А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Святополк Окаянный. Проклятый князь" (страница 14)

   И Ярослав разложил у ног короля принесенные с собой сокровища. Здесь были и пушнина, и золотые и серебряные изделия тончайшей работы, и меч, украшенный различными каменьями. Жены ахнули от восхищения, но король даже не взглянул на драгоценности и надолго задумался, подперев голову рукой. В комнате воцарилась тишина. Жены перестали натирать его ноги и замерли в неудобной позе. Молчал и Ярослав, покорно опустив голову.
   Наконец Шетконунг шевельнулся, по лицу его пробежала тень, он произнес каким-то отрешенным голосом:
   – Обычаи придуманы давно, и не нам их отменять. Им приходится только следовать…
   В груди Ярослава прокатилась теплая волна радости. Король повторял слова, которые говорили они с Олавой: и король бессилен против обычаев, он не может, а скорее всего – не хочет их нарушать! Значит, не все потеряно!
   Снова наступило долгое молчание. Вдруг король откинулся на стену, весело взглянул на своих жен и проговорил бодрым голосом:
   – Да мне и самому не понравился этот норвежский принц. Щеголь и зазнайка! То об одном говорит, то на другое перескакивает. Плохой из него союзник. Продаст и предаст, когда ему выгодно. Не сейчас, так потом пришлось бы с ним разбегаться в разные стороны, я это сердцем чувствую. Одолеем мы данов и своими силами!
   После этого он соскочил с кровати, прикрикнул на жен:
   – Чего расселись, тетери? Не видите, супруг в нижнем белье стоит перед новгородским князем? Живее одевайте! А ты, князь, проходи, садись. Обсудим с тобой, как сыграть вашу свадьбу.
   С этого момента началась лихорадочная подготовка к бракосочетанию. Был улажен конфликт с норвежским принцем. Согласно шведскому закону, когда «чувство женщины переменится», ему были возвращены обручальные дары и заплачено 3 марки пени; сверх того, для восстановления доброго имени жениха Олава в присутствии 12 мужчин подтвердила, что «она не знает никакого порока или недостатка за женихом и его родней». С тем Веланд и уехал к себе на родину.
   Жених и невеста, согласно скандинавским обычаям, за все время должны были находиться в разных домах и не встречаться друг с другом. В день свадьбы Ярослав послал своих дружинников во дворец короля, чтобы взять под свою защиту и отвезти в церковь невесту – на случай, если кто-то попытается ее украсть. Теперь русские воины стали называться «дружиной невесты». На крыльце дворца их встретил король, приказал отобрать и спрятать под замок оружие. Дружка принял от отца Олавы приданое. После этого воины уселись за стол, их угощал сам король.
   Немного попировав, дружинники повезли невесту в церковь, где ее ждал Ярослав. По настланным коврам прошли они к аналою, где священник совершил положенный обряд венчания. На выходе из храма молодоженов шумно приветствовала толпа, бросали в них зерна ячменя и монеты. Ярослав и Олава уселись на красочный возок и отправились во дворец, где началось шумное свадебное веселье.
   За длинными столами, устланными льняными скатертями, сидели многочисленные гости, рядом с ними стояли открытые бочки с пивом, расставлены большие кувшины с заморским вином. Слуги тащили зажаренные на вертеле ноги быков, журавлей, нафаршированных необычными пикантными соусами, дельфинов, приправленных сладкой пшеничной кашей на молоке; за ними следовали искусно приготовленные павлины, лебеди, кролики, цапли, оленина – все это несли на серебряных блюдах.
   Сначала король произнес здравицу в честь молодых и пустил по кругу большой рог с вином; каждый из присутствующих должен был выпить, а слуги постоянно доливали в него. Потом стали пить каждый из своего рога, затем женщины и мужчины должны были осушать один на двоих кубок. Если кто-то нарушал обычай пития, тому полагался «карательный кубок»; такой же кубок вручался и опоздавшим на свадьбу. И наконец, в разгар пиршества началось состязание «кто больше выпьет».
   Сменяли друг друга арфисты и скрипачи и вместе с песнями постоянно звучала музыка. Иногда гости вскакивали и пускались в пляс. Плясали все, кроме короля, жениха и невесты. Сначала плясали Вики-ваку, когда женщины с мужчинами разделялись на группы и каждая группа по очереди исполняла свою песню, а припев пели хором. Потом под песню вертелись в пляске Хринброк, когда составлялся длинный круг под предводительством передового плясуна, подходили под поднятые руки последней пары и всех прочих пар и вертелись кругом, так что вся цепь пляшущих составляла искусно переплетшуюся толпу. И, конечно, свои удаль и мастерство показывали мужчины в пляске с мечами. Сначала они поднимали мечи в ножнах и повертывались три раза кругом; потом обнажали мечи и поднимали их кверху, с легкостью и достоинством в движениях обрушивали их друг на друга и в этой шутливой битве составляли шестиугольник, называемый розой. После этого вдруг опять расходились и взмахивали мечами, образуя на голове каждого четырехугольную розу. Движения такт от такта становились все живее и живее, под музыку и песни клинки скрещивались с клинками, и вдруг общий прыжок назад оканчивал пляску. Потом снова все усаживались за стол и продолжали пить.
   Свадьба продолжалась целую неделю, а через десять дней Ярослав с женой и тысячью варягов отплыл в Новгород.

   XIII

   Мрачные думы одолевали великого князя Владимира. Не думал, что под старость придется пережить такое. Старший сын Святополк, надежда и опора, кого он метил себе в наследники, вдруг проявил неповиновение: отказался принять христианство и стал выводить Туровское княжество из подчинения Киева. Тем самым он рушил все созданное не только Владимиром, но и предыдущими князьями – разваливал единую Русь. Отлучил Владимир своего сына от Туровского княжества, бросил в темницу, а потом сослал в Вышгород, лишив права на занятие великокняжеского престола. Проделал он это, и будто частицу сердца вырвал у себя. Ныло с тех пор в груди, постоянно напоминая о незаживающей душевной ране.
   Теперь взоры его были обращены на Ярослава, второго по старшинству сына. Был он умен и рассудочен, со всей искренностью воспринял истинную веру, настойчиво и последовательно продвигал ее среди населения северного края. Успокоился немного князь, есть ему надежная смена у руля государства.
   И вдруг осенью 1014 года прискакал из Новгорода гонец и принес весть, в которую он сначала не поверил: Ярослав отказался платить положенную дань, отплыл в Швецию, чтобы нанять варяжскую дружину и воевать с ним, отцом, за отложение Новгородской земли от Русского государства.
   Когда понял Владимир, что это не навет, а подлинная правда, вдруг забилось в груди его сердце сильно и неровно да так часто, что стал он задыхаться. Движением руки отослал он гонца из горницы, а сам долго сидел, стараясь успокоиться. Однако изношенное старческое сердце не подчинялось, оно рвалось из груди и громко бухало в висках. С кем он остался, на кого опереться? По старшинству теперь были Борис и Глеб, но им не исполнилось и двадцати лет, у них нет жизненного опыта, их самих надо поучать и наставлять…
   Подумал, поразмышлял Владимир и послал в Новгород увещевательное письмо: может, одумается, переменит свое решение Ярослав, не поднимет руку на отца, а будет верно стоять на страже рубежей Руси, сохраняя ее целостность?..
   Но пока делать нечего, придется звать в Киев Бориса и постепенно вводить его в государственные дела. Не сразу, конечно, пройдут годы, возмужает, пообвыкнется на высоком посту, наберется опыта и станет Борис властителем страны. Пока есть силы, он, Владимир, ему поможет. Все начинали с малого, никто не рождается мастером своего дела, до всего надо доходить опытом других и своим умом.
   Но каким звериным чутьем вынюхивают про беды на Руси степные разбойники? Ведь только-только ему, великому князю, доложили о неверности Ярослава, как на границе появились печенеги и начали разорять селения, грабить и уводить в полон жителей. Идти бы на них в поход, пока не натворили бед, только здоровье не позволяет. Чуть поторопишься, едва сделаешь поспешное движение, как начинает колотиться сердце. Нечего даже думать о дальнем походе. Видно, придется посылать на поганых Бориса.
   Борис прибыл в Киев в декабре месяце, прямо с дороги прошел в горницу отца, поклонился и уставился взглядом куда-то в угол.
   – Как доехал, сын? Не было ли препятствий в пути?
   – Благополучно добрался, батюшка. Спешил как мог, чтобы добраться до Киева по твоему зову.
   – Баньку примешь с дороги или сначала примешься за трапезу?
   – В баню пойду.
   И в кого он такой нелюдимый? Умом и способностями не обделен, а вот посидеть и поговорить по душам не заставишь. Лишь бы ему где-то в сторонке приткнуться и молчать. Мать его, принцесса византийская Анна, покойница, была веселой и общительной. С первых дней пребывания на Руси завела себе подруг, а потом в его отсутствие верховодила в княжеском дворце. Он, Владимир, тоже всегда любил общество веселых людей, мог много дней провести в пирах и гуляньях. Недаром в народе из уст в уста передают его слова: «Веселие на Руси – питие есть».
   И не хочет Борис жениться. И девушки у него до сих пор нет. Неужто это его сын, сын человека, который был ненасытен в любовных утехах, имел шесть жен и немыслимое число наложниц!..
   После бани отец с сыном говорили о государственных делах, о предстоящем походе против печенегов. Правда, говорил один отец, а сын только слушал да покорно кивал головой. Хорошо, конечно, что у него такой послушный сын, но Владимир предпочел бы, чтобы он возражал и высказывал свое мнение, ведь в борьбе мнений и вырисовывается истина.
   – Важно отогнать печенегов от наших рубежей, – внушал Владимир сыну. – Но не будь опрометчив, береги силы. Немного их у нас осталось. Новгород откололся, Полоцк с Туровом туда же смотрят, а черниговцы сроду ревновали нашу власть и строили козни. Понадобится время, чтобы собрать земли Руси под одну руку, да только действовать немедленно приходится.
   Борис покорно кивал головой.
   Во главе войска вышел Борис из Киева в начале января 1015 года. Разведка ему донесла, что печенеги осаждают Переяславль. Немногим более двадцати лет прошло с тех пор, как заложил Владимир этот город. Возвращался он из похода на хорватов и встретил на реке Трубеж печенегов. Встали русы на одном ее берегу, а кочевники – на другом. Долго не решались перейти ее. И подъехал князь печенежский к реке, вызвал Владимира и сказал ему: «Выпусти ты своего мужа, а я своего – пусть борются. Если твой муж бросит моего на землю, то не будем воевать три года; если же наш муж бросит твоего оземь, то будем разорять вас три года».
   И разошлись. Владимир же, вернувшись в стан свой, послал глашатаев по лагерю со словами: «Нет ли такого мужа, который бы схватился с печенегом?» И не сыскался нигде. На следующее утро приехали печенеги и привели своего мужа, а у наших не оказалось. И стал тужить Владимир, посылая по всему войску своему, и пришел к князю один старый муж, и сказал ему: «Князь! Есть у меня один сын меньшой дома; я вышел с четырьмя, а он дома остался. С самого детства никто его не бросил еще оземь. Однажды я бранил его, а он мял кожу. Так он рассердился на меня и разодрал кожу руками».
   Услышав об этом, князь обрадовался и послали за ним, и привели его к князю, и поведал ему князь все. Тот отвечал: «Князь! Не знаю, могу ли с ним схватиться, но испытайте меня: нет ли большого и сильного быка?» И нашли быка, большого и сильного, и приказал он разъярить быка: возложили на него раскаленное железо и пустили быка. И побежал бык мимо него, и схватил быка рукой за бок и вырвал кожу с мясом, сколько захватила его рука. И сказал ему Владимир: «Можешь с ним бороться».
   На следующее утро пришли печенеги и стали вызывать: «Где же муж? Вот наш готов!» Владимир повелел в ту же ночь облечься в доспехи, и сошлись обе стороны. Печенеги выпустили своего мужа: был же он очень велик и страшен. И выступил муж Владимира, и увидел его печенег, и посмеялся, ибо был он среднего роста. И размерили место между обоими бойцами, и пустили их друг против друга. И схватились, и начали крепко жать друг друга, и удавил наш муж печенежина руками до смерти. И бросил его оземь. И кликнули наши, и побежали печенеги, и гнались за ними русские, избивая их, и прогнали. Владимир же обрадовался и заложил город у брода того и назвал его Переяславлем, ибо перенял славу отрок тот. И сделал его Владимир великим мужем, и отца его тоже. И возвратился Владимир в Киев с победой и со славой великой. Такова молва, которая передавалась из уст в уста и которую Борис слышал не раз от самого отца.
   Переяславль стоял на левом берегу Днепра, а Борис повел свои войска по правой стороне. Миновал место, где Трубеж вливался в великую реку, переправился на другой берег и зашел печенегам со спины. Был сумрачный день, валил хлопьями снег. Печенеги не ожидали нападения со степной стороны и не выставили дозоры. Это позволило русам почти вплотную подойти к неприятелю. Когда же они спохватились, было поздно, войско Бориса прижало их к крепостным стенам, откуда изготовились сделать вылазку защитники города.
   И тогда из печенежского лагеря прискакали три мурзы, стали просить Бориса:
   – Князь, разойдемся миром. Мы отдадим вам все захваченные богатства и полон и обещаем не нападать на Русь, а ты отпусти нас, не причинив вреда.
   Борис долго не думал, ответил:
   – Хорошо, я согласен. Но пусть приедет ко мне в шатер хан, с ним я хочу заключить договор.
   Скоро в сопровождении почетного караула явился хан Кара-Чурин, лет сорока, с быстрым взглядом умных глаз, с любезной улыбкой. Борис пригласил его за невысокий походный столик, поставленный посредине шатра.
   – Садись, хан, угощайся вином и закуской.
   – Благодарю, князь. Надеюсь, что когда-нибудь и я стану потчевать тебя в своем шатре.
   – Я тоже на это рассчитываю. Мы, русы, свято соблюдаем договоры и выполняем данное слово. Можно ли рассчитывать на то, что и ты, хан, сдержишь свое слово и больше не приблизишься к рубежам Руси?
   – Обещаю, князь. Сколько я живу, еще ни разу не было случая, чтобы кого-то обманул. Больше того, видя твое благородство, князь, хотелось бы мне установить с тобой дружбу. Тогда могли бы мы выручать друг друга в трудные моменты и приходить на помощь.
   – Я тоже обещаю поддержку, если обратишься ко мне, хан.
   Кара-Чурин оживился, услышав такие слова, и проговорил, приложив руку к груди:
   – Приглашаю тебя, князь, к себе в гости. Только сообщи, как вышлю навстречу тебе своих верных воинов, которые будут надежно охранять тебя в степи от случайностей и сопроводят тебя от границы до моего шатра и обратно.
   – Верю тебе, хан, и надеюсь на нашу будущую встречу.
   Печенеги ушли в степь, а Борис возвратился в Киев. Владимир, выслушав сына, остался доволен.
   – И воина ни одного не потерял, и рубежи Руси защитил. Теперь будем ждать вестей из Новгорода. Может, все-таки Ярослав одумается, не зря же я ему отправил послание!
   До конца июня ждал Владимир ответа от сына, но так и не дождался. Соглядатаи же сообщали ему, что Ярослав вернулся из Швеции с тысячным отрядом варягов, а Новгород готовится к обороне. Стало ясно, что поход на север неизбежен. Писал Нестор в «Повести временных лет»: «И сказал Владимир: «Расчищайте пути и мостите мосты», ибо хотел идти войной на Ярослава, на сына своего».
   Вызвал Владимир Бориса к себе в горницу, стал говорить задумчиво:
   – Не горят желанием поддержать меня земли русские в походе на Новгород. Говорят, с иноземцем готовы биться насмерть, а на русов идти не согласны. Клянутся в верности Киеву, но воинов выслать не желают. И то верно! Кому нужна междоусобная война!.. Но и прощать отступничество Новгорода нельзя, ибо следом за ним уйдут и другие княжества, распадется Русь и станет легкой добычей соседей.
   Владимир замолчал, пытливо всматриваясь в лицо сына, но оно было, как всегда, непроницаемо.
   – Чтобы сломить Ярослава, одних киевлян маловато. Новгородцы особой воинственностью не отличаются, но коли выйдут они вкупе с варягами, их не одолеть. Нам тоже нужно наемное войско. К кому обратимся за воинами, сын, к венграм или печенегам?
   – К печенегам, батюшка, – наконец вымолвил Борис. – К Кара-Чурину.
   – Не обманет бусурманин? Сколько раз мы заключали с ними договоры, сколько выслушивали клятв и заверений о вечном мире, а проходил месяц-второй, про все забывали и снова нападали на Русь.
   – Не обманет. Разговаривал я с ним, верный он человек. К тому же жизнью многих своих воинов и своей собственной мне обязан.
   – Что ж, поезжай к Кара-Чурину, приводи печенежские отряды. Как вернешься, сразу двинемся на Новгородские земли.
   Послал Борис десяток воинов в печенежские степи, чтобы предупредить владыку о своем скором приезде, а через неделю с богатыми подарками отправился вслед. И действительно, на границе Бориса ждали личные охранники Кара-Чурина, одетые в самые лучшие наряды – шелковые полосатые халаты, синие и зеленые кожаные сапожки с загнутыми носками и опушенные для красоты соболиным мехом легкие шапочки. Они окружили свиту Бориса, а предводитель их, молодой красавец на вороном коне, выхватил кривую саблю и произнес, преданно глядя в глаза Бориса:
   – Готовы жизнь отдать за тебя, князь!
   Был погожий день, по небу плыли озолоченные солнцем легкие белые облака. Молодая зелень, еще не успевшая потускнеть от пыли и палящего зноя, изумрудом покрывала пространства, радовали глаз синие, красные, белые, желтые цветы. Возле водоемов роились несметные стаи птиц, воздух гудел от шума крыльев, гогота, кряканья, посвиста, а высоко в голубом небе чуть пошевеливали крыльями коршуны, выискивая лакомую добычу. На душе у Бориса было легко, он ожидал чего-то необыкновенного, ранее неизведанного, а чего – и сам не знал. Он ехал по раздольной степи и затаенно улыбался.
   А вот и стойбище хана. Рядом друг с другом стояли многочисленные юрты, образуя огромный круг, внутрь которого вел единственный проход, возле него стояли вооруженные охранники. Внутри стойбища поглазеть на русского князя сбежался народ. Тут были и взрослые, и дети, во взглядах печенегов Борис не увидел ни ненависти, ни вражды, был только один неподдельный интерес, будто и не воевали десятки лет между собой. Подъехали к ханскому шатру, обтянутому желтым шелком, у входа под навесом стояли два охранника, а между ними хан Кара-Чурин, веселый, улыбающийся. Охранники приняли коня, а хан шагнул навстречу и стал обеими руками пожимать и трясти руку Бориса:
   – Рад, князь, видеть тебя в своих владениях! Проходи в шатер, располагайся как дома. Все, что есть у меня, с этого момента принадлежит и тебе, князь!
   В шатре струился приятный желтоватый свет. Хан усадил Бориса за невысокий с резными ножками столик, стал угощать вином, фруктами, мясом.
   – Ешь, пей, князь, с дороги. Не беспокойся, твои воины тоже будут накормлены и уложены в лучших юртах.
   Борис поблагодарил за заботу, пригубил из кубка вина и принялся за пряное мясо. Он ел и хвалил и, зная обычаи степняков, шумно рыгал и вытирал руки о штаны.
   Хан спросил:
   – А почему мало вина выпил? Или не понравилось? Сейчас прикажу принести другое. Может, медовухи хочется? У нас она тоже имеется.
   «Награбили на Руси», – подумал Борис, но сделал приветливое лицо, ответил вежливо:
   – Не пью я совсем хмельного. Только из уважения к тебе, хан, отпил немного. Не неволь: с хмельного у меня душу воротит!
   – Хвалю, князь! Многих людей хмель с толка сбивает и на неразумные поступки толкает. А также свидетелем был я, когда в пьяном бреду многое обещали правители, а потом отказывались от своих слов, навлекая на свои головы позор и унижения. С тобой, я вижу, никогда подобного не случится. Значит, вдвойне приятно мне иметь дело с таким человеком!
   Закончив трапезу, Борис еще раз поблагодарил за угощение хозяина и приступил к делу.
   – Прибыл я к тебе, хан, с большой просьбой. Так случилось, что брат мой, новгородский князь Ярослав, отказался платить дань великому князю и грозится пойти войной против отца своего. Нанял он большие силы у варягов, поднимает людей новгородских, а также финнов и чудь заволочскую. Немало сил у киевского князя, но все равно не хватает, чтобы принудить своего сына к повиновению. И приехал я к тебе, хан, с двоякой просьбой. Во-первых, прошу выделить нам две-три тысячи всадников для похода против Новгорода, а также остановить тех ханов печенежских, которые вознамерятся напасть на наши южные пределы.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация