А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Роман в утешение. Книга первая" (страница 17)

   Больше всего мне понравилась празднично украшенная площадь перед собором святого Петра. Елки, во всяком случае, такой, как в Москве, не было, как не было и снега, но даже днем разноцветные огни и украшения придавали площади такой праздничный вид, что было понятно – впереди большое торжество.
   Все улицы, все витрины были украшены яслями, волхвами, шестиконечными звездами, ковчегами и прочими атрибутами католического рождества.
   А уж Санта-Клаусов была настоящая армия. В смешных коротких красных штанишках, с белоснежными бородами, они казались забавной копией нашего деда Мороза, который по возрасту гораздо древнее Святого Николая.
   Правда, никаких Снегурочек рядом с Санта-Клаусами не наблюдалось, что наводило меня на мысль о столь пестуемой на Западе женской дискриминации. Действительно, почему бы феминисткам всех стран не объединиться и не назначить Санта достойную спутницу?
   В сочельник мы пошли в ресторан, где досидели до утра, но никакого веселья в разнузданном русском стиле не было и в помине, что мне очень понравилось. В наших ресторанах всегда найдется перебравший псих, который сочтет своим долгом испортить настроение всем остальным посетителям.
   Но русских, кроме нас с Романом и охраняющей нас, вернее, караулящей меня, парочки Вадим-Марина не было, поэтому всё прошло на редкость чинно-благородно. Присутствующие периодически торжественно пели рождественские гимны, что мне, если честно, казалось своего рода кощунством. Что сказали бы наши священники, вздумай мы исполнить «Аве, Мария» в отечественном кабаке?
   Двадцать седьмого вечером мы в составе двенадцати человек: я с Романом, Вадим с женой, повар со своими помощниками, личные секретари Пронина, члены команды Вадима и несколько человек из команды яхты, сидели в зале ожидания в международном аэропорту Леонардо да Винчи и ждали объявления на посадку.
   Сначала я не обратила внимания на расположение членов нашей команды, но когда заметила, то не знала, смеяться мне или злиться. Они окружили меня аж двойным кольцом, из которого мне было не прорваться, хоть умри.
   Роман крепко держал меня под руку, рядом, но чуть сзади, стоял Вадим. Марина и прочие охранники расположились цепью впереди. Вторым кругом стояли все прочие, тоже не сводившие с меня внимательных глаз.
   Мне было и смешно, и досадно. За дурочку они меня принимают, что ли? Ну, был бы это московский аэропорт, их рвение было бы вполне оправдано, но здесь? Неужели они думают, что я сбегу от них в Риме, чтобы навсегда остаться в Италии?
   Они даже за пивом и в туалет не отходили, отчего я почувствовала себя пупом земли и возгордилась. Задрав нос, высокомерно спросила у Романа:
   – И доколе это будет продолжаться?
   Его несколько сбил с толку мой высокопарный стиль, и он пугливо переспросил:
   – Что продолжаться?
   – Эта плотная опека?
   Мой взмах головы не оставил у него сомнения в том, что я всё заметила. Но Пронин даже не сделал вид, что смущен. Наоборот, еще сильнее вцепившись в мой локоть, как голодающий клещ, он недовольно прошипел:
   – Вот именно, до каких пор ты будешь надо мной издеваться?
   Резкое перемещение меня из обвинителей в обвиняемые меня вовсе не обескуражило, как он надеялся, а разозлило. Я молча смотрела на него, ожидая разъяснений, и он несколько сник под моим обвиняющим взглядом.
   – Выходи за меня замуж, роди ребенка, и будешь свободна, как птица.
   Вот это да! До чего же он, бедняга, дошел, если пытается оставить меня у себя хотя бы таким образом. Или это просто очередная лажа, как и с клятвами в любви до гроба?
   Я потребовала уточнений:
   – И как это?
   – Ну, будешь ездить куда захочешь.
   В его благодушные обещания не верилось не только мне, но и ему самому. Сообразив это, он, чуть поколебавшись, добавил уже куда ближе к истине:
   – Естественно, без ребенка и с соответствующим сопровождением.
   Я обвела взглядом это самое соответствующее сопровождение.
   – Это как сейчас, да?
   Он сердито обрезал:
   – Конечно, нет. С тобой будут два-три человека, не больше.
   Ну что ж, если пара-тройка соглядатаев для него норма жизни, то для меня – нет. Не подавая виду, что подобное сопровождение для меня вовсе неприемлемо, я капризно потребовала:
   – Пить хочу!
   Он среагировал немедленно:
   – Чего бы тебе хотелось?
   – Хочу хорошего коктейля!
   – За хорошим коктейлем человека не пошлешь, поэтому мы с ним двинулись в буфет. Я с провокационным интересом оглянулась, думая, что все остальные остались на месте, но не тут-то было! У Вадима был явно предусмотрен и этот вариант.
   Вся команда очень четко, как после детальной проработки диспозиции, расположилась у входа в буфет, а несколько зашли за нами следом. В общем, я снова оказалась в плотном кольце охраны.
   Это меня и злило и смешило, поэтому после выпитого коктейля я пошла в туалет, куда, естественно, за мной немедля отправилась вся женская часть нашей команды. Оставшись с ними наедине, я потребовала сказать мне, не надоело ли им это.
   Оказалось, что вовсе нет, потому что им ужасно забавно наблюдать, как мечет икру босс, не видя меня с собой рядом. К тому же им за это хорошо платят, что тоже является немаловажным фактором. Я думала вытянуть из них еще что-нибудь, но больше они мне ничего не сказали, поскольку Марина предупреждающе хмыкала и угрожающе хмурила брови.
   Выйдя из туалета, мы отправились на посадку, где я с точки зрения Романа вела себя идеально. То есть как самый обычный пассажир.
   Зайдя в лайнер, я потребовала место у окна, и Пронин с удовольствием усадил меня возле него, предварительно оценив размеры и прочность окна. Сделал он это, явно повинуясь условному рефлексу, приобретенному за несколько месяцев жизни со мной. Сама я выпрыгивать в иллюминатор во время полета не стала бы даже под дулом автомата.
   Когда под крылом самолета показались яркие огни Москвы, у меня на глазах выступили слезы облегчения и воскресла надежда на скорое освобождение. Поскольку в таможенном зале всегда дежурят милиционеры, я хотела кинуться к ним и попросить помощи. При этом вполне можно будет обойтись малой кровью – просто сказать, что у этого господина мои документы и потребовать их обратно.
   Не будет же Вадим драться с представителями власти! От этой мысли на моих губах заиграла радостная улыбка, и Роман принялся посматривать на меня с ненужным мне пониманием. Пришлось взять себя в руки и, хотя сердце гулко билось от предстоящего мне нелегкого испытания, внешне мое волнение, надеюсь, ничем не проявилось.

   Глава восьмая

   Самолет приземлился в Шереметьево по расписанию и мы всей гурьбой спустились с трапа. К моему удивлению и негодованию, вместо таможенной проверки, которую все члены нашей команды должны были пройти, как обычные законопослушные граждане, Роман усадил меня в стоявший у трапа лимузин, подождал, когда за нами следом сядут Вадим с Мариной, и наша машина беспрепятственно покинула пределы аэропорта.
   Я даже с лица спала – прощай моя надежда на освобождение прямо в зале ожидания! Я-то рассчитывала при таможенном досмотре оторваться от этих господ, и вдруг такой прокол!
   Посмотрев на торжествующую ухмылку Вадима и хмуроватое настороженное лицо Романа, поняла, что они достойно подготовились к любым попыткам моего бузотерства. Что ж, это еще один хороший мне урок – не стоит недооценивать противника.
   Через пару часов мы подкатили к огромным воротам на Рублевке, плавно разъехавшимся в стороны при нашем приближении. Дом, выстроенный буквой П, был под стать воротам – громадный, как дворец. Увидев по дороге к дому несколько сторожек с охранниками и камеры внешнего наблюдения, я поняла, что отсюда мне так просто тоже не выбраться.
   Но одно то, что мы были в родной стране, внушало неиссякаемый оптимизм, и я всё веселее и благодушнее смотрела на окружающее меня великолепие.
   Машина заехала в подземный гараж, и Роман, выйдя из салона, протянул мне руку. Дождавшись, когда я неловко выползу следом, по-хозяйски обнял меня за талию, притянул к себе и повел к лифту.
   Поднявшись на первый этаж, вздумал показать мне весь дом, самодовольно приговаривая:
   – Теперь это и твой дом, дорогая! – чем меня откровенно взбеленил. – Давай покажу, где что находится.
   Мне эти хоромы на дух были не нужны. Единственное, чего я хотела – оказаться в бабушкином доме и жить спокойно, никого не беспокоя. Но чтобы и мне никто не мешал.
   Понимая, что единственный шанс вырваться из этой золотой клетки – усыпить бдительность моих сторожей, прикидываясь всем довольной, я томно протянула, не давая заподозрить себя в излишнем любопытстве:
   – Я устала, и мне вовсе не до экскурсий по музеям.
   Роман суетливо согласился, видимо, подумав, как здорово очутиться со мной в спальне наедине, но я злокозненно уточнила:
   – Отдыхать я буду одна!
   От моего безапелляционного тона он разочарованно сник, но послушно согласился:
   – Как хочешь. Марина покажет тебе твои комнаты.
   Горничная поспешила вперед с таким проказливым выражением лица, что это заметил даже Пронин, обычно не обращавший внимания на прислугу. Он нахмурился, что для бедной Маринки сулило по меньшей мере добротный выговор от супруга.
   Похихикивая, я двинулась за ней следом. Избавившись от надоедливого надзора любовника, попросила Марину показать мне дом. Кивнув головой, она принялась перечислять комнаты, мимо которых мы проходили. На первом этаже располагались разного рода подсобные службы, кухня, тренажерный зал, и пристроенный к дому огромный бассейн.
   На втором находились отведенные мне комнаты, рядом с ними кабинет и приемная Романа, в которой сидели его секретари, дальше огромная гостиная, столовая, комнаты для гостей, небольшой кинозал. На третьем библиотека и музыкальная комната, где, как я поняла, изредка давали концерты разного рода знаменитости.
   В другом крыле наши с Романом смежные спальни, куча каких-то полупустых комнат, про которые Марина многозначительно сказала: «про запас», из чего я сделала вывод, что ориентированы они на будущее потомство, которого, судя по количеству комнат, должно быть много. На четвертом были бильярдная, боулинг и еще какие-то комнаты непонятного мне назначения.
   В общем, это была сказка. Из тех, за которую какая-нибудь дурочка готова была душу продать. Но меня от этой показушной роскоши просто тошнило. Я отчаянно хотела быть собой, а не игрушкой для богатенького мальчика, и не могла понять, как же меня угораздило влипнуть в эту медовую западню.
   Поскольку спальни на третьем этаже предполагали совместное проживание, я предпочла остановиться на втором, где мне предназначались отдельные апартаменты, состоящие из трех внушительного размера комнат и соединяющего их немаленького коридора.
   Из фойе внутрь вела дверь, которую, при желании, можно было запереть на ключ. Во всяком случае, замок в дверях имелся. Я потребовала у Марины ключ, и она, открыв шкафчик в прихожей, выдала мне его, предупредив:
   – У босса есть ключи от всех комнат, так что запираться бесполезно.
   На этот счет у меня было свое мнение, озвучивать которое я предусмотрительно не стала. Пройдя по роскошно обставленным комнатам, увидела стилизованные под старину телефонные аппараты. Перехватив мой вспыхнувший надеждой взгляд, Марина снова скучно предупредила:
   – Это внутренние телефоны, связи с городом нет.
   Продолжения не требовалось, и она, показав мне, что где лежит и что как включается, ушла, оставив меня в одиночестве. Я прилегла на диван в гостиной, закинув руки за голову. Делать ничего не хотелось. Да и что мне делать? Маникюршу с педикюршей вызвать, что ли? Или обстановку в своих комнатах сменить?
   Я бросила равнодушный взгляд по сторонам. Красиво, но не мое. И моим никогда не станет, так чего же стараться? Пролежав около получаса, почти задремала, когда в соседней комнате раздался шорох и невнятный, едва слышимый разговор.
   Подскочив, я припомнила, что рядом с этой комнатой кабинет Романа. Эх, если б можно было услышать разговор! Странно, но раньше мне и в голову не приходило подслушивать, но жизнь с Прониным пробудила во мне самые худшие мои черты. Или это просто естественное желание выжить?
   Я приложила ухо к стене, но слов всё равно было не разобрать. Жаль. И тут я вспомнила про такой простой приборчик, как стетоскоп. Надо как-то прорваться за ним в аптеку. Но вот как? Одну меня всё равно никуда не пустят.
   Вечером после настойчивых напоминаний секретаря Роман ушел работать в кабинет, а я пошла на первый этаж, размышляя по дороге, чем бы мне заняться. Может, посмотреть какой-нибудь фильм? Хотя я и не слишком люблю кино, но надо же чем-то заняться.
   В коридоре столкнулась с красавцем, причем настоящим Аполлоном, высоким, великолепно сложенным блондином с роскошной шапкой белокурых волос. Он шатался по этажу, где ему явно нечего было делать – охранники на хозяйские этажи не допускались. Одно это внушило мне определенные подозрения. Посмотрев на меня неестественно восхищенным взглядом, он проговорил:
   – Ах, какая куколка!
   Фальшь из него лезла во все поры, и я недоверчиво улыбнулась в ответ на этот сомнительный комплимент. Но он моего скепсиса не заметил. Скорее всего настолько был уверен в собственной неотразимости, что ему ничего подобного и в голову не приходило. Я давно заметила, что красивые мужики еще глупее красивых баб.
   – Ты новая подружка босса? Ничего, миленькая. Но за мои пять лет беспорочной здесь службы, – он так произнес слово «беспорочной», что было ясно, что всё обстоит с точностью до наоборот, – у босса были красотки куда поэффектнее тебя. И все надеялись на обручальные кольца и марш Мендельсона. И все шустро пролетали мимо. Не боишься, что и ты ненадолго?
   Его панибратство мне категорически не нравилось, и я поморщилась. На яхте никто из команды ничего подобного себе не позволял. Но там, видимо, поработал Пронин. А здесь? Неужели местная обслуга так распущена, что может позволять себе подобные вещи?
   Мгновенно возникло подозрение, что эта фривольность неспроста. Уж больно его поведение походило на подставу. Мне вспомнился странный взгляд, брошенный на меня сегодня Вадимом: будто он уже со мной распрощался и забыл, как меня и звали. Да, это несомненно его затея.
   Замысел был редкостно примитивен, потому прослеживался очень четко: я ложусь в постель к этому красавчику, меня с помощью школьного дружка застукивает Роман и отправляет на все четыре стороны.
   Ах, если бы это было так просто, я давно была бы дома.
   Но я всё же решила подыграть Вадиму. Чем черт не шутит, вдруг мне и впрямь удастся вырваться отсюда посредством этого самовлюбленного жеребца?
   – Похоже, что так. А ты кто?
   Красавчик поиграл накаченными мускулами, видимо, обещая мне неземное блаженство.
   – Аркадий.
   Я даже умилилась. Это ж надо, как его имя соответствует поставленной задаче. Аркадий – житель Аркадии – вечно счастливой страны. Интересно, много ли счастья он мне может дать?
   Аркадий считал, что много. Придвинувшись мне почти вплотную, обольстительно предложил:
   – Может, познакомимся поближе? Не пожалеешь, обещаю!
   Насчет последнего у меня были серьезные сомнения, но свет заманчивой свободы пересилил мою брезгливость, и я согласилась:
   – Давай проверим.
   Парень явно не ожидал столь быстрой победы, потому что как-то неуверенно обернулся, ожидая подсказки. Я мысленно попеняла Вадиму: почему он выдал исполнителю неполную инструкцию?
   Немного помявшись, парень что-то сообразил и предложил:
   – У меня комната на первом этаже. Вместе нам туда идти нельзя. Я пойду сейчас, а ты немного попозже, минут через десять. Дверь будет открыта, и ты сразу поймешь, куда заходить. Договорились?
   Еще бы! Оптимальный вариант, чтобы Аркаша успел предупредить своего босса, а тот, в свою очередь, своего. Меня это полностью устраивало, и я, неумело изображая из себя секс-бомбу, старательно растянула губы в фальшивой улыбке. И, видимо, перестаралась.
   Парень с явным сожалением остановил масляный взгляд сначала на моих губах, потом на груди, затем, становясь всё более и более сальным, взгляд пополз еще ниже.
   Не дожидаясь конца, я кивнула Аркаше и пошла дальше, тихонько посмеиваясь про себя и утешаясь банальной мыслью, что вполне могу остановить его до определенного момента. Как говорится в не очень приличной пословице, «сучка не захочет, кобель не вскочит».
   В кинозал я не пошла, а нырнула в гостиную, где включила телевизор и минут десять погоняла по экрану программы. Решив, что дала недалекому Аполлону достаточно времени для консультации с начальником, отправилась вниз.
   На первом этаже, в том крыле, где я еще ни разу не была, в самом начале коридора увидела приглашающе распахнутую дверь в небольшую комнату, в которой виднелся полураздетый Аркадий. Его мускулатура завораживала – под загорелой, почти бронзовой, кожей, перекатывались огромные бугры, способные впечатлить любую нормальную женщину.
   И я, зайдя в комнату и плотно прикрыв за собой дверь, охотно впечатлилась. Подойдя к нему и мягко проведя пальчиками по его гладким плечам, увидела, как под моими руками он покрывается мелкой гусиной дрожью, шепчет:
   – А, пропади всё пропадом! – и хватает меня в медвежьи объятия.
   Его поцелуи были мне противны, но я, пересиливая себя, старательно на них отвечала, молясь про себя, чтобы Роман с Вадимом пришли как можно скорее. Если дело дойдет до постели, мне этого бугая не остановить.
   Но вот, напрягшись до предела и задрожав злой крупной дрожью, он поднял меня на руки и в два шага донес до дивана, стоявшего у окна. Подняв глаза, я посмотрела на противоположную стену, где, по моему разумению, должна была стоять камера слежения. А для чего бы тогда устраивать этот балаган?
   Но ее не было, и я внезапно испугалась. А если я ошиблась, и Аркадий затеял этот спектакль исключительно для собственного удовольствия? От этой мысли меня пробрал нервный озноб, и я попыталась оторваться от ищущих рук ухажера.
   Не тут-то было. Я и раньше предполагала, что это проблематично, но теперь полностью убедилась в неосуществимости подобных желаний. Он был как скала и только посильнее налег на меня, уже полностью готовый к продолжению. Шустренько стянул с меня блузку, расстегнул лифчик и принялся легонько покусывать мою шею, напомнив мне фильм про графа Дракулу.
   Мне оставалось одно – идти в этом неприятном деле до конца, а потом как-нибудь изящненько довести это безобразие до сведения Пронина. Хотя никакой гарантии, что он мне поверит, возмутится и отправит восвояси, у меня не было.
   Тут, к моему вящему облегчению, дверь распахнулась, и в комнату влетел гневный Роман. Схватив меня за руку, рывком вытащил из объятий возбужденного парня. Тот вскочил и, схватив за другую руку, потянул меня обратно. Я взвизгнула, чувствуя, что еще немного, и меня станет двое.
   Испугавшийся за мою целостность Роман тут же меня выпустил, и я шлепнулась на Аркадия, который, в свою очередь, не удержался на ногах и упал обратно на диван, не выпуская, однако, меня из своих загребущих лап.
   Дверь снова распахнулась, и в проеме нарисовался Вадим. Вид у него был предовольный. Он даже и скрыть этого не пытался. Еще бы – такая наглядная картинка! Снизу до предела возбужденный голый парень, сверху я, почти полностью обнаженная, с одной узкой полоской короткой юбки на бедрах, и рядом злющий до потери пульса босс.
   – Ну что, убедился, что она из себя представляет? – голос Вадима был скучающе-ленивым. Он был уверен, что расправа Пронина будет стремительной и наглядной.
   После этих слов Аркадий должен был бы опомниться и изобразить из себя невинного агнца Божия, обольщенного недостойной сиреной, то бишь мною, но он, похоже, перевозбудился.
   Не обращая внимания на свидетелей, он прижал мою голову рукой и впился в мои губы болезненно-страстным поцелуем, явно намереваясь довести начатое дело до конца. Рассвирепевший Роман схватил меня за талию и попытался поднять, но я вкупе с уцепившимся за меня парнем оказалась для него непосильной ношей.
   В действие вступил Вадим. Отеческим тоном воззвал к разуму подчиненного:
   – Аркадий! Опомнись! Отпусти ее!
   Но, к его искреннему изумлению, разума у того не оказалось. Вместо раскаяния тот рявкнул:
   – Да пошли вы!
   Шустро перевернувшись, оказался сверху и, невзирая на свидетелей, принялся нахраписто задирать на мне юбку.
   Этого Роман перенести уже не смог. Он схватил парня за волосы и оттянул от меня, заставив-таки выпустить добычу из своих медвежьих объятий.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация