А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Почему языки такие разные" (страница 1)

   Владимир Плунгян
   Почему языки такие разные

   © ООО «АСТ ПРЕСС КНИГА», 2010

   Одобрено к изданию Научно-редакционным советом проекта «Наука и мир»

   Председатель – В. А. Садовничий.
   Заместители председателя – С. Н. Деревянко и И. В. Ильин. Члены совета: И. А. Алешковский, А. И. Андреев, Н. Н. Андреев, К. В. Анохин, Е. Л. Вартанова, К. С. Деревянко, Б. Л. Еремин, Ю. И. Журавлев, А. А. Зализняк, Ю. П. Зинченко, Ю. А. Золотов, Д. С. Ицкович, А. А. Каменский, С. П. Капица, В. П. Карликов, С. П. Карпов, Н. С. Касимов, А. Е. Кибрик, М. П. Кирпичников, Н. П. Красинская, М. А. Кронгауз, В. В. Лунин, Е. И. Майорова, Д. Е. Перушев, А. Е. Петров, В. А. Плунгян, Д. Ю. Пущаровский, В. А. Рубаков, В. П. Скулачев, В. Б. Спиричев, В. А. Твердислов, В. А. Ткачук, В. И. Трухин, А. М. Черепащук, С. О. Шмидт, Я. Л. Шрайберг, А. Ю. Шутов, Л. Е. Этинген, В. Л. Янин.
   Проект «Наука и мир» основан в 2009 году Ведущий редактор проекта Наталья Красинская

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

   Введение. Об этой книге. Язык и наука о языке

   Прежде чем сказать, о чем эта книга, попробуем ответить на такой вопрос:
   Что самое удивительное в человеческом языке?
   Ответить на него, конечно, непросто. Так много загадочного в языке, этом даре, объединяющем людей в пространстве и времени, что, пожалуй, было бы справедливо удивляться решительно всему, что имеется в языке и составляет его сущность. И всё-таки, даже согласившись, что в языке удивительно всё, можно заметить одну его особенность, которая всегда бросалась в глаза и занимала разум и воображение людей с древности.
   Мы начали со слов человеческий язык.
   Действительно, так часто говорят и пишут. Но ведь на самом деле у людей нет одного общего языка. Люди говорят на разных – и даже очень разных – языках, и таких языков на земле очень много (сейчас считается, что всего их около пяти тысяч или даже больше). Причем есть языки, похожие друг на друга, а есть такие, которые совсем, кажется, не имеют ничего общего. Конечно, и люди в разных частях земли не похожи друг на друга, они отличаются ростом, цветом глаз, волос или кожи, наконец, обычаями. Но разные люди, где бы они ни жили, всё же отличаются друг от друга гораздо меньше, чем могут отличаться друг от друга разные языки.
   Вот это, может быть, и есть самое удивительное свойство – необыкновенное разнообразие человеческих языков.
   О нем и пойдет речь в этой книге, которая так и называется – «Почему языки такие разные?». Мы поговорим о том, какие бывают языки в разных странах, чем они отличаются друг от друга, как друг на друга влияют, как появляются и исчезают – ведь языки, как и люди, могут рождаться и умирать. А еще они, тоже как люди, могут быть «родственниками» – и даже образовывать «семьи».
   Ответы на эти вопросы (и многие другие, связанные с языком) ищет наука, которая называется лингвистика. Современная лингвистика – сравнительно молодая наука, по-настоящему она начала развиваться лишь в ХХ веке. Конечно, люди всегда интересовались языком, пытались составлять грамматики и словари, чтобы им было легче изучать чужие языки или понимать, что написано в старинных книгах. Составление грамматик помогло возникнуть лингвистике, но лингвистика не сводится к составлению грамматик: чтобы ухаживать за домашним попугаем, полезно знать кое-что из биологии, но ведь биология – это не наука о том, как ухаживать за попугаями. Вот и лингвистика – это не наука о том, как изучать иностранные языки.
   Почему же она возникла так поздно? Причина – еще в одной загадке языка. Каждый из нас с самого рождения в совершенстве знает по крайней мере один язык. Этот язык называют родным языком человека. Младенец рождается немым и беспомощным, но в первые годы жизни в нем словно бы включается некий чудесный механизм, и он, слушая речь взрослых, обучается своему языку.
   Взрослый человек тоже может выучить какой-нибудь иностранный язык, если будет, например, долго жить в чужой стране. Но у него это получится гораздо хуже, чем у младенца, – природа как бы приглушает у взрослых способности к усвоению языка. Конечно, бывают очень одаренные люди (их иногда называют полиглотами), которые свободно говорят на нескольких языках, но такое встречается редко. Вы почти всегда отличите иностранца, говорящего по-русски (пусть и очень хорошо), от человека, для которого русский язык – родной.
   Так вот, загадка языка в том, что в человеке заложена способность к овладению языком, и лучше всего эта способность проявляется в раннем детстве.
   А если человек может выучить язык «просто так», «сам по себе» – то нужна ли ему наука о языке? Ведь люди не рождаются с умением строить дома, управлять машинами или играть в шахматы – они долго, специально этому учатся. Но каждый нормальный человек рождается со способностью овладеть языком, его не надо этому учить – нужно только дать ему возможность слышать человеческую речь, и он сам заговорит.
   Мы все умеем говорить на своем языке. Но мы не можем объяснить, как мы это делаем. Поэтому, например, иностранец может поставить нас в тупик самыми простыми вопросами. Действительно, попробуйте объяснить, какая разница между русскими словами теперь и сейчас. Первое побуждение – сказать, что никакой разницы нет. Но почему по-русски можно сказать:
...
   Я сейчас приду, —
   а фраза
...
   Я теперь приду
   звучит странно?
   Точно так же в ответ на просьбу
...
   Иди сюда!
   мы отвечаем:
...
   Сейчас! —
   но никак не
...
   Теперь!
   С другой стороны, мы скажем:
...
   Лиза долго жила во Флориде, и теперь она неплохо знает английский язык, —
   и заменить теперь на сейчас (…и сейчас она неплохо знает английский язык) в этом предложении, пожалуй, нельзя. Если вы не лингвист, вы не можете сказать, что в точности значат слова теперь и сейчас и почему в одном предложении уместно одно слово, а в другом – другое. Мы просто умеем их правильно употреблять, причем все мы, говорящие на русском языке, делаем это одинаково (или, по крайней мере, очень похожим образом).
   Лингвисты говорят, что у каждого человека в голове есть грамматика его родного языка – механизм, который помогает человеку говорить правильно. Конечно, у каждого языка есть своя грамматика, поэтому нам так трудно выучить иностранный язык: нужно не только запомнить много слов, нужно еще понять законы, по которым они соединяются в предложения, а эти законы не похожи на те, которые действуют в нашем собственном языке.
   Говоря на своем языке, мы пользуемся ими свободно, но не можем их сформулировать.
   Можно ли представить себе шахматиста, который бы выигрывал партии в шахматы, но не мог при этом объяснить, как ходят фигуры? А между тем человек говорит на своем языке приблизительно так же, как этот странный шахматист. Он не осознает грамматики, которая спрятана у него в мозгу.
   Задача лингвистики – «вытащить» эту грамматику на свет, сделать ее из тайной – явной. Это очень трудная задача: природа зачем-то позаботилась очень глубоко спрятать эти знания. Вот почему лингвистика так долго не становилась настоящей наукой, вот почему она и сейчас не знает ответа на многие вопросы.
   Например, нужно честно предупредить, что по поводу языков мира лингвистика пока не знает:
   – почему в мире так много языков?
   – было ли в мире раньше больше языков или меньше?
   – будет ли число языков уменьшаться или увеличиваться?
   – почему языки так сильно отличаются друг от друга?
   Конечно, лингвисты пытаются ответить и на эти вопросы. Но одни ученые дают такие ответы, с которыми другие ученые не соглашаются. Такие ответы называются гипотезами. Чтобы гипотеза превратилась в верное утверждение, нужно убедить всех в ее истинности.
   Сейчас в лингвистике гораздо больше гипотез, чем доказанных утверждений. Но у нее всё впереди.
   А теперь – поговорим всё же о том, что нам известно про разные языки.

   Часть I. Как живут языки

   Глава первая. Как изменяются языки

   1. Языки похожие и непохожие

   Языки бывают совсем непохожи друг на друга, а бывают, наоборот, очень похожи. Иногда два языка настолько похожи, что тот, кто знает один из этих языков, может понять всё или почти всё, что сказано на другом языке. Например, русский и белорусский – разные языки, но они очень похожи. Ни один язык так не похож на русский, как белорусский. Для тех, кто знает русский язык и учился писать по-русски, белорусский текст выглядит немного непривычно, но если вдуматься, то в нем можно понять почти всё. Вот начало одного белорусского стихотворения (в котором я на всякий случай поставил ударения, чтобы читать было удобнее):

Стая́ла я́блыня ля вёскi,
як падаро́жнiк мiж даро́г.
Вясно́ю па́далi пялёсткi,
нiбы сняжы́нкi, на муро́г…

   Попробуйте сначала сами догадаться, что значит это четверостишие. Какие отличия белорусского языка от русского удается здесь заметить?
   А теперь будем разбираться вместе. Прежде всего, оказывается, многие белорусские слова просто пишутся по-другому, а звучат так же, как русские. Например, первое слово в нашем стихотворении и русские, и белорусы произносят одинаково, но по-русски мы напишем: стояла. Еще сразу бросается в глаза, что вместо русской буквы и по-белорусски пишется «латинская» буква i. Действительно, буква и в белорусском языке не используется, а i читается так же, как русское и. Кстати, в русском языке до 1918 года использовались обе буквы: и наряду с i; буквы эти читались одинаково, и в конце концов оставили только одну из них. Так же поступили и создатели белорусской письменности. Но букву выбрали другую. Поэтому белорусское слово падарожнiк, если его просто прочесть вслух, сразу окажется знакомым нам русским словом подорожник – впрочем, с подорожником не всё так просто, и речь об этом впереди.
   До сих пор мы обсуждали не настоящие различия между двумя языками, а только различия в том, как в них принято записывать слова. Лингвисты называют это различиями в орфографии. Орфография – это всё-таки не сам язык. Если бы между русским и белорусским были только орфографические различия, то это был бы, строго говоря, один и тот же язык. Но русский и белорусский языки различаются, конечно, далеко не только орфографией. Во-первых, легко заметить, что некоторые белорусские слова, хотя и похожи на русские, но всё же произносятся чуть-чуть иначе. Слово яблоня по-русски произносится приблизительно как я́блАня, а по-белорусски – я́блЫня; слово весною по-русски произносится приблизительно как вИсно́ю, а по-белорусски – вЯсно́ю (именно так, как написано). Есть и более сложные случаи: интересно, узнали ли вы в белорусском пялёсткi русское лепестки?
   Но есть и совсем коварные ловушки: это слова, которые только прикидываются одинаковыми, а на самом деле значат разное. Люди, которые профессионально имеют дело с похожими языками, хорошо знают об этой опасности и даже дали таким словам особое название – «ложные друзья переводчика». Вот белорусский падарожнiк – как раз из таких «ложных друзей». В белорусском языке это слово означает «путник», т. е. вовсе не траву, растущую у дорог (как в русском), а человека, идущего по дорогам (что в каком-то смысле даже более логично). Но если ваш родной язык русский, заподозрить здесь ловушку крайне сложно – скорее всего, вы в нее попадетесь (как когда-то попался и я сам, пока знакомые белорусы меня не пристыдили).
   Во-вторых, некоторых белорусских слов в русском языке вовсе нет, и в этом случае нам, естественно, тоже может быть очень трудно догадаться, что они значат. Например, ля – это предлог со значением «возле, около, близ», а вот что такое вёска? Это значит «деревня», но в русском языке есть только слово весь, и то оно употребляется обычно только в составе выражения по городам и весям (не все русские теперь даже хорошо понимают, что это на самом деле значит «по городам и деревням»). Исчезло в русском языке древнее слово весь, а в белорусском осталось, только в своей уменьшительной форме – вёска. И для перевода слова мурог помощи, пожалуй, мы уже не найдем. Это слово значит «луг»; было когда-то в русском языке старинное слово мур «трава», от которого образовано сохранившееся в современном языке (хотя тоже редкое) слово мурава. Вот полный перевод этого четверостишия:

«Стояла яблоня возле деревни, как путник меж дорог;
весною падали лепестки, будто снежинки, на луг».

   Так что, как видите, похожи-то языки похожи, и даже очень, а не всё так просто для русских в белорусском языке, оказывается.
   Все похожие друг на друга языки устроены приблизительно так же, как русский с белорусским: многие слова совпадают, другие слова произносятся чуть-чуть по-разному и, наконец, есть слова совсем разные, но таких не очень много. И главное, почти целиком совпадает их грамматика, а это и позволяет говорящим на похожих языках легко понимать друг друга: те же окончания у глагола в прошедшем времени, те же падежи у существительных, и так далее… Хотя и здесь бывают небольшие сюрпризы: например, мы говорим по-русски: добр-ЫЙ, но молод-ОЙ, а в белорусском языке правильными формами будут добр-Ы и малад-Ы.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация