А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Святополк Окаянный. Проклятый князь" (страница 13)

   – Нет, принц, избавь меня от этого. Состязайся с другими.
   – Других соперников я знаю. А ты все-таки из другой страны да еще князь!
   – Все равно, обходись как-нибудь без меня.
   – Хорошо, но жаль.
   После некоторого молчания королевич сказал:
   – А я знаю, где бы мы могли устроить соревнование в стрельбе на честных условиях.
   – Это где же?
   – На охоте! Хочешь, я приглашу тебя в королевские леса? Там и зверья, и дичи много. Вот посмотрим, какой ты стрелок!
   Ярослав любил охоту, поэтому тотчас согласился.
   – Но туда надо добираться часа три, не меньше, – озабоченно проговорил Олав. – Поэтому сегодня вечером отправимся. Ты не против?
   – Продуктами надо запастись, – улыбнулся Ярослав. – Вдруг ничего не подстрелим!
   – В домике запасено на целую королевскую ораву! – задорно проговорил принц. – Так что голодными не останемся.
   Он где-то задержался, поэтому выехали поздно вечером. Пришлось спешить, но все равно к лесной избушке подъехали в полной темноте. Кое-как перекусили и легли спать. Утром поднялись с рассветом. Прихватили луки со стрелами, тронулись по настоенной среди деревьев темноте. А вверху постепенно наливался племенем и небесный свод, и редкие слоистые облака, свет стал проникать все ниже и ниже, проснулись и защебетали синицы, клесты, корольки, снегири… Вдали послышалось тихое стрекотанье, напоминающее стрекотанье сороки.
   – Это глухарь подает первый голос, – тихо прошептал Олав. – Здесь начинается липовый лес, их любимое место обитания.
   Они подошли поближе и услышали, как что-то легонько скрежетнуло, будто кто-то потер одним камешком о другой. А потом началось торопливое скрежетанье, которое то усиливалось, то уходило куда-то вдаль. Зачарованные, стояли они и слушали глухариную песнь…
   Справа от них послышался отдаленный шум, он приближался, и большая птица, с треском ломая ветки, уселась на дерево. Первым выстрелил Олав, и к их ногам упал глухарь. Принц с победоносным криком поднял его над головой:
   – Моя добыча! Это нам на завтрак.
   Пошли дальше. Им попалась поляна с невысокой травой. Солнце светило уже вовсю, было хорошо видно все вокруг. И тут Ярослав заметил крупную курицу с маленькими цыплятками. Он сделал предостерегающий жест Олаву. Тот тоже остановился. Перед ними мирно паслась семейка тетеревов. Пушистые клубочки, смешно переваливаясь, клевали землянику, искали в земле гусениц и червячков. Олав было поднял лук со стрелой, но Ярослав остановил его и покачал головой. Они проследили, как выводок с матерью скрылся в траве, а затем осторожно углубились в лес.
   Больше ничего подходящего они не нашли и вернулись к избушке.
   – Разожжем костер и испечем птицу на вертеле, – предложил Олав.
   – Я бы хотел по-другому, – отозвался Ярослав. – Меня когда-то охотники вкусным тушеным мясом угощали, до сих пор не могу забыть. Если не против, я приготовлю.
   Олав не возражал. Ярослав принес из избушки лопату и выкопал по колено глубиной яму, наносил березовых веток и разжег в ней большой костер. Когда стенки ямы прогрелись, вынул угли, а завернутое в листья мясо глухаря опустил в яму и сверху прикрыл плоским камнем, на котором снова развел большой огонь.
   Покончив с хлопотами, Ярослав оглянулся на Олава, чтобы сообщить о скором завтраке, и опешил от неожиданности. Тот сидел на пне и медленным движением снимал шапочку. Вот он приподнял ее, и длинные густые волосы рассыпались по спине, полностью закрыв ее. Потом из-за них глянуло на него полное лукавства девичье лицо. Нет, ему не померещилось, в домотканой охотничьей одежде сидел тот же человек, но только это был не подросток, а – девушка!
   Ярослав так и сел.
   – Что, не ожидал увидеть меня в таком виде? – спросил человек, которого он уже не знал как называть.
   – Так ты не Олав, а – Олава? – наконец выговорил он.
   – Угадал. С детства люблю переодеваться. Отец мой очень хотел сына, а родилась я. Так он с первых дней воспитывал во мне мальчишеские качества, заставлял вместе с ребятами участвовать в военных играх и упражнениях. Не переживай, не ты один ошибался, принимая меня за парня.
   – Дела-а-а, – только и произнес Ярослав, не в силах оторвать взгляда от Олавы. Теперь перед ним была по-настоящему красивая девушка, с правильными чертами лица, а смелый и независимый вид придавал ей еще большую привлекательность.
   – Не зарься, – одернула она его. – На меня нельзя заглядываться, потому что я помолвлена с норвежским принцем, он скоро приедет, и мы сыграем свадьбу.
   – Да я ничего, – смутился он еще больше. – Просто все так неожиданно…
   – А мне нравится водить за нос некоторых! – с вызовом проговорила она, встала и подошла к костру. – Ну и как, долго будем ждать завтрака?
   Мясо глухаря получилось удивительно вкусным. Снаружи оно покрылось красновато-бурой пленкой, а внутри было сочным и нежным.
   – Я тебя поразила своим превращением из парня в девушку, – проговорила Олава, отламывая новый кусок мяса и озорно глядя на Ярослава, – а ты меня удивил умением приготовить изумительное кушанье. Но что будем делать после завтрака? Во дворец мне не хочется. Может, продолжим охоту?
   Ярослав был не против.
   Они вновь углубились в лес. Но теперь он думал не столько о добыче, сколько размышлял об Олаве. Его взгляд невольно обращался к ней, он вновь и вновь осматривал ее с разных сторон и находил все более и более привлекательной. У нее была особая красота, совсем не та, что у остальных девушек. Она привлекала своеобразностью, непохожестью, и этим выделялась из всех и заставляла думать о себе. Интересно, а как она оценивает его? Да никак. Шагает себе и не обращает на него никакого внимания. Да и о чем ей размышлять? Выйдет скоро замуж за норвежского принца и уедет на новую родину…
   Зверей и дичи в лесу было много, но им хотелось подстрелить что-нибудь необычное, а такое не встречалось, и они повернули назад. Стоял полдень, солнце припекало даже через кроны деревьев, стало жарко. Им повстречалась река.
   – Скупнемся? – предложила она и, не дожидаясь ответа, скинула с себя рубашку и штаны и, оставшись в короткой ночной рубашке, с берега кинулась в воду. Тело у нее тонкое, гибкое, и у него все задрожало внутри, так захотелось подержать в своих руках, почувствовать его трепет…
   Они искупались, вышли на берег, стали одеваться. Олава нисколько его не стеснялась, как видно, по-прежнему считая своим другом, и только. А он чувствовал себя стеснительно рядом с ней, в нем нарастало какое-то томление, ощущение того, что он делает все как-то не так, но как вести себя по-другому, он не знал.
   Жара сменилась духотой, где-то вдали заворочался гром, он приближался и скоро стал раскатываться прямо над их головами, а когда они уже подходили к избушке, пошел ливень. Они встали под толстое дерево. Сначала его ветви спасали их от дождя, но скоро тяжелые капли стали срываться с листьев и падать на них. Ярослав привлек к себе Олаву и накрыл плащом, а она прижалась к нему теплым плечом – доверчиво, как к другу.
   На прощание она сказала:
   – Завтра ожидается приезд короля. Наберешь наемников и отправишься наконец-то домой. Надоело ждать?
   И, не дожидаясь ответа, ушла во дворец.
   А Ярославу стало грустно. Он сам понимал, что ничего между ними не произошло, что Олава ни одним взглядом, ни одним словом не подала ему никаких надежд, но так тревожно и сладко ныло сердце, а ночью звучала в груди светлая музыка и витал перед ним расплывчатый, неясный образ, который он связывал с принцессой, и проснулся он, изнывая от нежного томления…
   Король Шетконунг принял его через день в длинной высокой комнате с полом, усыпанным зеленым тростником, со стенами, украшенными коврами с изображением гончих собак и различных зверей и птиц, и оружием; все это было награблено и свезено, наверно, с половины Европы. Возле стен шли скамьи, покрытые коврами. Сам король располагался на ложе возле короткой стены помещения. Ложе было очень высоким, на нем были навалены подушки и шкуры. Шетконунг сидел на краю его, закутанный в мантию, отороченную мехом выдры, обложенный подушками; на голове у него была желтая вязаная шапочка. Король был могучего телосложения, с широкой грудью и большим животом.
   – Проходи, князь, рад тебя видеть в своем дворце, – проговорил он густым басом. – Хорошо ли тебя встретили мои люди? Может, есть какие жалобы, чем-то недоволен?
   – Благодарю, конунг. И устроился я хорошо, и люди твои были приветливы.
   – Как здоровье твоего отца, князя Владимира?
   – Жив-здоров, по-прежнему правит в Киеве.
   – Встречался я с ним, когда он приплывал к нам набирать наемников. Задумал он тогда великое дело – принять на Руси христианство и попросил разрешения пригласить наемников для борьбы с супротивниками благого дела. Укрепился он на киевском престоле и, как мне известно, осуществил задуманное. Я тоже недавно вместе со страной воспринял христианство. Скажу сразу, непросто приживается новая вера, много противников, а в отдаленных местах ей оказывают сопротивление и дело доходит до оружия.
   – У нас в Новгороде случилась битва межу войском язычников и христиан, – сказал Ярослав и тут же перестроил свой разговор. Он понял, что говорить о назревающей войне между ним и отцом нельзя ни в коем случае и что свою просьбу предоставить наемников надо обосновывать другими причинами.
   Он продолжал:
   – Истинная вера с трудом пробивает себе дорогу. Вот сейчас в Киеве зреют важные события. Отец мой дряхл, может скоро отойти в мир иной. На престол должен взойти старший сын его, Святополк. А кто он? Ярый язычник, так и не воспринявший греческую веру. Значит, постарается вернуть Русь к прежней вере. Разве можно с этим смириться? Вот поэтому-то я и приплыл к тебе, конунг, чтобы нанять воинов и постоять за истинную религию.
   – Разрешу я тебе взять с собой столько бойцов, сколько пожелаешь. Кто знает, и у меня может что-то случиться, тогда к тебе обращусь за помощью. Правда, сейчас заботит другое, Дания захватила большие земли на юге у нас и Норвегии. Нужно нам объединиться и прогнать захватчиков за море. Поэтому и решил я отдать свою дочь Олаву за норвежского принца. Прибудет он на днях, будем готовиться к свадьбе. Можешь остаться и посмотреть, как отмечаем мы такое событие.
   – Благодарю, конунг. Но я должен поспешать в свое княжество. Сам понимаешь, нельзя надолго оставлять страну без правителя.
   – Как пожелаешь, князь. Я поговорю со своими ярлами, выясню, кто из них изъявит желание отправиться вместе с тобой со своими отрядами.
   Наутро к Ярославу явился ярл Эймунд, сорокалетний красавец с мужественным лицом и умными глазами. Он тотчас расположил к себе новгородского князя, рассказав, где и как сражался. А прошел он со своей дружиной без малого пол-Европы. Грабил побережье Англии, доходил до Парижа, а однажды совершил нападение на Италию. Так что боевого опыта не занимать. Вел он с собой тысячу воинов. Быстро договорились об оплате. Ярослав отдавал Эймунду и его воинам на содержание город Ладогу, платил в год каждому из них по гривне, кроме того, варягам доставалась вся добыча, полученная в войне – от грабежа русских людей, разумеется. Время на подготовку к отплытию Эймунд выговорил неделю.
   А через день Упсала встречала норвежского принца Веланда. Ярослав стоял в толпе горожан и хорошо видел, как из повозки вышел молодой высокий мужчина лет двадцати пяти, поверх людей победоносным взглядом поглядел вокруг и направился во дворец. Ярослав сразу застеснялся своих тайных мыслей относительно Олавы: куда ему было до Веланда! С детства он был слабоват здоровьем, не отличался и красотой. И хотя дядьки много усилий приложили, чтобы вырастить из него хорошего воина, научили его различным приемам владения оружием, все же настоящим бойцом он себя не считал, никогда не лез первым в драки и схватки, а действовал преимущественно умом и рассудком, которыми природа его не обделила.
   Через несколько дней все было готово к отъезду, ждали возвращения Эймунда, который уехал в родные края попрощаться с семьей. Ярослав вечером сидел возле дома, играл с воином в «тавлеи» – игру, которой научили его варяги. На доске были разлинованы квадраты, по ним надо было перемещать камешки. Игра была забавная, требовавшая смекалки, за ней незаметно проходило время.
   Вдруг к нему подошел княжеский слуга, позвал:
   – Князь, с тобой хотят поговорить.
   – Кто? – спросил Ярослав, не отрывая взгляда от доски.
   – Увидишь.
   Слуга провел его в какие-то закоулки. Там ждала его Олава. Она нервно шагнула ему навстречу, стала глядеть в лицо измученными глазами.
   – Князь, подскажи мне, что делать.
   – А что случилось? – спросил он, ошеломленный ее страдальческим видом.
   – Не могу я! Не хочу выходить замуж за Веланда! Не люблю я его!
   – Но он такой красавец!
   – Хвастун и зазнайка. Все чтобы было по нему. Слова не скажи, все поперек. Я устала от него! И притом у него на верхней губе всегда пот собирается, а мне кажется, что это сопли. Меня тошнит от него!
   – Тебе надо к отцу…
   – Не слушает он! Ему главное – династический брак и государственные интересы. А на чувства дочери ему наплевать!
   – Но я-то чем могу помочь?
   – Ты на днях уплываешь на родину. Забери меня с собой!
   – Но в качестве кого?
   – Как будущую жену.
   – Какая ты мне жена? Ведь ты даже не любишь меня!
   – Ярослав, с тех пор, как мы расстались, я только и думаю о тебе!
   – Вот положение… Я ведь тоже чуть с ума не сходил по тебе все последнее время.
   – А я заметила, что ты влюбился в меня. Еще там, в лесу, – сказала она и лукаво посмотрела на него. Вот женщины! Только что чуть не ревела от горя, а сейчас уже глазки строит!
   – Знать бы… А я и не догадывался.
   – Все вы, мужчины, такие! Одних себя видите.
   – Ну иногда и еще кое-кого, – произнес Ярослав, привлек ее к себе и поцеловал. Она на мгновенье забылась в его объятиях.
   – Так что же будем делать, Ярослав? – задала вопрос она, искательно заглядывая ему в глаза.
   – Не знаю, – искренне ответил он. – Увезти тебя с собой я не могу. Воровство девушки у вас наказывается смертной казнью. Твой отец снарядит военные корабли, они догонят нас в море и потопят. Викинги таких обид не прощают.
   – Ты прав. Вместе с тобой он может и меня отправить на дно кормить рыбок.
   Они помолчали, каждый думая об одном и том же.
   Наконец она произнесла:
   – У нас, у свеев, есть старинный обычай заключения брака…
   Ярослав молча и напряженно смотрел на нее.
   – С принятием христианства его отменили, но придерживается все население страны.
   – Какой же то обычай?
   – Умыкание невесты!
   Ярослав разочарованно протянул:
   – Он существует и на Руси. И что с того?
   – Давай поженимся по этому старинному обычаю! Тогда и отец будет бессилен помешать нам. Он – король, а короли обязательно должны уважать обычаи страны. Иначе его осудят все жители. Тогда какой же он король?
   – Пожалуй, ты права. Обычай обязателен и для правителей страны, я это по себе знаю, – задумчиво проговорил Ярослав, по привычке взвешивая все за и против.
   Умыкание невесты в языческие времена существовало почти у всех народов. Но это не было воровством, когда девушек похищали против их воли. Умыкание совершалось по согласию невесты, а порой и при ее активном участии. Случалось такое в том случае, когда родители были против брака или мешали какие-то другие обстоятельства.
   – Но умыкание должно происходить на каком-то гулянии, в какой-то праздник. Так принято у нас на Руси.
   – У нас тоже похищают невесту в людном месте, чтобы не было потом кривотолков. Как раз завтра жители Упсалы будут праздновать день Фрейра, бога мира и изобилия. Спрячь в лесу двух коней, а я все приготовлю для своего побега.
   На город упала темнота, а они не расходились, продолжая обсуждать мелочи предстоящего события, неожиданные трудности, которые могли бы возникнуть во время умыкания. Потом перешли на воспоминания, как встретились, что подумали друг о друге, как весело и интересно провели время в лесу. И хотя тогдашняя встреча их прошла просто и обыденно, теперь она стала казаться им важной и значимой, они находили какие-то черточки и штрихи в своем поведении, придавали им особый смысл, и пребывание в избушке и лесу стало казаться любовным свиданием. Это происходило еще и потому, что каждое воспоминание они сопровождали поцелуями и ласковыми словами.
   Расстались за полночь. Ярослав до утра так и не заснул. Чего он только не передумал и не перечувствовал. Он понимал, на какой риск идет, затевая ссору с королем. Но и оставить Олаву он был уже не в состоянии. Свое чувство к ней он сравнивал с плотиной, которая удерживала мощный поток воды. Но достаточно было одного свидания, как плотину прорвало, и он понесся в круговерти стремнины, не имея сил ни задержаться, ни остановиться.
   Бог Фрейра скандинавами считался третьим после Тора и Одина, поэтому к обеду на луга вышло почти все население Упсалы. Началось широкое гуляние. Повсюду были разложены ковры, плащи, покрывала, на которых выкладывались различные закуски и питье. Кое-где стояли целые бочки пива, его черпали кружками, распивали, шумно веселились. Ярослав ходил между гуляющими, но его ничто не интересовало: он искал глазами Олаву.
   Ближе к вечеру явилась и она. Шла в сопровождении парней и девушек, среди них он увидел Веланда. Принц держал под ручку свою нареченную, они о чем-то оживленно беседовали, не обращая ни на кого внимания. Сердце Ярослава екнуло: Олава его обманула! Наговорила, наобещала, а сама выйдет замуж за этого хлыща и уедет с ним в Норвегию. Вот уж они вдвоем пошутят и посмеются над ним, Ярославом! А ведь он, дурак, поверил, закупил еще одного коня, заставил своего дружинника стоять сейчас в лесу, ждать их с королевной… Как бы не так! Зря они кормят комаров, не будет никакого умыкания!
   Ярослав в отчаянии направился прочь, но ноги сами вернули его на луг. Он был бессилен управлять собой. И тогда решил: будь что будет, но он не уйдет никуда, изопьет свою чашу до дна, пусть эта чаша будет для него очень горькой.
   Он принялся ходить по лугу, то приближаясь, то удаляясь от места, где находилась Олава. Порой он так близко прогуливался возле нее, что она не могла его не заметить, но принцесса даже бровью не повела, будто его не было на лугу совсем. Он измучился, изболелся. Наконец, обессиленный, подошел к краешку озера, присел на песочек. Солнце садилось за темную гряду леса, от него по воде пролегала огненно-красная дрожащая полоса, рассекавшая озеро на две половины, с гортанными криками метались белые чайки. День истекал, рушились последние надежды. Народ начал расходиться, скоро уйдет и он, расставшись с мечтой, разбитый, опустошенный…
   Внезапно почувствовал, как кто-то тронул его за плечо. Поднял голову: Олава!
   – Бежим! Скорее!
   Ярослав вскочил на ноги, оглянулся. Народ мирно гулял по лугу, на них никто не обращал внимания.
   – Я отослала Веланда принести плащ, потому что стало холодно, – скороговоркой произнесла она, и в тоне ее послышались насмешливые и язвительные нотки. – Пусть побегает на здоровье!
   Они метнулись к лесу. Наверно, они так бы и убежали, не замеченные никем, но Олава вдруг остановилась и, взмахнув руками, закричала громко, озорно:
   – Прощайте, подруженьки!
   На лугу забегали, заметались, но было уже поздно. Из леса навстречу беглецам дружинник Ярослава выводил оседланных коней. Они с ходу вскочили на них и скрылись в темной гуще деревьев.
   …Наутро Ярослав явился в королевский дворец. Он был готов ко всему, не рассчитывал на милость правителя и не собирался просить пощады. Он решил про себя, что пусть будет так, как случится.
   Его долго держали в прихожей. Наконец слуга пригласил в комнату короля. Шетконунг сидел в своей кровати, в длинной ночной рубашке, обложенный подушками, волосы растрепаны. Две жены, примостившись на полу, какой-то мазью натирали ему ноги. Он угрюмо, исподлобья взглянул на Ярослава, спросил суровым голосом:
   – Ты что, князь, забыл, что находишься в другом государстве и тебе не позволено делать все, что заблагорассудится?
   Не получив ответа, продолжал тем же строгим, жестким тоном:
   – Или смерти захотелось, на тот свет не терпится отправиться? Разве тебе неведомо, что за кражу девушки у нас положена смертная казнь?
   – Я не крал Олаву, – наконец разлепил спекшиеся губы Ярослав. – Я действовал согласно старинному обычаю. Это была не кража, а умыкание невесты. И, следуя тому же обычаю, я кладу к ногам твоим брудкауп, или по-нашему, по-русски – вено, и прошу руки твоей дочери.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация