А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Зелёный луч" (страница 1)

   Кайл Иторр
   Зелёный луч


   ****


На исходе века взял и ниспроверг
Злого человека добрый человек.
Из гранатомета шлеп его, козла, —
Стало быть, добро-то посильнее зла…

Евгений Лукин
   Калифорния, Ньюпорт Бич. 21 августа 2003 г. 12:20
   До Тихого океана, где струится холодное Калифорнийское течение, рукой подать, да что толку-то? Пыль, жара и дышать нечем. Спасибо ветру с гордым названием «Санта-Ана», который, по уверениям метеорологов, бывает только осенью и зимой. А вот в этом году в полную силу задул с гор уже во второй половине августа, устроив на радость туристам и просто отдыхающему народу по всем пляжам от Санта-Барбары до Сан-Франциско натуральное «дыхание пустыни». В прямом, а не в романтическом смысле. И ладно бы только на пляжах, так ведь чем дальше от океана, тем хуже…
   Ну а наша контора посреди всей этой погодной свистопляски затеяла перемещение в новое здание, где нам наконец-то будет отведен целый этаж и не придется бегать в лабораторный отсек в соседний корпус. Хорошо, кто б спорил.
   Другое плохо: обещанное и долгожданное счастье наступит хорошо, если дней через десять, а переезд начинается вот прямо сейчас. В связи с чем оборудование мудрым приказом руководства «Атриума» ровно в полдень обесточено. Все. Включая кондиционеры. Так что внутри бетонного корпуса можно варить яйца без всякой посуды.
   Народ, разумеется, рванул наружу, где солнце, жара и пыль, но все-таки местами дышать можно. А в машине с кондиционером так хоть и живи.
   Кстати, именно так и живет один мой здешний знакомец, Руис. Перебрал по винтику побитый двухместный «си-джей-пять»*[1], восстановил из металлолома трейлер, подкрасил оба агрегата и получил передвижные апартаменты «сингл-рум»[2] с душем и сортиром. Потом пристроил внутрь генератор и имеет все блага цивилизации в виде кондиционера, холодильника, микроволновки и телевизора. Компактно и уютно за вполне скромные средства. На работу-то Руис приезжает на джипе без трейлера, а вот к родне в Мексику или в вояж по Штатам отправляется по принципу «качу куда хочу и отдыхаю когда хочу», не тратясь на мотели-гостиницы. Уважаю.
   Жаль, в наших палестинах подобное не реализовать. Не Воркута, не Нижний Новгород и даже не Москва, но зима у нас – настоящая, с морозом и снегом, когда два месяца длится, а когда и все четыре, да и осень не фонтан, так что в холодный сезон в металлопластиковой коробке прицепного вагончика с одним обогревателем хрен выживешь… Зато если перееду сюда, полезный опыт непременно задействую.
   Ага, нарисовалось руководство. Главманагер по персоналу, герр Вольф, изволили сообщить, что в связи с переездом в новое помещение компания предоставляет всем сотрудникам, не задействованным в переноске-настройке оборудования, оплачиваемый отпуск до конца следующей недели – что по факту выливается в без малого две недели, аж до второго сентября, учитывая День Труда[3], приятного отдыха, оставайтесь на связи и читайте почту. Ин ладно. Сперва контора вызывает в Штаты инженера-эксперта (который я) с полной оплатой дороги и суточными, желая поскорее выпустить один из ключевых продуктов; дальше вместо работы по проекту отправляет этого самого эксперта вести внутренние курсы повышения квалификации, так сказать, ликбез по всяким разным полезным программкам, значительно экономящим время и силы; а потом эксперту вообще устраивают оплачиваемый отпуск, – все финансовые непонятки от такого с позволения сказать расписания сами же пускай и разруливают. «Могу копать, могу не копать», мое дело тут – от скуки не помереть, пока работа стоит.
   Забираюсь на велосипед, и тут Руис машет рукой:
   – Садись, подвезу. Разговор есть.
   До гостиницы пять кэмэ или, по-местному, три с хвостиком мили; невелик труд покрутить педали. Но раз есть разговор – Руис парень такой, «о погоде» болтать не станет. Закрепляю велосипед на багажнике, взбираюсь на сиденье справа.
   Сидеть в высоком кургузом джипе неожиданно удобно: кабина хоть и двухместная, но просторная, крыши-дверей нет, воздух гуляет свободно – никакой вентиляции не надо.
   – Планы на отдых есть?
   – Отдыхать, – честно отвечаю я. – Море-солнце-девки и все такое.
   – Угу, кому другому заливай, – фыркает Руис. – Наверняка завалишься на кровать и будешь лазить в Сети, не выползая из номера. В тренажерный зал и то не пойдешь, пендехо.
   – А что я там потерял? Был бы здесь тир…
   – Угу, скажи еще, был бы здесь Техас. Но я к чему: впереди двенадцать дней внепланового, но все ж таки отпуска, мне вполне хватит прокатиться в родную Тулу и обратно. Могу и тебя прихватить, развеешься, опять же ты на наших югах еще не бывал. Глянешь на остатки ацтекских пирамид. А если хочешь в тир, на родовой асиенде[4] имеется винтовочное стрельбище. Ствол, так и быть, по дружбе одолжу. «Эй-кей-сорок семь»* и «эм-шестнадцать»* в хозяйстве, извиняй, нету, зато есть «итака»*, «маузер»* и «юго»*.
   Предложение, от которого трудно отказаться. А я отказываться и не стану. Мексиканское, то бишь испанское наречие я знаю чуть меньше чем никак, ну так и с турецким у меня не лучше, а в Аланью в отпуск вполне себе летал. Забавно, в российской Туле побывать не довелось – посмотрим, как оно в мексиканской. Единственно что…
   – А как быть с визой в Мексику, не в курсе? я ж не гражданин США.
   – У тебя американская виза какая, би-один?
   – Нет, эль-один, трехлетняя[5].
   – С такой вообще без проблем, – отмахивается Руис, – прямо на границе оплатишь двадцатку туристского сбора, и хоть полгода у нас живи. Визу после башен-близнецов жестко требуют с тех, у кого американской нету, боятся мигрантов-террористов.
   Ха, правильно я Турцию вспомнил, там примерно так же, только еще проще, потому как озабоченных проблемой терроризма Штатов по соседству нет, а граница с Евросоюзом от прозрачности далека.
   – Раз так, согласен. Только чур, бензин пополам, и за патроны тоже заплачу.
   – Ради этого и предлагаю, – еще шире ухмыляется Руис.
   – Вот какой же ты все-таки меркантильный! – фыркаю я.
   – От меркантильного слышу, – получаю в ответ.
   Чистая правда. Есть у меня подозрение, что в конторе у нас все такие, ведь подбором кадров ведает герр Дитмар Вольф – а он истинный ариец не только родословной и мордой лица, чужого не возьмет, но свое экономит до последнего грошика; вот и оседает в «Атриуме» народ с похожим характером.
   – В общем, собирай сумки да поехали.
   – Сразу?
   – Перекусим, трейлер подберем да поедем. Чего тянуть?

   Калифорния, Ньюпорт Бич. 21 августа 2003 г. 13:06
   Дресс-код в конторе для всех, кто статусом не дорос до директора, сформулирован как «чисто и аккуратно» – в смысле, если одежка свежая, то носи что угодно, кому джинсы и тенниски, кому шорты и гавайки, полная свобода предпочтений; женскую часть персонала разве что попросили в одном бикини по конторе не рассекать, а то отвлекает. Прозрачные маечки с шортиками, по мне, отвлекают не меньше – по крайней мере на заслуживающих отвлечения формах, а на не заслуживающие и смотреть нечего хоть в одежде, хоть без. В общем, при таком дресс-коде деловых костюмов у меня в багаже не водится вообще, за ненадобностью.
   Купальный пакет стоит прихватить, пожалуй. Помянутая Руисом Тула где-то во внутренней части страны, от моря неблизко – но вдруг да найдется какой-нибудь бассейн? Конечно, это не океан и даже не озеро, однако на «окунуться» вполне хватит.
   А все остальное в шкафу – как раз одежка универсальная, по принципу «хоть в контору, хоть по магазинам, хоть в леса-горы на пикник», отобрать на неделю что понадежнее, вторую пару кроссовок, носков-футболок в запас, белье, спортивный костюм, на всякий пожарный куртку – ночью в горной Мексике должно быть похолоднее здешнего, пусть будет, чай, не на горбу тянуть… Мыло-бритву-зубную щетку-запасное полотенце… все вроде. Темные очки, бандана – панамы и бейсболки терпеть не могу, а на здешнем солнышке голову закрывать надо непременно. И к бандане еще вот, колониальный пробковый шлем: купил по приколу на местном блошином рынке, а оказался удобнейшей штукой, перед долгой прогулкой вымочить в воде – и голове прохладно, как бы там снаружи ни шпарило. Еще мобилку, сумку с ноутом, зарядники с переходниками – и нормально, к подвигам готов.
   Велик… пригодится, беру. Да, формально он принадлежит гостинице, и можно ли его по контракту вывозить за границу – понятия не имею, но кто там будет проверять? Мадам Ламоль уж точно все равно, где катается вверенная мне в пользование техника, была бы внесена страховая сумма за прокатное имущество. А транспорт для прогулок налегке – в самый раз, и сложный рельеф мексиканских грунтовок крепкому гибридному байку вполне посилен, навряд ли они сильно хуже наших дачно-деревенских тропинок. Вещи у Руиса живут в трейлере, багажник свободен, вот туда его и пристрою.
   Теперь деньги. Наличности при себе сотен пять; с моими запросами в принципе должно хватить, однако лучше подстраховаться. Кредиткой «Атриума» рассчитываться можно не везде, личной карточкой – тем более (а все репутация неньки-Украйины как «рискованной банковской зоны»), только из банкоматов снимать. В Штатах эти агрегаты понатыканы на каждом шагу, но как там в Мексике – Маниту его знает. Короче, не фиг прикидываться добропорядочным американцем, будем вести себя как положено продукту отечественного разлива, то бишь везде шляться с полным дипломатом «капусты» (угу, ты сперва этот дипломат где-нибудь укради, мечтатель). Там как раз на счет вторая половина зарплаты капнула, вот ее и оприходую. Сворачиваю в конец коридора к банкомату и в четыре приема забираю три тысячи зелеными пятидесятками, а получившуюся «котлету» запихиваю в набрюшник (на личном опыте проверено, баксы-евры в поясной сумочке держать куда как удобнее, нежели в кошельке, дизайном рассчитанном на мелочь в монетах и советские еще рубли). С обменом валют можно не заморачиваться, доллары северного соседа в Мексике где угодно принимают. Туристы-гринго[6] не любят мороки с пересчетом в местные песо, так что мексиканцы все цены зачастую прямо в баксах и ставят. Разумный подход, как и в той же Турции, по той же самой туристической причине.
   Спускаюсь в бар; Руис, обаяв мадам Ламоль, нагребает со «шведского стола» предобеденных закусок уже третью коробку снеди «на вынос», чего вообще-то делать не полагается. Загружаю багаж в джип, коробки со съестным пристраиваю на коленях, а довольный Руис усаживается за руль и включает радио. Которое голосом Фредди Меркьюри поет «We are the champions». А что, моменту соответствует, вполне.

   Калифорния, Ньюпорт Бич. 21 августа 2003 г. 13:42
   Трейлер кустарной ржаво-серой окраски опирается на два высоких колеса, понуро клюнув «носом» землю, отчего пол внутри наклонен градусов на двадцать. С новыми мобильными домами «ар-ви»[7] проще, прицепил да поехал – но даже самый маленький из них тяжелее раза в полтора, а тягач из «си-джея» не сказать чтобы могучий. Впрочем, для Руиса главное другое: убитый трейлер достался за бесценок, внутренняя обстановка также обошлась сравнительно дешево, а с местными бандами он как-то договорился и не очень теперь беспокоится по поводу воровства.
   Приподнять трейлер ручным домкратом, закрепить жесткую сцепку на два кронштейна в области заднего бампера джипа – и вуаля, можно двигаться. В автотехнике я тот еще спец, но кронштейны явно самодельные; интересуюсь, зачем такое. Руис довольно ухмыляется:
   – Я когда эту систему собирал, хотел устроить «нажал на кнопку, и домик отстреливается».
   – Трансформер.
   – Угу. И ведь получилось! Даже на ходу работает. Жаль, базовая конструкция для таких подвигов слабовата: машине-то ничего, разве краску пружинами покорябает, а вот трейлер после «отстрела» того гляди развалится.
   – Все равно круто. Подкопишь деньжат, сделаешь себе новый трейлер из алюминиевого профиля на дюралевых трубах, типа багги для внедорожных гонок. Такой должен выдержать, это тебе не пластик на железных уголках.
   – Уже думал. Не стоит того: движок у джипа старый, большой груз ему не вытянуть. Нет, систему эту я если на что и поменяю, то на мощный полноприводный автобус или грузовик с жилым кунгом. В таком и семьей можно обитать.
   Киваю: семья – это да, дело серьезное и многотрудное. Требует тщательного планирования, и все равно, как правило, случается в самый неожиданный момент.

   Аризона, шоссе I10-E. 21 августа 2003 г. 19:45
   Разогретые в микроволновке булочки мадам Ламоль почти не хуже свежих, а клубничный йогурт так и так из холодильника. Пока рулю я, Руис хозяйничает в трейлере.
   Солнце зашло полчаса как, и уже практически темно. Огни Каса Гранде скрылись позади, до Туксона еще пилить и пилить. В принципе можно ехать и ночью, фары в порядке, а покрытие у здешнего хайвея уступает разве что люксовым немецким автобанам. Но Руис на такое предложение качает головой: не настолько торопимся – лучше с утра, нормально проспавшись, опять же до границы еще хороших часа два-три, а пограничный контроль ночью работать не любит. Особенно с мексиканской стороны. Ладно, ему виднее. Так что съезжаем направо в ближайший «отстойник» и обустраиваемся на ночевку.
   Тридцать с хвостиком лет машине, побегала изрядно, а не скажешь. В руках у Руиса железо только что не мурлычет. Лучший в конторе наладчик всего-что-придется, особенно когда срочно. Я-то в основном по компам, причем по софту, Руис в этих материях как раз плавает; но мозги у парня на месте, мои курсы ему глубоко на пользу. Если после обучения сдаст квалификационные тесты, а так скорее всего и будет, ему от «Атриума» светит прибавка к зарплате, а мне – премия за повышение квалификации ценного сотрудника. Всем хорошо.
   – Слушай, – вспоминаю я рассказы Руиса, – а у вас там серьезно фазенда, не заливаешь?
   – Фазенда – это в Бразилии, у нас асиенда. Да, конечно, чтобы у идальго славного галисийского рода де Торрес и родовой усадьбы не было? Предки не поймут. Сам можешь жить записным бродягой, а фамильное гнездо изволь содержать.
   На галисийского идальго, сиречь на старинный испанский вариант «белокурой бестии», Руис похож, прямо скажем, никак. Смуглый, плотный, низкорослый – типовой «спик»[8], мордой и фигурой неотличим от девяноста девяти процентов таких же латиносов. Странно? ничуть, Америка со времен Колумба – плавильный котел наций, да и в старушке-Евразии после семи волн великих переселений народов говорить о «чистоте крови» в смысле соответствия родового имени и морды лица можно лишь с очень большой осторожностью…
   Ну идальго так идальго, уж не мне спорить. Можно подумать, я сильно похож на потомка старинной поморской фамилии, если даже поверить семейным преданиям об авантюре с великокняжескими брульянтами, после которой прапрадед вынужден был осесть на Полтавщине, в гоголевских краях… Другое занятно: у нас тоже дворяне с родовыми гнездами имелись. До революции. Потом гнезда местами остались, и потомки дворян тоже местами остались, а вот право вторых на владение первым как-то того, не очень. В Мексике вроде тоже революция была, хотя и не социалистическая – у них что, иначе сложилось?
   Спрашиваю. Руис пожимает плечами:
   – Была революция, и конфискации были. Но повезло – сперва предки встали на нужную сторону, а потом в пользу республики отобрали только самые плодородные куски земли, так что больше половины старой территории у нас осталось. Роскошествовать там не на что, а жить можно.
   – Скажи, а достойно ли благородного идальго обихаживать свой джип так-скать самолично, без автомеханика и прочей прислуги?
   Смеется.
   – Этим еще дедушку Родриго попрекали, так он так сказал: если идальго может заботиться о боевом коне, чем хуже автомобиль?
   Правильный дедушка, грех спорить.

   Аризона, шоссе I10-E, 22 августа 2003 г. 06:46
   Откидная кровать в трейлере жестковатая – впрочем, такую я и люблю – и, разумеется, одна. Вторую туда физически не впихнуть. Руис не по тем делам, я тем более, что не помешало вечером обменяться парой далеких от толерантности шуточек. Ничего, на полуторном ложе разместились и выспались нормально; ему привычно, а мне… со школьных лет случалось вписываться на ночь где угодно и как угодно, это только в последние годы, перейдя в «Атриум» с командировками по Германии и Америке, я чуток приподнялся и заимел постоянный угол – купили трешку на пару со старшей сестрой: мне кабинет, Ольке спальня и детская. Валентин, который Олькин муж, второй год грозится откупить мою часть жилплощади и выставить вон, вот только собрать хотя бы треть цены квартиры никак не может…
   Короткий визит в разведанные еще вчера кустики, холодный душ, разогретая запеканка с тунцом и рагу из не поддающихся идентификации овощей, затем кружка кофе (у Руиса) и стакан кефира (у меня) – и бодрый потомок армейского «виллиса»* расцветки «марсианская пустыня» выруливает из закутка неподалеку от живописных утесов Пикачо и продолжает путь.

   Мексика, шоссе Мехико-10, 22 августа 2003 г. 10:05
   – Надо бы заправиться, – сворачивает Руис к щиту «ПеМекс».
   – Так треть бака вроде есть, миль на сто должно хватить.
   – Здесь и канистрами торгуют, а в моей на днях течь обнаружилась; я, понятно, запаял, но лучше поменять. Не люблю ездить без запаса.
   Быстрый диалог со смуглым до черноты пацаненком – помощником заправщика; тот убегает к подсобке, а у Руиса чрезвычайно довольный вид.
   – У них распродажа старого армейского барахла, платишь за две канистры – третья в подарок. И солярка по нормальной цене, один-сорок три это тебе не калифорнийские один-шестьдесят[9]…
   Залитые под пробку блекло-зеленые пятигаллоновые канистры занимают свое место в «инструментальном» отделении трейлера, бак и танк генератора дозаправлены; еще взять в магазинчике питьевой воды или чего у них тут водится, – и в путь.
   В хвост нам пристраивается ядовито-желтый агрегат – смахивает на четырехдверный пикап «рэм»* с развесистой «люстрой» на крыше, только колеса совершенно дикого размера и с зеркально-никелированными дисками. Стекла, включая лобовое, тонированы до потери прозрачности, а из внешних динамиков бухает нечто ну очень громко-воинственное. Руис сжимает губы.
   – Ну-ка, поехали отсюда.
   – А что?
   – С этой публикой общаться не хочу.
   Ясно. Браткос новомексиканос вульгарис. В наших-то палестинах все из себя «крутые перцы» больше рассекают на «рейнджах»*, «лексусах»* и «крузерах»*, предпочтительно черных, на край серебристых; в Мексике, видать, свои традиции пальцатости.
   Вручив пацаненку пару бумажек, Руис изображает свободной рукой – мол, сдачи не надо, выжимает сцепление и направляет джип к выезду. На шоссе, ненавязчиво контролируя заправку, ждет второй «рэм», густо-малинового колеру. Вид у Руиса крайне невеселый.
   Из желтого «рэма» неспешно выдвигаются трое. Черные майки, руки сквозь в разноцветных наколках, подбородки вздернуты, носы вверх, походка развинченно-вальяжная; играют то ли под доверенных лиц дона Корлеоне, то ли под лепших корешей Антонио Бандераса… без вариантов, братки обыкновенные, только прикидом от наших и отличаются. Морды полускрыты зеркальными очками, поэтому кто из этой троицы «прикрытие», а кто «мозг», так вот с ходу не скажешь.
   Разговор по-испански, о чем – понятия не имею, поскольку в наречии Сервантеса и Кеведо я ни бум-бум. Только и слышу, что разговор неспешный – мексиканские братки упиваются собственной важностью, – и судя по тону, даже без мата и наездов, все ровно-нейтрально. Руис так же ровно отвечает, и каменная обреченность медленно пропадает с его лица.
   Потом братки разворачиваются и взбираются в свой пикап; малиновый «рэм» на шоссе подается вперед, открывая выезд, и как бы указывает дорогу, а желтый изображает хвост. Так и движемся, с почетным эскортом.
   – Только не спрашивай, что все это значит, – бросает Руис. – Мы едем, куда скажут и делаем, что попросят. С ребятами Арельяно не спорят.
   – Арельяно? – переспрашиваю я.
   – Си-эй-эф[10], тихуанский картель – знаешь такой?
   «Знаю» – сильно сказано, так, краем уха чего-то подхватил. Другое мне странно.
   – А разве ты с ними…
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация