А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Грани Обсидиана" (страница 1)

   Наталья Колесова
   Грани Обсидиана

   Грань первая
   Фэрлин

   Мы смотрели на замок Оборотня с вершины холма: проводники с облегчением и радостью, а семь невест и я… Черные стены вздымались скалами из глубоких снегов; башни пристально следили за нами вертикальными зрачками бойниц. Оценивали. Угрожали. Я взглянула на закутанную до самых огромных глаз Эйлин. Мне тоже было страшно.
   – Ну, леди, вот мы и дома. – Проводник тронул коня.
   …Даже камин в парадном зале был больше моей спальни в доме отца. Хотя все валились с ног от усталости, сесть нам не предложили; мы так и стояли в тяжелых шубах и зимних плащах, тихо перешептываясь и переглядываясь, пока в зал не вошли хозяева замка. Поспешно склоняясь вместе со всеми в низком поклоне, я исподволь рассматривала женщину, вставшую слева от кресла лорда. Высокая, стройная, с белыми длинными волосами, в белом платье и плаще, подбитом голубоватым мехом. Серебристые холодные глаза высокомерно разглядывали съежившихся невест. Наверняка это леди Найна, сестра Лорда-Оборотня. Снежная дева…
   С опаской, из-под ресниц, я взглянула на самого лорда Фэрлина. Лорд-Оборотень был хорошо освещен пламенем камина, и я с облегчением убедилась, что по крайней мере на первый взгляд в нем нет ничего ужасного. Серые густые волосы, напоминавшие гриву, спускались ниже широких плеч. Бледное лицо неподвижно – двигались одни глаза, разглядывающие, оценивающие, ощупывающие невест. Глаза отливали зеленью. Темно-серая одежда, подбитый волчьим мехом плащ, на широкой груди – тяжелый медальон с головой волка. Я всегда считала, что старший из Оборотней действительно старший, в возрасте моего отца. Фэрлина же, хоть и далеко не юношу, еще долго не назовут пожилым…
   Я стояла за спинами невест, но его зоркий взгляд выхватил меня из темноты, метнулся, пересчитывая девушек, – и вновь вернулся ко мне.
   – А это кто? – Голос его был размеренным и хриплым. – Мы же предупреждали, прислуги у нас достаточно!
   Я переплела ледяные пальцы. Эйлин просто онемела от страха; пришлось отвечать мне самой, надеясь при этом, что дрожь в моем голосе не слишком заметна:
   – Я не служанка, высокий лорд! Я – сестра леди Эйлин.
   – Вот как? – удивился он. – Возблагодарим Отца-Волка! Мы ждали семерых невест, а прибыло восемь! Ну что ж, леди, и вы тоже не останетесь без мужа!
   Холодная насмешка в хриплом голосе вдруг взбесила меня, как бесили всякие насмешки, и я на мгновение забыла – кто передо мной. Шагнула вперед, тяжело припадая на хромую ногу. Произнесла в тон:
   – Как видите, вряд ли я гожусь кому в жены, высокий лорд! И пришла я сюда вовсе не за женихом из вашего рода, а вслед за своей сестрой, и останусь с ней, будет на то ваше разрешение или нет!
   Я перевела дыхание: всё, слова сказаны, хоть и не так, как следовало, совсем не так… Лорд-Оборотень смотрел на меня, и, казалось, зелени в его глазах прибавилось – не от гнева ли на мой дерзкий ответ? В зале стояла густая тишина, лишь гудело пламя в камине.
   – Какая преданность! – наконец сказал хозяин, переводя глаза на помертвевшую Эйлин. – Какова же должна быть леди, внушающая такую беззаветную любовь! Ну что ж, мы не звери, – он с усмешкой взглянул на свою сестру, и та нехотя улыбнулась в ответ одними бледными губами. – Мы не выгоним леди…
   Он повернулся ко мне, вопросительно поднимая прямую длинную бровь.
   – …леди?..
   – Инта, – выдавила я.
   – …леди Инту на мороз. Конечно, после столь… любезной просьбы вы можете остаться в моем замке на месяц Очищения. Дальнейшее зависит от доброй воли суженого вашей сестры. А сейчас – вы все устали. Путь к нам был долог и труден. Отдыхайте. Спокойных сновидений, прекрасные леди.
   Он встал, и я неловко поклонилась вместе со всеми, стараясь не смотреть на его странную улыбку, нет, скорее, усмешку, нет, скорее… оскал, когда под приподнятой верхней губой блеснули белые острые влажные зубы…

   – Ты не должна была так говорить с ним!
   Ни теплая ванна, ни жаркий камин, ни нагретая пуховая постель не могли унять дрожь испуганной Эйлин.
   Да, молча согласилась я, надо было просить. Покорно и жалобно.
   – Он так улыбался, так… Я чуть не потеряла сознание!
   Сестра и сейчас была на грани обморока – и оттого еще красивее. Тонкие изящные руки, сцепленные у белой груди, расширенные синие глаза, дрожащие нежные розовые губы, разметавшиеся по подушкам золотистые волосы…
   Мы с ней – будто ночь и день, или, вернее, ночь и утро. Мои мысли светлы, лишь когда я думаю об Эйлин.
   – Лорд Фэрлин тебя не обидит. – Я сидела рядом на кровати. Никто не рассчитывал на мое неожиданное прибытие, поэтому меня разместили в одной комнате с Эйлин. – Ведь он не ищет невесты для себя.
   – Но он так смотрел!
   – Просто любовался. Все всегда тобой любуются, и Лорд-Оборотень не исключение.
   Я заставила ее улыбнуться. Разжала сцепленные пальцы, разгладила шелковые волосы, коснулась бархатной щеки, прохладного лба. Шепнула:
   – Спи, милая. Он не обидит тебя.
   Когда я отняла ладонь, Эйлин уже спала. Если б я сама была так же уверена в своих словах! Кутаясь в теплую сорочку, я ступила коленом на кровать – и застыла. Вой – близкий, заунывный, голодный вой… Волки, волки, зимние волки! Стая, выходящая из замка и исчезающая в нем.
   Кошмары мучили меня всю ночь: я бреду по снежной, залитой лунным светом равнине, а жуткий вой настигает меня. Пытаюсь бежать, но проваливаюсь в снег по пояс. Оборачиваюсь в отчаянии и ужасе. И вижу несущуюся по моим следам волчью стаю. Возглавляет зверей белоснежная огромная волчица, и глаза ее – безжалостные серебряные глаза леди Найны…
* * *
   Что за волшебник трудился всю ночь в парадном зале? Множество свечей – была зажжена даже громадная люстра под потолком – и пламя камина разогнали мрачный полумрак. Старинные гобелены, светящиеся неувядающими красками; шкуры, брошенные там и сям; длинный стол, сияющий серебром, живым пламенем вин, накрытый причудливыми блюдами…
   Каждую из нас подвели к предназначенному месту. Мое оказалось рядом с Эйлин и, к моему ужасу, по правую руку от стоящего во главе стола кресла. Едва невесты расселись, вошли мужчины – и мы нестройно встали, когда появились лорд Фэрлин и его сестра.
   Не было произнесено ни молитвы, ни слова лорда. Он просто сделал знак, и слуги бросились разливать вина. Мужчины взялись за кубки, девушки, помедлив, за еду.
   Я исподлобья разглядывала женихов – молодых и среднего возраста, молчаливых и возбужденно переговаривающихся, кидавших быстрые взгляды на потупившихся невест и рассматривающих их в упор. Один из них – брат хозяина замка, но как определить, кто относится к про́клятому роду? Сидевший напротив Эйлин мужчина был молод, с приятными чертами худощавого лица, взгляд его темно-карих глаз казался скорее любопытным, чем оценивающим. А не является ли такой порядок мест за столом своего рода указанием – кто кому предназначен?
   …Ну что ж, подумала я с мрачным весельем, тогда мне выпало провести свою жизнь с леди Найной! Та даже не поднимала глаз, чтобы не оскорбить свой взор видом меня, сидящей напротив.
   Ощутив внезапный холодок, обвеявший щеку, я быстро взглянула влево. Пригубливая вино, Лорд-Оборотень следил за мной. Горделивая посадка головы, надменные веки и рот, тонкая линия носа… Он сидел так близко, что я без труда различила слова, обращенные к леди Найне:
   – Смотри-ка, она просто пожирает глазами женихов! Боится, обидят ее бедную пташку!
   Красивые бледные губы Найны тронула усмешка:
   – Будь милосерден, может, она присматривает кого-то для себя!
   Я опустила глаза, горя от стыда и гнева: они прекрасно знали, что я слышу каждое слово, – и забавлялись этим.
   – …хватит и того, что ты навязал нам этих изнеженных самочек…
   – Навязал? – рассмеялся лорд Фэрлин. – Взгляни на наших молодцов! Навязал! Смотри, как горят у них глаза!
   – Они до того оголодали, что готовы броситься на любую самку, попавшуюся им на пути. Даже на…
   Я не поднимала головы, но почувствовала, что взгляд леди Найны указал на меня. Отворачиваясь, я встретилась глазами с улыбнувшимся мне – именно мне – юношей. Улыбка его была грустной и понимающей. Он тоже слышал беседу Фэрлинов и явно пытался меня подбодрить.
   Все разговоры стихли, когда хозяин положил ладони на стол и выпрямился. Неторопливо обвел застолье внимательным взглядом.
   – Рад, что именно мне выпала честь стать устроителем свадеб моих подданных и прекрасных юных леди. Но, увы, невест гораздо меньше, чем бы нам хотелось. И потому за этот месяц, лорды, вы должны завоевать сердце леди, а вы, девушки, – сделать свой выбор. Никого не принудят выйти замуж насильно…
   «А если все откажут его брату?» – мелькнуло у меня в голове. Лорд Фэрлин продолжил бесстрастно:
   – То же касается и моего брата. А я, со своей стороны, сделаю все, чтобы ваше пребывание в моем замке было веселым и приятным.
   Лорд Фэрлин кинул взгляд на склоненные головы девушек.
   – Пока я ваш посажёный отец, юные леди, и вы можете обращаться ко мне со всеми заботами и сомнениями.
   Головы склонились еще ниже. Вряд ли кто-то последует его приглашению… Лорд-Оборотень блеснул на меня глазами, и мне вдруг показалось, что он просто читает мои мысли.
* * *
   …Девушки, казалось, целиком погрузились в свои вышивки. Но я видела, что пальцы их едва справлялись с иголками; а когда бросаемые украдкой взгляды встречались с мужскими, между ними словно проскакивала искра – таким возбуждением и ожиданием был полон воздух. Наконец несколько мужчин решились подойти, и головы невест склонились еще ниже, а иголки заработали еще усерднее. Другие женихи, большей частью старшего возраста, остались с лордом Фэрлином у камина – посмеиваясь, они переговаривались, наблюдая за остальными с притворным равнодушием.
   – Леди?
   Вздрогнув, я подняла глаза. Передо мной стоял кареглазый юноша, улыбнувшийся мне за столом. Я смотрела на него с легким недоумением: неужели меня приняли за невесту?
   – Лорд?..
   – Бэрин. Вы позволите присесть?
   По крайней мере, он учтив. Все еще недоумевая, я кивнула, и Бэрин сел рядом так, чтобы видеть всех девушек. Через некоторое время сказал простодушно:
   – Как они красивы, леди Инта! Особенно ваша сестра.
   Я внутренне улыбнулась: хоть и юный, он выбрал мудрую тактику, завоевывая мои симпатии.
   – Судя по леди Найне, женщины вашего народа им в красоте не уступают!
   – Да, но их так мало… Леди Инта, ведь девушки приехали сюда не по своей воле?
   – Все они знают свой долг, – сухо отозвалась я. – И если уж им выпал такой жребий, будьте уверены – они его выполнят.
   – Да, но с радостью ли?
   Опустив вышивку на колени, я какое-то время вместе с ним смотрела на девушек. Некоторые уже беседовали с мужчинами – кто застенчиво, а кто и задорно.
   – Сейчас они оторваны от родного дома и напуганы. Но будьте уверены, через некоторое время они поймут, что прошлое – это прошлое. Жизнь женщины – в замужестве, и они захотят и сумеют стать хорошими женами. Дайте им время, только время – и надежду на счастье…
   Кровь прихлынула и отхлынула от моего лица, когда прозвучавший близко хрипловатый голос обдал нас холодной насмешкой:
   – Золотые слова! Рад слышать, что вы так благоразумны, леди Инта!
   Бэрин вскочил, и Лорд-Оборотень сказал ему со странной интонацией:
   – Напрасно теряешь время, Бэрин. Не пора ли тебе вернуться к невестам? Или ты так надеешься на свою неотразимость?
   Бэрин выглядел удивленным и слегка растерянным. Но сказал лишь:
   – Прошу прощения, леди Инта, – и, чуть поклонившись, скользнул прочь.
   Я сидела, опустив глаза, чувствуя взгляд лорда Фэрлина.
   – Леди, – повелительно сказал он. – Я хочу поговорить с вами.
   Медля опереться на предложенную руку, я отозвалась как можно спокойнее:
   – Так говорите.
   – Не здесь же, – он мотнул головой. – Мне будут мешать эти воркующие голубки. У камина гораздо удобнее.
   Бросив взгляд за его спину, я обнаружила, что кресла у камина уже пусты. Лорд ждал, не повиноваться хозяину замка было невозможно. Я тяжело поднялась, опершись о подлокотники. Пересекая огромное пустое пространство, остро чувствовала свое унижение – он нарочно заставил меня ковылять на виду у всех! По сторонам я не глядела, страшась увидеть на лицах привычное выражение недоумения, жалости или отвращения…
   Сев в кресло у камина, я уставилась в огонь, чтобы не смотреть на ярко освещенное лицо лорда.
   – Теперь, когда я избавил вас от общества надоедливого мальчишки, вы можете расслабиться.
   Я подняла глаза: наглая, высокомерная усмешка трепетала в углах его стиснутого рта, в тонких ноздрях, в приподнятой брови, плясала в зеленоватых глазах…
   – Мне было приятно беседовать с лордом Бэрином, – уведомила я с холодной учтивостью.
   – В отличие от беседы со мной! – тут же подхватил Фэрлин.
   Я не собиралась отрицать очевидное. Мне всегда говорили, что для калеки я слишком своенравна.
   – Ну же, леди Инта, возразите, скажите, что это не так!
   Я прямо взглянула в глаза, где метались тени и пламя.
   – Вы знаете, что это так, лорд, – сказала ровно.
   Он прикрыл веки, словно вслушиваясь в исчезнувший звук моего ответа. Взвешивая его. Принимая.
   – И все же вам придется говорить со мной, как бы неприятно для вас это ни было! Как ваша нога? – Он поднял ресницы, разглядывая меня светящимися глазами. – Дорога нелегка даже для здоровых.
   – Благодарю за заботу, – сказала я принужденно. – Я чувствую себя гораздо лучше.
   – Мне говорили, что нога у вас разболелась не только из-за трудностей дороги. Мне сказали, вас приходилось стреноживать, будто норовистую лошадь. Что вы все время подбивали девушек на побег и однажды сумели это сделать еще с тремя… Вам разрешили продолжить дорогу сюда, но начали связывать на ночь…
   Я молчала, глядя на свои сцепленные руки: костяшки пальцев побелели. Глупо было надеяться, что Лорд-Оборотень ничего не узнает! Одно дело – пожалеть и пригреть беспомощную калеку, другое – оставить в замке непокорную бунтовщицу.
   – Вы и в мой дом прибыли с той же целью?
   Вымученно улыбнувшись, я качнула головой:
   – Я не найду обратной дороги, мы просто погибнем…
   – Зачем вы все это проделывали?
   – Неужели вы думаете, что наши девушки мечтают выйти замуж за… – я осеклась, закончив беспомощно: – За Пограничников?
   Лорд-Оборотень усмехнулся, показав, что его не обманула моя жалкая уловка.
   – Думаете, мы счастливы брать в жены тех, кто боится и ненавидит нас? У нас просто нет другого выхода! Поэтому мы и заключили договор об охране границы взамен присланных невест. И лучше, как вы сами только что сказали, смириться с этим – и вам и нам!
   Он говорил то, что я теперь постоянно твердила девушкам и самой себе, – но как же трудно привыкнуть к этой мысли!
   – Все, что я говорил за столом, – истинная правда. Я намерен создать хорошие семьи. Хочу, чтобы женихи и невесты лучше узнали друг друга до свадьбы. Какие развлечения предпочитают ваши девушки?
   Я вздохнула:
   – Боюсь, вы выбрали неудачного советчика, лорд Фэрлин. Где ваши лорды могут показать себя? Охота… турниры…
   Хозяин неожиданно рассмеялся:
   – Придется мне позабыть о покое по крайней мере на месяц! Что ж, взялся за гуж… Но сумеют ли юные леди справиться с нашими лошадьми? У девушек такой изнеженный вид… Хотите взглянуть на лошадей?
   – Сейчас? – Колеблясь, я посмотрела на Эйлин.
   Лорд перехватил мой взгляд.
   – Никто не обидит вашу подопечную. Она в надежных руках.
   «Или в лапах», – мгновенно подумала я.
   – Идемте же!
   Я медленно встала – на этот раз руки он не предложил. Пошла за ним, переглянувшись с Эйлин: глаза сестры округлились от ужаса. Я и сама была близка к панике – остаться наедине с Лордом-Оборотнем…
   Лорд Фэрлин не пытался помочь мне даже на темных лестницах, наблюдая за мной с легкой усмешкой, от которой я двигалась еще неуклюжей. Он явно ничего не пропускал и не прощал.
   До нас доходили слухи о лошадях Пограничников, и слухи эти оказались правдой. Даже на мой неискушенный взгляд, кони были сильными, холеными, выносливыми. От них веяло скоростью и дикостью.
   Лорд Фэрлин наблюдал за мной.
   – Ну как?
   – Они великолепны! – искренне отозвалась я.
   – А вот это мой любимец. Ну-ну, Верный, не горячись… поприветствуй леди как должно!
   Я отшатнулась, когда копыта врезались в дощатую перегородку. Прижимаясь щекой к голове жеребца, лорд Фэрлин следил за мной с потаенной улыбкой. Сейчас у них были одинаковые глаза: диковатые, настороженные…
   – Вижу, вы побаиваетесь?
   – Мне редко приходилось ездить верхом, – признала я. – Отец считал, что…
   – …калеке это ни к чему? – легко подхватил лорд Фэрлин.
   Я смолчала. Он вновь пытался вывести меня из себя, но я дала слово Эйлин и самой себе. У Лорда-Оборотня и без того есть, что мне предъявить.
   – Жаль, – он оттолкнул морду коня. – Но ничего, для охоты вам подберут смирную лошадку.
   – Мне? – Я растерялась. – Но…
   – Вы ведь не оставите свою сестру без присмотра, не так ли? – вкрадчиво поинтересовался лорд Фэрлин. – А вдруг ею увлечется мой братец?
   Конечно, он без труда читает мои мысли… Я все же попыталась протестовать. Лорд смерил меня насмешливым взглядом.
   – Леди Инта. Я готов понять ваше беспокойство за судьбу сестры и простить попытки побега. Я не звал вас в мой замок, но я в нем хозяин. И вы будете делать всё, что я вам прикажу.
   Иначе меня просто вышвырнут вон. Он уже имел все основания это сделать.
   Я глядела на него исподлобья. Переспросила со слабым вызовом:
   – Всё?
   С мгновение Лорд-Оборотень смотрел на меня, потом беззвучно рассмеялся:
   – Всё, леди Инта! Всё!
   Я вздрогнула от звука дружного смеха, доносящегося из комнаты Эйлин, но этот смех был иным: беззаботное девичье веселье. Переступая порог, я попыталась улыбнуться.
   – Ох, Инта! Мы так боялись за тебя! Когда тебя увел этот ужасный оборотень…
   Все невесты собрались в нашей комнате обсудить такой полный событий день. Я сказала, тщательно следя за интонацией:
   – И совершенно зря боялись. Лорд Фэрлин показывал мне лошадей. Думаю, скоро вы сможете поучаствовать в здешней охоте.
   – Так, значит, он говорит правду? Нам будет весело?
   – Он хочет, чтобы вы получше узнали своих суженых. Не упустите момент, девушки!
   – Но ведь они совсем не такие страшные, как нам говорили, правда? – спросила маленькая Самсин, заглядывая мне в глаза с надеждой. Я обвела взглядом ждущие лица. Лишь вчера они умирали от страха, а сейчас хотят надеяться на лучшее. Все, как я и говорила… Я улыбнулась через силу, в который раз почувствовав себя слишком старой и мудрой.
   – Уверена, многие из них действительно вас достойны. Только держите глаза пошире, леди. А теперь – спать, спать!
   Расчесывая волосы, я поглядывала на задумчивую Эйлин.
   – Ну а тебе кто-нибудь приглянулся?
   – Ох, не знаю! Я боялась даже глаза поднять – их так много! А кто это разговаривал с тобой до лорда Фэрлина?
   – Ага, значит, никто не приглянулся? – с улыбкой поддразнила я.
   Эйлин качнула головой.
   – Видела, как на него смотрел лорд? Словно злился за что-то… а бедный юноша даже не понял – за что. А если ОН по-настоящему разгневается?
   – Надеюсь, не на нас! – бодро сказала я, натягивая одеяло. Хотя мне уже предоставили отдельную комнату, мы все равно спали вместе – так было спокойнее.
   – Ты должна быть очень, очень осторожна! О чем вы говорили?
   Я закрыла лицо локтем, сказала резко:
   – Не будем о нем на ночь, хорошо?
   Эйлин сразу умолкла, обняла меня. Не прошло и минуты, как она уже спала. А я еще долго лежала без сна.
   «Всё, – сказал он, слегка склоняясь ко мне. – Абсолютно всё, леди». И, увидев его смеющееся лицо, я поняла, что он действительно может заставить меня делать всё, что ему заблагорассудится…
* * *
   Наутро сияло такое ясное солнце, что все ночные страхи показались дурным сном. А отсутствие за столом хозяев замка и мужчин вызвало оживление среди девушек. Все разговорились – во время тяжелого пути сюда нам было не до рассказов о своей жизни. Особенно упивалась воспоминаниями одна, Валерин, из знатного и богатого рода. Похоже, она была любимицей отца – каково же было ему вытянуть жребий, определивший незавидную судьбу драгоценной дочери! Девушки, недоверчиво похмыкивая и переглядываясь, все же с интересом слушали истории о неисчислимых пирах, охотах и турнирах, устраиваемых в ее честь…
   Я стояла у окна, разглядывая величественные горы, снега, темные бесконечные леса. Как это не похоже на наши дружелюбные поля и перелески! Бывает ли здесь вообще лето?
   – И вот я оказалась тут, – Валерин обвела зал презрительным взглядом. – В этом убожестве…
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация