А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Супружеский ошейник" (страница 13)

   А форум буквально плавился от сообщений и эмоций. Никто лучше форумчан не понимал, что выкупить двадцать собак – это значит завтра обречь на муки тридцать. Но все также знали – если оставить этих собак в гараже еще на сутки, выйдут оттуда далеко не все. Шли споры, люди ссорились, отстаивали свое мнение и помогали, помогали, помогали, кто чем мог.
   «Возьму на передержку тоев! Их сколько там? Везите ко мне всех!». «Овчарки там есть, никто не видел?». «Еду в гаражи, по дороге куплю поводки. Но на много поводков у меня не хватит». «У меня три наберется. Я тоже там буду». «Девочки, может быть, хоть веревку взять? Плоскую такую, а? На один-то раз сгодится». «Беру на передержку, кого дадите. Только… если можно, сук, мой кобель жрется». «ТаксоКо» забирает своих. Девчонки, за них не беспокойтесь». «Куда переводить деньги?» «Там, говорят, корсак есть, швыряется. Намордник бы». «Перевела деньги Пассадориным. Привезут прямо в гаражи». «Скажите, чтобы она все гаражи открыла!». «Вашу мать! Куда кидать деньги?»
   – Будем выкупать, – решила Даня. – Наташ, эта стерва телефон не оставила?
   – Нет… – покачала головой Барракуда.
   – Спросите у девчонок! Там на форуме есть ее телефон!
   Телефонов было несколько, и по одному все же удалось связаться. Говорил с Лошаковой Оксаров.
   – Все, – сказал он, закончив переговоры. – Сейчас будет. Только… сказала, чтобы никаких СМИ.
   – Эта сволочь еще и правила свои устанавливает, – возмутилась Варя.
   – Да были уже СМИ, – фыркнула Барракуда. – Можно передать, что телезвездами стали только мы.
   И все же первыми подъехали Пассадорины. С деньгами от форумчан.
   – Вот, – выдала деньги Барракуде Марина Пассадорина. – Форум эти тридцать тысяч меньше чем за час собрал… А эта где?
   «Этой» не было.

   Глава 7

   «Эта» появилась лишь спустя полчаса. И заявила, что дело будет иметь только с адекватным мужчиной, то есть с Оксаровым. Вадим Борисович не стал кокетничать, быстро вышел из машины и направился за Лошаковой.
   Форумчане вышли из машин и стали молча ждать. Нервное напряжение возрастало с каждой секундой.
   – Девчонки, сейчас он их выводить будет, – проговорила Даня. – Давайте слаженно – вывел одну собаку, тут же забирайте ее в машину. Чтобы не мельтешить. Надо всех успеть вывести. У этой твари семь пятниц…
   – Да, и не кидаемся к собакам, они столько натерпелись, не пугаем, – тихо добавила Барракуда.
   Вышел Оксаров и вынес сразу трех тойчиков.
   Варя кинулась к нему:
   – Сеня? Там есть Сеня?
   – Варенька… погоди… – ласково, очень ласково попросил Оксаров. – Мы всех заберем, я тебе обещаю.
   Варя взяла тоев на руки и отнесла в первую же попавшуюся машину. Малышек тут же подхватили чьи-то заботливые руки.
   Потом собаки стали выходить сами… Страшно было смотреть. Полуживые скелеты выбредали на полусогнутых лапах и сразу принимать хватать пастью снег. Шарпеи с большими головами и тощими телами щурились от неяркого солнца. Далматин вышел и лег. А следом выходили, выползали, выбредали еще и еще… На помощь Оксарову подбежала Пассадорина Марина. Барракуда стояла рядом с Лошаковой и уговаривала ее открыть сразу все гаражи. Время было дорого. Даня, Людмила, совсем незнакомые люди из машин быстро, без лишней суеты забирали собак. Они выводили их небольшими партиями. А те псы, которые еще оставались в страшном гараже, скулили, выли и плакали, совсем как люди.
   Варя метнулась к гаражу.
   Мрак, клетки одна на другой, цепи, на которых еще сидели бедняги, ни воды, ни еды… и только глаза, полные мольбы.
   – Сейчас, миленькие, сейчас… Уже все кончится… все будет хорошо… – не могла смотреть в эти глаза Варя. – Сеня! Сеня!
   Да разве здесь услышишь, отозвался он или нет! Варя обежала все клетки – Сени не было. А форумчане все выводили и выводили собак. Лошакова уже открыла и второй гараж, и третий. Варя металась по гаражам, но Сени просто не было. Его не было нигде.
   – Варь, ну что, нашла? – спросил и ее.
   – Нет… не нашла…
   В последнем гараже на короткой цепи сидел разъяренный пес породы кане-корсо. Варя неосторожно подошла близко. Слишком близко. Мгновение – и пес набросился на человека. Все люди для него были только Лошаковой. И он был готов рвать и драть.
   Варя отскочила и тут же рухнула. Пес успел укусить ее за лодыжку, и теперь из раны бежала кровь.
   – Варя! – подлетела к ней девушка в ушанке… кажется, Людмила. – Прокусил?… Врач! Где у нас ветеринар-то? Тут человека тяпнули! Потерпи.
   Оксаров прибежал сразу же.
   – Ну что, героиня с раной… – напряженно улыбался он. – Сильно?
   – Нет, – помотала головой Варя. – Только вскользь… Но встать на ноги не могу.
   – На одну ногу или на обе? – внимательно посмотрел на нее Оксаров.
   – На обе… – бросила на него виноватый взгляд героиня с раной.
   – Ух ты, ну какие ж мы нежные, – покачал головой Оксаров. – Это у тебя, девочка моя, нервное. Давай-ка я тебя…
   Он легко поднял Варю на руки и понес к машине.
   – Чего с ней? – подбежала Барракуда.
   – Нервный срыв, – коротко объяснил Оксаров. – Такое бывает.
   Он посадил ее в машину, а потом полез в свой большой чемодан, пахнущий всякими лекарствами. Когда это он успел его достать?
   – Выпей, – Оксаров сунул Варе пластиковый стаканчик. – И сиди здесь. Мне надо туда. Там уже немного осталось вывести. Девчонки уже многих увезли. Корсо бы вот увести. Не дается, бедолага. Если еще через часик не сдастся, будем усыплять.
   – Совсем? – испугалась Варя.
   – Не убивать. Усыпим, чтобы можно было вывезти. И… – Оксаров посмотрел на Варю тепло-тепло. – Варя, я вместе с тобой буду искать твоего красавца. Мы его найдем. Правда-правда.
   Очень скоро все гаражи опустели. Люди садились в машины и не переставая говорили по телефонам:
   – Взяли два спаника, кто второго возьмет? Ага, сейчас будем.
   – Да мы всех забрали! Всех, говорю! Сначала ко мне, потом разберемся!
   – Так как на него намордник-то напялить? Нет, набросили… Боюсь, сожрет в машине…
   – Таня, ты нас ждешь? Встречай!
   Барракуда никак не могла расстаться с Лошаковой.
   – Но мы договаривались всех собак за тридцать! – о чем-то настоятельно говорила Наташа. – А у вас еще дома собаки остались! Мы знаем. Давайте не будем сейчас…
   – Те собаки мои! – не сдавалась перекупщица.
   – Вы и телевизионщикам сможете это сказать? Они очень интересовались. Ну сделайте же так, чтобы нам нечего было показывать! Поедемте, вы нам отдадите тех собак.
   – Тогда еще пятерку добавите. Там одни породные.
   – Торг здесь неуместен! – рявкнула Наташа и снова перешла на медовый тон. – Господи, вы уже перессорились с этим арендатором, ну зачем вам ссоры еще и с соседями?
   Варя видела, как Лошакова садилась к Наташе в машину, значит, Барракуде все же удалось убедить эту гадину отдать всех собак. Внутри разливалось теплое спокойствие… не радость, а тихое спокойствие. Варя смотрела на все будто сквозь пелену. Страшно хотелось спать. Удивительно, но наступила полная апатия. Спать. какое спать. Надо же еще… Ничего не надо…
   Она вздрогнула от того, что кто-то попытался взять ее на руки.
   – Чего это?! – испуганно вытаращила она глаза. – Куда меня привезли?
   Она находилась за городом, по обеим сторонам дороги росли высоченные ели, а впереди высился двухэтажный бревенчатый дом.
   – Это что? Это что вы делаете? – начала отбрыкиваться Варя, обнаружив что ее хочет взять на руки Оксаров. – Привезли куда-то, теперь еще…
   – Проснулась? Ну и хорошо, – отошел от дверцы Вадим Борисович. – Сама выйти сможешь?
   Варя попыталась вскочить, но ноги не слушались. Состояние было самое противное. Ноги не болели, она их просто не чувствовала.
   – Да что с моими ногами-то?! – удивилась она и ударила себя по коленкам.
   – Успокойся? – сказал Оксаров, склонив голову. – Ты же взрослая девочка, должна понимать, что бывают ситуации, когда от нас ничего не зависит. Сейчас вот такая ситуация.
   Варька расстроенно уставилась в окно. Замечательно! Ну просто зашибись! Собака где-то мучается, ноги вон чего вытворяют… как же дальше-то жить?
   – Варя, ну хватит мне машину выстужать, – потянул ее за руку врач. – Давай, я тебе помогу дойти. А там подумаем, что дальше делать будем.
   – А дом-то чей? – спросила Варя. – Ты куда меня привез?
   – Ну вот, перешли на «ты», значит, жить будешь, – фыркнул Оксаров. – Ты спала, твоего адреса я не помню, поэтому привез пока к себе. Дом мой, не переживай. Давай, вылезай…
   Вылезай. Легко сказать. Все же она кое-как выбралась, и Оксаров снова, уже привычно, подхватил ее на руки. Чувствовать себя на его руках было приятно. Очень приятно. Но она все же немного смутилась. Чужой мужчина вот так несет ее в свой дом… ее и любимые-то никогда на руках не таскали. А были ли они, любимые?
   – Вот, – усадил ее на большой круглый диван Оксаров. – Посиди пока здесь. У меня не очень тепло. Но сейчас камин разожжем, сразу теплее станет.
   Он умело разжигал камин, а Варя оглядывалась. В большой комнате было очень уютно. Ничего лишнего, но… вот живут же люди! Откуда у него столько денег? Все прямо такое… ну, в общем, как она себе рисовала… И так хорошо было бы сидеть на этом светлом диване, если бы… Ну она же живой человек! И есть у нее кое-какие человеческие потребности. Но как же об этом Оксарову-то сказать? И потом, ну как-то уж совсем неприлично, чтобы он ее еще и до туалета на руках тащил!
   – А у тебя… у тебя и все удобства в доме? Или на улице? – издалека зашла Варя.
   – Угу… – растерянно встал Оксаров посреди комнаты. – Нет, удобства-то в доме, вон две двери – одна в туалет, другая в ванную. Я вот думаю, тебе ж душ принять надо, а во что ты потом переоденешься? Мой халат подойдет?
   – Душ? – испуганно заморгала Варя. – То есть… я здесь навеки поселюсь, что ли?
   – Во всяком случае, сегодня ты будешь здесь, – решительно заявил мужчина. – Я сейчас тебя пристрою немножко. Потом мне на работу надо, а вечером приеду не один, товарища привезу. По цеху. Пусть тебя посмотрит. Знатный ветеринар… мог бы получиться, но выбрал человеческую медицину. Пусть он на тебя полюбуется. А там уже будем думать. Да, кстати, ноутбук я тебе сюда притащу, чтобы не скучала. Еда в холодильнике… отсутствует. Извини. Я ж не знал, что ты меня завербуешь собак спасать. Так что у тебя сегодня вынужденная диета. А в остальном… У меня только одна операция, постараюсь освободиться быстро. И, если ничего не случится, приеду пораньше.
   – Мне надо скорее домой, – тихо, но упрямо проговорила Варя. – Мне ж собаку искать.
   Оксаров сел перед ней на корточки.
   – Варя, послушай меня, – посмотрел он на нее снизу вверх. – Твоего Сени в гаражах не было. И, ты говоришь, его и раньше – у Лошаковой – тоже. Вывод один – она его успела продать. Если его купили, то никто не станет в первый же день собаку истязать. Скорее всего это обычные, порядочные люди. Они очень хотели, мечтали взять собаку и теперь с него пылинки сдувают. Но мы его все равно найдем. Обязательно. Только… ты должна мне верить и… и не волноваться. Договорились?
   – Хорошо, – держалась из последних сил Варя. – Поезжай… Скорее поезжай на работу. Там столько работы.
   – Так я ж тебе халат хотел…
   Он поднялся по лестнице, а Варя… ну не было у нее уже больше сил! И она тихонько сползла на пол и поползла к заветной двери.
   Оксаров вернулся через минуту и узрел такую картину. Приятная молодая женщина ползет по его ковру в гостиной. И понятно, что ее цель – санузел. Оксаров дернул бровью, почесал переносицу и на цыпочках ушел обратно.
   Когда он спустился через некоторое время, из ванной комнаты уже доносился шум воды и даже что-то вроде песенки.
   – Ну, слава богу, – выдохнул Оксаров и усмехнулся. – А вот с музыкальным слухом у гостьи явно проблема. Нет, оперная дива из нее точно не получится.
   – Окса… кхм… Вадим Борисович. – Из ванной выглянула Варя. – Вы обещали халат.
   – Сейчас, – кивнул хозяин дома и снова отправился наверх.
   – Куда вы? – не сообразила Варя. – Вон же халат! Вы же уже принесли!
   Оксаров взял халат и стул на колесиках.
   – Вот. – Поставил он стул прямо перед дверью. – Опирайся на него и передвигайся сама. А то после душа… поползня изображать… Давай, пробуй.
   – Я сначала оденусь, а потом…
   Со стулом Варе передвигаться было намного легче. Правда, выглядела она при этом очень забавно – впереди едет стул, а на нем, лежа на животе, – Варвара. Но все же так она могла обходиться без посторонней помощи.
   – Все, можете идти, – улыбнулась Варя. – Я уж тут теперь… как-нибудь и сама.
   И он ушел. Сначала Варе было совсем не скучно. Она объездила на стуле все комнаты на нижнем этаже, потом позвонила матери – та была вся в делах, искала павильон, поэтому потери дочери даже не обнаружила. А под конец Варя добралась до компьютера и надолго там зависла. На форуме сегодня были ярые обсуждения вчерашнего. Очевидцы вспоминали все, как было, те, кого не было, расспрашивали все до подробностей, передержки, к кому привезли собак, тщательно описывали каждый вздох несчастных животных, щедро переводились деньги, давались советы, и снова спорили, спорили, спорили…
   У Вари заныло сердце. Опять разговоры о собаках, опять собачьи заботы, хлопоты, а ей даже никто в ногу не ткнется носом. Ей что-то писали, спрашивали про ее здоровье, про самочувствие, даже посмеивались, вспоминая, как ее на руках нес самый уважаемый ветеринар. Она отвечала, тоже шутила, а у самой по-прежнему болезненно сжималось сердце и в горле стоял ком. Время пролетело незаметно.
   – Варя! Это мы пришли! – вдруг раздался громкий голос.
   Варя обернулась и увидела Оксарова с каким-то неизвестным мужчиной и Софью с Машей.
   – Девчонки! – обрадовалась Варя. – Как вы меня нашли? А я… я сижу тут… вот…
   – Это я твоим форумчанам сказал, что взял тебя на передержку, – потер переносицу Оксаров. – Валь, пойдем, пусть они наговорятся, а мы пока чего-нибудь приготовим.
   Мужчины ушли в кухню, а Маша и Софья стали оглядывать гостиную.
   – Хорошенькая норка, – усмехнулась Софья. – Вот интересно, сам всю жизнь с животными, а никакой даже мышки в клетке нет!
   – Вот здесь бы собак запустить, да, девочки? – мечтательно проговорила Маша. – Они бы тут… Столько места даром пропадает.
   – Девчонки, ну когда ему за собаками-то ходить, – отчего-то сразу же стала защищать Оксарова Варя. – Он же все время на работе. Кому за псякой смотреть-то?
   – А чего, жены у него нет? – тихонько спросила Маша.
   – Мань, ну ты как скажешь, – так же шепотом ответила Софья. – Стал бы он сюда нашу красавицу тащить, если б у него жена была!
   – Ну девочки! – вспыхнула Варя. – Вы что придумали-то? А куда ему еще меня тащить прикажете, когда я спала? Он же моего адреса не знает.
   – Между прочим, ну я это так… сама с собой рассуждаю… – воздела глаза к потолку Софья. – Я вот знаю, что когда собачью карту заполняют, там обязательно место жительства хозяйки указывают.
   – Да-да-да, – кивнула Маша. – А я знаю, что у Оксарова чудесная память. Я ему один раз наш телефон форумский дала, так он потом меня по нему же отчитал, что я собаку запустила. Собака подобрашка был, я еще не успела его в порядок привести, а Оксаров отчитал.
   – Ну, то есть он меня похитил, да? – тихонько фыркнула Варя.
   – Ну, не знаю, не знаю, – повела плечиком Маша. – Но он на тебя так смотрит… ты что, сама-то не видишь? Когда мой Элвин так стал на сук смотреть, я ему сразу же кастрацию предложила.
   – Ты чему девчонку учишь? – дернула подругу Софья. – А ну как эта глупенькая такие предложения станет Оксарову делать? Город потеряет хорошего мужика!
   – Значит… все-таки похитил… – задумчиво улыбалась Варя.
   – Эх, девочки-и! – сладко протянула Софья. – И чего это меня никто не похитит? Никому, видать, не нужна красивая, умная женщина в самом расцвете молодости.
   – Тебя уже давно похитили, не прибедняйся, – толкнула ее локтем Маша. – И так прямо твой Сашенька позволит кому-то собственную жену по коттеджам прятать.
   – Девушки! А вы нам не хотите помочь? – появился в дверях Оксаров. – У меня чего-то медленно получается. А у Валентина и вообще никак не получается – ни медленно, ни быстро. Валь, иди, осмотри Варю, а мы тут с девчонками…
   Варя после слов подруг смотрела теперь на Оксарова совсем по-другому.
   Как это она его раньше называла? Герасим? Вот убогая-то! Какой же он Герасим, он… Он очень интересный. И в этом свитере… Хотя, надо признаться, его рабочий костюм ему тоже идет. Надо же – тащил ее на руках…
   Варька вдруг сообразила, что смотрит на Оксарова как-то уж очень откровенно. Вот дуреха, честное слово! Как собака уже стала – стоит только кому-то чуть приласкать, и уже хвостом виляет.
   – Ну и чего вы оба уставились? – огрызнулась она. – Сказано же было – осматривает только вот этот мужчина. Я надеюсь, вы врач, да?
   Валентин переглянулся с Оксаровым и покачал головой:
   – Буйная она у тебя.
   – Я ж говорю – сначала ноги, теперь, видать, в голову пошло. Ты уж посмотри, а?
   Валентин сидел с Варей недолго.
   – Вот что, хорошая девушка Варя, – похлопал он ее по руке. – Надо ждать. Ноги должны прийти в норму. Но… надо, конечно, кое-что просветить, взять анализы… и все же, я думаю, со временем все пройдет. Только вам совершенно нельзя волноваться. Абсолютно. Ну… если, конечно, вы хотите бегать своими ножками.
   Варя хотела. Она клятвенно пообещала врачу, что волноваться не будет совсем! Обещала и понимала, что пока она не найдет Сеню, с волнением завязать не получится.
   – Ну как? Вы уже все? – спросил Оксаров, когда Валентин поднялся. – Тогда мы идем к вам! Девчонки, мы, наверное, вот этот маленький столик сюда перетащим, да? Так же лучше будет. И Варе никуда ходить не надо.
   Он переставил небольшой столик от камина к дивану, а Софья с Машей быстро уставили его всякими тарелками и салатницами. Откуда-то появилась бутылка с вином и фужеры.
   – Ну! – поднял свой фужер хозяин дома. – За гостей!
   – Ой, а я за рулем, – пискнула Маша.
   – Не переживай, тебе с собой нальют, – пообещала Софья и повернулась к Оксарову. – А мне можно соку? Я как-то и вовсе… не приучена спиртное пробовать. Мне б сок… или кофе.
   – А мне… – растерялась Варя.
   – А тебе вина, – решил за нее Оксаров. – Немного, но надо. Правильно же, Валь?
   Тот кивнул.
   Вечер начинался немного скованно, но быстро набрал обороты. Валентин оказался очень веселым, компанейским товарищем, а Оксаров и вовсе – вытащил гитару и стал наигрывать знакомые мелодии. Видимо, вино ударило в голову, потому что Варя даже отважилась спеть. Правда, Софья как-то ловко прикрыла ей рот рукой и тихо шепнула на ухо:
   – Варь, вот поверь мне… если ты не хочешь испугать этого мужчину, старайся не петь. Лучше пляши.
   – С моими-то ногами? – обиделась Варя.
   – Тогда молчи. Ну или улыбайся, что ли… только загадочно. А то ты в последние полтора часа неприлично счастливо скалишься. Когда у Маши Элвин так начинал скалиться…
   – Да знаю я, – перебила подругу Варя и надулась.
   Но хватило ее ненадолго. Уже через пять минут губы ее снова расползлись в блаженной улыбке. А что, в самом деле, делать, если… если поет не только мужчина, но и сердце? Если ей так уютно сидеть возле этого камина, смотреть, как щурится Софья, как кусает соломинку для коктейля Маша, как старательно выбирает Валентин яблоко, а потом не знает, кому его предложить. И она снова улыбалась.
   Домой гости засобирались уже глубоким вечером.
   – Бедный мой псина, – вздыхала Маша. – Мне кажется, он больше волонтер, чем я. Он так долго все время терпит.
   – У меня дома тоже трое волонтеров мужу мозг выносят, – пробурчала Софья. – На что только не пойдешь ради благого-то дела. Варь, ты, значит, давай больше не капризничай, не болей. Хотя можно и поболеть, чего это я?
   – Девочки… я так рада… я так… Валентин, а радоваться мне же можно, да?
   – Нужно! – отчаянно кивнул Валентин. – Вадим, лечи барышню, радуй ее почаще.
   – Будем стараться, – фыркнул Вадим и прижал Варю к своему плечу.
   – «Обрадовал», – чуть было не сорвалось с Вариных губ. Но Софья сделала ей знак глазами, и Варя мило и покорно улыбнулась. Чистый ангел.
   Она уже представила, как Вадим… а теперь она будет звать его только так… Как он возьмет ее на руки и отнесет на диван. А потом… потом он, наверное, снова начнет петь песни и играть на гитаре. Только теперь уже для нее одной. А она… Да, она будет молчать, как советовала Софья. Пусть Вадим влюбляется в нее посильнее.
   Но Вадим отчего-то вовсе не схватил ее на руки и никуда не понес.
   – Варь, – повернулся он к ней. – Мне завтра очень рано уезжать надо. Очень рано. Ты убери здесь всю посуду со стола, хорошо? А то я… я усну прямо в тарелке – и ушел.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация