А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Мутный Лес" (страница 1)

   Андрей Бондаренко
   Аномальщики. Мутный Лес

   От Автора

   В Уставе студенческого исследовательского клуба – «Аномальщики» значилось: – «Наша главная задача заключается в планомерном, целенаправленном и тщательном изучении всех аномальных (естественных!) зон, располагающихся на планете Земля…»
   Поэтому, когда из Республики Коми поступила информация об обнаружении новой, ещё ни кем не изученной аномальной зоны, наполненной разнообразными странностями, члены клуба тут же, практически не раздумывая, принялись паковать рюкзаки.
   Вот, так просто, непритязательно и буднично они всегда и начинаются, призрачные Дороги, ведущие в тайную и загадочную Неизвестность. В данном конкретном случае – в Кошачий Мир…
   Вторая книга этого цикла так и будет называться: – «Аномальщики. Кошачий Мир»

   Автор

   Пролог

   Эльзе не нравилось в этом чужом для неё Мире. Или же на чужой планете? Она так этого и не поняла. Навалились – откуда не возьмись – подлые арархи, обездвижили, доставили на суд, обвинили во всех смертных грехах, осудили, приговорили к общественно-полезным работам, поместили в тело гуманоида (спасибо, что женского пола), и отправили…. Куда отправили?
   – А Бог его знает, – неторопливо бредя по хвойному весеннему мелколесью, бормотала Эльза. – Место как место. В меру спокойное, в меру поганое. И не такие приходилось посещать…. Облик гуманоида? Позорно, конечно. Но, ничего, перетерплю. За дело, в общем-то, досталось. Контрабандная торговля новейшими плазменными технологиями – серьёзное преступление, спора нет. Всё жадность проклятая, доставшаяся в наследство от славных предков. Поделом. Мол, никогда не перегибай палку и всегда знай меру…. Здешние должностные обязанности? Так, ерунда пустая и несерьёзная. Осуществлять комплексную охрану объекта. Отпугивать любопытствующих. Встречать одних путешественников и провожать других. Ничего хитрого и экстраординарного…. И, собственно, что? Охранные пояса, предусмотренные должностными служебными инструкциями, выставлены. Любопытных аборигенов, пробравшихся внутрь зоны, не наблюдается. Впрочем, как и путешественников с обеих сторон…. И зачем, интересно, мечтательные арархи оборудовали этот новый Портал? На всякий случай? Про запас? Ладно, их дела…. И всё бы ничего, работа как работа, но имеет место быть одна досадная неприятность. Уже на месте выяснилось, что придётся провести на Земле семьдесят семь местных лет. Понятное дело, что при возвращении Время сожмётся самым парадоксальным образом. Мол, на Мирре прошёл от силы месяц. Или, допустим, три. Не помню я уже математических принципов этого хитрого пересчёта. Но, всё равно…. Нехорошо, честное слово, получилось. Тьфу, да и только. Я за неполный тутошний год чуть не сошла с ума от серой и вязкой скуки. А что дальше будет? И представить страшно. Если бы события какие-нибудь происходили. Тогда бы…. Мол, при активной жизненной динамике и Время течёт гораздо быстрей. Так, нет. Тишь и гладь, да Божья благодать…. Кстати, болтаю-то я на местном наречии достаточно бойко и складно, но, к сожалению, чётко не понимая смысла сказанного. Вот, к примеру, кто такой этот самый – «Бог»? Так и не удосужились объяснить. Арархи туповатые и скользкие. Что с них, самовлюблённых олухов, взять? А спросить-то – не у кого…. Ещё, понимаешь, летательный аппарат работает со сбоями. Эти легкомысленные деятели умудрились разместить Портал рядом с солидным планетарным разломом. Магнитное поле неустойчивое. Что-то там ещё. Вот, двигатель – время от времени – и капризничает. И взлетать-то лишний раз как-то не тянет. Ну, ни капельки…. Чу. Что это шуршит на склоне? Лосиха с лосёнком? Непоседливые северные олени забрели? Или же началась сезонная миграция диких кабанов? Ну-ка, ну-ка…. Чёрт, только этого и не хватало. Кажется, абориген пожаловал. Как же он, морда периферийная, прошёл через Охранные пояса? Непорядок…
   По склону холма, ловко лавируя среди молоденьких сосёнок, пихт, ёлочек и лиственниц, неторопливо шагал гуманоид. То есть, «человек» – именно этим неоднозначным термином именовались в служебных инструкциях местные разумные аборигены.
   Человек – бородатый молодой мужчина в старенькой брезентовой штормовке, украшенной многочисленными заплатами – выглядел слегка испуганным и удивлённым: крепко сжимая в ладонях двуствольное ружьё, тревожно оглядывался по сторонам и задумчиво хмурился.
   – Заплутал, милок? – выходя из-за гранитного валуна, заботливо поинтересовалась Эльза. – Оно и понятно, места здесь шибко блудливые…. Э-э, ружьишко-то, родной, отведи – на всякий случай – в сторону. Пальнёшь ещё с испугу, не приведи Бог. Хотя, если и пальнёшь, то не велика беда. В том сакральном смысле, что всё равно промажешь…. Кстати. А, вот, Бог. Кто он такой? Не подскажешь?
   – М-м-м…, – послушно опустив ружьё стволами вниз, замялся туземец. – Бог? Ну, это такая мыслящая и могущественная Субстанция. Высший Вселенский Разум, если коротко.
   – Спасибо, странник проходящий. Доходчиво и по сути объяснил. Молодец. И глаза у тебя хорошие. Думающие такие. Хотя и грустные при этом, с тоскливой поволокой…. Как же ты, бородатенький, забрёл в мой отдалённый и секретный оазис? Неужели, по дороге не повстречал ничего странного и необычного?
   – Повстречал, конечно, бабушка-шаманка. Много чего. Всякого и разного. До сих пор мурашки по спине бегают наглой стаей. Холодные такие, колючие…
   – Почему же не повернул назад? – ласково и вопрошающе улыбнулась Эльза. – Такой смелый и отважный, страха не ведающий? Воин? Странствующий паладин?
   – Не то – чтобы смелый, – смущённо улыбнулся в ответ мужчина. – Просто, так получилось, философ по жизни. Привык ко всему необычному и непривычному относиться спокойно, без излишней суеты.
   – Бывает…
   Эльза, стараясь не делать резких движений, медленно опустила коричневую морщинистую руку в карман широкого тёмно-коричневого малахая, щедро расшитого во всех местах цветным бисером, и перевела указательным пальцем в правую сторону крохотный тумблер, вмонтированный в тёмно-зелёную продолговатую коробочку. Прибор тут же начал послушно излучать соответствующие волны.
   – О-о-о! – оскалившись, схватился за голову ладонями абориген. – Как больно!
   – Ба-бах! – выстрелило ружьё, упавшее на землю.
   – Этого и следовало ожидать, – поморщилась Эльза. – Недотёпа и олух. Не поставил оружие на предохранитель…. Ну, бродяга неразумный, будешь ещё шастать по запретным местам?
   – О-о-о! Не буду…
   – Точно? Не врёшь?
   – Обещаю, тётенька-шаманка. Не буду. Честное благородное слово. Пощади, ради Бога…
   – Ладно, поверю на первый раз. Сугубо ради Высшего Вселенского Разума, – Эльза перевела – на чуть-чуть – тумблер приборчика влево. – Гуляй, бродяга неприкаянный. Я сегодня добрая. Весна, голубое небо, птички чирикают…. Стой! Ружьишко-то подбери. Мне оно ни к чему. Обхожусь пока скромными шаманскими силами. Ну, и Божьей помощью в довесок, понятное дело…

   Глава первая
   Спиленный идол

   Они покинули метеостанцию на рассвете.
   Над Печёрой медленно поднималась, слегка клубясь, вязкая туманная дымка. Поднималась, клубилась и медленно заползала-затягивалась в узкую долину, ограниченную высокими речными обрывами, скрывая от глаз Мутный Материк. Только позолоченный крест маленькой деревенской церквушки, высовываясь из тумана, горделиво блестел, усердно отражая первые солнечные лучи.
   – Пойдём в ту сторону, – уверенно махнул рукой Сергей. – Угол, образуемый руслом Печоры и линией нашего предстоящего маршрута, должен составлять примерно шестьдесят градусов. Из серии: – «Величина биссектрисы всегда меньше величины суммы катетов…»
   – Причём здесь, пардон, какая-то биссектриса? – уточнила дотошная Натка (клубное прозвище – «Птичка»). – Поясни, уважаемый проводник. Если, конечно, не трудно.
   – Не трудно. Можно, конечно, идти и другим, насквозь альтернативным путём. Сперва берегом Печёры, вверх по течению. Потом – вдоль русла Малой Мутной, до места намеченной переправы. Мы же, будучи людьми образованными и продвинутыми, рванём напрямик, через болото. Что называется, срежем угол. Километров восемнадцать-двадцать, при этом, сэкономим. Всё ясно? Очень хорошо. Тогда, бойцы, достали флакончики с антикомариным спреем и попрыскались от души. Ещё, не скупитесь. На здешних топких болотах нынче гнуса вылетело – без счёта…. Попрыскались? Взваливаем на плечи рюкзаки и выдвигаемся на маршрут. Назаров!
   – Здесь, – лениво зевнул Пашка. – Чего надо, родной?
   – Сразу видно, что ты в российской армии не служил, – досадливо поморщился начальник метеостанции.
   – Не служил, грешен. Сразу после школы подался в студенты. Ну, и что из того? Теперь, значит, можно меня чморить почём зря? Мол, штатская неженка, не знакомая с волшебной армейской дисциплиной? Не советую, командир. И в табло может запросто прилететь.
   – Чего крысишься, Назаров? Когда это я тебе, грубияну, успел оттоптать любимый мозоль?
   – Это он, господин проводник, изволит ревновать, – встряла в разговор вредная Наташка. – Лизавета на тебя, рыцаря печального образа, посматривает с ярко-выраженным пиететом, вот, Рыжий и психует. Нервный и трепетный он у нас, а толстокожим и грубым обломом только прикидывается…
   – Птичка, прекращай ломать комедию. Обижусь.
   – Сам дурак.
   – Отставить дружескую пикировку! – прикрикнул Сергей. – Нашли место и время. Значится так…. Назаров!
   – Здесь я. Чего надо, начальник?
   – Замыкающим пойдёшь.
   – Почему я? – возмутился Пашка. – Из-за рыжего цвета волос?
   – Потому, что ты самый здоровый, крепкий и выносливый. Будешь помогать отстающим и слабосильным. А также старательно прикрывать-охранять тыл нашего отряда. Держи карабин наготове, но с предохранителя – без должных на то причин – не снимай. Вопросы?
   – От кого охранять-то? В смысле, тыл? От диких голодных зверей и криминальных человеков?
   – И от них тоже, – невозмутимо подтвердил Подопригора. – Посматривай, короче говоря…. Вот, возьми, – протянул чёрный брусок, оснащённый длинной антенной. – Это, дружок мой штатский, армейская рация. Радиус действия в тайге – порядка пятнадцати километров. Одна будет у меня, другая – у тебя. Чисто на всякий случай. Мобильная связь здесь работает плохо и не регулярно, мол, профильных вышек ещё маловато расставили в наших заброшенных краях…. Всё, разговоры закончены. Порядок передвижения следующий: я, Лиза, Иван Палыч, близнецы, Птичка, Назаров. Он же – Рыжий…. На болоте можно встретиться со змеями, но бояться их не стоит, так как вы все в резиновых сапогах. Главное, не нагибайтесь и не наступайте на гадов. Просто аккуратно, в обычном темпе, проходите мимо…. За мной. Веселей шагаем, орлы и орлицы питерские! Бодрей и активней шевелим помидорами….

   Болотце, заросшее смешанным редколесьем и хилыми кустиками цветущего вереска, началось метров через сто пятьдесят. Под подошвами резиновых сапог противно зачавкало, а пышный светло-зелёный мох заходил нешуточными волнами.
   – Рекомендуемая дистанция друг от друга – пятнадцать метров! – долетел от головы отряда зычный голос Сергея. – Все слышали?
   – Все! – громко прокричала в ответ Наталья, шедшая перед Пашкой, после чего принялась отчаянно хлопать ладошками по бёдрам, затянутым в толстые брезентовые штаны. – Ой, больно. Насквозь, твари гадкие, брезент прокусывают. И импортный антикомариный спрей на них, гадов кровососущих, не действует…
   – Это да. Что есть, то есть, – согласился Назаров. – Местные слепни и оводы, так их и растак, звери натуральные и безжалостные. Хорошо ещё, что гнус и мошкара ведут себя прилично. То бишь, мать их всех, держатся по сторонам и не набрасываются.
   – Во-первых, заканчивай выражаться. Я хоть и потомственная буровичка в пятом колене, но, всё же, дама. Во-вторых, попрошу соблюдать рекомендованную дистанцию. Чтобы, тьфу-тьфу-тьфу, не провалиться – за пустыми разговорами – в холодную болотистую пучину.
   – Как скажешь, подруга буровая…. Кстати, Птичка, могу дать реально-полезный совет.
   – Излагай, соратник.
   – Вытащи нож из ножен и, не прекращая движения вперёд, нарежь берёзовых веток, а потом сложи их вместе. Получится классный веник – на манер банного. Иди себе по тропинке и, не ведая сомнений, усердно хлещи веником по ляжкам-коленкам. Действенный способ, проверенный неоднократно.
   – Спасибо, конечно.
   – Не за что. Всегда обращайся. В дельном совете, по крайней мере, никогда не откажу…
   Узкая тропа, равнодушно проплутав по болоту километров шесть-семь, привела к бойкому и шумному ручью, через который был переброшен бревенчатый мостик – хлипкий и очень узкий.
   – Как-то неуверенна я в себе, – остановившись на берегу ручья, призналась Натка. – Запросто могу навернуться. А до воды с камушками метра три, наверное. Никак не меньше. Костей потом не соберёшь…. С другой стороны, остальные-то прошли. Может, и я смогу? Как думаешь, Павлик?
   – Избавься от поклажи и переберись на противоположный берег налегке, – предложил Назаров.
   – А как же мой рюкзак?
   – Я его переброшу через ручей.
   – Ну-ну, перебросил один такой, – недоверчиво хмыкнула Наташка. – Здесь порядка пятнадцати метров будет.
   – Не спорь со старшими, девчонка сопливая. Сказал – переброшу, значит, переброшу. Давай, помогу снять рюкзачок…. Ничего себе, тяжёленький. Килограмм семнадцать-восемнадцать. Какие-то трубки алюминиевые торчат наружу…. Что там у тебя?
   – Надувная резиновая лодка. Трёхместная, из арсенала российских «эмчээсников». А ещё насос, ремонтный комплект, вставные сиденья, всякие клапана и разборные вёсла.
   – Зачем нам понадобилась надувная лодка? – удивился Пашка. – Был же разговор, что, мол, в районе намеченной переправы через реку имеется крепкая деревянная лодка, спрятанная в прибрежных кустах.
   – Не знаю. Серёжа сказал, что на всякий пожарный случай. Типа – для пущей подстраховки.
   – Он ещё, ко всему прочему, и махровый перестраховщик? Ну-ну…. Ладно, потомственная буровичка, поболтали и будет. Приступай к форсированию водной преграды. Не тяни…
   Натка прошла на настил моста, плавно опустилась на четвереньки и медленно-медленно двинулась вперёд.
   Ручей угрожающе рокотал и гневно плевался клочьями грязно-белой пены, длинные, слегка подгнившие жерди предательски прогибались и раскачивались, а Наташка жалобно бормотала-вскрикивала:
   – Мамочка моя родненькая. Я же высоты боюсь…. Ой! Как страшно-то. Мамулечка моя…. Ой! И зачем только я приехала сюда?
   Минуты через две с половиной девушка, всё же, успешно перебралась через ручей.
   – Жива, лягушка-путешественница? – выждав секунд двадцать-тридцать, насмешливо поинтересовался Назаров.
   – Вроде бы, – с трудом поднимаясь на ноги, неуверенно шмыгнула носом Натка. – Даже не описалась. Только руки и ноги до сих пор слегка подрагивают…. А обзываться обязательно? Какая я тебе – лягушка? Неужели, похожа? Мол, маленького росточка, приземистая и толстая?
   – Извини, Птичка. Я ничего такого не имел в виду…. Отойди-ка в сторону. Дальше. Ещё дальше…
   Пашка, прислонив карабин к трухлявому берёзовому пеньку, взял в руки рюкзак с надувной лодкой и, старательно раскачав его, ловко перебросил через ручей.
   – Спасибо большое, Рыжий, – поблагодарила вежливая Наталья. – Ты меня здорово выручил.
   – Не за что. Давай, не спи. Хватай поклажу и догоняй остальных.
   – А ты? Может, помочь?
   – Не стоит, – поправив на плечах широкие лямки рюкзака, в котором находилось килограмм тридцать пять различных продовольственных припасов, и подхватив карабин, Назаров – широкими шагами – перебрался через мостик, после чего, ободряюще подмигнув, повторил: – Не спи, путешественница. Надо товарищей догонять. Вот, твой рюкзачок. Вставляй руки в наплечные ремни.
   – Ага. Спасибо…
   Пашка размеренно шагал по тропе и, насторожённо оглядываясь по сторонам, размышлял: – «Лес вокруг совершенно обычный, только хиловатый слегка. И это нормально – до Полярного круга рукой подать, в районе ста двадцати километров. Мох пышный, светло-зелёный. Морошка цветёт вовсю симпатичными белыми цветочками. Чёрные камни густо испещрены тёмно-фиолетовыми и ядовито-жёлтыми лишайниками. Кукушка кукует вдалеке. Ящерица, застыв на куске чёрного базальта, беззаботно греется на утреннем солнышке. Слепни и оводы зверствуют. Гнус, сбившись в огромные тучи, монотонно гудит над головой. А деревья смотрятся здоровыми, никаких визуальных следов мутаций. Значит, до аномальной зоны мы ещё не добрались…».
   – А-а-а! – послышался сдавленный девичий крик. – А-а-а…
   Назаров, предварительно сняв карабин с предохранителя, бросился – со всех ног – вперёд.
   Натка крепко прижималась рюкзаком к гладкой базальтовой скале, а в её огромных серых глазищах плескался липкий ужас.
   – Т-т-там, впереди, за к-к-камнем, з-з-змея, – подрагивая побелевшими губами, сообщила девушка. – П-п-переползает через т-т-тропу.
   – Змея? И только-то? Подумаешь. Ваш разлюбезный начальник метеостанции предупреждал о таком варианте.
   – Оч-ч-чень большая з-з-змея. Ог-г-громная…
   – Ладно, стой здесь. Проверю.
   Пашка осторожно выглянул из-за рваного ребра скалы и, длинно вздохнув, признал:
   – Действительно, блин горелый, здоровущая. Длинная-длинная, иссиня-чёрная, толщиной с мою ногу. А хвост украшен…э-э-э, уродливым тёмно-коричневым наростом, слегка напоминающим огромную сосновую шишку.
   – Ч-ч-что же теперь д-д-делать? А, П-п-павлик?
   – Ничего особенного делать не будем. Просто подождём немного…. Эй, кыш отсюда! Уползай, морда наглая! Кыш! Уползай…. Ну, вот, путь открыт. Шагаем.
   – Уверен?
   – На все сто. Я же тебе русским языком толкую – змея уползла.
   – А почему она – такая большая? Натуральная анаконда из субтропических южноамериканских джунглей…. Разве в северных лесах Республики Коми водятся анаконды?
   – В аномальных зонах всякое возможно. По крайней мере, так наш Палыч излагает…. Слушай, сокурсница, а для чего ты попёрлась с нами? Сидела бы себе на мамкиной комфортабельной даче под Питером и горя бы не знала. Высоты боишься. Змей опасаешься.
   – Надо было, вот, и попёрлась, – неожиданно разозлилась Наталья. – Тебя, охламона широкоплечего, забыла спросить. Шагаем…. Кстати, рельеф местности устойчиво идёт на подъем. Мох уже не качается под ногами. Так что, можно идти рядом…

   Тропа неуклонно и планомерно поднималась вверх. Вскоре исчезли пышные мхи и цветные лишайники, а им на смену пришли разлапистые буро-зелёные папоротники. Да и лес из хвойного постепенно преобразовался в смешанный.
   – Дымком пахнет, – встревожено задёргала крыльями носа Натка. – Всё сильнее и сильнее. А ветер, как раз, дует в нашу сторону…. Впереди бушует страшный лесной пожар? Может, ускоримся и догоним наших?
   – Догоним, – мельком взглянув на наручные часы, пообещал Назаров. – Через двадцать пять минут. Никак не позже.
   – С чего бы такая точность?
   – С того самого, что на четырнадцать ноль-ноль наш проводник назначил обеденный привал. Он, понятное дело, задавака и пижон, каких ещё поискать. Но все обещания, похоже, держит. Так как является законченным педантом. Опять же, армейское прошлое…
   В тринадцать пятьдесят пять, обогнув несколько огромных корней-выворотней, они вышли на плоскую вершину холма. Здесь вовсю гулял холодный северный ветер, наполненный чуть горьковатым дымным привкусом, зато слепни, мошкара и гнус отсутствовали.
   – О, весь отряд в сборе, – наскоро отдышавшись, обрадовалась Наталья. – Действительно, намечается привал, причём, совместно с сытным обедом. Как же я проголодалась! Словно самка песца на излёте суровой чукотской зимы. А как устала – словами не передать…
   Иван Палыч, заложив руки за спину, сосредоточенно рассматривал трёхметрового деревянного идола, вырезанного из толстенного соснового бревна и установленного в самом центре вершины. Идол был вкопан в землю и для пущей надёжности обложен – в несколько рядов – крупными серо-розовыми валунами. Близнецы Петровы, достав из рюкзаков походные котелки, отправились вниз по склону, где – по всей видимости – располагался родник с чистой водой. А Сергей и Лиза, о чём-то тихонько переговариваясь и негромко пересмеиваясь, разводили костёр.
   – Перекусить, конечно, не помешает, – стараясь не смотреть в сторону костра, согласился Пашка. – Воркуют, понимаешь, словно влюблённые голубки.
   – Это точно. Ситуация – прямо как в той песенке.
   – В какой?
   – Из знаменитого кинофильма – «Большая перемена», – печально усмехнулась Натка. – Неужели не смотрел? Темнота ты, Павлик, беспросветная…. А песенка такая, слушай. Мы выбираем, нас выбирают. Как это часто – не совпадает. Я за тобою двигаюсь тенью. Я привыкаю – к несовпаденьям…
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация