А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Секс-пуля" (страница 13)

   «Я нашла тебя, засранец. Будем надеяться, что ты теперь от меня никуда не денешься».
   Ловко, одной рукой набирая номер домашнего телефона Шустрикова, Дарья продолжала следовать за Андрюшей, который успел разогнаться до восьмидесяти километров в час.
   – Алло.
   Она услышала сонный женский голос.
   – Зина, это Дарья звонит. Разбуди, пожалуйста, Виталия Алексеевича.
   Шустриков снял трубку спустя минуту. За это время Дада пару раз чуть не потеряла управление. Вести машину, приложив к уху сотовый телефон, – не слишком удобное занятие. Если к этому прибавить заснеженную, плохо освещенную дорогу и большую скорость, то можно понять сложности, с которыми ей пришлось столкнуться.
   – Постарайся не потерять его. Я с ребятами выезжаю, а тебе надо очень постараться и не выпустить его из виду.
   Не проявляя беспокойства, объект вылетел на проспект 50-летия Октября и понесся по нему в сторону Третьей Дачной. Дорога широкая, светлая. Как следствие скорость возросла до сотни, несмотря на то, что под колесами был укатанный снег, а не асфальт.
   – Он очень быстро движется, – сообщила Дарья.
   – Не волнуйся, – Шустриков ойкнул прямо в телефон, – мы тоже на месте не стоим.
   – Похоже, он направляется к себе на дачу.
   – Вот и славно. У нас будет время догнать его. Смотри, поосторожней. Нам больше проблемы не нужны.
   Пролетели Третью Дачную.
   Неожиданно Фролов резко сбросил скорость и включил задний ход.
   Дарья хотела пролететь мимо, но он вовремя сообразил, что она хочет предпринять, и поставил машину поперек дороги. Она не успела объехать его. Удар в заднее крыло «Форда» был не сильным, но без вмятины не обошлось.
   Они узнали друг друга сквозь стекла. Дарья не собиралась выходить и разбираться, кто прав, а кто виноват. Она сдала немного назад, быстренько развернулась и стала стремительно удаляться.
   Раздались выстрелы. Пуля пробила заднее стекло и, просвистев справа, разнесла бардачок. Ей требовалось прикрытие, причем не на следующей неделе, а немедленно. Соображая, по какому маршруту поедет от своего дома Шустриков, Дарья старалась держать дистанцию. «Форд» неумолимо приближался. Она и думать забыла о Шустрикове. Теперь уже до первого попавшегося милицейского патруля, пока этот полудурок не продырявил ей башку.
   Снова Третья Дачная. А-а-а! Вон и менты. Сейчас, сейчас...
   Она нажала на клаксон и врубила дальний свет, который должен был непременно привлечь их внимание к ее машине.
   Увидев патруль, Фролов понял, что сегодня ему Дашу не убить. Он развернулся на месте. А тем временем Дарья выбежала из машины.
   – У него пистолет! – выкрикнула она.
   Из машины вышел огромный сержант Ве...ов.
   – Снова вы? Что-то ваш муженек совсем расслабился.
   Не притормаживая, мимо пролетел пятисотый «Мерседес» Шустрикова.
   – Какая ночь! Сплошная романтика! – воскликнул громила, падая на сиденье, одновременно стартуя с места и хватаясь за рацию.
   Дарья поспешила пристроиться следом. Началась настоящая гонка на выживание.
   Двигатель «Жигулей» трудился на славу. Она не упускала из вида патрульную машину – этого было вполне достаточно. Участвовать в задержании Дарья не собиралась.
   Звонить ей больше было некому. Всем, кому могла, уже сообщила. Теперь ей оставалось надеяться на то, что Фролова возьмут. И желательно без жертв.
   Она увидела впереди, как сержант с обнаженным пистолетом выкатился из служебной машины. Он спрятался за дверцей, присев на одно колено, и приготовился к стрельбе.
   Люди Шустрикова и он сам распластались прямо на дороге вокруг уткнувшегося в сугроб «Форда». Наставив стволы на кабину, где должен был находиться Фролов, они замерли, не проявляя энтузиазма к штурму.
   Увидев представителя власти, Шустриков отполз назад, за «Мерседес», убрал пистолет в кобуру, висящую на плече, и показал сержанту чистые руки. После чего поманил его к себе.
   Ве...ов, пластаясь по дороге, подполз к бизнесмену. Они перекинулись парой слов, после чего Шустриков отозвал людей, а сержант вернулся к своей машине.
   Дарья остановилась недалеко от «канарейки» и хотела было высунуться на воздух.
   – Сядь в машину! – рявкнул Виталий Алексеевич. Лицо его было бледным, несмотря на мороз.
   Она послушно вернулась на место, а в это время из матюгальника понеслось:
   – Гражданин Данилов, вы окружены, сопротивление бесполезно. Выходите из машины с поднятыми руками.
   Дарья чуть не умерла со смеху. Сержант до сих пор думал, что в машине ее муж.
   Почти сразу же «Форд» подал признаки жизни: дверца со стороны водителя открылась. Фролов, как ему и советовали, показался на люди, подняв хваталки вверх.
   – Десять шагов ко мне! – выкрикнул сержант.
   Фролов подчинился.
   Через минуту он по «просьбе» товарища сержанта уткнулся мордой в дорогу, распластав ручки в стороны. Дело было сделано.
* * *
   В шестом часу утра рядом с дачей Фролова стояло пять машин. Белая «девятка» Дарьи, «мерс» Шустрикова, «Форд» Фролова, личная «Волга» Грегора и служебная «таблетка» МВД.
   Павел Викторович прохаживался взад-вперед перед задержанным. Дарья и Шустриков сидели тихонько в углу, так как напросились на допрос, и им не отказали.
   – Хорошая у вас дача. Деревянные полы, камин. Мебель неплохая.
   Маленький человечек с родимым пятном в виде капли под глазом сидел на стуле. Его руки были на время освобождены от наручников. Он ничего не ответил майору, и тот был вынужден пойти дальше.
   – Подождем результатов обыска. А пока скажите, вы осознаете, что за покушение на убийство вам светит приличный срок? Есть смысл раскаиваться и сотрудничать. Как думаете?
   – Я уже говорил. Эта женщина ехала за мной. Более того, она врезалась в мою машину. Я испугался.
   – Да. Так сильно, что выпустили ей вслед четыре пули. Какой вы робкий! А дочь Лоскутова вы здесь держали по какой причине? Боялись ее отца? Как вы, однако, любите перестраховываться.
   – О чем вы?
   – О чем я? – передразнил Грегор.
   В комнату, где проходил допрос, вошел Лоскутов, а следом и Вика.
   Как только девочка увидела Фролова, она заплакала. Отцу пришлось прижать ее к себе.
   Майор разрешил им уйти.
   – Перейдем к изнасилованию.
   – Она все придумала, – воскликнул Андрюша, указывая на Дарью. – Ничего не было.
   Грегор удивленно посмотрел на Дарью.
   – Я хотел поговорить об изнасиловании девочки. А оказывается, я чего-то не знаю.
   Дарья потупила взгляд и сообщила:
   – Лоскутов может подтвердить, что такой эпизод был.
   – Ты брешешь, сука! – Фролов дернулся со своего места. Этого оказалось достаточно, чтобы Шустриков рванулся к нему. Сбив с ног майора, он опустил свой кулак на голову преступника. Тот покачнулся и свалился без чувств.
   Майор поднялся на ноги.
   – Какой дурдом, вашу мать, – прошептал он.
   Дарья нехотя пощупала пульс.
   – Он жив. Надо немного нашатыря.
   – Виталий Алексеевич, держите себя в руках, – попросил Грегор.
   – Хорошо. Больше не буду.
   – А я думаю, больше и не понадобится.
   В комнату вошел Парусов с брезентовым свертком в руках.
   – Что у вас здесь? – пробормотал он, увидев Фролова, без чувств лежащего на полу.
   – Сеанс гипноза, – съязвил Грегор. – Задержанный вспоминает факты из собственной биографии. Что вы там откопали? – Майор проявил интерес к свертку и взял его из рук старшего лейтенанта.
   Положив находку на стол, он развернул ткань.
   – Снайперская винтовка Дегтярева, – определил майор. – Надо будет поинтересоваться у хозяина дома, откуда она у него. Где нашли?
   – На чердаке.
   – Очень мило. Аккуратно снимите отпечатки пальцев.
   – По словам экспертов, на ней ничего нет. – Лейтенант время от времени поглядывал на лежащего на полу преступника.
   – Предположим. Оружие надо будет отдать баллистикам.
   Фролов зашевелился на полу и без нашатыря. Вскоре он уже сидел и тупо смотрел на винтовку.
   – Это не мое, – наконец вымолвил он.
   – А чье? Дедушки Мороза? – Грегор не упускал возможности поиздеваться. – Откуда она у вас?
   Андрюша молчал, уставившись на собственные руки. Изредка он поднимал глаза, бросал затравленный взгляд на Шустрикова и снова вешал голову на грудь.
   – Вам, Фролов, сейчас надо рассказывать все, как на исповеди, – наставляющим тоном произнес майор. – Игра в молчанку рано или поздно закончится, поверьте мне.
   – Расскажи дяде все, что знаешь, – попросил Шустриков.
   – Избивать задержанных незаконно!
   Виталий Алексеевич молча поднялся.
   Дарья схватила его за рукав и запищала:
   – Не надо.
   – Я все расскажу, – скороговоркой выпалил Фролов. – Это не мое оружие, и я из него никогда не стрелял.
   Грегор довольно хмыкнул.
   – Может, кому в аренду давали? Припомните.
   Он снова опустил голову и уставился на сцепленные пальцы.
   – Что ты, твою мать, все кривляешься! – не выдержал майор. – Ты пойми, что погорел. Все, тебе кабздец. Максимальный срок обеспечен, это в том случае, если ты никого не убил. Давай, давай рассказывай, чудила.
   – Пачку сигарет и стакан вина, – сдавленным голосом попросил задержанный. – Все это можно взять у меня в серванте, в соседней комнате.
   Майор кивнул Парусову.
   Скоро на столе стояло все, что просил Фролов. Прежде чем сказать хоть слово, он зажег сигарету, затянулся и отхлебнул из огромного фужера.
   – Все началось с того, что у меня сломалась машина, и я приехал к Лоскутову. Его люди посмотрели и развели руками. Сказали, что тут надо менять, там надо менять. Запчастей нет. В общем, я знаю, как он работает. Старается выбить из каждого встречного-поперечного как можно больше. И я для него, мудака, не исключение. Я не обиделся, у каждого свой бизнес. На следующий день заглянул к Валере – есть бычок такой в Саратове, у него автостоянка и там же мастерская небольшая. Работяга у него там был, Антон. Он все мои проблемы быстренько решил. Я, помнится, не поскупился, а Лоскутова вызвал на разговор.
   Эх, он и оправдывался.
   – Я знаю, – подтвердил Грегор. – Ему пришлось отдать тысячу долларов за моральный вред. Продолжайте.
   – Антона я запомнил. Пригласил сюда, на дачу. Поговорили. Я предложил работу, он не отказался. Лоскутов тоже кривлялся недолго.
   Схема была проста: я находил клиента, отслеживал график, все такое, Антон воровал машину, а Петя, автослесарь Лоскутова, ее потрошил. Каждый имел с этого дела.
   – Почему Антон выпрыгнул из окна? – не вытерпела Дарья.
   – Я не знаю. Об этом ничего не знаю. Жаль его, но я к этому не имею никакого отношения.
   – Внедорожник «Ниссан» ваша наводка?
   – В первый раз слышу. После того как Технарь покончил с собой, можно сказать, бросился с обрыва, – Фролов показал неровный верхний ряд желтых зубов, – специалистов, кроме Пети, у нас не осталось. Он потихоньку перенимал опыт у Антона, как сигнализацию отключать, как блокировки снимать. А тут к нам заявляется вот этот дядя и просит починить его колымагу. Ну, Лоскутов ему сразу зарядил цену. А у меня, считай, заказ появляется. Достать запчасти. Уже через день у меня на карандаше был «Мерседес» Розанова. Остальное дело техники. Кто бы мог подумать, что он так резво бросится на поиски своего до-ро-го-го автомобиля, да не один, а в компании с Шустриковым и с Дашенькой.
   Как выяснилось несколько позже, Розанов держал за... одно место Валеру, а тому это очень не нравилось. Он пришел ко мне и попросил достать точный ствол. Я тогда его послал подальше. Скоро убили Розанова, а Валера принес мне вот эту стальную херню на хранение. Я не отказал...
   – Ты настоящий друг, – похвалил Грегор. – Дальше.
   – Когда Шустриков оборзел и попросил много денег у Лоскутова, тот не выдержал и пожаловался мне. Тут под руку подвернулась Даша. Чисто случайно, сама пришла. Поскольку она моталась вместе с Розановым и Шустриковым, я был к ней неравнодушен.
   – Зачем надо было девочку насиловать?
   – Какую девочку? Вику? – он сделал очень круглые глаза. – Мужики, да вы что? Люблю баб, есть грешок. Но девчонку, – он обводил всех сумасшедшими глазами. – Ничего не было.
   Привели девочку и отца.
   – Лоскутов, откуда вы узнали, что вашу дочь изнасиловали? – строго спросил майор.
   – После того, как он мне ее отдал...
   – Стоп. Фролов, зачем вам надо было похищать девочку?
   – У меня возникли опасения, что Лоскутов может начать болтать лишнее. Я просто преподал ему урок. Но я ее не трогал.
   – Так откуда вы узнали?
   – Жена повела ее на осмотр, и выяснилось, что она...
   – Вика, – майор присел перед бледной девочкой, – этот дядя, – он показал на Фролова, – был с тобой?
   – Да.
   – У вашей дочери не обнаружили никаких кровотечений? – Дарья закинула ногу на ногу и смотрела то на Лоскутова, то на его дочь.
   – Нет. Ничего. А какое это имеет значение?
   Дарья подошла к майору и отвела его в сторону.
   – Поверьте мне как женщине, Павел Викторович, велика вероятность, что девчонка лжет. У Фролова приличный... и если бы он... в общем, здесь не все ясно.
   Майор отступил.
   – Так, Вика с папой обратно в соседнюю комнату. Оставим эту тему.
   – Спасибо, дорогая, – не удержался хозяин дачи, глядя на Дарью. – Я смотрю, ты не забыла.
   – Заткнись, – бросила Данилова.
   Майор расстегнул пиджак. Ему стало жарко.
   – Спокойно, продолжаем дознание, – ровным тоном заявил он, стараясь заглянуть в лицо каждому из присутствующих. – Итак, Валера отдал вам оружие на хранение. И с того момента оно лежит здесь, у вас?
   – Это не совсем так. Он приходил, забирал его, сказал, что пострелять, потом привез обратно.
   – Можете припомнить, когда это случилось?
   После сопоставления дат выяснилось, что это произошло в ночь, когда Валера убежал из отделения.
   – Знаете, где сейчас Лотков?
   – А это кто?
   – Он же Валера, – пояснил Грегор.
   Фролов отхлебнул винца, затянулся.
   – Да живет с одной блядушкой. Очень уж ему она приглянулась.
   – Адрес.
   – Вон Дашенька знает. Она меня сегодня ночью от того самого дома вела. На первом этаже там продовольственный магазин. Квартира двадцать три.
   – Зачем ты туда приходил?
   – Валере помочь. Баба-то моя. Когда хочу, тогда и прихожу. Такие дела.
   – Петю привязали к рельсам, и по нему проехал поезд. Можете что-нибудь добавить?
   – Нет. Может, вон Шустриков скажет. Это, наверное, он его так, за то, что тот ему в машину слегка обкатанные железки поставил.
   – Заткнись, падла! – снова не выдержал Виталий Алексеевич.
   Майор на этот раз настроился весьма решительно.
   – Гражданин Шустриков, или вы успокоитесь, или мне придется выдворить вас.
   Толстяк засопел, ничего не ответив, стал делать дыхательную гимнастику.
   – Скажите, Фролов, пистолет Макарова, из которого вы чуть не застрелили сегодня гражданку Данилову, не мог принимать участия ни в каких эпизодах?
   – Оружие я лично покупал на рынке в Грозном. Кто там разворовал весь Северо-Кавказский военный округ, я не знаю. Теперь насчет застрелить. Если бы я хотел убить ее, она давно была бы на том свете. Валера с Дашей по чистому совпадению оказались соседями. Он рассказал, как она его подставила. Я на его месте после такого тоже схватился бы за оружие.
   – Я вам не сказала, просто все времени не было. У меня вчера ночью кто-то был в квартире.
   – И что же вы молчите? – Майор сунул руки в карманы брюк, наверное, для того, чтобы исключить интенсивное размахивание конечностями. – Может, вас приходили убивать!
   Дарье осталось заметить, что ее не дождались, а значит, не за этим.
   – Вы знакомы с Волоковым?
   Андрюша посмотрел на Дарью.
   – Вы же знаете, что да.
   – По какому поводу вы встречались позавчера?
   – Он просто заехал в гости.
   Майор взял сигарету из пачки Фролова и закурил.
   – Сейчас тебя отвезут в твой новый дом. Еще увидимся.
* * *
   В семь утра без шума и пыли взяли Валеру. Дарью на задержание никто не пригласил. Но она не очень и переживала по этому поводу.
   К девяти утра на столе майора лежало чистосердечное признание Лоткова. Он признавался в убийстве Розанова, так как тот, мол, опустил его перед его же пацанами и грозил его убить, а стоянку передать кому-то другому. По словам задержанного, на этот счет имелись свидетели.
   Далее Валера написал о том, что стрелял в Шустрикова в отместку за то, что тот участвовал в подставе.
   Прочитав последнее, Грегор попросил задержанного придумать иной мотив покушения.
   В результате в протоколе было записано, что Валера решил отомстить Шустрикову за то, что он помог задержать его в момент изнасилования Дарьи.
   Обо всем этом Виталий Алексеевич узнает несколько позже со слов Дарьи. На данный момент он был вынужден убраться в офис. Дела, дела...
   Обвинение в ограблении квартиры гражданки Даниловой он отметал с самого начала. Так продолжалось до тех пор, пока Дарья не опознала свои золотые побрякушки, которые в обилии были развешаны на шее сожительницы Лоткова.
   Дарья и представить себе не могла, что бы случилось, если он бы дождался ее.
   – Откуда вы знали, что ее нет дома? – спросил майор, закуривая.
   – Я просто позвонил в дверь. Вообще-то я хотел ее видеть. Дома никого, а мне уже все едино. Побег из-под стражи срок не уменьшает. Почему бы и не взять?
   – Что это за вопросы насчет того, разбогател Технарь или нет? Только не говорите, что не помните. Дарья рассказала, а она в этом деле снова потерпевшая, что вы били ее по лицу и спрашивали о каких-то деньгах. Что это за история?
   Дарье пришлось рассказать обо всем майору после того, как она убедилась в невозможности переговорить тет-а-тет ни с Фроловым, ни с Валерой. Она сделала это не из лучших побуждений, просто обстоятельства диктовали условия. Она рисковала вообще ничего не узнать о деньгах.
   Перед допросом Лоткова она обратила внимание майора на то, что смерть Технаря и смерть автослесаря Пети по-своему ужасны. Один выпал из окна, другого положили под поезд. Майор оценил наблюдательность Дарьи, но так ей ничего и не сказал.
   – Фролов сказал, что Технарь взял не свое.
   – Отлично, – майор встал из-за стола. – Сейчас вы то же самое скажете в его присутствии.
   Валера повесил голову.
   Для начала Андрюшу поспешили обрадовать. Дочка Лоскутова действительно наврала. Несмотря на юный возраст, она уже тесно дружила с каким-то мальчиком из параллельного класса. Было установлено, что бандит Фролов действительно не вступал с девочкой в связь.
   Дальше начались вещи менее приятные.
   – Чтобы Антон Ильич Ковальчук – мастер золотые руки – взял у кого-то деньги? Не может быть. – Фролов отпирался до последнего.
   – Ну, если он машины воровал, чего б ему и деньги не украсть? И давайте не будем играть в умных преступников и идиотов следователей? Вот же человек, – майор показал на Лоткова, – сидит напротив вас и говорит, что вы ему сказали о деньгах. Вы уже помогли следствию, это будет учтено, так не надо останавливаться.
   Фролов занервничал, задергал ножкой, словно козлик.
   – Извините, вина здесь не наливаем, – упредил торги майор. – Но слушаем внимательно.
   – Знаете, майор, я хочу жить. Срок мне, похоже, большой светит, но ведь все рано или поздно заканчивается.
   – Не надо философствовать. Что это за деньги?
   – Девка все придумала.
   Валера не стал молчать.
   – Что ты, гнилушка, мразь поганая, отнекиваешься?
   Майор был вынужден распорядиться, чтобы Лоткова увели.
   – Итак, что за деньги?
   – Сколько мне скостят?
   – Может, полгода, может, год, два, пять.
   – Ничего себе, разброс у вас. Знаете, у меня что-то голова разболелась, можно мне отдохнуть? Всю ночь не спал.
   Грегор пошел навстречу.
   – Полчаса перерыв. Больше дать не могу. Собирайтесь с мыслями. Вот вам бумага, вот ручка. Пишите сочинение: «Как мог разбогатеть Ковальчук».
   Когда майор остался с Дарьей наедине, он сообщил ей: баллистическая экспертиза установила, что Розанова убили именно из той винтовки, которую нашли у Фролова. Пистолет «ПМ» чист, так что вопрос об убийце Коробова и Заводина остается открытым.
   – Можно мне поговорить с Фроловым один на один? – спросила Дарья. – Он вроде в соседней комнате.
   – Зачем?
   – Хочу узнать, откуда такие скоты берутся.
   – Хитришь. Ладно. Будет по-твоему. Надеюсь, мне с этого тоже что-нибудь перепадет.
   Она подошла к нему и поцеловала в небритую щеку.
   – Обязательно.
   В целях разумной безопасности одну руку Фролова приковали к батарее, после чего из комнаты вышел сержант, и Дарья осталась с задержанным наедине.
   – Уже соскучилась по моему красавцу? – Фролов оскалился. – Иди сюда, у меня последний шанс.
   – Не надо так плохо обо мне думать.
   Она взяла со стола лист бумаги и написала на нем.
   «Хочешь быстро выйти отсюда? Я заберу все свои заявления».
   – Я очень хорошего мнения о тебе как о женщине.
   На бумаге появился ответ.
   «Не верю».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация