А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шляхта и мы" (страница 25)

   В 2002 году вышли в свет его дневники, в которых, вглядываясь в жизнь новой, уже несоциалистической Польши, он писал: «Не являлся и не являюсь сторонником безоглядного капитализма, обрекающего миллионы людей на более чем мизерное существование».
   А в одном из своих интервью (из книги «Польский взгляд») независимый и честный политик высказал несколько мыслей о польской истории, которые идут вразрез с официальной и часто лживой идеологией нынешней польской власти и всякой неправдой, публикуемой в разных газетах и журналах, в частности в «Новой Польше».
   «Символическим актом кретинизма были свержение памятника маршалу И. Коневу и демонстративная отправка его в металлолом. Памятника человеку, который спас Краков, древнюю польскую столицу»; «можно только удивляться глупости польских политиков «правицы» и центра (которых трудно, впрочем, заподозрить в нехватке интеллектуальных способностей; это все-таки не такие политические ничтожества, как Валенса или ему подобные), когда они способствовали перечеркиванию того, что соединяет Россию с Польшей».
   «Если даже говорить об отношениях экономических, то заинтересованность в России немецкого, французского или итальянского капитала так высока, что мы можем просто отдыхать. Сами отказались от партнерства. По традиционной польской глупости. Глупость вообще является категорией постоянной в жизни каждого народа, но у нас она к тому же прекрасно развивается».
   «Я иногда в ироничном настроении говорю: «Поляки, мои земляки, считают, что являются избранным Богом народом. Этакими евреями славянщины».
   Вот так-то, панове! Как говорится, за что боролись – на то и напоролись!

   Часть III

   Истерика пана Помяновского

   В 2008 году журнал «Российская Федерация сегодня» (№ 9) опубликовал статью своего сотрудника В. Щепоткина под названием «Польский рупор и российская немота», в которой автор, задумавшись над тем, что знаменитые в недавнем прошлом журналы России («Новый мир», «Знамя», «Наш современник», «Дружба народов», «Октябрь») исчезают из российских библиотек, поскольку государство наше выделяет на библиотечную подписку жалкие копейки, выяснил, что журнал «Новая Польша», издающийся в другом государстве, ежемесячно и бесплатно поступает в наши библиотеки. Об этом с гордостью сообщал в свое время главный редактор «Новой Польши» Ежи Помяновский: «Журнал выходит уже пять лет, выпущено 60 номеров (в том числе два спецвыпуска: один по-украински и два по-грузински), распространяется вплоть до Сахалина и есть в любой районной библиотеке всей Российской Федерации» («НП», № 2, 2004).
   Обозреватель «Российской Федерации» В. Щепоткин, памятуя, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, изучил публикации «Новой Польши» и пришел к выводу, что русофобская линия журнала очевидна и что не случайно в преддверии двух «цветных революций» на постсоветском пространстве «Новая Польша» была издана именно для грузинских и украинских оранжевых и розовых «революционеров». Статья «Польский рупор и российская немота» заканчивалась обращением в Федеральную службу по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и культурного наследия («Россвязьохранкультура») с предложением прекратить распространение «Новой Польши» по библиотекам России «за разжигание межнациональной розни, за оскорбление официальных лиц государства, за клевету на целый народ».
   Статья Щепоткина была перепечатана в «Нашем современнике» (№ 7, 2008), и это переполнило чашу шляхетского терпения. В октябрьском номере «Новой Польши» (2008 г.) появился целый блок материалов (главного редактора «Новой Польши», его заместителя, нескольких постоянных авторов и читателей), полных негодования. Однако сотрудники и поклонники «Новой Польши» не опровергли ни одного факта, ни одного аргумента, не посмели оспорить ни одной из русофобских цитат, взятых нами из «Новой Польши» и безо всяких искажений обнародованных в наших журналах. Истерика, проклятья, вопли и прочий «шляхетский гвалт» – вот все, что они смогли противопоставить нашему анализу их текстов.
   «Мне стыдно за озлобленно несправедливое, недопустимо грубое по форме обвинение журнала в русофобии», – причитает постоянная авторша «Новой Польши» Н. Подольская.
   Некто А. Ермонский пишет в письме, что главный редактор «Новой Польши» не раз «решительно отмежевывался от беспочвенных и бесстыдных обвинений в культивировании русофобии».
   Но главный редактор «Новой Польши» если когда и «отмежевывался», то лишь посредством истерической и беспомощной брани: «Клеветнические измышления распространяет (прибегая к явным манипуляциям) главный редактор „Нашего современника“ Станислав Куняев»; он «рьяно участвует в разжигании ненависти к Польше», «патологическая мономания»; «неспособность к честной дискуссии противника реформ»; «клеветническое пустословие», «почитатель сталинского опыта» – все эти экзальтированные причитания не могут считаться аргументами в нашем споре. Все они есть свидетельства полной исторической, журналистской и мировоззренческой импотенции Помяновского и его компании. Одновременно с бессодержательными проклятьями В. Щепоткину и С. Куняеву многостраничный полемический блок материалов из «Новой Польши», озаглавленный «Кто не хочет диалога», переполнен комплиментами в адрес польского издания. Ясновельможный пан Лазарь Флейшман (он же профессор русской литературы Стенфордского университета из Калифорнии), желая поддерживать своего коллегу и тоже высокородного шляхтича Ежи Помя-новского, напечатал в «Новой Польше» целую оду в честь журнала, возглавляемого его соплеменником:
   «Меня не перестает восхищать исключительно высокий уровень ведения журнала»; «в „Новой Польше“ очевидна врожденная органическая любовь к России»; «Среди современных печатных изданий, выходящих в мире на русском языке <…> „Новая Польша“ журнал безусловно лучший»…
   Как под копирку ему вторит Алексей Памятных, «астроном, доктор физ. – мат. наук из Варшавы и Подмосковья» – так подписано его письмо:
   «Новая Польша» реально работает на взаимопонимание поляков и русских»… С ним согласен А. Ермонский: «Новая Польша» стремится говорить правду своим русским читателям – и о поляках, и о русских, и о нашей общей истории». Он же возмущается тем, что «по утверждению господина Щепоткина, „Новая Польша“ якобы занимается разжиганием межнациональной розни, „поливом“ России, ее народов, ее властей».
   Конечно, устами этих соловьев только бы мед пить, но я напомню им несколько текстов, публиковавшихся в «Новой Польше», которые, будучи взятыми из других изданий, образуют особую избранную русофобскую антологию, издаваемую «Новой Польшей».
   «Пришло время Казани, присоединенной 450 лет назад, отделиться, как отделился в 1991 году Киев, присоединенный за 350 лет до этого» («НП», № 3, 2005).
   Что это, господин Ермонский, как не призыв к расчленению России, как не «разжигание межнациональной розни» между русскими и татарами? Щепоткин цитировал эту глумливую фразу в своей статье, но ни один из защитников «Новой Польши» не набрался смелости признать ее провокаторский характер. Чует кошка, чье мясо съела. Но если Вас и госпожу Подольскую этот мерзкий текст не убеждает и вам по-прежнему «стыдно за озлобленно несправедливые» обвинения «Новой Польши» «в русофобии», то я приведу Вам другой пример, свидетельствующий о том, как Ежи Помяновский со своими товарищами стараются «улучшить» отношения русских с украинцами. Цитирую из статьи Ежи Ястжембовского («НП», № 5, 2002):
   «Ян рассказывает, как плакали солдаты 38 армии генерала Москаленко, говоря, что их батька Сталин на смерть посылает, потому как ни один украинец права не имеет войну пережить, а они с Украинского фронта. Офицеры НКВД гнали 18-летних юнцов в пилотках на немецкие пулеметные гнезда, надеясь, что у немцев когда-нибудь патроны кончатся».
   Это как понимать? Может быть, так, что сталинские энкавэдэшники выискивали в отделениях, взводах, ротах только украинцев, чтобы специально бросить несчастных на немецкие пулеметы? Как Вы думаете, госпожа Подольская, если нынешние украинские хлопцы прочитают в Вашем журнале эту душераздирающую «клюкву» и поверят ей, то наши отношения с Украиной улучшатся? Вы верите, что в такого рода текстах «Новой Польши» «очевидна врожденная органическая любовь к России» (из письма Флейшмана)? Или Вы действительно убеждены, что энкавэдэшники гнали именно солдат «украинской национальности на немецкие пулеметные гнезда», чтобы «ни один украинец не пережил войну»? А Вы не удивляетесь тому, что авторы «безусловно лучшего печатного издания среди выходящих в мире на русском языке» (Л. Флейшман), видимо, считают, что на всех украинских фронтах, а их было три, воевали только украинцы, и значит, на белорусских фронтах воевали белорусы, а русские же по этой польской логике вообще не воевали, поскольку ни одного фронта с названием «русский» в Отечественной войне не было… Не кажется Вам, господин Помяновский, что от ненависти к Сталину Ваш исторический профессор-соратник впадает в полное слабоумие?
   Вы, Алексей Памятных, возмущаетесь тем, что господин Щепоткин обвиняет «Новую Польшу» не только в «разжигании межнациональной розни», но и в том, что она якобы «занимается «поливом» России, ее народов, ее властей»…
   Но поглядите, какую цитату выбрала «Новая Польша» для своей русофобской антологии – из сочинения профессора Ярослава Рымкевича: «Иногда мне кажется, что народу причинивший своим соседям и всему человечеству столько зла, угнетавший и истреблявший литовцев, татар, поляков, чеченцев – да, собственно, все соседние народы, – вообще не имеет права существовать. И что факта его существования не оправдывают, а его ужасных вин не могут искупить даже те великие и прекрасные творения, которые он дал миру: творения Пушкина, Тютчева, Рахманинова, Мандельштама, Прокофьева, Шостаковича (…)»
   И это сказано не о властях, не о режимах, не об элитах, а именно о народе. После этого зачем читать дежурные и лицемерные похвалы Пушкину, Тютчеву, Мандельштаму?.. Видимо, пан Рымкевич не знает знаменитых стихов Пушкина «Клеветникам России» и «Бородинская годовщина», основные мысли которых повторены и развиты в стихотворении о Польше Тютчева «Как дочь родную на закланье»… Не знает он и стихотворение Осипа Мандельштама «POLACI», написанное в 1914 году и продолжающее пушкинскую и тютчевскую традицию, стихотворение, в котором Польша названа «славянской кометой», рассыпавшейся «чужим огнем», «сообщницей чужого света»… Именно в этих стихах Пушкина, Тютчева и Мандельштама, как это ни было бы обидно для профессора Рымкевича, живет поэтическая правда, органически слившаяся с судьбой русского народа. И не надо отрывать творчество великих поэтов от жизни народа, от истории великой страны. В конечном счете они образуют одно духовное целое, к огорчению польских историков.
   В этом же отрывке Рымкевич думает о русских якобы с «любовью» и «болью», вспоминая, «что это народ многострадальный, втянутый в шестерни истории и нечеловечески истерзанный ими»… Пусть он вспомнит, что зубьями этой шестерни были не только наши собственные революции и коллективизации, но походы разбойничьей католической Польши на православную Россию в XVI и XVII веках, поход лучшей в Европе шведской армии Карла XII на молодую империю Петра I, нашествие на Россию наполеоновской антанты с участием 100-тысячной армии Понятовского. А потом была Севастопольская страда, в которой русский народ отбивался опять же от сил объединенной Европы… А вы не забыли 1920 год – поход Речи Посполитой, только что получившей независимость из рук Советской России и в благодарность за это оккупировавшей и Минск и Киев и этим спровоцировавшей наш ответный поход на Варшаву? А уж о коричневом нашествии 1941 года – тоже всеевропейском – мы никогда не забудем.
   В своей книге «Шляхта и мы» я уже изображал картину нашего многовекового противостояния и с Польшей, и с Западом, за что слышал в ответ от авторов «Новой Польши» одни и те же аргументы: «сталинист», «антисемит», «шовинист», но я ведь не одинок в такого рода трактовке российско-польских отношений. Есть у шляхты культовая фигура писателя, перед которым они преклоняются, которого почитают, почти все сочинения которого переведены на польский язык, в том числе и Ежи Помяновским. Недавней кончине этого классика XX века был посвящен чуть ли не целый номер «Новой Польши». Речь идет об Александре Солженицыне. «То, что он сделал – это эпохально», – восклицает на страницах своего журнала Помяновский. А его заместитель Минцер обращается к автору «Архипелага» как к высшему авторитету в споре с идеологией «Нашего современника»:
   «Я хотел бы процитировать мнение Александра Исаевича Солженицына на тему „совместного польско-российского продвижения к правде“ («НП», № 10, 2008).
   Я тоже хотел бы процитировать некоторые суждения любимца шляхетской «образованщины» о «польско-российском продвижении к правде» из статьи классика «Раскаяние и самоограничение», написанной на Западе в 1973 году. К сожалению, я не был знаком с этой работой Солженицына, когда писал свою книгу «Шляхта и мы», в которой почти все мои основные мысли «сталиниста» так или иначе удивительным образом совпали с выводами антисоветчика Солженицына о «споре славян между собою». Итак, цитирую историка Солженицына:
   «…Подобно тому, как одни люди легче раскрываются раскаянию, а другие сопротивительно и даже вовсе ни на щелочку, – так, мне кажется, и нации есть, более и менее склонные к раскаянию.
   В предыдущие века расцветная, сильная, самоуверенная Польша не короче по времени и не слабее завоевывала и угнетала нас. XIV–XVI века – Галицкую Русь, Подолию. В 1569 по Люблинской унии присоединение Подлясья, Волыни, Украины. В XVI – поход на Русь Стефана Батория, осада Пскова, разбойство в Средней Руси – до Углича и дальше, сколько разорено церквей, монастырей, уничтожено икон. В начале XVII – войны Сигизмунда III, два самозванца на русский престол, захват Смоленска, временный захват Москвы; поход Владислава IV. В тот миг поляки едва не лишили нас национальной независимости, глубина той опасности была для нас не слабей татарского нашествия, ибо поляки посягали и на православие. И у себя внутри систематически подавляли его, вгоняли в унию. В середине XVII – подавление Богдана Хмельницкого, и даже в середине XVIII – подавление крестьянского восстания под Уманью.
   И что ж, прокатилась ли волна сожаления в польском образованном обществе, волна раскаяния в польской литературе? Никогда никакой. Даже ариане, настроенные против всяких войн вообще, ничего особо не высказали о покорении Украины и Белоруссии. В наше Смутное Время восточная экспансия Польши воспринималась польским обществом как нормальная и даже похвальная политика. Поляки представлялись сами себе – избранным божьим народом, бастионом христианства, с задачею распространить подлинное христианство на «полуязычников»-православных, на дикую Московию, и быть носителями университетской ренессансной культуры. И когда во 2-й половине XVIII века Польша испытывала упадок, затем и после разделов ее, публично высказывались о прошлом размышления, сожаления, они носили характер государственно-политический, но никак не этический».
   А сколько я натерпелся оскорблений и высокомерных язвительных характеристик от польских историков, когда пытался доказать им, что в 1939 году по пресловутому «пакту Молотова – Риббентропа» мы не захватили ни одной пяди исконной польской земли, а вернули себе лишь те украинские и белорусские земли, которые поляки в 1920 году отхватили у обессиленной от Гражданской войны России. Нынешние историки «Новой Польши» с демагогическим иезуитством замазывают суть и причины польско-советской войны 1919—20 годов.
   «Разгорается война 1919–1920 года с большевицкой Россией, грозящей возрожденной Польше и советизацией и новым разделом» – это версия историка А. Новака («НП», 2002, № 12).
   А Ежи Помяновский смотрит на события 1920 года – как гуманист европейского масштаба: «Каждый волен так или иначе оценивать киевский поход Юзефа Пилсудского. На мой взгляд, это была попытка вернуть Европу в истерзанные края» («НП», № 5, 2005).
   Как это ни жестоко, но придется мне познакомить этих якобы историков с оценкой тех же событий, изложенной их антисоветским кумиром Солженицыным:
   «Больше столетия испытав горечь разделенного состояния, вот Польша получает по Версальскому миру независимость и немалую территорию (опять за счет Украины и Белоруссии). Каковы ж первые внешние действия ее? Пилсудский <…> ловит момент создать „Великую Польшу от моря до моря“. Но для этого он не только не выступает против большевиков, а выжидает ослабления России от Гражданской войны. Осенью 1919, в момент наибольших успехов Деникина, Пилсудский ведет тайные переговоры с большевиками через Мархлевского, гарантирует им свое невмешательство и тем разрешает снять крупные красные силы с белорусского направления на битву под Орлом. Весной 1920, когда Деникин разбит и ждать не остается, – Польша энергично нападает на Советскую Россию, берет Киев, с целью затем выйти к Черному морю. У нас в школах учат (чтобы было страшней), что это был „Третий поход Антанты“ и что Польша координировалась с белыми генералами, дабы восстановить царизм. Вздор, это было самостоятельное действие Польши, переждавшей разгром всех главных белых сил, чтобы не быть с ними в невольном (и обязывающем) союзе, а самостоятельно грабить и кромсать Россию в ее наиболее истерзанный момент. Эта цель Польше не вполне удалась. В августе 1920, при начавшемся крупном наступлении Врангеля, Польша, напротив, вступает в мирные переговоры с большевиками (и берет с Советов контрибуции). Следующее внешнее действие ее, 1921 года: беззаконное отобрание Вильнюса со всею областью от слабой Литвы. И никакая Лига Наций, никакие призывы и усовещания не подействовали: так и продержала Польша захваченный кусок до самых дней своего падения. Кто помнит ее национальное раскаяние в связи с этим? На украинских и белорусских землях, захваченных по договору 1921 года, велась неуклонная полонизация, по-польски звучали даже православные церковные проповеди и преподавание закона Божьего. И в пресловутом 1937 году (!) в Польше рушили православные церкви (более ста, средь них – и Варшавский собор), арестовывали священников и прихожан.
   И как же над этим всем подняться нам, если не взаимным раскаянием?..»
   Хочу утешить польских историков тем, что Солженицын поддерживал польскую версию о Катынском расстреле. Но одновременно он побуждал шляхту покаяться перед Россией за все волны колониальной агрессии, которые накатывались на Россию со стороны Польши, за борьбу шляхты с православием, за угнетение украинцев и белорусов, за безумную попытку построить в 1920 г. Речь Посполиту «от моря до моря», увенчавшуюся истреблением нескольких десятков тысяч русских военнопленных в концлагерях Польши…
   Ни в одном из европейских языков нет понятия «войны» как «нашествия». Только в русском. Сколько в этих европейских «шестернях» погибло десятков миллионов русских мужиков, одетых в военную форму, сколько было стерто с лица земли миллионов мирного населения – один Бог знает…
   Вот о чем надо подумать профессорам-историкам «Новой Польши», когда они льют крокодиловы слезы над «шестернями» истории (изготовленными на заводах всей Европы) по поводу страданий русского народа. Оплакивайте лучше неудачные попытки своих предков и европейских союзников, не сумевших сделать Россию колонией Европы. По крайней мере, такие слезы будут честными. И не рассуждайте о русской истории с расистским высокомерием еще одного «новопольского» профессора истории Януша Тазбира: «Русские считались варварами, отрицалось даже, что православные – это христиане, <…> на русских смотрели очень даже „сверху вниз“ и относились к ним с пренебрежением» («НП», № 12, 2008).
   Разве это не истоки русофобии, о которых с таким научным удовлетворением размышляет пан профессор? Чтоб убедить читателя в своей русофобской правоте, он вытаскивает из глубин памяти отвратительные исторические анекдоты и с садистским наслаждением излагает их:
   «Если в России (вплоть до времен Екатерины II) происходила публичная казнь, то палач мог в любую минуту подобрать себе помощника из толпы, собравшейся поглядеть, и тот не мог отказаться. <…> однажды кто-то хотел отказаться, и Иван Грозный заметил это. Тогда он повелел, чтобы человек, не желавший участвовать в казни, отрезал у приговоренного гениталии и сам их съел» («НП», № 12, 2008.).
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация