А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Секс-пуля" (страница 8)

   – Давненько я у вас не был, в Колодцеве, Дарья Ивановна.
   Хозяйка пожелала ему доброго утра и вернулась к шкварчащей сковородке.
   – Умотал Германа Всеволодовича.
   – Вы бы знали меру, Виталий Алексеевич. Хоть и ровесники с ним, а он все же не так крепок, как вы.
   Шустриков довольно крякнул, сел за стол рядом с Дарьей и шутливо хлопнул ее по ляжке, она чуть не поперхнулась.
   – Ну а как у нас молодые девки спали?
   Дарье пришлось прожевать, прежде чем она смогла ответить.
   – Спали ничего. Мне снилось, как вы извиняетесь за потребованные пять процентов и отдаете мне своих столько же в качестве выплаты за моральный ущерб.
   Шустриков пригубил чай, после чего начал поучать Дарью.
   – Разница между нами почти два поколения. Неужели, Даша, ты думаешь, что я жизнь прожил и ничего не нажил?
   – Неужто есть результат?
   – А как же, – он был доволен собой, обстановкой, состоявшимся накануне задушевным общением с приятелем. Всем, всем, всем. – Дарья, иди мужа-то подыми. Хватит ему. Время двенадцать. Мы с молодицей поедем, а с ним проститься надо.
   К концу завтрака появился гостеприимный хозяин, умеющий и напоить, и накормить так, что гости спят без задних ног до полудня. Он был выше Шустрикова, но, простите, и дряхлее. Кожа на лице не такая упругая, движения медленнее. Черные глаза спьяну поблескивают.
   Но опохмеляться не стал, поздоровался.
   – Уезжаешь?
   – Да, Герман. Ну так когда мне позвонить?
   – Ты не суетись. Человек сам объявится. Должен он мне, только ты про этот долг ему не поминай. Ну что, двинули?
   – Дарья, хватит пироги лопать, поехали.
   Данилова опомнилась и поспешила допить чай. Что это она совсем потерялась здесь? Может, все дело в воздухе? Он за городом чистый, выхлопными газами не изгаженный, пьянит, в сон клонит.
   По дороге в Саратов Дарья старалась хоть что-нибудь вытянуть из бизнесмена, но он был тверд, как гранит.
   – Вы меня специально напоили, – не выдержала Дарья. – Не может быть, чтобы я с одной рюмки отключилась.
   – С одной ли, девушка? – сидящий за баранкой белой «девятки» Виталий Алексеевич ухмыльнулся. – Вы вчера, Дарьюшка, пропустили пяток стопочек крепчайшего самогона.
   Дарья утихла. Как это с ней такое случилось?
   – Ничего, бывает. Всеволодович знатную гонит.
   – Я же помню, что молоком запивала.
   – Это первую, девушка, первую. А дальше вас разобрало-с. Извините-с. И прекратите выпытывать у меня подробности нашей беседы. Мы с товарищем генералом старые приятели. С вами же мы остановимся на том, что будем ждать человека от Германа Всеволодовича. Думаю, против вы ничего не имеете?!
* * *
   Дарья не собиралась надеяться на дядю. Как только Шустриков на ее машине приехал к себе в офис, она, не говоря ему ни слова, отправилась на автобазар.
   Найти то самое место, где совсем недавно Андрей Розанов на весь рынок грозился замочить автослесаря-бедолагу Петю, плотно занявшегося ремонтом «пятисотого», не составило труда. У Дарьи было время запомнить не только координаты торгового места, но даже и лица соседей предполагаемого торговца, обещавшего за пять тысяч долларов достать запчасти от «Мерседеса», чья реальная стоимость была в несколько раз выше.
   Не успела Дарья дойти до заветного местечка, как к ней пристроился мужик в потертой кожаной куртке коричневого цвета.
   – Ты зря сюда пришла, красотка.
   Она повернула голову. Худое лицо. Неуклюже прилепленные под сломанным носом толстенные губы. Круглые, почти бесцветные глаза – в общем, «красавец».
   – Здесь сегодня полно ментов. Вдруг кто-нибудь сдаст тебя? Ты ведь была с теми, кто угрожал тому мужику, которого замочили.
   Она старалась не обращать на него внимания, но оставаться равнодушной к вопросам собственной безопасности тоже не могла. Они прошли вдоль рядов бок о бок несколько метров, прежде чем Дарья неожиданно остановилась и поинтересовалась напрямую:
   – С чего это ты такой заботливый?
   Мужик не ожидал прямого наката и немного отступил.
   – Что-то я не заметил желающих предупредить тебя. Сейчас человек пять ходят по базару и выспрашивают каждого встречного-поперечного. Думаешь, у них нет твоего описания?
   Если мужичок не шутит – а это вряд ли, – то у милиции есть не только ее описание, но и Шустрикова. А машину, на которой он ездит, нельзя не приметить, тем более уж в районе автобазара, где мужики просто помешаны на средствах передвижения и запчастях.
   Поджав губу, она снова пошла вперед, не забыв поблагодарить за предупреждение. Как только мужик отстал, Дарья поспешила убраться подальше от оживленного пятачка.
   «Надо бы предупредить Шустрикова», – думала она, спускаясь с крутого склона к машине. Не успела она дотронуться до ручки дверцы, как крепкие пальцы схватили ее за локоток.
   Обернувшись, она увидела перед собой все того же мужика в кожаной куртке.
   – Что вам от меня нужно? – возмущенно произнесла она, вырываясь. Он отпустил ее и полез во внутренний карман.
   – Как говорят у нас, пройдемте, гражданочка, – в руках у него появилась красная книжечка. – Я из отдела по борьбе с организованной преступностью.
   Дарья собралась.
   – Очень хорошо, что представились, а то я не успела прочитать ни должность, ни фамилию.
   Со склона к ним уже спускались двое крепких молодых парней.
   – Не надо острить. Можем ведь и браслеты нацепить, а эти «драгоценности» даму не красят.
   Он снова взял ее за локоток и повел к коричневой «шестерке».
   Дарья не стала сопротивляться. И лишь после того как сели в машину, она сообразила: «шоколадный» – то же самое, что и коричневый. Задний мост «Мерседеса» в «Автомаэстро» поставщик запчастей привез на шоколадной «шестерке», прицепив к ней «Волгарь».
   Тот, кто задержал ее, сел на переднее сиденье, а двое мужиков зажали ее на заднем.
   – Я должна позвонить своему адвокату. Это просто милицейский произвол. – Она поняла, хотя и не хотела верить, что эти, представившиеся ментами, на самом деле не менты. Ей просто необходимо было подать сигнал бедствия.
   – Обойдешься. Вот приедем, будешь трезвонить, – сообщил губасто-круглоглазый с переднего сиденья.
   Сомнений насчет того, что она попала в руки бандитов, становилось все меньше.
   Машина въехала на территорию фирмы «Автомаэстро», отгороженную от стороннего наблюдателя высоким забором из бетонных плит.
   Дарья старалась не нервничать. Она немедленно подчинилась жесту вышедшего из машины мужчины, который сидел всю дорогу рядом с ней по правую руку, и поспешила на воздух.
   Губастый подтолкнул ее в спину и скомандовал:
   – Давай, по железной лестнице наверх.
   Она уже была в кабинете директора фирмы Лоскутова, тогда Шустриков с покойным Андреем позволили себе довольно много. О том, что ждет там ее, приходилось лишь гадать.
   На месте Алексея Ивановича Лоскутова за рабочим столом сидел маленький человечек. Лицо маленького человечка украшали или уродовали – это кому как покажется – крохотные усики. Под маленьким черненьким правым глазиком было небольшое родимое пятно в форме капли. Казалось, будто птичка прямо на лицо испражнилась пролетая. Наверняка пятнышко доставляло своему хозяину массу неудобств в детском и подростковом возрасте, а затем стало чем-то вроде его марки. И теперь люди не смели и пикнуть про его отметину. Они боялись.
   Да, да, да – мужики, которые привели ее к маленькому усатенькому «таракану», боялись сидящего за письменным столом. Она почувствовала это, как только вошла. Ее не пихнули вперед, чего можно было ожидать, совсем нет. Губастый, к этому времени уже прошедший вглубь кабинета, лишь кивнул ей, после чего медленно отошел в сторону.
   – Рад встрече. – Голос человечка был высок, но не пискляв. В нем можно было почувствовать и власть, и самоуважение, и стремление добиваться своего. Слова, вылетающие из небольшого ротика, впивались в Дарью, словно крохотные иголочки, игнорировать которые никак нельзя.
   Рядом с усачом стоял директор фирмы. Он был бледен, несмотря на габариты, и сконфужен собственной незначительностью на принадлежащей ему территории.
   Она не сочла нужным отвечать на приветствие. Вместо этого поинтересовалась через «ты», кто он такой.
   Мужичок ответил, что это не ее ума дело.
   – Я бы на твоем месте мне не тыкал. Скажи лучше, – он посмотрел в отобранные у Даниловой права, – Дарья, в какую нору залез Шустриков? Вначале он себе позволил угрозы в адрес уважаемого Алексея Ивановича, а теперь мы его найти не можем. Может, нам еще раз хочется услышать, как это он грозится всех тут раздавить...
   Пленница подумала о том, что не зря они уезжали из города. Похоже, Лоскутов сломался – тренькнул мафии. Если перед ней мафиози, тогда почему у него не было людей рядом с офисом Шустрикова? Не знают, где он работает? Версия слабая. Все знают. Тогда почему до сих пор не добрались до Виталия Алексеевича?
   – Ничем не могу вам помочь. Два дня его уже не видела. В последний раз пересеклись на похоронах Розанова.
   – Жаль парня, – быстро согласился усатенький, – славный рос предприниматель. Ни с кем не конфликтовал, все больше умом, а не нахрапом брал и, главное, не метался из стороны в сторону. Занялся зерном и потихоньку работал, имел копейку, вот только машину дорогую купил, ну это с кем не бывает. Мошна у него была тонка, чтобы на такой тачке ездить. Говоришь, не знаешь. Плохо. Красивая ты баба, а у меня мужиков голодных до кучи. Чего делать будем?
   Дарья прочувствовала ситуацию и заскулила, нагнетая на глаза слезы.
   – Ну, я правда не знаю.
   – Может, отпустить ее? – подал голос Лоскутов.
   Присутствующий в комнате губастый закачал головой. Маленький усатенький предводитель посмотрел на своего холопа и улыбнулся.
   – Народ хочет веселья, извини, девушка.
* * *
   Через пять часов Дарью выпустили из кабинета директора. Губастый был любезен – он подвез ее до брошенной около базара «девятки» и посоветовал впредь никогда не крутить с богатыми, от этого одни лишь несчастья.
   Дарья ничего не сказала ему в ответ. Кое-как открыла дверцу машины, с третьей попытки воткнула ключ зажигания. Ей просто необходимо принять душ, иначе она умрет. Ее просто разорвет прилипшая к ней грязь и усталость. Она отомстит, обязательно отомстит. Зачем они оставили ее в живых? Чтобы всю свою поганую жизнь думать о том, что где-то живет униженная ими женщина? У нее все в порядке с чувством собственного достоинства. Она докажет им это, обязательно.
   А сейчас в душ, только в душ – и больше ничего.
   Шустриков.
   Что же она и не позвонит ему? Но ведь все ее сегодняшние неприятности из-за него.
   Дарья взяла в руки сотовый, намереваясь дозвониться на мобильник толстяка. Через минуту стало ясно, что ни Виталий Алексеевич, ни кто-либо еще ответить не в состоянии. Попробовала офис – но там уже никого не оказалось. Набрала домашний, долго ждала, но никто трубку так и не снял. Куда же пропала Зиночка? Впрочем, она может отложить это все и до завтра.
   Дарья сидела в ванной, обхватив голову руками. Горячие струи падали ей на волосы, стекали по спине. Вода попадала на опущенное вниз лицо, разбавляя слезы. Кто бы мог подумать?! Еще утром она была далеко за городом, в уютном доме отставного генерала, а уже к вечеру того же дня ею успели попользоваться пятеро скотов. Лоскутов тоже не отказался, ублюдок. Она всем, всем припомнит!..
   Выбравшись из ванной, поставила чайник и набрала номер телефона матери.
   Нина Ивановна была несказанно рада услышать дочь.
   – Ну, что же ты так до меня и не доехала?
   – Я? – удивилась вначале Дарья, затем вспомнила, что обещала. – Да, мама, я приеду прямо сейчас, можно?
   – Ну, конечно! – обрадовалась одинокая женщина. – Пока ты ко мне катишь, я и блинчиков настряпать успею.
   Одевшись чисто и скромно, Дарья выкатилась за дверь.
   В мире грязных денег и насилия дом, где она выросла, оставался для Дарьи заповедным уголком, в котором всегда ждала ее родная мать.
   Нина Ивановна встретила дочь троекратным поцелуем и командой немедленно идти мыть руки и садиться за стол.
   «Как в старые добрые времена», – подумала Дада и с удовольствием отправилась выполнять приказание.
   В конце первой чашки Дарья заговорила о том, что ее волновало:
   – Мама, я знаю, тебе нелегко было в жизни.
   Мать несколько оторопела от такого признания и с интересом глянула на Дарью.
   – Дочка, тебе сейчас трудно?
   – Просто у меня сегодня был не самый лучший день в жизни, вот и все. – Дарья уткнулась в чашку, чтобы скрыть выступившие слезы.
   – Если ты хочешь поделиться, я готова выслушать, – Нина Ивановна подперла одной рукой щеку, готовясь принять груз переживаний и неудач дочери.
   Дарья не собиралась сообщать матери, что ее изнасиловали. Это ни к чему. Она шмыгнула носом и взяла себя в руки.
   – Мама, ты бы очень сильно разозлилась на человека, который заставил бы тебя работать против твоего согласия?
   – Наверное, а что случилось?
   – Я сейчас работаю над одним проектом в паре с весьма состоятельным человеком. Только не волнуйся, он ни при чем. Его конкуренты повели себя недостойно.
   Мать приняла горделивую позу, прогнув назад спину и выпятив грудь. Дарья знала, что за этим последуют нравоучения.
   – Ты не хочешь мне говорить, что и как, это твое дело.
   «Я так и знала».
   – Если бы меня кто-то использовал, я, несомненно, обиделась бы. Но это только во-первых, а во-вторых, постарайся вылезти из своей очередной авантюры, расстанься с этим «весьма богатым» и найди, наконец, себе нормальную работу. Продолжишь в том же духе – будешь каждый день приезжать ко мне плакаться.
   Дарья сама не заметила, как напряглась. Мать снова ее отчитывала, но она была права. Сейчас-то уж точно имело смысл посидеть и послушать. Пару раз она уже задумывалась, что ведет не совсем нормальный образ жизни, точнее, живет по иным правилам, нежели ее мать. Во всем есть свои положительные и отрицательные стороны.
   – Может, именно это я и хотела от тебя услышать, мама. – Дарья допила чай и взялась за чайник, чтоб налить себе еще.
   – Дочка, ты уже не семнадцатилетняя девочка...
   Распрощавшись с матерью, Дарья вышла на улицу. Шел снег. Было тихо. Буря эмоций улеглась.
   «Она знала, что мама будет читать ей мораль?»
   «Она знала, что мама непременно будет читать мораль».
   Подойдя к машине по скрипучему снегу, Дарья обернулась, подняла голову и посмотрела на окна родной квартиры. На кухне горел свет. Мать стояла в проеме окна и смотрела на дочь. Дарья помахала на прощание ей рукой и села в свою «девятку».
   Посещение «психотерапевта» прибавило ей сил, вернуло к жизни.
   «Может, в этом есть что-то ненормальное, когда человек восстанавливает силы, слушая упреки в свой адрес, – думала она, выезжая на очищенный от снега проспект. – А может, все дело в характере? Одни ломаются даже под небольшим потоком критики, другие становятся еще сильнее, чем были. Они будто знают, что им потребуется еще много сил и много терпения для того, чтобы добиться тех целей, которые поставила перед ними жизнь».
* * *
   «Куда же подевался Шустриков?» – Она сидела на незаправленной кровати в шерстяном костюме и крутила в руках телефонную трубку. По известным ей номерам ни до Виталия Алексеевича, ни до кого-либо еще дозвониться не удалось. Приходилось подолгу слушать гудки.
   Вчера ей преподали хороший урок. Красивая молодая женщина, сующаяся в сферу больших денег и соответственно крутых разборок, должна быть готова ко всему. В том числе и к изнасилованию. Но она птичка стреляная, она это переживет. Куча баксов с лихвой компенсирует ее моральные и физические издержки.
   «Ну где же Шустриков, черт возьми? Мог бы и позвонить! Мы вроде как партнеры, к тому же он собирался заполучить меня к себе в постель или уже не хочет? Одни ждут, другие сами берут. Жестокий реализм».
   Из вчерашнего она не вынесла ничего, кроме собственного унижения. Ни имен, ни фамилий, ни кличек.
   Впрочем, одну кличку она знает, ее обронил Валера, который по жуткому стечению обстоятельств живет с ней в одном доме. Не зайти ли в гости?
   Второй раз нажимать на звонок не пришлось. Он резко распахнул дверь.
   – Привет, – стоит в одних семейных трусах и с полотенцем на шее. Здоровый мужик.
   – У тебя тепло в квартире? – Дарья перешагнула через порог.
   Он втянул через нос воздух и скрестил руки на груди.
   – Не распаляйся, – предупредила она, – я к тебе по делу.
   Валера надулся еще больше.
   – Я внимательно слушаю.
   Она закрыла за собой дверь и только после этого поинтересовалась:
   – Чем занимался Антон Ильич по кличке Технарь?
   – Ну ты, ебть, как в справочную обратилась.
   Нахмурившись, он сообщил, что еще не брился и не чистил зубы.
   Пили кофе с бутербродами. От яичницы отказалась.
   – Ну да, холестерин, – согласился гоблин, накладывая себе на тарелку глазунью из шести яиц. – Береги здоровье.
   – Ты не расскажешь про Технаря?
   – И какой же у тебя к этому делу интерес?
   – Личный.
   Он поддел на вилку кусок яичницы.
   – В это трудно не поверить, если учесть, что человек, с которым ты спала, выбросился из окна, а другого, покруче, я имею в виду Розанова, с которым ты тоже лазила, подстрелили. Мужики вокруг тебя просто дохнут!
   Голос его был мрачен, несмотря на то, что день только начинался.
   Если у вас с утра дурное настроение – есть шансы к вечеру испортить его всем, с кем вам придется общаться.
   – Я не виновата.
   – Девочки, которые ни в чем не виноваты, сидят рядом с мамами дома и смотрят латиноамериканские мыльные оперы.
   – Мне удалось избежать зомбирования.
   – Похвально. Знаешь, почему я тебя впустил, девочка? Потому что ты не стучишь. Если бы ко мне на следующий день нагрянули менты, ты уже волновалась бы по поводу того, где достать лекарства для восстановления пошатнувшегося здоровья, а не бегала и не выспрашивала о некоем Технаре. Почему я должен делиться с тобой информацией, обладая которой ты сможешь если не засадить меня, то уж наверняка попортить кровь?
   – Я также хотела бы узнать, как вы вышли на меня?
   – О! – воскликнул он, подпрыгивая на стуле. – А какой длины у меня болванчик, ты не хочешь узнать, детка?
   Затиликал сотовый.
   Она поспешила ответить «да». Голос Шустрикова был спокойным.
   – Привет, Даша, чем занимаешься?
   – Перезвони через десять минут, – небрежно бросила она, не намереваясь показывать Валере, что звонит человек, очень и очень ее интересующий. – Я пойду, – она поднялась из-за стола, – спасибо за кофе.
   – Если тебе просто захочется, заходи вечером, я приглашаю. – Он поднялся следом и пошел провожать ее до двери.
   – Непременно, – бросила Дарья.
   Следующего звонка Шустрикова она ждала в машине долгих полчаса.
   – Извини, я не могла говорить, – первым делом произнесла она, заглаживая вину за небрежный тон. – Куда ты пропал?
   – Надо встретиться. Дорогу в Колодцево не забыла?
   – Нет.
   – Тогда там и увидимся через два часа.
   Он попросил ее о встрече. Отлично. Значит, заинтересован.
   Заправившись, снова поехала к отставному генералу. Только пить она ничего, кроме чая, больше не будет.
   Дом пенсионера от МВД встретил ее теплом и чистотой. Дарья Ивановна защебетала о том, что рада видеть свою тезку, и тут же позвала за стол.
   – А из мужчин никого?
   – Скоро приедут. Уже доложились по телефону. После чая, я надеюсь, ты поможешь мне на кухне?
   – Можно и без чая обойтись. Командуйте, я к этому привыкшая, – сообщила Дарья, невольно сравнивая Дарью Ивановну с Ниной Ивановной.
   Внедорожник остановился у крыльца только через час. Из машины вышли трое – Дарья смотрела на происходящее сквозь висящий на окне тюль, – двоих она знала, это были генерал и Шустриков. С ними был и мужчина помоложе. Лет сорока. Широк в плечах. Невысок. Судя по цвету волос на висках – брюнет. Взгляд цепкий, уравновешенный. «Прощупал» «жигуленок» Дарьи, пробежал по окнам, Данилова невольно отпрянула, затем сообразила, что видеть ее он не может.
   Мужчины вошли в дом. Поздоровались с хозяйкой и с гостьей. Тот, кого она видела в первый раз, удивил плавностью движений и аурой железобетонного спокойствия.
   Звали гостя Павел, просто Павел. У него был небольшой шрам над левым глазом и родинка над губой – нелепое сочетание отметины супермена и девичьей «мушки». Раньше такие родинки красавицы рисовали над верхней губкой специально, как бы указывая кавалерам, куда следует целовать.
   Темно-синие глаза Павла понравились ей сразу. Теплые и слегка влажные. Чудесные.
   Неторопливо покушали, затем перешли в гостиную.
   Первым о деле заговорил Герман Всеволодович.
   – Ситуация неприятная, но все упирается во временные рамки, и не более того.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация