А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Секс-пуля" (страница 14)

   Она забрала листок с собой и поднялась, но он поспешил жестом остановить ее.
   «Что за деньги?»
   «Частичная проплата за муку».
   Совместно разработанная ею и Шустриковым версия оказалась верной. Приятно было осознавать это.
   – Как же ты мог мною попользоваться?
   «?»
   «Деньги Волокуши».
   – Да так и мог. Случай представился.
   «Как переправляли?»
   «В „Ниссане“.
   – Ты скотина.
   – А ты давалка.
   «Много?»
   «200.000».
   «Где сейчас деньги?»
   Фролов замотал головой.
   – Не капризничай, давай еще разок.
   «Мне нужна наводка».
   Он отрицательно покачал головой.
   – Если ты будешь и дальше так со мной разговаривать, я оболью тебя грязью с ног до головы, придумаю то, чего не было, и тебе накрутят выше крыши.
   «Барин не любит Волокова. Рынок Владленовский.
   – Прощай, маленький засранец.
   Она видела в глазах Фролова надежду, и это играло в его пользу.
   Не забыв поблагодарить майора за предоставленную возможность пообщаться с задержанным, Дарья попрощалась и поспешила убраться из отделения.
* * *
   Шавка замахала руками.
   – У него люди. Нельзя.
   Данилова замерла посреди приемной, покачала головой.
   – Ай-яй-яй, что же мне теперь делать? – В следующую секунду она входила в кабинет.
   Напротив Шустрикова, развалившись в деловом креслице, сидел Волоков. Лысый курил, вследствие чего воздух в кабинете был загажен основательно.
   – Вот и Дарья, – Виталий Алексеевич заулыбался. – Ну как там, Фролов рассказал что-нибудь о деньгах?
   – Здравствуйте, – обозначилась Данилова.
   Волокуша кивнул в ответ головой.
   – У меня такое ощущение, что вы знаете больше меня. – Она села в свободное креслице, не зная, стоит ли ей вообще что-нибудь рассказывать. Похоже, толстосумы кооперируются. Один пришел к другому за помощью. – Валера признался в том, что убил Розанова. В том, что он стрелял в ту ночь, и в том, что залез ко мне в квартиру.
   – Надо же, – вымолвил Волоков, – знаешь человека, живешь с ним, можно сказать, бок о бок, поддерживаешь его, а он оказывается нестабильным мудаком, который одним выстрелом приносит убытков на тысячи долларов. Его там надолго посадят, не выяснили?
   Дарья пожала плечами.
   – Лет десять.
   – Так что с деньгами? – Шустриков вернулся к главной теме. – Мы здесь устали гадать.
   – Фролов ничего не сказал, я была на допросе.
   Волоков затушил сигарету, попрощался и вышел.
   Виталий Алексеевич долго смотрел на закрывшуюся дверь, после чего тяжело вздохнул и попытался синтезировать на уставшем лице улыбку.
   – Приходил справиться о денежках, мудачок. Не поверишь, все рассказал, все.
   Дарья приготовилась слушать.
   – О, я смотрю, ты хочешь получить от меня информацию. Придется отдать пять процентов.
   – Это несправедливо. Я все утро проторчала в ментовке. Да, в конце концов я выследила этого коротышку с большим органом.
   – Перейду к докладу. Нравишься ты мне, Дарья.
   – Это тема выступления?
   – Нет. Эпиграф. Волокуша заявился ко мне, узнав, что без моего участия не обошлось. Официально он не расстроился в связи с тем, что были задержаны люди, с которыми он тесно работал. Что он там на самом деле думает, неизвестно.
   Пообещал отдать половину, если я помогу найти деньги. Ему сейчас очень тяжело. И любая сумма в радость. Банки отказывают в кредитах. Его бизнес медленно умирает. Но, насколько я осведомлен, концы с концами он все равно сведет, только на месте солидной фирмы будет небольшая частная лавочка.
   Как мы и предполагали, с Дальнего Востока ему прислали предоплату за муку. Состав с рыбой – это только вторая часть сделки, на первом месте были деньги.
   – Я знаю. Двести тысяч долларов.
   – Все-таки Фролов не стал отмалчиваться?
   – Он сообщил это мне, конфиденциально.
   – Кто бы мог подумать, что ты такая способная. Сейчас жизнь Фролова напрямую зависит от того, узнает об этой утечке Волокуша или нет. Так что, если хочешь поберечь информатора, не болтай лишнего.
   – Андрюша сказал, что на Владленовском есть какой-то Барин.
   – Есть, – согласился Шустриков.
   – Коробов и Заводин – это два бизнесмена, которых убили выстрелом в голову, торговали на этом же рынке.
   – Хочешь сказать, что Барин нанял человека, чтобы тот убрал своих конкурентов? И если ты так хочешь сказать, то попросту умница. Позвоним? Эта мелочь приедет через пятнадцать минут после того, как я до него дозвонюсь. Он, конечно, будет весь из себя выделываться, но ты не обращай внимания.
   @INT-20 = На месте, где недавно сидел и курил Волоков, расположился мужик в потертой кожаной куртке. Физиономия его была небрита дня три. Глаза заплыли от постоянных возлияний, а голос был хриплым, как у оборавшегося погонщика скота.
   – Виталий Алексеевич, я вас уважаю. Вас знают в городе.
   – Короче, – Шустриков прервал тираду, – кто убрал Коробова и Заводина?
   – У меня менты были. Весь дом перерыли. Ничего не нашли.
   – Я не мент. Что это за история с убийствами? Места поделить не могли? А?
   Шустриков был строг. Дарье это нравилось. Она и подумать не могла, что перед этим толстяком люди могут оправдываться за свои действия.
   – Не знаю, о чем вы, Виталий Алексеевич.
   – Послушай, Барин. Мне время дорого. Сегодня не тот день, когда можно ломать комедию.
   Средний палец гостя был синим. Не из-за того, что отек, а из-за того, что в свое время был отдан в руки мастера татуировки. Когда с помощью такого пальца посылаешь оппонента на три буквы, у того от негодования должен был вдвое учащаться пульс. Именно этот самый палец был засунут за ремень, и время от времени Барин дергал им, чем выдавал собственную нервозность.
   – Кто вас навел на неверную мысль, Виталий Алексеевич, не можете мне сказать?
   – Будем разговаривать? Может, надоело торговать?
   – Если вам надо, я попытаюсь узнать, кто убил этих людей, но на это нужно время.
   Небритая рожа виляла из стороны в сторону.
   – Постарайся управиться за сутки.
   – Носом буду землю рыть, Виталий Алексеевич.
   Барин встал и ушел, а Дарья, скорчив гримаску неудовлетворенности, встала и подошла к окну. На подоконнике стояла кофеварка.
   То, что она увидела из окна, заставило ее насвинячить. Она перелила через край чашки, и на подносе образовалась темно-коричневая лужа.
   – Виталий Алексеевич, знаешь, на чем ездит Барин?
   Толстяк быстро поднялся и подошел взглянуть.
   Со стоянки отъезжал внедорожник «Ниссан», только цвет у него был черный, а не «металлик», в отличие от того, на котором по собственной инициативе недавно каталась Дарья.
   – Давай напрягай этого мента молоденького. Надо выяснить про эту машину все от начала до конца. Номер запомнила?
   Дарья, почувствовав прилив сил и ощутив перспективу, пообещала уложиться в два часа.
   – Деньги есть?
   – На старшего лейтенанта хватит.
* * *
   Дарья вошла в кабинет двадцать два с дежурной улыбкой на приведенном в порядок после бессонной ночи личике.
   Обогнув несколько столов, она подошла к Парусову. Тот кивнул в знак приветствия. Больше он ничего сделать не успел, так как Дарья на глазах у сослуживцев Сергея Васильевича «нанесла» ему... поцелуй в губы.
   Раздались аплодисменты и одобрительные возгласы.
   – Ты мне нужен, – томно прошептала она, – выйдем в коридор.
   Парусов спускался по ступенькам, бормоча себе под нос:
   – Говорил папа, не давай слабину, иначе всю оставшуюся жизнь тебя в нее «доставать» будут.
   – Двести долларов за такую мелочь – это нормально.
   Старлей пообещал сделать все, как просили. У Дарьи появилось немного свободного времени, и она знала, на что его потратить.
   Вдова Розанова если и была пьяна вчера вечером, то к сегодняшнему полудню протрезвела и могла вести беседу.
   – Я нашла убийцу вашего мужа, – заявила Дарья. – Он сейчас в милиции, можете проверить.
   – И как же я это смогу осуществить?
   – Позвоните Волокову. Он подтвердит.
   Очень скоро выяснилось, что Дарья не врет.
   – Кто бы мог подумать, – прошептала вдова, вешая трубку на рычаг телефона, стилизованного под начало века. – Сколько я вам должна?
   – Двадцати тысяч вполне хватит.
   Розанова порылась в сумочке, достала чековую книжку.
   – Мне бы наличными, – попросила Дарья. И, что самое интересное, ей не отказали.
   Повеселевшая, она вновь приехала на свидание с Парусовым.
   – Как наши дела?
   Они сели к ней в машину, отъехали от здания МВД, и только после этого лейтенант отдал ей бумаги.
   На прощание она сказала ему, что он помогает ловить преступников и поэтому не должен терзаться.
   Товарищ лейтенант послал ее подальше и захлопнул дверцу, но ей некогда было обижаться.
   Баринов Федор Степанович владел автомобилем «Ниссан» уже три года. Всего месяц назад попал в аварию.
   «И за это время успел устранить все неполадки. Какой молодец».
   Шустриков долго тер лоб, прежде чем сказать хоть слово. Наконец он поднялся, потянулся, словно делал зарядку, расправил плечи.
   – Ну, что, поехали спросим Барина, кто ему машину чинил?
   Конторка, где Федор Степанович проводил свободное от поездок по оптовкам время, располагалась в здании, стоящем неподалеку от Владленовского рынка, что было, несомненно, удобно: он мог в любой момент пойти и посмотреть, как идут дела на его многочисленных точках.
   Шустриков предупредил по телефону, что подъедет. И не один, а с дамой. Как следствие, гостей ждал накрытый стол.
   Виталий Алексеевич взял лишь ломоть сыра и, прожевав его, врезал напрямую:
   – Кто тебе машину после аварии восстанавливал?
   – Да есть один чудик, а откуда вы знаете про...
   Барин так и не закончил фразу.
   – Много взял?
   – По-божески. Да он мне сейчас тачку переобувает, до этого все недосуг было в зимнее одеться. Гараж недалеко, можете и сами с ним поговорить.
   Пошли в гараж.
   Когда троица вошла, он сидел на низеньком табурете и снимал заднее колесо.
   Увидев гостей, неловко дернулся, встал во весь свой небольшой рост и вытаращил глаза.
   Дарья узнала его и пока плохо соображала, как такое может быть. Шустриков оказался более беспечным, он сделал шаг вперед. Автослесарь рванулся в дальний угол гаража, к капоту внедорожника. Сбросил с одной из полок фуфайку. Пистолет в его руках оказался так быстро, что никто не успел ничего толком сообразить.
   Раздался выстрел. Шустриков дернулся назад. Если бы Барин не помог Дарье, она бы его никогда из гаража не вытащила. Прогремел второй.
   Они кое-как выволокли его и закрыли ворота.
   – Все, эта сука никуда не денется! – выкрикнул Баринов. – Вызывай ментов!
   Она не слышала его, упав на колени рядом с Виталием Алексеевичем.
   – Больно?
   – Немного, – прошептал он. – Ты береги себя, Даша, ты девочка красивая. Незачем тебе в этой грязи дрябаться.
   – Что ты говоришь? Все будет хорошо.
   – Бери «сотку», вызывай ментов. Я же не буду вечно держать эту долбаную дверь.
   Снова раздались выстрелы, но Барин от ворот не отошел.
   – Я потратился на хорошую сталь, сука, хоть обстреляйся.
   Дарья отволокла Виталия Алексеевича еще на несколько метров и только после этого вызвала милицию.
   Выстрелов больше не было. Несколько минут стояла тишина.
   Барин улыбался.
   – Все, никуда не денется.
   Раздалось урчание, визг покрышек.
   Дав задний ход, черный «Ниссан» снес ворота и вылетел из гаража. Торговца отшвырнуло в сторону. Он так и не успел сообразить, что же произошло.
   Шустриков вытаращил глаза и зашептал:
   – Даша, Даша, под сиденьем водителя... ты его остановишь.
   Дарья бросилась к «Мерседесу». Ей показалось, что рукоятка пистолета сама легла в руку.
   Он не успел вырулить на трассу, еще не успел.
   Сняла с предохранителя, два вдоха-выдоха, задержала дыхание. И не дергать, не дергать курок. Огонь!
   Пули уходили одна за другой, несмотря ни на что, он выворачивает, выворачивает, падла!
   Стреляя, она не видела, как шарахались в сторону люди, прячась от выстрелов, как врезались друг в друга автомобили из-за того, что автослесарь Петя, которого якобы разрезало локомотивом, выворачивал на трассу.
   Все. Патроны кончились. А он продолжает ехать.
   Бросилась к «Мерседесу».
   – Никогда не водила такие дорогие тачки.
   Запустила двигатель, не сводя глаз с удаляющегося внедорожника.
   И в этот момент он встал. Встал, зараза, как вкопанный посреди дороги.
   Она шмыгнула носом:
   – Сдох, ублюдок.
* * *
   Дарья ошиблась. Петя не сдох. Медицина спасла. Зачем только? Чтобы до суда дожил?
   Задержанный признался в трех убийствах. Коробова и Заводина он убрал в одном стиле: бизнесмены обращались за помощью в фирму «Автомаэстро». Тачки у них были не последние, это и играло решающую роль. Под предлогом того, что надо бы прокатиться и проверить, как чувствует себя на дороге машина, Петя садился вместе с хозяином авто в иномарку, и они отправлялись за город. В подходящий момент, когда на трассе никого не было, автослесарь вышибал мозги клиенту и забирал его машину.
   Лоскутов долго оправдывался на суде, объяснял свои поступки тяжелым положением фирмы. В конечном счете он ведь не убийца, верно? Он просто время от времени намекал своему лучшему автослесарю, что надо бы пригнать такую-то тачку в такой-то день.
   Заказчиком, то есть покупателем угнанных автомобилей, был Фролов. Ему, впрочем, как и Лоскутову, удалось доказать суду, что он не имел понятия о том, что при угоне устранялся владелец авто. Это было инициативой «снизу».
   Как выяснилось, продавец на рынке был придуман Петей, на что попались и Шустриков, и Дарья. Последняя крепко поплатилась, когда ее выловили прямо на рынке люди Фролова.
   В одно прекрасное утро на станцию техобслуживания приехал Баринов. Благо фирма «Автомаэстро» располагалась невдалеке от рынка. После аварии, столкновения с автомобилем «ГАЗ-66», у него были помяты отбойники, бампер и левое крыло.
   Лоскутов запросил за ремонт десять тысяч, объяснив, что придется проводить дорогие работы по восстановлению кузова и привлекать специалистов из Москвы.
   Барин стиснул зубы, но пообещал заплатить.
   О заказе немедленно узнал Петя. Вероятность того, что кто-то приедет на точно таком же «Ниссане» поменять масло, например, не превышала и долей процента, а время шло.
   Пришлось ему прийти к Лоткову и заикнуться о профессиональном угонщике.
   На следующий день Петя и Ковальчук жали друг другу руки. После чего началась просто-таки охота по всему городу за японскими внедорожниками фирмы «Ниссан». Они рисковали, но и возможный куш был неплох. Вскоре им повезло. Владелец одного из авто, может, и не владелец, номер на стекле транзитный, вышел на углу сигарет купить. Не потребовалось никаких чудес.
   Ковальчук внаглую пересел из шоколадной «шестерки» в иномарку и, за считанные секунды запустив движок, убрался восвояси.
   Утянув прямо с улицы «Ниссан», он с чувством выполненного долга направился к точке, где должен был передать машину Пете, который занялся бы через некоторое время ее разукомплектованием. По дороге ему встретилась Дарья, и он оказался не прочь некоторое время построить из себя крутого, «помести крылом»...
* * *
   Волоков завалился в палату с цветами и апельсинами.
   – Как здоровье? – поинтересовался он, беря стул и присаживаясь.
   – Весь в дырках, – отшутился Шустриков. – Даша, ты возьми у человека апельсины, а то он не знает, куда ему их девать. Ты ведь не просто так зашел.
   – Меня не покидает надежда найти мои бабки.
   «Разморило тебя», – Дарья налила в графин воды и поставила на стол тюльпаны.
   – «Ниссан», который тебе перегоняли из Приморья, потрошил Петя. Больше некому.
   – Я бы никому не пожелал пережить такое. Ждешь новую тачку, ждешь бабки. И этот, урод, водитель. Курить ему захотелось. До моего крыльца оставалось не больше пяти километров. Чуть ли не всю Россию проехать. Это просто безумие какое-то. А Петя? Петя ничего не знает. Его уже пощупали прямо на больничной койке. Вряд ли у него стальная воля. Хорошо стреляешь, Дарья.
   – Как умею, – отозвалась Данилова, любуясь цветами. На улице снег, а на столе нежные теплолюбивые создания.
   – Тогда зачем ему потребовалось убивать похожего на себя мужика? Привязал ведь, выродок, человека к рельсам, все ради того, чтоб самому исчезнуть.
   – Если бы у него были такие бабки, он давно свалил бы из Саратова. А этого чудика он убрал, потому что ему независимости захотелось. Решил попрощаться с Лоскутовым и Фроловым. Знал, что просто так не отпустят. В общем, про деньги вы ничего не знаете?
   Дарья вслед за Шустриковым покачала головой.
   – Вы неплохая пара, – заметил на прощание Волоков, – ладно, пойду. Рыба пришла. Надо разруливать, кому куда сколько...
   Волокуша ушел.
   Дарья чмокнула Шустрикова в щеку. Глаза ее светились.
   – Ты чего такая веселая?
   – Можно, я увезу тебя отсюда? Поедем в Швейцарию или на какой-нибудь остров в океане. Тебе надо поправлять здоровье.
   – И у тебя есть средства?
   Она не могла не рассмеяться.
   – Немного.
   Шустриков оживился и даже попытался приподнять голову.
   – Ну-ка давай рассказывай, плутовка.
   Она подсела к нему близко-близко и стала шептать:
   – С самого начала я делала ставку на то, что Ковальчук очень испугался кого-то, поэтому и выбросился из окна. После того, как со стоянки перед рестораном исчез «Ниссан», я стала нервничать, но так как он оставался внешне абсолютно спокойным, я тоже постаралась не выдавать эмоций.
   По ходу следствия выяснилось, что люди Фролова, которые потом взяли меня с рынка, а позже и позабавились со мной, были в районе этой долбаной гостиницы. Ковальчука искали, и он знал почему. Работая на Фролова, он не мог не знать подручных Фролова, которые не отличались покладистым норовом. Он взял эти деньги, ему стало страшно. Думаешь, он уснул в ту ночь? Нет. Он стоял у окна и смотрел. Смотрел вниз. Это всплыло в моем сознании через несколько дней после того, как произошла эта трагедия. В первую очередь со мной, разумеется.
   Петя до сих пор не знает, что его напарник Технарь угнал машину, которая была напичкана деньгами и предназначалась шефу шефа его шефа, то есть Волокову.
   Я несколько раз проехала по маршруту от того места, где «Ниссан» был угнан, до угла, где мы с ним познакомились.
   – Нашла?! – недоумевал Шустриков.
   – Да. Я не знаю, как, но Технарь наткнулся на деньги. Их было так много, что спрятать нормально не смогли. Он выпотрошил всю машину, взял чуток, остальное припрятал. Время его поджимало, так как он должен был передавать эстафету Пете, у которого, наверное, руки чесались отвезти ее в гараж и разобрать на части.
   Я трое суток нормально не спала. Обшаривала все проходные дворы, все углы.
   Пакет, набитый баксами, нашла в куче старых покрышек, сваленных в одном из тихих двориков. У меня сердце чуть не выпрыгнуло из груди.
   Вот такая история.
   Он протянул к ней левую руку и, положив ладонь на шею, привлек к себе.
   – В следующий раз, когда погонишься за добычей, сделай, пожалуйста, так, чтобы в меня больше не стреляли.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14]

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация