде чем она смогла что-то сказать.
   Лотти не поверила своим глазам.
   – Ты купил кофе! Настоящий кофе! О, спасибо! – Не раздумывая, она бросилась Коррану на шею и обняла. Но даже до того момента, когда ее руки коснулись его мускулистого тела, Лотти поняла, что совершила ошибку.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация