А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Секс-пуля" (страница 4)

   – Я симпатичная? – Дарья, как маленькая озорница, посмотрела ему в глаза.
   – Весьма, я бы даже сказал, очень.
   – Вот и отлично. Есть один старший лейтенант. Он, кажется, и не из ГИБДД, но я ему нравлюсь. Что, если я воспользуюсь своими чарами?
   – В тебе есть что-то от ведьмы. Только, мне думается, деньги лучше.
   – Нам стоит объединить усилия, – серьезно сказала она. – В этом случае успех гарантирован.
   Не всякий мент станет работать в субботу, а вот молодой старший лейтенант ну просто-таки обязан подчищать накопившиеся за неделю бумажные хвосты, сидя в своем кабинете.
   Дарья в райотдел милиции пошла одна. Андрей сослался на сильную аллергию к людям в погонах и остался сидеть в «девятке».
   Она подошла к окошку дежурного и спросила, как ей увидеть старшего лейтенанта Парусова. Усатый капитан, взглянув на нее, едва улыбнулся в усы и сообщил, что нужный ей человек прозябает в комнате двадцать два на втором этаже.
   Поблагодарив служивого, Дарья поднялась наверх и пару раз тихонько стукнула по двери с двумя двойками.
   – Входите! – донеслось до нее.
   Петли тихонько скрипнули, и Данилова вошла в большую, метров пять в ширину, комнату. Около десятка столов сиротливо стояли, на время расставшись со своими хозяевами, и лишь за одним работал молодой розовощекий Сергей Васильевич.
   – Здравствуйте, – натянуто произнес он, не зная, чего ему ждать от визита молодой и красивой женщины.
   – Добрый день, – ответила она, на ходу пробираясь между двумя стульями, загораживающими проход.
   Лейтенант закрыл лежащую перед его носом папку и отложил в сторону, расчищая место на основательно заваленном столе.
   – Садитесь.
   – Спасибо, – села, ножки вместе, ручки на коленочки, сама скромность. – Вы не могли бы мне помочь?
   – На то она и милиция, чтобы помогать. Я весь внимание.
   «Молодец, ответ у тебя просто образец литературного творчества. Посмотрим, как ты будешь реагировать на мою просьбу».
   Дарья открыла рот, затем изобразила смущение и покачала головой. Актриса – тоже профессия.
   – Смелее, комната не прослушивается.
   – Спасибо, я тоже смотрю фильмы про Джеймса Бонда. У моего приятеля украли машину.
   – У-у-м, это не ко мне, я угонами не занимаюсь.
   – Я знаю, – тихим, успокаивающим голосом произнесла Дарья. – Я же просто спрашиваю. – Она пожалела, что он молодой и зеленый. Зрелый и умный человек выслушал бы ее до конца, а этот так и норовит показать, что он по мокрухе.
   – Боюсь, я ничем не смогу вам помочь, кроме того, что назову номер кабинета, фамилию следователя и время, когда его наверняка можно здесь застать.
   Дарья смотрела в сторону, пытаясь раскачиваться на стуле, и качала головой. Со стороны могло показаться, что старшая сестра выслушивает оправдания младшего братика.
   – Можно с вами, товарищ Парусов, поговорить, так сказать, не для протокола.
   – Ну почему же нельзя, – он приосанился, затем подался чуть вперед и положил руки на стол. – Слушаю, товарищ Данилова.
   – Я уже сказала, увели тачку. Надо найти.
   Она была уверена, что перед ней мент, который берет. Молодой, неужели от денег откажется? В ее голове это не укладывалось.
   – Что за машина? – Он поспешил добавить: – Это я из чистого любопытства спрашиваю.
   – «Мерседес-500».
   Она видела по его лицу, как любопытство перерастает в профессиональный интерес.
   – Дорогая машина.
   – Не то слово. Просто огромные деньги. – Дарья защебетала: – Ты... простите, вы даже представить себе не можете, насколько это роскошная тачка. – Дарья и сама плохо представляла, насколько хорош предмет разговора, но сейчас для пользы дела надо было раскочегарить Парусова, а не вдаваться в подробности. – Такую машину спрятать невозможно, их по Саратову наберется не больше пяти штук. А может, она одна-единственная у моего приятеля и была.
   – Приятель, похоже, неплохо зарабатывает, – завистливо произнес Парусов.
   – У него есть деньги, – с готовностью подтвердила Дарья. – Мне и надо-то всего ничего, узнать, у кого еще в городе могли быть такие машины.
   – Отрабатываете версию с запчастями?
   – Естественно.
   – Это надо через ГИБДД узнавать, – безразличным тоном ответил лейтенант.
   – Но у меня нет знакомых в ГИБДД! – воскликнула она.
   – И что же вы мне предлагаете? Достать вам информацию?
   – Ну а что такого? – Данилова посмотрела на него невинными глазками. – Для вас это раз плюнуть.
   – Вы отдаете себе отчет, о чем просите сотрудника милиции? – поинтересовался он строго.
   – Конечно. Двести долларов хватит?
   Парусов зыркнул глазами по кабинету, будто бы в нем было полно народу.
   – А вы не боитесь, что я вас сейчас арестую?
   – Вы же не дурак.
   Лейтенант встал, взял посетительницу за руку. Она поднялась со своего места, и он повел ее к двери.
   – Зайдите через день, может быть, мне и удастся что-нибудь разузнать.
   Дарья готова была его поцеловать, но все же сдержалась. Что у нее, мужика нет? Теперь, считай, есть.
   Андрей, узнав о том, что разговор состоялся, немного повеселел.
   – Придется отдать пятьсот баксов, но для тебя, я думаю, это не деньги.
   – А не слишком ли это много? – До этого он крутил брелок на пальце, теперь китайская лазерная указка безжизненно повисла.
   – Хапнуть он любит, – деловым тоном ответила она. – Но это не главное. Главное: скоро у нас на руках окажутся данные по владельцам всех «пятисотых» в Саратове.
   – Хотелось бы верить, – он протянул ей баксы. – Ты знаешь, я не жадный, но у моего кошелька есть дно, и если я буду вести столь же оторванный от действительности образ жизни, как и до этого, то вскоре мы это донышко увидим.
   – Что-то я не заметила, как ты потратил четыреста тысяч долларов.
   – Мои капиталы закопаны в мельницы, в акции и в несколько сотен тонн зерна, хранящегося на элеваторе в ожидании своего часа.
   – Продавать будешь?
   – Нет. Размелю, а уж муку после этого по оптовкам распихаю.
   Праздновать удачное посещение ментовки парочка отправилась в «Бригантину».
   Сидя за уставленным снедью столом, Андрей осторожно поинтересовался собственными перспективами:
   – Может, мы поедим и поедем к тебе?
   – Нет уж, – Дарья уже заранее продумала стратегию и намеревалась помурыжить мужика подольше. – Мне сегодня надо с подругой встретиться. А тебе надо выспаться, отдохнуть от непрекращающихся возлияний. Зачем ты губишь свое здоровье?
   – Я эту машину любил, как женщину, а может, даже больше. Второй такой за всю жизнь может уже и не быть. Понимаешь?
   По настоянию Дарьи в этот раз спиртное он не заказывал. Ей, конечно, досталось на словах: бизнесмен тут же сравнил Данилову со своей женой, которая, когда они жили вместе, не позволяла ему и капли. Зато Андрей оставался трезвым, и с ним можно было разговаривать.
   – Как можно сравнивать женщину с машиной? – Она откровенно недоумевала.
   Он развел руки в стороны.
   – Ну как, не залил масла в мотор – машина встала, не принес зарплату домой – в постели не дала. Не проверил систему тормозов – разбился, не предупредил, что придешь с работы поздно, – получил скалкой по голове. И машины, и женщины весьма капризны и в то же время очень красивы. Очертания лучших образцов автомобилестроения отдаленно напоминают женские формы: грудь, бедра.
   – Наверное, у тебя не жена, а стерва.
   – Ну что ты, – маленький кусочек котлетки исчез у него во рту, – моя никогда меня не била, она вообще женщина прекрасная, но жить с ней я больше не могу.
   – Странно.
   – Жизнь – странная штука. Вот сегодня ты говоришь мне «нет», а завтра? Сколько ты продержишься?
   Она игриво улыбнулась.
   – Какой самоуверенный.
   – Этим и живем.
* * *
   Два дня спустя Дарья занималась растяжкой в комнате, по-заморскому – стретчингом, когда зазвонил телефон. Перестав тянуть заднюю поверхность бедра, она встала с коврика и взяла трубку.
   – Квартира Даниловых?
   С опознаванием голоса у нее всегда было все в порядке.
   – Здравствуйте, товарищ лейтенант. Никак хотите что-то сказать?
   – Я жду вас в своем кабинете сегодня вечером в восемь ноль-ноль.
   Он повесил трубку настолько быстро, что она не успела сказать ни слова.
   – Очень хорошо, выдвигаюсь на позицию, – произнесла она в гудевшую трубку.
* * *
   Оделась проще некуда. Джинсы, свитер и старый-старый пуховик. Краситься тоже не стала, чуть глаза подвела.
   Когда Дарья вошла в комнату двадцать два, она увидела там, как и в прошлый раз, лишь одного Парусова.
   – Никогда не думала, что это лично ваш кабинет. Неужели здесь больше никто и не работает?
   Она паясничала, и зря. Лейтенант, как чуть позже заметила Дарья, был пьян.
   – Идите сю-юда, – промычал он, не вставая из-за стола. Сергей Васильевич с трудом поддерживал себя в вертикальном положении. В этом ему помогали его собственные руки, впившиеся в крышку стола и не дававшие раскачивающемуся торсу завалиться в одну из четырех сторон.
   – Иду, – доложила Дарья. Деньги были при ней. Она планировала произвести обмен денег на листочек бумаги и быстренько удалиться.
   Но у лейтенанта были другие планы.
   Он не предложил ей сесть, вместо этого довольно громко спросил:
   – Хочешь меня, блядушка?!
   Эхо его голоса долго еще металось от стены к стене, а когда оно затихло, Дарье стало противно стоять рядом с ним.
   – Вы принесли бумагу, лейтенант? – спросила она как можно жестче.
   Он икнул и вперился глазами не в лицо, а в грудь.
   – Давай, ложись на пол и раздвигай ноги.
   Дарья пробежала глазами по столу в надежде обнаружить заветный листочек, но ничего похожего на список перед Парусовым не было.
   – Ищешь документик, – он снова икнул. – Я принес. Только мне деньги от тебя не нужны.
   Дарья вытащила из сумочки диктофон и покрутила им перед носом пьяного молодого офицера.
   – А погоны тебе нужны, а, мужик?
   Она отмотала пленку на начало.
   «Хочешь меня, блядушка?» – раздалось из маленького динамика.
   Дарья остановила пленку.
   – Что теперь?
   По его лицу она видела, что он старается протрезветь, но не может. Кое-как Парусов залез во внутренний карман пиджака и положил на стол аккуратно сложенный вчетверо листок.
   – Молодец, – похвалила она, забирая бумажку. – Теперь не мне надо платить тебе деньги, а наоборот. И сиди не рыпайся, мальчик, иначе кабздец тебе настанет. Пленочка в пяти местах к завтрашнему утру будет, и если со мной что-нибудь случится, подозреваемым номер один будешь ты. Понял? А теперь спи давай! – Она изо всей силы толкнула его в плечо, и он, не удержав равновесия, рухнул со стула. – Да ты слабак, парень, – безжалостно бросила она напоследок.
   Вдохнув холодного зимнего воздуха, Дарья почувствовала себя человеком. Стресс предыдущих пятнадцати минут постепенно улетучивался. Она стремительно вылетела со стоянки на своей машине и поехала на свидание с Андреем.
   Ощущая в себе эмоциональный подъем, девушка, привыкшая с малых лет полагаться только на себя, неслась по улицам укрытого снегом города и наслаждалась Филиппом и его «Летучей мышкой».
   Радуясь очередной победе, она думала об отце. При каких обстоятельствах он погиб, Дарья не знала, и мама ничего не могла ей рассказать. Участие наших войск в войне в Республике Ангола не афишировалось в тогдашней прессе, что уж говорить о точной дате смерти или хотя бы о районе гибели майора ВДВ Данилова.
   Воспитывала ее только мать, скорее всего из-за этого девочка уже к двенадцати годам была личностью с гипертрофированно развитой самостоятельностью. Она презирала ровесников, которые что-то все время канючили у своих родителей: то разрешения пойти погулять, то позволения пригласить кого-то в гости.
   Они с матерью жили намного проще. Дарья говорила, во сколько она уйдет, во сколько придет, сколько денег ей надо в школу, никогда не просила много, только на самое необходимое. Девочка видела, что мать не в состоянии покупать дорогие вещи или наряжать ее как куклу, и довольствовалась тем, что было. Но где-то глубоко в душе у нее накапливалась ненависть к самой себе за то, что она не может надеть дорогую вещь.
   В пятнадцать она поняла, что мать никогда не принесет домой столько денег, чтобы на них можно было спокойно жить целый год, а между тем родители некоторых ее одноклассников резко увеличили свои доходы после тысяча девятьсот восемьдесят пятого года, и, как следствие, у мальчиков и девочек в их классе стали появляться дорогие вещи, которые не могли не вызывать зависть у взрослеющей Дарьи.
   Так она и росла, лелея надежду на то, что в один прекрасный день проснется и случится чудо. Вместо сказки ей пришлось пережить насилие. Три приятеля-гоблина потешились с нею, за один час превратив нежную девушку в стерву. Пережив стресс, она не покорилась судьбе и не сошла с ума, она просто поняла, что если ты хочешь что-либо получить от жизни, надо брать это своими руками и долго не раздумывать над теми способами, какими тебе придется это делать. У нее не было огромных мускулов, она не входила в состав какой-либо банды. За ней не стояла «крыша», не было влиятельных родственников, забравшихся наверх и пристроившихся к государственной кормушке. Она была одна-одинешенька, но беззащитной и слабой себя не считала.
   Она обладала умом, красотой, дерзостью и упорством. Эти четыре качества она выделила в себе, стараясь развивать их при удобном случае. Кроме моральных дивидендов, эксперименты с российской действительностью приносили ей еще и деньги. Те самые бумажки, которые никак не могла принести в дом ее мать. Сидя за рулем не прожившей еще и года «девятки», Дарья надеялась, что нищета теперь позади и что уже никогда она не окажется на самом дне. Но для этого ей надо много работать: спать, следить за собой, появляться в самых престижных ресторанах и казино, иметь всегда трезвую голову и желание взять верх над мужчиной. Богатым мужчиной.
   Андрей, как только увидел Дарью, заулыбался. Он сидел за столиком кафе «У Андрэ» и пил кофе. На столе перед ним лежала газета. В костюме и при галстуке он выглядел весьма солидно.
   – Ну-с, как наши дела?
   – Ты мог бы съездить со мной, – обиженно произнесла она.
   – У меня нет желания находиться даже рядом с ментовкой. К тому же я был занят, ты же знаешь.
   Она знала, звонила ему на сотовый, просила, но он на очень серьезной ноте отверг всякую возможность своего присутствия в каком бы то ни было месте, кроме того, где он находился сейчас.
   – Этот лейтенантик хотел меня. – Она смотрела, как он отреагирует.
   Лицо его окаменело, взгляд стал пронзительным.
   – Я ему член отрежу. Собственными руками.
   – Спокойнее, спокойнее. Он так напился, что не смог усидеть на стуле, – Дарья рассмеялась и вытащила из сумочки листок бумаги.
   Взяв бумажку, Андрей развернул ее и пробежал глазами.
   – Всего две фамилии. Одного я знаю, Розанов Андрей Константинович, каждый день в зеркале вижу. А второй – некто Шустриков Виталий Алексеевич, есть адрес: Чернышевского, восемьдесят пять, квартира три. Поехали поговорим?
   – И ты думаешь, он прямо так в лоб и признается?
   – Люди, покупающие столь дорогие машины, не занимаются угоном. У него свой бизнес, и я надеюсь, мы друг другу понравимся. Тебе не кажется, что я трезво рассуждаю?
   – Похоже.
   – А иначе и быть не может, Дашенька. Я сегодня еще ни капли не выпил.
* * *
   Двухэтажный дом по пролегающей вдоль Волги улице Чернышевского имел всего один подъезд.
   Дарья с Андреем без труда обнаружили на первом этаже квартиры номер один и номер два. На втором, по логике вещей, должны были находиться квартиры три и четыре. Вместо логики они столкнулись с жизненными реалиями: одна-единственная железная дверь встречала их на лестничной площадке.
   – Намек понят. – Андрей нажал на кнопку звонка. – Выселил прежних жильцов и купил себе весь этаж. В планы на будущее входит выселение оставшихся на первом этаже граждан.
   Вскоре дверь им открыла молодая, слегка располневшая брюнетка. Она была одета в теплый спортивный костюм и мягкие тапочки, судя по всему, в квартире было нежарко.
   – Вам кого?
   Розанов смутился и полез за бумажкой, на которой была написана фамилия хозяина квартиры.
   – Виталия Алексеевича, – помогла Дарья.
   – Он работает, – сообщила пышка. – К тому же он ничего не говорил о том, что к нему кто-то должен сегодня прийти.
   – Мы без предварительной записи, – Андрей вынул визитку и отдал женщине, которая, по мнению Дарьи, выполняла роль секретарши и любовницы шефа одновременно.
   – Проходите и подождите немного в двух коричневых креслах. – Фраза была штампованной и наводила на мысль об обыденности данной ситуации.
   Время приближалось к десяти вечера, но откладывать на завтра визит не хотелось. К тому же вряд ли бизнесмены приезжают домой раньше.
   Просторная прихожая встретила их спокойствием натурального дерева и головами кабана и волка – очень возможно, охотничьими трофеями хозяина.
   Они сели в те самые коричневые кресла, о которых говорила хозяйка, и смогли оценить их упругость. Небольшие, недорогие, но все же кожаные и все же кресла, а не стулья.
   Пышка в костюме не скоро пригласила их следовать за ней, минуло, быть может, минут десять.
   Прошли сквозь одну комнату – чистая гостиная, телевизор и мягкая мебель, через вторую – столовая, круглый стол и сервант. И наконец уперлись в дверь третьей.
   Женщина постучала.
   – Да, – услышали они сочный мужской баритон.
   – Проходите, – пригласила девушка.
   Вначале в кабинет вошла Дарья, а за ней уже и Андрей.
   За журнальным столиком с чашечкой кофе в руках, в теплом вязаном свитере и сереньких брюках сидел тучный мужчина. Густые черные брови нависали над маленькими глазками, двойной подбородок поджимал толстые губы. Щеки были пухлыми и розовыми.
   – Ба! Какими судьбами?! – Толстяк поднялся и пошел навстречу Розанову. Дарьи для него не существовало.
   – Да, да, да! – заулыбался Андрей. – В прошлом году во время круиза по Средиземному морю!
   Мужчины поздоровались, после этого дошла очередь и до Даниловой. Она чувствовала на себе его похотливый взгляд, но глаз в сторону не отводила, ей к таким «осмотрам» не привыкать.
   – Виталий Алексеевич, – представился он.
   Дарья назвалась и взяла под руку Розанова. Ей был неприятен этот богатый толстяк, хотелось почувствовать сильное плечо.
   – Мы на пару разделали в бридж не одну команду, – пояснил Шустриков Дарье. – Знакомы были только по имени. Наши жены не дали обменяться нам координатами, выгнали в третьем часу ночи из-за стола и растащили по каютам. Больше сыграть нам случая не представилось. Садитесь кому где удобно.
   Выбор был богат: четыре кресла, два дивана.
   «Похоже, ему приходится проводить совещания у себя на дому», – выдвинула гипотезу Дарья, опускаясь на диван рядом с Андреем.
   Толстяк засуетился, подошел к шкафу, достал из него запечатанную бутылку шампанского и три фужера.
   – Давайте за встречу, – предложил он, сдирая фольгу и лихо хлопая пробкой.
   Андрей с Дарьей безоговорочно поддержали хозяина и взяли наполненные бокалы.
   Стоя чокнулись, выпили, сели на свои места.
   – Рассказывай, Андрей, зачем пожаловал.
   Шустрикову было под пятьдесят, и он считал, что может себе позволить разговаривать с более молодым Розановым на «ты».
   Андрей не стал возражать, но, в свою очередь, стал «тыкать» в ответ, на правах давнего знакомого.
   – Понимаешь, Виталик, тачку у меня украли.
   Толстяк покачал головой:
   – Нехорошо. Честно говоря, я и думать боюсь об этом. Если угонят мою машину, я не переживу.
   – Переживешь, со мной же, как видишь, ничего не случилось.
   Хозяин улыбнулся. Делал он это загадочно, а со стороны смотреть, зная, что у него точно такая же тачка, какая была у Андрея, было несколько смешно. Здесь он оказался глупцом, сам того не подозревая.
   – Уж извини, Андрюша, но это у кого какая машина.
   – А-а, – махнул рукой Розанов, – у нас с тобой одинаковые... были.
   – Не может быть!
   – У тебя «пятисотый» «Мерседес».
   – Неужели и ты разжился «пятисотым»? Ну, поздравляю, это уровень, уж во всяком случае для провинции. Я думал, что у нас в городе такая машина только у меня. Подожди, откуда ты знаешь об этом?
   – Сведения из ГИБДД.
   – Может, тебе и повезло, что у тебя ее украли?
   Нижняя челюсть Андрея вылезла немного вперед.
   – Да ты не сердись и не дуйся, – добросердечно продолжал Виталий Алексеевич, – запчасти стоят баснословных денег. С меня содрали двадцать пять тысяч, правда, полностью поменяли задний мост, плюс колеса, плюс амортизаторы. Понимаешь, по пьяни разогнался, а дождь был – с управлением не справился, и потащило меня юзом прямо на бетонные сваи. Всю задницу машине измял, сейчас, не поверишь, как новая. И самое поразительное, местные ребята делают, наши мужики. И впрямь, ведь левша блоху подковывал, а?
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация