А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Почему я не люблю дождь" (страница 9)

   – Что со мной… Что со мной… А ты не видишь – что со мной? – Дружок леди Кай был по своему обыкновению хмур и даже мрачнее обычного. Так, что по крайней мере здесь все было в полном порядке. – Ты бы еще там повозилась немного, и от меня бы вообще уже ничего не осталось! Куда я теперь такой?
   «Ага, – встряла Хода. – Можно подумать раньше был просто раскрасавец! Как по мне, – так мало что изменилось!»
   Понятно, что озвучивать такую крамольную мысль Осси не стала, да и Ташура жалко было. А он бедолага смотрел на девушку снизу и как-то совсем по-собачьи, и глазища его на изрядно усохшем тельце казались какими-то невероятно огромными и очень-очень грустными. Такая в них тоска расплескалась…
   – Что-то не хорошо мне… Поесть бы… Рыбки.
   Ответить Осси не успела…
   То есть, рот-то открыть – открыла, но в этот самый момент откуда-то сзади раздался грохот и приглушенный крик. А это означало, что жизнь вокруг продолжается, а вместе с ней продолжается и война.

   Глава пятая

   – Держи! – Осси вытряхнула из рюкзака кусок окорока, предусмотрительно захваченный в кладовке, и кинула его хилависте. Потом подумала немного и вслед за окороком на пол шмякнулся круг кровяной колбасы. – Отсюда не шагу! Понял?
   – Понял, – вздохнул хилависта и потянулся к колбасе.
   Осси кивнула и поспешила в зал, на ходу разворачивая посох. Игры кончились! Начиналось веселье!
   «Слушай, я хотела тебе сказать…» – леди Кай внимательно осматривала разгромленный клешор, аккуратно пробираясь меж разбитых лавок к выходу, когда в голове зазвучал «голос» Ходы.
   – Да? – одними губами шепнула Осси. – Что случилось?
   «Ты только не волнуйся!» – Хороший это был призыв. Оптимистичный и многообещающий.
   – Что? – Осси остановилась, продолжая внимательно шарить глазами вокруг. – Ну, говори.
   «Ты поняла, что с Ташуром случилось?»
   – Ну? – Прошипела Осси. – Давай короче! Не время сейчас! Да и не место!
   «Из него жизнь выпили!»
   – Да поняла я! Поняла! Давай только потом об этом…
   «Хорошо, – безропотно согласилась Хода. – Потом, – так потом… Только я хотела, чтобы ты знала, что и ты тоже…»
   – Что тоже? – обомлела Осси.
   «Ну… – Хода замялась. – Постарела немного».
   – Постарела!? – Леди Кай аж посох опустила. Как-то мысль эта ей в голову не приходила, хотя не так уж и трудно было одно с другим связать…
   Она стянула перчатки, глянула на руки и обомлела – под серой морщинистой, словно высушенной кожей, покрытой темными разводами пигментных пятен, отчетливо проступали синие вздувшиеся вены и острые костяшки суставов.
   – Господи! – Осси принялась ощупывать лицо, но и там, похоже, все было плохо. Очень плохо. Во всяком случае пальцы его не узнавали… – Боже мой…
   «Все! – Рявкнула Хода! – Хватит! Ну-ка, соберись! Во-первых, это уже проходит. Ты бы себя видела в тот момент, когда перстень полыхнул… Вот уж – кошмар кошмаров…»
   – Проходит? – Встрепенулась Осси. – Правда проходит? Не врешь?
   «Не вру. Да, не вру, не вру… Скажи спасибо своему вампирскому прошлому и отдельно Керту Абатемаро».
   – Спасибо, – на полном серьезе прошептала Осси.
   «Вот и все. А теперь успокойся! Такими темпами – к вечеру будешь такая же, как и прежде. И нечего тут панику разводить».
   – Я не развожу, – улыбнулась Осси. Вроде и правда, пятна на руках чуть поблекли, а кожа чуть поглаже стала, и это успокаивало больше чем все уверения Ходы. – Просто страшно вдруг стало… А что – во-вторых?
   «Что, во-вторых?» – Не поняла Хода.
   – Ну, ты сказала: «во-первых, все проходит»… А во-вторых – что?
   «А во-вторых, если ты тут еще немного потопчешься и поскорбишь о своей безвременной старости, то возраст твой тебя вообще уже волновать не будет. Да и ничто уже не будет… Или – забыла где мы?»
   Словно в подтверждение ее слов во дворе что-то глухо бухнуло, а затем с грохотом осыпалось, будто стена какая-то обрушилась. На миг вновь наступила тишина, а потом послышалась виртуозно завернутая брань и частые сильные удары. Хрякающий звук этот был настолько специфичен, что спутать его нельзя было ни с чем – кого-то рубили, не то – топором, не то – мечом, но по-любому – со всем старанием и очень самозабвенно.
   «Вот. Видишь. Ты – следующая».
   Осси кивнула. Хода, как всегда была права, и нужно было брать себя в руки, пусть хоть и выглядели они сейчас совершенно чужими, и идти разбираться. Потому, что в жизни нашей так уж заведено, что если ты не разберешься с проблемой, то она вскорости разберется с тобой. А этого бы не хотелось…
   Осси перехватила посох поудобнее и осторожно двинулась к входному проему, навстречу солнечному свету и звукам схватки, которая заканчиваться, похоже, пока не собиралась.

   С верхней ступеньки небольшой лестницы монастырский двор большим не казался, и чтобы оценить ситуацию и выработать план действий нескольких мгновений было вполне достаточно.
   Огороженный с одной стороны невысокой, но крепкой стеной, а с двух других – служебными постройками, в которых располагались кельи монахов, библиотека, мастерские, и все остальное не такое уж маленькое хозяйство, двор этот в плане имел некое подобие треугольника, в одной из вершин которого находилась сейчас леди Кай.
   Прямо напротив нее в стене, отделяющей монастырь от остального суетного мира, располагались массивные и наглухо, кстати, запертые ворота. Мало того – для какой-то надобности, а пуще – для надежности, они были еще и завалены большими серыми мешками, набросанными явно впопыхах, но зато почти до самого верху.
   Впрочем, если создатели этой баррикады надеялись, что она кого-то тут удержит и остановит, то они сильно ошибались, потому как четверка разупокоенных мертвецов завал этот наполовину уже разобрала, сбрасывая тяжеленные мешки прямо на тела повергнутых строителей. Причем делали они это очень методично и не спеша, нимало не отвлекаясь на кипящий рядом бой.
   Бой же этот сильно походил на тренировку бойцов гунь-савер[17], с той лишь только разницей, что вооружены участники были не длинными гибкими шестами, а полновесными нагитами[18], широкие серповидные лезвия которых уже были обильно смочены в крови. С десяток разваленных и искромсанных трупов вокруг вполне недвусмысленно указывал на то, что кровь эта отнюдь не бутафорская, а действо, которое бурлило в монастырском дворе – не потеха и не пустая забава для поддержания тонуса.
   Нападавших было ощутимо больше, и хотя десятка полтора разупокоенных уже вернулись обратно в пределы, которые они, недавно покинули, и теперь их тела устилали сухую утоптанную землю монастырского двора, победа сегодня была явно на их стороне. Хоть и много их полегло в этой схватке, но по меньшей мере пятикратное превосходство в численности они сохранить сумели. Это если не считать тех четверых, которые не покладая рук, и на пустую земную суету не отвлекаясь, продолжали разбирать баррикаду у ворот.
   Противостояла вырвавшимся из покойных пределов тройка монахов в темно-синих рясах, – братья Фатура, как пояснила Хода. Хотя тройка – это было громко сказано, потому как, по меньшей мере, одного из них за бойца можно было уже не считать – седоволосый старик тихо постанывал в углу, привалившись к стене и придерживая левую руку из предплечья которой сильными толчками вырывалась алая кровь. Рука его была почти отрублена и висела на одном лишь лоскуте кожи, и если судить по закатывающимся глазам страдальца и сильно посеревшему лицу, – жить ему оставалось уже недолго.
   Всю эту эпическую картину интесса охватила одним взглядом, а на то, чтобы принять решение тоже много времени не ушло.
   Выбрав в качестве первой цели неутомимых работяг у ворот, Осси подняла посох. Эту четверку легче всего убрать было, а счет от этого сразу резко как-то выравнивался. Да и оставлять за спиной потенциальное подкрепление, готовое в любой момент ринуться врагу на помощь тоже не очень-то хотелось.
   Череп в навершии полыхнул золотом, выбросив перед собой сноп слепящего света, и только тогда леди Кай, поняла, что держит в руках посох Зеир Тифетта – бывшего хозяина ларонны, – так ею ни разу еще и не опробованный. Не выпадало все как-то случая…
   Отливающий золотом ветер ударил продолжающих разбрасывать завал мертвяков, отбросив их в сторону, и тут же распался на части, окружив четверку разупокоенных яркими, как солнце коконами. Ожившие мумии древних монахов оказались в плену солнечных смерчей, бурлящих вокруг них, заставляя вскипать не только высушенную годами плоть, но и сам воздух.
   А потом в небо взвились четыре черных как ночь столба, клубящихся и уносящихся в бескрайнюю высь, будто вознамерившись погасить самые далекие звезды. Вознеслись, качнулись пару раз, а затем объятия света сжались и все пропало.
   Все, включая четверку поднятых мертвецов. Лишь серые пузырящиеся лужицы какой-то непонятной субстанции остались в тех местах, где только что стояли разупокоенные. И словно легким ветром несомые, скользнули от них прочти прозрачные тени, устремившись к посоху, пожравшему их без следа.
   «Неплохо! – Оценила получившийся результат Хода. – Этот мне даже больше нравится!»
   Больше – не больше, но Осси тоже была довольна – с первой задачей она справилась. Правда, она и самой легкой была.
   Естественно, что такой фейерверк не мог пройти незамеченным, и ожесточенная схватка монахов с наседающими на них умертвиями на миг замерла сама собой.
   Все – и живые и мертвые разом повернулись на вспышку, а затем множество взоров устремилось к леди Кай, появление которой во дворе монастыря ознаменовалось явлением столь красочным и эффектным.
   Пауза эта была, однако, недолгой и прервалась вероломным и совершенно бесчестным ударом молодого белобрысого монаха, который коротко взмахнув нагитой, разом подрубил голову ближайшего к нему мертвяка, а обратным ходом своего оружия, обращаться с которым он умел, по всему, весьма и весьма неплохо, развалил надвое еще одного противника. Поголовье умертвий, таким образом, скачком сократилось до двенадцати, что никак не могло не сказаться на боевом духе оставшихся в строю тварей.
   Оно и сказалось.
   Бой вспыхнул с новой силой, и почти сразу же одному из нападавших удалось дотянуться и зацепить широким пером нагиты второго монаха. Не сильно, но кровь из бедра брызнула, измазав бурыми кляксами выбеленную стену постройки, а толстяк в синем балахоне, припадая на левую ногу, отступил назад…
   Пятерка разупокоенных, справедливо оценив леди Кай, как новую силу и потенциальную угрозу, отделилась от своих собратьев и бодро направилась к ней, немного расходясь в стороны и охватывая интессу полукольцом.
   Мертвяки на этот раз были самые обычные. В том смысле, что никакие волны по ним не пробегали, и нити никакие от них тоже не тянулись. И это было хорошо.
   Что было странно, так это то, что были они – разной степени попорченности. И не в том даже дело, что возраста эти разупокоенные мумии были самого разного. Это-то, как раз – понятно и естественно. А в том, что некоторые из них выглядели много лучше своих собратьев – и плоть, вроде, на них какая-никакая наросла, и кожа сухой не выглядела, – а как давеча у той четверки была влажной и блестящей, – да и глаза были временем не высушены, а сверкали ярче, чем у иного живого.
   Но таких из той пятерки, что к Осси приближалась только двое было. Остальные выглядели, как мумиям и положено – худыми, сухими и серыми. Даром, что давно уже выпотрошены были…
   Их сотоварищи, тем временем, потихоньку теснили отчаянно обороняющихся последователей Фатура. Что и немудрено, ибо у монахов в строю оставался один лишь белобрысый. Правда, пока он справлялся: раскрутив свою нагиту, что смертоносный веер, ему удавалось удерживать мертвяков на почтительном расстоянии, но долго так продолжаться не могло, и рано или поздно…
   Раненный в ногу толстяк пытался в меру сил поддержать своего союзника, и прислонившись к стене, с остервенением тыкал широким лезвием своего орудия укрощения в подступающих все ближе врагов. Но слабел он прямо на глазах, и движения его становились все более и более неловкими.
   Третий монах перестал подвывать и затих, скорчившись в углу, то ли потеряв сознание, то ли окончательно покинув этот мир.
   В общем, плохо там дело было…
   Мертвецы надвигались на Осси, ощетинившись острыми лепестками нагит, которые описывали небольшие круги и восьмерки, словно выискивая брешь в обороне интессы, и готовы были в любой момент ужалить, вспарывая плоть и отбирая жизнь.
   В глазах пятерки разупокоенных не было ни жалости ни страха. Одно лишь обещание скорой смерти, замешанное на дикой звериной ненависти ко всему живому и полному равнодушию к своей участи. И в этом все эти мертвые глазки – и ожившие, впитавшие в себя какую-то неясную пока силу, и сухие и бесцветные – были едины.
   Вот только одной ненависти маловато будет…
   Осси сделала шаг назад. Затем еще, вступив под свод клешора, и заманивая мертвецов за собой. Расчет был прост – увести их за собой, с тем, чтобы, оставшиеся в живых монахи не попали в сектор, где через мгновение должно было взбурлить изгоняющее смерть солнце. Уже и посох поднят был до нужного уровня, и оставалось сделать еще один шаг.
   Дальше все происходило в полном соответствии с действующими уложениями, ни на йоту не отклоняясь от намеченной программы – удар, солнечный ветер, столбы, подпирающие небо, воспарившие над лужами прозрачные субстанции, и еще пятеро так не ко времени восставших переселились за Вуаль…
   А белобрысому, тем временем, надоело вращать свой несущий смерть меч, и он перешел в наступление. Отчаянный, по всему судя, он парень был. Вот только зря он это сделал, – ему бы леди Кай дождаться, – может оно бы все и по-другому пошло…
   Сделав два невероятно быстрых шага, монах пырнул острием зазевавшегося мертвяка, но то ли не рассчитал силу, то ли рука у него соскользнула, но широкое острие нагиты пропороло покойника насквозь и вышло из спины мертвяка почти на всю свою длину, напрочь застряв в пересушенной плоти старшего брата.
   Белобрысый потратил несколько драгоценных мгновений в безуспешных попытках выдернуть свой меч из мертвой плоти, но зазевавшись, потерял контроль над ситуацией и тут же получил чудовищный по своей силе удар ногой в грудь, отбросивший его назад к стене.
   Меч, правда, свой он так и не выпустил, и тот, последовав за своим уносящимся по воздуху хозяином, выдрал здоровый кусок плоти из туловища мертвеца. Белобрысый, однако, плодов своей маленькой победы вкусить так и не смог, потому как пролетев с пяток ардов упал на спину, и от этого второго подряд удара потерял сознание.
   Воодушевленные таким поворотом дел, мертвяки не стали оплакивать своего безвозвратно потерянного товарища, а слаженно рванули в наступление, пытаясь если не развить, то хотя бы закрепить свой успех. Остановить их не смогли даже огненные шары, выпущенные, показавшейся к тому времени в дверном проеме леди Кай. На них они даже внимания не обратили, а прилетевшие один за другим сгустки огня, так и умерли, расплескавшись о стены и серые сумрачные фигуры, но так и не найдя себе пищи.
   Действовали мертвые братья четко и дружно, будто многие годы провели они в неустанном оттачивании боевого мастерства, а не лежали спокойненько в каменных резных домовинах, восславляя даже после смерти своей светлых богов.
   Рывком преодолев только что отыгранное у белобрысого расстояние, троица самых шустрых, – и, кстати говоря, самых свежих на вид, – покойников, разом воткнули свои мясницкие лезвия в тело истекающего кровью толстяка и резко, – как по команде, – подняли его вверх, насадив на длинные свои мечи, как свинью.
   Как свинья он и визжал, надрывая горло и до дна опустошая легкие, пока его тело, подвешенное в воздухе на широких лепестках похожих на короткие копья мечей, шинковала оставшаяся троица разупокоенных. Тонкими ломтиками они его нарезали, но делали это на удивление быстро и аккуратно, будто не монахами они в прошлой жизни своей были, а служили на королевской кухне под началом легендарного мастера Соббы…
   Со стоном зашевелился последний из братьев Фатура, но быстро вспомнив все, что предшествовало его замечательному полету, начал подниматься, мотая головой, чтобы скорее стряхнуть с себя дурь оцепенения.
   С другой стороны к разупокоенным приближалась леди Кай, ради такой долгожданной встречи сменившая неудобный в ближнем бою посох на меч, который держала в руке далеко отнеся в сторону.
   Собратья белобрысого по давно уже забытой религии быстро оценили изменения, происходящие на маленькой сцене военных действий, и отбросив в сторону то, что еще совсем недавно было бодрым и полным сил толстяком, разделились на две равные группы, явно намереваясь поскорее покончить с сопротивлением. Действия их были разумны и с точки зрения логики боя безусловно оправданы. На их месте Осси и сама бы так поступила.
   Не дожидаясь пока троица старших братьев подберется к нему на расстояние вытянутого жала, белобрысый подпрыгнул, и оттолкнувшись от стены древком нагиты, резко ушел в сторону, обеспечивая себе больший оперативный простор, и изменив угол атаки. Мало того, – теперь он находился много ближе к леди Кай, выстроив, таким образом, их объединенные силы в некое подобие фронта.
   Заняв новую и несколько неожиданную для мертвяков позицию, он прямо с ходу атаковал ближайшего потрошеного брата градом ударов, которые следовали один за другим, заставив умертвие уйти в глухую защиту и не оставляя ему ни единого шанса для контратаки. Молниеносно перетекая из одной стойки в другую, и перебрасывая нагиту из руки в руку, он настолько замотал своего противника, что тот начал опаздывать с защитой, не успевая отражать сыплющиеся на него буквально со всех сторон удары, и в итоге один из них все-таки пропустил. Фатальный и окончательно смертельный…
   Леди Кай тоже времени даром не теряла, и уже успела проверить на прочность все три золотистых клинка, что имели неосторожность выбрать ее в качестве потенциальной нарезки. Мастерством своего нового союзника леди Кай, конечно, не обладала, но некоторое время на равных противостоять тройке мастеров все же могла, да и в рукаве всегда что-то припрятано. И даже, если это что-то не всем покажется честным и доблестным, бой – не поединок, а победителя кто осудит? Уж точно – не мертвые…
   Светловолосый красавец взмыл в воздух, пропуская под собой широкое мясницкое лезвие неожиданно напавшего слева мертвого собрата – только полы темно-синей рясы взметнулись диковинным цветком. А когда опали, голова мертвяка с застывшим на веки вечные удивлением в глазах уже катилась по утоптанной площадке двора – еще в прыжке мастер гунь-савера успел полоснуть врага нагитой.
   А Осси, с немыслимой скоростью вращая мечом, шаг за шагом отступала назад. Полностью сосредоточившись на обороне и стараясь не пропустить не одного удара от своих грозных противников, она пыталась мысленно дотянуться до перстня. Неожиданное вмешательство его в эпизоде со странными мертвецами в клешоре, намекал на некую его власть над мертвыми, – что, впрочем, и не удивительно было, – и теперь очень хотелось войти с ним в контакт. А пока она отбивала следующие один за одним чудовищные удары и искала, искала ауру перстня…
   Высокий с перекошенной оскаленной мордой мертвяк резким ударом вспорол воздух, всего лишь на какой-то волос не дотянувшись до синей сутаны. Разочарованный неудачей он рявкнул что-то нечленораздельное и широко замахнулся, намереваясь пригвоздить монаха к стене, но тот в последний миг успел пригнуться, пропуская над собой несущую смерть сталь, а затем, молниеносно сделав длинный шаг, выпрямился, резко выкинув перед собой руку с зажатой в ней нагитой. Рука ощутила слабое сопротивление мертвой плоти, и по-крайней мере этот бой закончился…
   Леди Кай этого не видела. Не до того ей было. Не раз и не два уже успела пожалеть она, что ввязалась в эту драку, вместо того чтобы решить проблему каким-нибудь иным способом и, по возможности, издалека. Не ожидала она как-то такой невероятной прыти от разупокоенных. Да и умения их после смерти никуда не делись. И в тот момент, когда совсем уже была готова плюнуть на свою безнадежную затею и отступить, чтобы собраться и одарить настырных покойников чем-нибудь подходящим по случаю, вдруг почувствовала – вот оно!
   Забилось в самом дальнем уголке сознания что-то иностороннее. Вспыхнули неясные образы чужих теней – прежних владельцев. Вспыхнули и растаяли под натиском новой силы, которая отозвалась наконец на призыв и явила себя, раскрываясь, как бутон диковинного цветка.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация