А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шляхта и мы" (страница 31)

   Достаточно вспомнить, что армия Андерса, покинувшая СССР в 1942 г., насчитывала 76 110 военнослужащих, а вместе с семьями их было 147 324 человека. А в армии Войска Польского, сражавшегося в составе советский частей под руководством 3. Берлинга, было аж около 400 тысяч солдат и офицеров, большую часть которых составляли поляки, плененные и интернированные в 1939 г. Почему же они, выжившие в нашем плену и победившие фашизм, не могут считаться элитой польского народа?
   В статье Петра Мицнера «Интернированные союзники» («Новая Польша», № 2, 2005 г.) признается, что условия, в которых жили такого рода офицеры в дягилевском лагере под Рязанью, были человечными:
   «Они свободно перемещались по территории лагеря, офицеров не заставляли работать, можно было устраивать концерты, шахматные турниры, действовал даже лагерный театр „Наша будка“ (разумеется, с жестокой цензурой). Среди заключенных было несколько священников, которым разрешили совершать богослужения». Но почему в Катыни таких условий не было, и почему из нескольких сотен тысяч польских военнопленных, находившихся в советских лагерях было расстреляно в Катыни и, предположительно, еще в двух местах лишь несколько тысяч в то время, как геноцид предполагает максимально возможное уничтожение людей по национальному признаку? Почему другим сотням тысяч поляков была дарована свобода и доверено оружие для борьбы с Гитлером?
   «Осадники», то есть польские офицеры, получившие в 20-х годах во владение земли Восточных Крессов, должны были «ополячить» и «окатоличить» новые колонии Великой Польши и рьяно взялись за дело. С их помощью с 1921 по 1936 год католики и униаты отобрали у православных общин 228 храмов и 7 монастырей, 133 православных церкви были закрыты, множество церквей взорвано. А. И. Солженицын в статье «Раскаяние и самоограничение» (1973 г.) так писал об этом варварстве: «На украинских и белорусских землях., захваченных по договору 1921 года, велась неуклонная полонизация, по-польски звучали даже православные церковные проповеди и преподавание Закона Божьего. Ив пресловутом 1937 году (!) в Польше рушили православные церкви (более ста, средь них – и Варшавский собор), арестовывали священников и прихожан».
   Вкупе со своими соратниками из «силовых структур» осадники относились к коренному населению Восточных Крессов», как англосаксонские колонизаторы к северно-индейским племенам или японцы к населению оккупированного Китая в 30-х годах прошлого века. «Газета Варшавска» в 1925 г. (№ 155), выражая настроение осадников, писала: «То обстоятельство, что в XX веке может существовать в культурном государстве пространство, которое является какими-то индийскими джунглями, спокойным оазисом для всяких банд, которые ищут там прикрытия и насмехаются над всеми стараниями полиции, – заставляет сильно беспокоиться о нашей власти. Десятки людей, которые прячутся в пущах, в своих воззваниях заявляют, что они ведут политическую борьбу, чтобы уничтожить польскую оккупацию в Белорусском крае, разбрасывают прокламации в этом духе; бабы носят им продовольствие в лесИз всего видно, что полиция не справляется с этим движением, один выход – занять эти пущи войсками».
   Польская власть, выполняя требования своей шляхты, стала на путь кровавого подавления крестьянских восстаний вооруженной силой. Газета «Речь Посполитая» в 1925 г. писала, что «если в продолжение нескольких лет не будет перемены, то мы будем иметь там (на восточных кресах) всеобщее вооруженное восстание. Если не утопим его в крови, оно оторвет от нас несколько провинцийТеперь же нужно выловить все банды, нужно проследить, где им помогает местное население, и со всем этим гультайнитством расправиться коротко и без пардону. На восстание есть виселица, и больше ничего. На все тамошнее (белорусское) население сверху донизу должен упасть ужас, от которого в его жилах застынет кровь».
   В 1924–1925 гг. в Западную Белоруссию были присланы крупные военные силы; были вооружены все бывшие офицеры и часть бывших солдат, в восточных кресах объявлено военное положение, введены военно-полевые суды. По всему краю свирепствовал массовый кровавый террор, производились аресты, избиения, пытки, грабежи и разрушения. Расстрелы по суду и бессудные были обычным делом. Наряду с православными храмами в Западной Белоруссии закрывались белорусские школы.
   В 1919 году их было 400, в 1921 году осталось 37. Крестьянство было задавлено всяческими налогами, ему запрещалось ловить рыбу в родных озерах и реках, заготавливать лес не только на строительство, но и на дрова, даже за сбор грибов и ягод крестьянин должен был платить осадникам немалые для него деньги… И конечно же, наши катынские энкэвэдэшники при помощи местного населения знали, кто из «поэтов», «артистов» и «учителей» виноват в насаждении этих порядков.
   Так что не верьте, молодые россияне, польским энтээсовцам и не повторяйте их пропагандистские штампы о том, что сталинские опричники уничтожали поляков по национальному признаку.
   А то ведь в Ваших молодых головушках и так уже произошли такие мировоззренческие сдвиги, что Вам кажется, будто демократическая Польша – это земля обетованная, а Ваша родина, нынешняя Россия, страна варварская, и для жизни непригодная. Горько читать вот такие Ваши поношения родной стране и родной истории:
   «За границей мы наблюдали, что-то для себя отмечали полезное, приехали в Россию и поняли, что бесполезно <…> мы идем тоталитарным режимом к «власти народа»… Всем навязывается общественное мнение, и мы с удовольствием глотаем и радуемся… мы – марионетки».
   А вот это – правда. Вы – марионетки, потому что ваши польские покровители готовят вас к «цветной революции», которую они мечтают совершить на просторах России.
   «Прискорбно, что мы привыкли барахтаться в своем болоте и кричать, что оно лучшее».
   «Выходом из сложившейся ситуации является осознанный и полный отказ от раболепного российского менталитета».
   «Выставка» облика тоталитаризма» показала изнанку истории в «светлое будущее, к которому заставляли идти. «Светлое будущее» строилось, переступая и давя тех, кто не хотел идти с ним, кому было не по пути».
   «Почему у нас все совсем по-другому? Почему у нас в стране так не получается?»
   «Остается загадкой, что произошло больше шестидесяти лет назад с немецким народом дай с советским тоже. Это все подлая человеческая природа».
   «Хочется взять всех за шкирку и отправить в Польшу».
   «Глупо доказывать, что русские самые лучшие, и кричать на каждом углу, что мы можем перекрыть газ, нефть и все прочее».
   «Общественный транспорт ходит строго по расписанию. Неужели в России все это невозможно?»
   «Обычная жизнь с ее удивительными чистыми улицами, опрятными газонами, аккуратно выведенными названиями площадей и улиц. Неужели в России все это невозможно?»
   Вот как наши российские выпускники польской «школы меджмента» после десятидневного пребывания в Польше с телячьим восторгом восхищаются польским «комфортом», словно африканские дикари какими-нибудь побрякушками европейских колонизаторов, и брезгливо осуждают все российское. Привезли их в Освенцим, нет бы вспомнить им, что немцы во время оккупации отлавливали евреев в этот лагерь смерти по доносам поляков. Нет, мысль российской полонофилки работает в другом направлении: «Интересно, если привезти сюда молодых скинхедов, они изменят свои убеждения? Глупый вопрос, ответ самой понятен». Опять мелкий и гнусный выпад против своих сограждан. Нет бы вспомнить, что именно советские солдаты освободили Освенцим и спасли всех, кто еще там остался в живых! Нет, в Польше все прекрасно. Оказывается в Польше и нищие ведут себя, как высокородные шляхтичи: «Нам есть чему поучиться у поляковНапротив дворца, где находится офис Омбудсмена, в костеле кормят неимущих, очередь за похлебкой довольно приличная, но даже в ней люди ведут себя с достоинством». Оказывается в Польше и педерасты достойны уважения: «Два английских гея рассматривали с нами карту, крутили ее, но в итоге все нам объяснили. Вот они, джентльменские манеры!» Словом чудеса происходят с русскими людьми, после двухнедельного пребывания в Польше! Даже геи в Польше «джентльмены»! А может быть, это были «мадамы»?
   «Произошло изменение сознания, разрушение стереотипов. Самое главное, что я смог осознать себя индивидуальной личностью».
   Обратим внимание на последнюю фразу. Страницы журнала «Наш взгляд» пестрят подобного рода признаниями: «Я смог осознать себя», «Я много раз была в Европе», «Я верю в Школу за эту энергию», «Я возвращался из Польши», «Я хочу разумного, осмысленного будущего», Лично для меня», «Я усвоила»… Но невозможно определить ни одного из авторов этих признаний, поскольку ни под одним из них нет ни имени, ни фамилии, ни города, где проживают эти якобы реальные молодые люди. Изложение мыслей, как правило идущее от первого лица, на самом деле нигде никем не подписано, то есть является голосом анонимных туристов, чьими индивидуальными и коллективными (но опять же безымянными!) фотографиями щедро разукрашены глянцевые страницы журналов.
   И лишь на последней странице обложки содержится перечень фамилий под единой шапкой: «В программе Школы и в создании этой книги принимали участие россияне:» И далее 100 фамилий подряд.
   В этом-то и заключается коварство издателей этого политического гламура, чтобы невозможно было определить, кто из них является автором того или иного русофобского текста. Но по одинаковому стилю всех «путевых впечатлений и размышлений», по стандартным слащавым восхвалениям польской жизни, по антироссийским переходящим с одной страницы на другую клише, по отпечатанным как под копирку откликам на польские мифы о Варшавском восстании, о Катыни, об Армии Крайовой можно предположить, что все эти тексты созданы энтээсовскими профессиональными борзописцами. И чтобы не попасться на этом мошенничестве, они сделали их анонимными.
   Но для чего вспоминать нам обо всех этих жестоких страницах нашей истории? Для чего омрачать сознание нового поколения картинами давних наших взаимных распрей?
   А вот для чего. У режима братьев Качинских есть план, который заключается в том, чтобы к 70-летнему юбилею катынской трагедии посадить по всей Польше – в городских парках, пришкольных садах, на набережных ровно столько дубовых саженцев, сколько было расстреляно в Катыни благородных офицеров, знаменитых поэтов, популярных актеров, известных адвокатов, талантливых ученых, красноречивых проповедников. Цифры расстреленных разные – от 4 тысяч до 25. И это тоже тайна Катыни, требующая разгадки.
   Каждому саженцу дадут имя расстрелянного элитного поляка, принадлежавшего к цвету нации. Высаживать эти молодые дубки, поливать их, ухаживать за ними должны будут школьники.
   К этой всенародной акции будут привлечены и наши слушатели «Школы социального менеджмента и гражданских инициатив в Польше».
   Дубовые саженцы требуют тщательного ухода, растут медленно, но зато дубы живут по несколько столетий. И наши молодые россияне должны знать, что эти посадки будут на многие века разделять наши народы, сея жолуди ненависти и зла для грядущих поколений. Каждый из этих дубов будет как дерево смерти Анчар из гениального стихотворения «полонофоба» Александра Пушкина: «и зелень мертвую ветвей и корни ядом напоила»…
   А энтээсовские гиды будут приводить к этим дубам российскую молодежь с особым удовлетворением, потому что они до сих пор воюют с нашей историей и с нашим отечеством. Потому что им нужны кадры для очередной «оранжевой революции» на Вашей Родине. Чтобы не быть голословными, мы предлагаем россиянам, прошедшим идеологическую «Школу» НТС, прочитать нынешний призыв одного из его членов: «В подполье мы вели борьбу за очищение сознания людей от коммунистической пелены. Но увы., пользуясь нашими принципами., бывшие коммунисты (Собчак, Ельцин, Путин и пр.) подменили духовное освобождение людей на «приватизацию» в свои карманы. В итоге идеология осталась коммунистическая, но вот перераспределение народных богатств – бандитским… Вот и приходится нам жить в уголовном государстве с отточенной карательной системой тоталитарного СССР. Что мы можем сделать? Нас и так не много осталось. Но власть имущие не учли одного… Нам нечего терять… Наш дух (быть может, в отличие от телесного здоровья) силен… И кто может гарантировать, если кому-то из нас предложат быть «живой бомбой» или (если руки еще могут крепко держать приклад) снайпером – мы ОТКАЖЕМСЯ? Скорее всего НАОБОРОТ. Так что все, кто остался от прежнего НТС, – помните об этом!!!» (комментарий, опубликованный 5 сентября 2009 года на сайте «Народно-трудовой союз российских солидаристов: „За Россию“).
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация