А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Норманн. Закон меча" (страница 1)

   Дмитрий Светлов
   Закон меча

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   © Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

   Глава 1
   Как обмануть жмота

   Возле Свирских порогов его ожидал сюрприз. Здесь под руководством Софьи Андреевны полным ходом шло строительство обводного канала и шлюза для пропуска судов.
   – Ты чего это надумала начать строительство осенью? – раздраженно набросился на женщину Норманн.
   – Забыла спросить разрешения у твоего высочества или светлости – как там у вас в России зовут правителей? – резко ответила Софья Андреевна.
   – Сама где живешь? Не на Руси? Или собралась на родину уезжать?
   – Нет у меня родины и никогда не будет. – На глаза женщины навернулись невольные слезы.
   – Извини, я не хотел тебя обижать, все мы находимся здесь не по собственной воле.
   – Ладно, забыли. Строить шлюз и соединять канал с рекой лучше зимой, иначе без водолазов не обойтись.
   – Не могла сразу объяснить? Мне откуда знать тонкости гидротехнического строительства?
   – Я приказала поставить здесь поселок для твоих пленников, к весне строительство закончим.
   Норманн одобрительно кивнул и похвастался:
   – Мы привезли без малого четыре сотни семей.
   – Вот и отлично, третью часть людей оставь здесь, а остальных сели у Мегорского монастыря.
   – С чего это ты так решила?
   – Да не я, батюшка твой велел. Заселяй свой удел.
   – Какие они мои? – Андрей удивленно посмотрел на женщину. – Монастырь стоит на границе Новгородских земель и Белозерского княжества.
   – Отписали тебе Мегорский монастырь как приданое княжны Анастасии Романовны.
   – Ах, вот оно что! – Норманн довольно улыбнулся. – Неплохо! Совсем даже хорошо! Осталось закупить продукты, чтобы переселенцы за зиму с голодухи не вымерли.
   – Без тебя об этом позаботились, – усмехнулась Софья Андреевна, – из Бежецка пригнали уйму коров.
   – Ни фига себе! Скотину прокормить надо, а чем?
   – Корм спросишь у Выга, корова да лошадка на семью – это, считай, вообще ничего.
   – Маслобойню поставим, станем с деревни брать пару бочек топленого масла в день, вот уже и хорошая прибавка, стимул для жизни.
   – Кому? Тебе? – ехидно уточнила Софья Андреевна.
   – Брось, не надо так шутить. К тому же по законам Руси рожденный от раба является свободным. Так что люди работать будут.
   – Извини, я не от злобы, настроения нет. Кстати, ты не жди волока, корабелы без тебя найдут дорогу.
   – Случилось что?
   Софья Андреевна задумалась. Потом пожала плечами и ответила коротко и ясно:
   – Да нет, нормально все, я бы сказала, что слишком гладко. Выг заготовил для переселенцев инвентарь, твоего слова ждет.
   – Ты права, надо спешить. Лошадей придется купить, не на себе же людям землю распахивать.
   – Разве я не сказала? Лошади, птица и прочая скотина собраны у монастыря, и старосты тоже там – дожидаются новых холопов.
   Андрей довольно кивнул:
   – Приятно, когда родственники о тебе заботятся, но по жизни у меня мог и облом случиться.
   – Вряд ли… – Женщина оценивающе посмотрела на собеседника. – Весть о твоих успехах давно пришла. О разгроме литовской дружины здесь на третий день узнали.
   Норманну оставалось только пожать плечами: людская молва разносит новости быстрее ветра. Софья Андреевна в одном оказалась права: ему требовалось поспешить в замок и хоть чуть-чуть разобраться в делах. Впереди ждали рейд на архипелаг Аландских островов, затем поход в Северное море. Он вернется не раньше начала мая, фактически более полугода его владениями будут управлять Владимир Данилович Вянгинский с постельничим Михаилом Симеоновичем. А если учитывать размах строительства различных мануфактур и всевозможные технологические изюминки, которые неизбежно подкинет Максим, за этот период здесь могут возникнуть серьезные разногласия.

   …Две крошечные деревушки вепсов за последнее время как-то незаметно выросли, слились и приняли вид небольшого городка. Более года назад, плутая в сумерках по лесной дороге, Норманн на своей «Ниве» попал в блуждающий портал. Отношения с «хранителями портала», тем же Максимом, Софьей Андреевной и прочими непонятными пришельцами из далекого будущего не заладились буквально с момента встречи. Когда дело дошло до угрозы применения оружия, Норманн и такие же, как он, попаданцы из Италии решили выйти в «большой мир». Казалось бы, только вчера он робко вошел в деревушку вепсов и попросил разрешение построить дом на опушке леса. А дальше… Ох-хо-хо… Конечно же без помощи итальянцев – Антонио и Ахилла – ему не удалось бы выжить. Собратья по несчастью вместе со своими слугами попали в портал из шестнадцатого века и неплохо ориентировались в реалиях средневекового мира. Итальянцы сразу посоветовали бывшему участнику полулегальных боев без правил прикинуться проживавшим в Норвегии русским примаком. Человеку без рода и племени в этом времени практически не было места, поэтому с первых шагов Руслан Артурович Нормашов по кличке Норманн начал искать варианты сближения с лидерами церкви. Ему помогли природный талант и образование. В Вологодском училище культуры он изучал иконопись, что позволило написать и подарить служителям церкви иконы.
   Подготовка «к выходу в свет» началась с того, что Ахилл обучил Норманна владению мечом. К тому же бывший генуэзский офицер нанес на тело своего ученика «боевую раскраску» – многочисленные фальшивые шрамы. После торговой поездки в Новгород события понеслись стремительно. Опыт и смекалка итальянцев позволили Норманну получить бирку купца Ганзы. Высокомерное с точки зрения окружающих поведение, многочисленные шрамы и умение драться породили слухи о том, что Норманн не кто иной, как беглый сын норвежского короля. Антонио – талантливый архитектор – заложил на берегу Онежского озера скромный замок, в который вскоре потянулись недовольные католической экспансией норвежцы. События повели пришельца из двадцать первого века своей дорогой. «Хранители портала» неожиданно ликвидировали опорную базу и не просто перебрались к беглецам, а начали активно помогать в создании Карельского княжества. С подачи новгородского архиепископа посадский боярин Федор Данилович Вянгинский признал Норманна своим сыном. А дальше пошли интриги, политические противостояния, штурмы крепостей, поход в Персию – и снова стычки, интриги и бои. Бывший Руслан Артурович Нормашов, а ныне князь Андрей Федорович Вянгинский, уже не принадлежал самому себе, помимо воли он прокладывал новое русло во времени. Норманн еще раз посмотрел на скалистый берег Онежского озера и спросил у своего управляющего:
   – Что за ушкуи стоят у торгового причала? Отсюда плохо видно, но под погрузкой дюжины две, а то и три.
   – То московские и смоленские купцы, – услужливо пояснил Выг, – наше полотно идет по очень высокой цене.
   – Крашеное или только беленое?
   – Продаю прямо со станка, красильщики не успевают за ткачами.
   – А почему так получилось? – поинтересовался Норманн.
   – Почему-почему… – Выг нетерпеливо рубанул воздух рукой. – Кто закупил горы льна? Если ничего не делать, лен на складах перепреет, вот и пришлось срочно ставить прядильные и ткацкие мануфактуры.
   – Чем зимой собираешься заниматься?
   – Да у нас на складах льна на две зимы хватит! Водяные колеса некуда ставить, Максим велел берега еще одной реки очищать от леса.
   – Я понял. – Андрей еще раз прошелся оценивающим взглядом по причалу. – Пошли к тебе, покажи отчеты по продажам.
   Свой новый терем Выг возвел за пределами строящегося замка, справедливо решив, что его хоромы должны располагаться поближе к мануфактурам и кузницам. Претерпела изменение и внутренняя планировка. Со служебного крыльца вошли прямо в большой зал, там за столами сидела дюжина счетоводов или подьячих, как их сейчас называли.
   – Здесь у меня занимаются только общим денежным учетом, – пояснил Выг.
   – А куда делись остальные? – поинтересовался Норманн.
   – Их постельничий разделил по приказам: Плотницкий, Столярный, Ружейный и так далее. Сидят за оградой рядом со своими мануфактурами.
   – О! Так это же трон Гедимина! – вдруг, хохотнув, воскликнул Норманн, увидев кресло для посетителей.
   – Купцам почет! – довольно усмехнулся Выг. – Им льстит уважение. Многие привозят товары только потому, что желают испытать удовольствие и посидеть на троне.
   – Ох, и разозлится теперь литовский князь!
   – Тебе от этого только лучше, злость в делах плохой советчик! – резонно и рассудительно заметил Выг.
   – В любом случае наши пути обязательно пересекутся, – согласился Андрей с подчиненным. – Оставь трон здесь, для нас купцы важнее Гедимина.
   – Тебе подать сводный отчет по продажам взятых на Итиле трофеев или только по нашим мануфактурам?
   – Давай только наше, мне требуется разобраться с выгодой.
   – Сразу бы спросил. На первом месте ножи, пилы и топоры, затем серпы и косы.
   – Столько денег! – Норманн всматривался в строчки отчета и не мог поверить тем цифрам, которые увидел.
   – А то! Прибыль от продажи изделий наших мануфактур сравнялась с прибылью от вывезенного в Персию оружия.
   – Обычные ножи с деревянной ручкой?
   – Ну да. Делаем и костяные, и с рогом, но простые ножи вывозят по нескольку ушкуев в день.
   – Никогда бы не подумал! А что это за «девичий товар»?
   – Украшения из цыганского золота да серебряная вязь.
   – Что еще за вязь? – Князь заинтересованно глянул на смекалистого помощника.
   – Так это Тикш, ювелир твой придумал. Из серебряной проволоки крутит цветочки с бабочками, затем вклеивает перламутр.
   – Молодец! Быстро ухватил правильную мысль, – одобрил Андрей. – Откровенно говоря, я ожидал главных прибылей от продажи крашеного полотна.
   – Хорошие деньги, держим очень высокие цены, да теребленый лен слишком дорог, – пояснил Выг.
   – Кто цены поднял?
   – Андрей Федорович! Сколько мы льна скупили? А новгородские мануфактуры меньше не стали. Спрос поднялся, а за ним цена.
   – Ты не в курсе, на моих новых землях растет лен?
   – Знаю одно, лучший лен везут из Твери, и ты из Литвы привез длинноволокнистый.
   – Я тебя о чем спросил? – недовольно и резко прервал Андрей. Он любил точные и ясные ответы. – На моих новых землях растет лен?
   – Да откуда мне знать! У нас отродясь лен не рос! Спрашивай Владимира Даниловича, он тебе старост для деревень прислал.
   – Кстати, надо бы переселенцам с едой помочь.
   – Уже сделали, пригнали им лодки новой постройки, сети, мережи. Припеваючи проживут до первого урожая.
   К кузнецам Норманн пошел в самом отвратном настроении. Ну зачем, скажите на милость, ему всякие разные княжеские заботы? Сидел бы тихо, мирно и беззаботно в лесу до следующего портала. Так нет, понесла нелегкая на другой берег Онеги, да еще с великими планами непременно построить замок с башнями и пушками. Уже сейчас его дядя еженедельно разбирает споры между старостами, даже простые крестьяне и рыбаки приходят с жалобами. У одних сеть пропала, у других рыбу из ловушки украли, кто-то нарушил обычаи, связанные с охотой. И так до бесконечности.
   То, что он увидел в ружейной кузнице, его серьезно озадачило. Сначала процесс производства аркебуз вроде бы шел правильно, горячую заготовку пробивали. Но зачем насквозь? Далее получившуюся трубу проковывали, затем с казенной стороны впрессовывали штуцер. Обработка завершалась в печи цементирования, где готовое изделие получало благородный черный цвет. Мальчишки подмастерья сажали на ствол у запального отверстия хомут с полкой для пороха и курок с зажимом для фитиля. Готовые стволы дюжинами уносили в столярную мастерскую. Внезапно со стороны стрельбища бухнул выстрел, и Норманн побежал туда.
   – С возвращением, Андрей Федорович! – низко поклонился Дидык.
   – И тебе, Захар Иванович, здравствовать! Что скажешь про аркебузы?
   – Самопалы-то? Хорошая вещь для защиты крепостных стен! Умеючи с одного выстрела троих можно положить!
   – Кузнецы много сделали?
   – В Марь Гору сотню отправили, сейчас готовлю отряд для Корелы.
   – С какой это стати мы стали Новгород вооружать? – удивился Андрей.
   – Так ты это, Владимира Даниловича не видел? Здесь он, оговаривает с Антонио строительство каких-то редутов.
   – Это он разрешил ружья в Новгород отправить? – подозрительно поинтересовался Норманн.
   – Да нет, то Вече решило тебя отблагодарить, вот и подарили две крепости, Корелу и Сердоболь.
   – Ни хрена себе подарочек! – Андрей хохотнул и откинул со лба волосы. – Это камень на шею утопающему! Две крепости! Два гарнизона! Мне их поить, кормить, одевать!
   – Зря ты. Корела всегда с хорошим прибытком, готландские купцы только там идут в Новгород, – возразил Дидык.
   – Вот радости! Чуть ли не каждый год на крепость войной наваливаются.
   – Ты сборы уменьши, сразу успокоятся.
   – Нет уж, защищаясь, никогда не утихомирить врага. Надо Ругодив с Выборгом у них забрать, пусть меня боятся.
   – Тогда уж точно войной пойдут. – Дидык озадаченно посмотрел на князя и покачал головой.
   – Кишка тонка! – Андрей Федорович молодцевато приосанился. Их князь явно не боялся войны. – Я сейчас с Микшой на Аландские острова пойду.
   – Озлобишь готландцев! – предупредил Дидык.
   – Нет, заставлю раскошелиться на патрулирование. Совсем обнаглели, золото с серебром и медью возят без охраны!
   – Ничего не добьешься, уйдешь из шхер, следом и воинский дозор снимут.
   – Э нет! Дурной пример всегда заразителен! Пустим слух о легкой добыче, в одночасье разбойный люд сбежится, – усмехнулся Норманн.
   – Не поможет, соберут войско и так вдарят, что мало не покажется. – Осторожный оружейник явно не разделял оптимистического настроя князя.
   – Это бабушка надвое сказала, мы не беззубые, сами можем вдарить. Упсалу разок ограбим, сразу дорогу к нам забудут. – Андрей стоял на своем.
   – Ну ты и замахнулся! – всплеснул руками Дидык. – Магнус, сын Эрика, крепкий воин.
   – Суть не в этом, он пришлый из Норвегии, свеи не любят норгов.
   – Я поговорю с Лундом, зашлем в Упсалу соглядатая. Как дружина уйдет, так и вдарим.
   – Вот и отлично, потому как свеи не любят ставленников латинской церкви, – еще раз подумав, одобрил князь.
   – Наш человек должен твердо гарантировать неприкосновенность домов обывателей, иначе будет беда, все встанут с оружием.
   На том и договорились.
   Неожиданный залп дюжины ружей отозвался звоном в ушах.
   – Чего это они так громко бухают? – поморщился Норманн.
   – Максим делает порох по новому рецепту, – охотно объяснил Дидык. – Пушкарям совсем невмоготу, уши паклей затыкают.
   – Аркебузы далеко бьют?
   – Вишь плетеные щиты? – Оружейник указал на сложенные стопкой мишени. – Речной галькой с трех сотен шагов в труху разносит.
   Норманн всмотрелся:
   – В чем разница старого и нового пороха?
   – Не знаю. – Дидык пожал плечами. – У Максима спрашивай.
   – Ты главное скажи, стрелять стало лучше или хуже? – продолжал допытываться князь.
   Оружейник прикинул и ответил с довольной хитрецой:
   – Раньше сначала искры из запала со свистом летели, следом заряд бил. А сейчас все разом, сказал: «Пали!» – и тотчас выстрел.
   – Очень хорошо! Где хранишь корабельные аркебузы?
   – У Шушуна своя ружейная.
   – Он приготовил отряд самопальщиков?
   – Я в чужие дела не лезу, после обеда его очередь стрелять, приходи, сам все увидишь.
   Поход на Або-Аландский архипелаг изначально планировалось провести с применением огнестрельного оружия. От шведов и готландцев никак было не скрыть свою причастность к пиратским набегам. Исходя из этого Норманн решил применить аркебузы как метод устрашения. Новый враг, да еще с огнестрельным оружием, неизбежно заставит противника сначала подумать и только после этого решиться на ответные действия. Ох и дальновиден его отец! Не зря уговорил Вече передать Корелу! Открытая война с новоявленным князем перекроет датско-шведским купцам дорогу в Новгород. У них много злата-серебра, только это всего лишь средство платежа. Военный конфликт с Норманном заставит готландцев брать китайские и персидские товары у перекупщиков, что равнозначно термину «покупать втридорога». Даже если они и нападут – быстро приползут на коленях с просьбой забыть о причиненных обидах.

   …Максим сидел развалившись в кресле и задумчиво разглядывал потолок. Завидев входящего Норманна, молча указал на диван, после чего продолжил созерцать струганое дубовое перекрытие.
   – Высматриваешь место для письма потомкам? – не скрывая ехидства, спросил Норманн.
   – Умничаешь? – отозвался приятель. – Как рассчитать усилие на пятке стандерса? Я не технарь, математических программ у меня нет.
   – Вредничаешь? – Норманн понимающе посмотрел на друга. – Что это за хрень?
   – Ты о стандерсе? Опора для фальконета.
   – Тебе захотелось пополнить мои познания в морской терминологии?
   – Да? – невольно удивился Максим и выразительно поднял брови. – Как я могу пополнить то, чего у тебя нет? Ладно, не буду мудрствовать, эта штуковина появится на кораблях через пару сотен лет.
   – Ты можешь сказать толком, без выкрутасов, в чем дело? – раздраженно спросил Норманн у дружка.
   Максим махнул рукой и довольно хмыкнул:
   – Успокойся, а то пороховой погреб сдетонирует! Все просто. Фальконетом называют маленькую пушечку.
   – При чем здесь пятка со стандерсом? – Норманн успокоился и удивленно глянул на собеседника. – Или… Ты хочешь на дромонах установить пушки?
   – Нет, мы договаривались о полной маскировке под норвежцев, к тому же дромон можно вооружить обычными орудиями.
   – Ой ли! А не маловата посудинка? – засомневался Андрей.
   – Ты слышал о первом русском военном корабле под названием «Орел»? – ответил вопросом на вопрос приятель.
   – Даже видел, по Неве ходит реконструированная копия. Кстати, оригинал построен на двадцать лет раньше того момента, когда на скрижалях истории появилось Британское адмиралтейство.
   – Так вот, на «Орле» стояло двадцать две пушки. И это при общей длине в двадцать четыре метра!
   – Круто! – Андрей прошелся взад-вперед по комнате. – О пушках я как-то не задумывался, только читал, что корабль простоял в Астрахани.
   – Все верно. Он обеспечивал безопасность торговых караванов между Нижним Новгородом и Дербентом.
   – В северной части Каспийского моря были пираты?
   – Странный вопрос! Или ты никогда не слышал о разбойнике по имени Степан Разин? – тут же подколол Максим.
   – А-а… – включился в пикировку Норманн. – Тот самый паренек, который пленил Шемаханскую царицу!
   – Никого он не пленил, даже до Дербента не дошел, и только благодаря «Орлу». Двадцать две пушки, знаешь ли, серьезный довод.
   – У тебя просматривается одна нестыковочка. От Камышина до Саратова четыре брода, не мог там морской корабль пройти.
   Что спорить с человеком, который почти ничего не понимает в кораблях?
   – Осадка у «Орла» всего полтора метра, а водоизмещение двести пятьдесят тонн, – терпеливо пояснил Максим.
   – Почти как расшива, только расшивы сидят поглубже. И вообще, не заговаривай мне зубы, что там с фальконетом?
   – Хочу на карфи по две штуки поставить, обеспечу тебе надежный абордаж.
   – Вот что, добавляй приклады и выдавай продукцию на стрельбище. Время поджимает. – Норманн решительно поторопил дружка.
   – Да не суетись ты! Ладога с Невой судоходны весь декабрь, а западнее Нарвы в январе не каждый год увидишь лед, – отмахнулся тот.
   – Лучше подстраховаться, дромон на себе не потащишь, – в очередной раз не согласился Андрей.
   Друзья заговорщически переглянулись.
   – Теперь о предстоящей акции. С севера Ботнического залива шведское золото и серебро сначала везут в Пори.
   – Где это и что это?
   – Крепость. До нее день перехода на север от Або.
   – В чем смысл промежуточной остановки?
   – В меди, мой дорогой князь. – Максим щелкнул пальцами и выразительно посмотрел на друга. – Ее добывают совсем недалеко от побережья и свозят по реке в крепость.
   – Понятно, дальше идут на Або?
   – Нет, после сбора кораблей с медью караван следует в Мариенхам. – Максим забарабанил пальцами по подлокотнику кресла.
   – Знаю, это крепость на главном острове Аландского архипелага.
   – После ночевки и только в хорошую погоду торговые суда под охраной больших драккаров направляются в Упсалу.
   – Не понял? На кой хрен им тащиться в сторону от Готланда?
   – Это столица Швеции и резиденция епископа. – Максим выразительно растопырил пятерню и изобразил у себя над головой корону.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация