А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Почему я не люблю дождь" (страница 31)

   Осси пожала плечами:
   – Не знаю, и что?
   – Сними-ка ее.
   Осси пристально посмотрела в его зеленые глаза, ничего там не прочитала и не поняла, но все же подчинилась. Хотя и без особого энтузиазма.
   Тихо звякнули распрямившиеся кольца, и золотистая змейка улеглась на скатерти, подняв свою переливающуюся всеми цветами радуги головку, и уставившись на Странника немигающими рубиновыми глазками. Словно во сне замерла.
   – Отлично!
   Странник рассматривал Ходу долго и с видимым удовольствием. Причем, смех в глазах его угас и растаял без следа, и смотрел он на Стража леди Кай очень серьезно и даже, вроде как, с грустью. Как на старого друга. Даже пальцем нежно так, аккуратно по чешуйкам погладил. И та, что характерно, против ничего не имела…
   – Здравствуй, Хода, – тихо прошептал он, склонившись прямо к ее голове. – Я рад тебя видеть снова.
   «Здравствуй», – услышала Осси, и тут же еще раз:
   «Здравствуй».
   – Опять! – Простонала Осси. – Опять началось!
   Странник оторвался от Ходы и глянул на леди Кай. Прямо в глаза. И ее как душем холодным окатило. Она словно с невероятной, немыслимой высоты рухнула в глубокое зеленое озеро и теперь тонула в нем не в банально-фигуральном, а в самом прямом смысле этого слова. Сверкающая далекими неверными огнями темно-зеленая бездна манила, звала и ждала, и леди Кай падала и падала вниз, на дно, которого не было и быть не могло…
   – Осси!.. Осси!.. – Она очнулась от наваждения, но ей потребовалось еще немного времени, чтобы прийти в себя окончательно и стряхнуть с себя остатки дурмана.
   – Все в порядке?
   – Да, – кивнула она. – Простите. Не знаю: что это на меня нашло…
   – Ничего, – Странник смотрел на нее внимательно, пристально, но… как бы, сдерживая себя. В полсилы, если можно, так выразиться. – Ничего… Так, вот: Хода… – Он закатал рукав черного своего балахона, и леди Кай увидела золотистую змейку, обвившую его руку чуть выше локтя, тремя такими знакомыми кольцами.
   – Знакомьтесь, – улыбнулся Странник. Правда одними только уголками губ он это сделал, глаза же продолжали неотрывно следить за леди Кай. – Это – Хода.
   Хода номер два развернула свои кольца, и так же точно звякнув, как та первая – до нее, – улеглась на скатерть.
   Нос к носу.
   Они лежали совершенно неподвижно и были абсолютно, – как две капли воды – одинаковы. Разве, что Оссина чуть постарее и потусклее выглядела. Хотя, может быть, это просто свет так падал.
   – Ох, и не хрена себе… – хилависта, оторвавшись от рыбы, и, заглянув на стол одним глазком, тут же выразил общее мнение. Причем, сделал это как всегда очень кратко и емко. – Вот оно значит как…
   – Именно так, – кивнул Странник. – Вот это я и хотел вам показать. Так что ты, дорогая моя не переживай, и за душевное свое равновесие не волнуйся. Все у тебя в порядке, а их действительно две, и потому они тебе обе и отвечали.
   – Две? – Осси переводила взгляд с одной змейки на другую, но в голове это, похоже, все равно не укладывалось.
   – Ну, строго говоря, не две, а одна, но на данный момент, перед нами, как бы, две.
   – Что? – Застонал хилависта. – Так сколько их все-таки? Две или одна? Что по мне – так и одной через чур много было…
   – Одна, – Ответил Странник. – Но в двух своих временных воплощениях. Вы помните, надеюсь, что Ступени…
   – …затеряны во времени, – прошептала Осси.
   – В самую точку, – кивнул Странник. – Именно так. А посему: обе они есть суть – одно и то же. С той лишь разницей, что та, которую ты сюда принесла – на тысячу шестьсот шестьдесят пять лет постарше моей.
   – А как… А что… Ну, ничего себе! – У хилависты аж слова закончились. Да и у Осси, честно говоря, их тоже не сильно много было, да к тому же еще и дыхание перехватило, а потому она тупо хлопая глазами смотрела, смотрела, и смотрела на двух своих Ход, и, казалось, что конца и края этому ее ступору не будет.
   – А чего они… какие-то… дохлые? – Хилависта все-таки первым оклемался. – Не шевелятся даже…
   – Дохлые? – Странник потянулся за бокалом. – Это, наверное, оттого, что они обе тут одновременно оказались. И, тем самым, нарушили причинно-следственную зависимость. Но это мы сейчас поправим, – с этими словами он ловко подцепил свою змейку за хвост, и раньше чем Осси успела даже осознать, что он собирается делать, швырнул ее за перила, огораживающие террасу.
   Прямо вниз.
   В ночное небо, распростертое у них под ногами.
   – Вот и все, – он улыбнулся и чокнулся со стоящим на столе бокалом леди Кай. – За Ходу! – После чего сделал большой-пребольшой глоток. С чувством и видимым удовольствием.
   Хода шевельнулась, а потом повернула голову к леди Кай:
   «Все в порядке?»
   – Да, – шепнула Осси. – Все хорошо. – И накрыла Стража рукой.
   Хилависта хмыкнул и вернулся к прерванной своей трапезе, справедливо рассудив, что фокусы закончились, и на ближайшее время ничего лично для него интересного не предвидится.
   – А теперь, давай, я тебе расскажу, что дальше будет, – Странник вновь отставил бокал и принялся нарезать бледно-розовое мясо, утопающее в ярком желтом желе. – Кстати, попробуй, – обратился он к леди Кай. – Тебе должно понравиться. Необыкновенный вкус. Потрясающее сочетание невообразимо-острого и приторно-сладкого.
   – Спасибо, – кивнула Осси. – Острого мне что-то сегодня не очень…
   – Ну, как знаешь, – хмыкнул Странник, с удовольствием отправляя в рот небольшой кусочек. – Но зря, – много теряешь. Уж поверь.
   Осси кивнула:
   – Верю.
   – Так, вот… Дальше… Дальше, через три дня Ходу найдет на отмели серого моря малыш по имени Хааль. Найдет и принесет домой. Семья у них очень бедная – концы с концами еле сводит, да и то не всегда, так что золотой браслет придется очень кстати, и отец мальчугана через несколько дней соберется в ближайший городок, где и продаст находку в одной из лавок за восемь золотых. То есть, в общем-то, за бесценок, но и тому будет безумно рад, потому что по их меркам восемь золотых это – целое состояние. И, кстати, говоря, с этого момента дела их потихонечку пойдут в гору…
   Осси слушала, затаив дыхание, и глаз со Странника не сводила, а тот прервался на миг, чтобы хлебнуть вина и продолжил:
   – Купец, купивший Ходу, и ничего о свойствах ее необычных естественно неподозревающий, распознает в ней вещь старинную и очень ценную и позже перепродаст караванщику, отправляющемуся в Таир. И понятно, что не за восемь даиров он ее уступит, а подороже…
   – А за сколько? – Перебил его хилависта. Похоже, что вопрос ценности совершенно бессмысленной, с его точки зрения, Ходы, его вдруг сильно заинтересовал.
   – За сто сорок шесть, если это так важно, – усмехнулся Странник, – и за три щепотки хастана[33]. Так что, не переживай: он не прогадает.
   – А я и не переживаю. Понятно, что купец своего не упустит.
   – Вот именно, – кивнул Странник. – В Таире Хода сменит еще несколько хозяев, и в конце концов попадет к послу мирийского халифата, который через полгода доставит ее к себе на родину и там преподнесет халифу Беш-Дорану в качестве дара, как редкую заморскую вещицу. Халиф подарок этот благосклонно примет, но посла это, правда, все равно от гнева его в дальнейшем не убережет, и через четыре года ему отрубят голову…
   – За что? – Поинтересовался Ташур.
   – Воровал, – усмехнулся Странник, – а может просто сказал чего не то.
   – Как всегда… – хилависта понимающе вздохнул и вернулся к рыбе.
   – В сокровищнице халифа Хода пробудет без малого двести лет. Периодически она будет извлекаться на свет, украшать собой смуглых мирийских наложниц, а потом снова пылиться в забвении в темных закрытых сундуках среди золотых монет, роскошных доспехов, кривых мечей с золочеными эфесами, усеянными драгоценными камнями, и, выточенных из яшмы фигурок древних богов.
   «Бедненькая», – подумала Осси.
   – Вовсе нет, – возразил Странник, для которого мысли леди Кай тайной никакой, похоже, не являлись. – Не бедненькая. Все это время Хода будет всего лишь обычным браслетом, никакими магическими свойствами не обладающим, а все ее способности будут спать, до той самой поры пока она не окажется у твоих предков.
   – Ну, а дальше-то чего? – вопросил хилависта. – Ну, побудет она у наложниц… Ну, поваляется в сундуке… А потом?
   – А потом потомок Беш-Дорана Светоносный халиф Асар-Салим отправит Ходу в числе прочих украшений и диковин в дар королю Гесету III, в надежде заключить с Гелриядом союз против все чаще поднимающего голову и набирающего все большую силу соседа – Симурской империи. Но корабль, перевозящий посольство и ценный груз, до цели так и не доберется, потому что на четвертый день плавания будет взят на абордаж пиратской шхуной. Союз с Гелриядом так и не будет заключен, а еще через двенадцать лет мирийский халифат покорится армии Фердиха VII и станет девятой провинцией империи, солнце которой, впрочем, тоже со временем закатится. Но это произойдет не скоро – еще лет эдак через четыреста с лишним…
   – А Хода?
   – Хода, как доля добычи, попадет в руки одного из пиратов, который через пару месяцев, спустит ее и все свои деньги в одном из кабаков Каниффа. А еще через полгода в одной из портовых лавок она будет выкуплена капитаном Зердом Кай Шареттом, направляющимся домой в Фероллу… Вот, собственно, и все. Дальше ты уже знаешь… – Странник замолчал и удовлетворенно откинулся на спинку кресла.
   – Ничего себе… – Осси была потрясена. Да, и вправду, – кто бы подумать мог, что Хода когда-то принадлежала Страннику и, что у нее такая богатая история? А сколько еще недосказанного осталось…
   Осси задумалась.
   – А почему она…
   – Почему про меня не говорила? – Усмехнулся Странник. – И про наши с ней дела-подвиги не рассказывала?
   – Да.
   – Да потому, что она ничего этого больше не помнит. И ни ей, ни тебе про то, что раньше было, знать совсем не обязательно. Вполне достаточно того, что я тебе рассказал и, что такой подарок сделал, а остальное… – Странник развел руками, – не вашего, как говорится, ума дело.
   Обидный это был ответ. Да и глаза Оссиного собеседника при этом блеснули как-то чересчур холодно, словно две зеленые льдинки. И это как отрезвляющий душ было, – а то она за всеми этими историями и любезностями уже и забывать стала с кем общается и с кем за один стол присела. Но, впрочем, больше ее другое поразило:
   – Подарок? Хода – это подарок?
   Странник кивнул:
   – Конечно. А ты как думала? Что это все случайность?
   – Ну… – протянула Осси.
   – Нет. Не случайность. На случайность это никак не тянет. Для такого стечения обстоятельств слишком мала вероятность. Так, что все это – часть большого и сложного плана.
   «Он прав, – подала голос, молчавшая до сих пор Хода. – Вероятность такая, что за количеством нулей и единицы-то не видно».
   – Какого плана?
   – Плана, по которому ты здесь… Но ты, вроде, про Эйриха вначале хотела…
   А Осси уже не знала даже, про что ей больше не терпится. От всего этого голова уже кругом шла.
   – Подожди ты про Эйриха, – снова встрял хилависта. Никак он, видно, успокоиться не мог. – Так я так и не понял: сколько Хода-то в конце концов стоить стала?
   – Кто о чем… – усмехнулся Странник. – За все это время, – а это почти двести семьдесят лет – Хода сменила семнадцать хозяев, это, конечно, если предков ее… – он кивнул на леди Кай, – не считать. И выручили они за нее в общей сложности около двух тысяч даиров.
   – Это сколько? – Не понял Ташур.
   – Примерно восемь с половиной тысяч лидов.
   Ташур аж поперхнулся, закашлялся и даже, вроде как, подсдулся немного от такого известия. В уме его эта мысль явно не умещалась, и из колеи мирнотекущего пиршества выбила надолго.
   – Так, вот… Про Эйриха… – продолжил Странник. – Тут все намного сложнее, и, честно говоря, – намного печальнее…
   Осси собрала всю свою волю и закусила губу.
   – Брат Эйрих был среди тех, кто принял на себя первый удар там на лестнице. Одним из первых он и погиб. Он не был героем, не был ни очень смелым, ни каким-то, там, невероятно ловким. Он был просто тихим хорошим человеком, но оказался в не лучшем месте и совсем не в лучшее время. А ни сил, ни веры, чтобы противостоять тому злу, что захлестнуло его обитель у него не нашлось. И умер он за два дня до твоего прихода…
   Леди Кай сидела неподвижно, как изваяние, и молча, стиснув зубы, ждала, что он дальше скажет.
   – В общем, к тому моменту, как вы в обители появились, он был давно и безнадежно мертв. Безнадежно, но не безвозвратно…
   – И вы его вернули… – Прошептала Осси.
   Странник вздохнул.
   – Вернул. На время…
   – Как это? – У хилависты от удивления даже кусок рыбины изо рта выпал. – А разве так бывает?
   – Всяко бывает. Если со смертью договоришься.
   – Со смертью? – Ташур перестал жевать, и так и застыл с открытым и набитым рыбой ртом. – Это как?
   Осси молчала, судорожно сжимая бокал, – того и гляди лопнет.
   – Как договорился? Обычно, – Странник пожал плечами, и по нему видно было, что для него с чьей-то смертью договориться – дело, действительно, совершенно обычное. Настолько, что даже объяснить это толком невозможно. Вроде, как для других дышать или глазами хлопать. – Нужен мне кто-то был, чтобы к тебе поближе оказаться, вот я его и выбрал. Очень уж хотелось мне глянуть, какая ты на самом деле…
   – На самом деле? – Вспыхнула Осси. – Что вы имеете в виду?
   – Ну что, ты… – махнул рукой Странник. – Ни в коем случае!.. Я имел в виду бой, магию – все такое… А это… – он даже смутился, похоже, немного, – Это, вообще как-то само собой получилось.
   – Ага, – хмыкнул хилависта. – Само… Как же.
   – Так!.. – В голосе Странника звякнул металл. И одного только этого слова, подкрепленного тяжелым взглядом, было достаточно, чтобы хилависта как-то разом поскучнел, посерел и опустил глаза.
   – В общем, Эйрих, которому положено было закончить свой жизненный путь еще до твоего в обители появления, был ненадолго воскрешен и еще немного протянул. При моем разумеется вмешательстве. И был он при этом самим собой, лишь отчасти являясь моими глазами, ушами и руками…
   – И еще кое-чем… – не выдержал хилависта. Ну, никак не сдержать ему бесов своих было. Даже в такой момент и даже перед фигурой, чье могущество многократно превышало всех ему известных колдунов и магов.
   А Странник только отмахнулся от него:
   – Помолчи уже… – и хилависта задергался, как ужаленный, мыча что-то неразборчивое.
   Осси глянула на него и обомлела: надувшийся и багровый от натуги шар, телепался из стороны в сторону, выпучив глаза, и силился что-то сказать, но никак не мог по той простой причине, что рта у него больше не было.
   Совсем.
   Глаза, нос, уши – все на месте, а вместо рта – гладкая ровная кожица и все…
   В другой момент Осси захохотала бы от такой замечательной проделки, а если бы умела, то и сама бы… Давно уже…
   В другой, но не сейчас. Сейчас ей не до смеха было.
   – Оставьте его, – попросила она. – Он будет молчать.
   В подтверждение ее слов хилависта замычал еще пуще прежнего, морща лоб и часто-часто моргая. А потом из глаз его, широко распахнутых в неподдельном ужасе, полились слезы. Огромные и прозрачные.
   Вот только на Странника это впечатления никакого не произвело. Как и слова леди Кай, впрочем.
   – Сиди тихо. А будешь дергаться – пожалеешь, – бросил он сквозь зубы, даже не посмотрев на несчастного хилависту.
   Ташур притих, – видно, поверил в то, что еще хуже может быть, и дергаться перестал. Даже глаза прикрыл, и теперь мирно лежал на полу рядом с расставленными вокруг блюдами с недоеденной рыбой, мелко трясся и тихо-тихо поскуливал.
   А Странник сделал маленький глоток вина, и поднял глаза на леди Кай.
   – То, что случилось тогда… Это, скорее, ваше с Эйрихом, чем наше с тобой… После воскрешения он был самым обычным и абсолютно нормальным человеком. С обычными, присущими всем, чувствами, эмоциями, и желаниями. И все, что он говорил, делал и желал – это от него шло. От души и сердца. И я тут абсолютно не причем. Все, что мне нужно было – это еще раз приглядеться к тебе и посмотреть, как ты принимаешь решения. И не более. Да, все это время я был рядом и наблюдал. Слушал, смотрел и делал выводы. Но не во что не вмешивался…
   – Ладно. Все. Проехали… – Осси смахнула слезу, и постаралась сделать это незаметно. Но разве может что-то от бога укрыться? Тем более, когда он напротив тебя, за столом… – А почему…
   – Да?
   – Почему ты допустил, чтобы он умер? Не нужен стал? Увидел все, что хотел, и выбросил?.. Как сломанную игрушку?.. – Осси понимала, что зря она все это говорит, что несет ее, но остановиться не могла.
   – Нет, – Странник вздохнул. – Не так…
   – Не так?! – Выкрикнула Осси. – А как?! Как?..
   «Прекрати! – Прошипела Хода. – Возьми себя в руки!»
   Осси заткнулась, закусила губу и, пересилив себя, подняла глаза:
   – Простите… Тяжело вспоминать… – она вытерла слезы и сделала большой глоток вина. Густой маслянистый напиток обжег горло, растекаясь внутри сладким огнем.
   Осси поболтала бокал, рассматривая как сверкают и переливаются в нем отблески сотен свечей, а потом глянула на хилависту.
   – Отпустите его. Не надо…
   Странник кивнул и едва заметно шевельнул пальцем. Освобожденный от заклятия хилависта тут же откатил в сторону, пыхтя и отдуваясь. На Странника он даже смотрел – боялся, наверное, что взгляд его воплощенного бога на месте испепелит.
   – Насчет Эйриха… – Странник снова положил свою ладонь на руку Осси и немного сжал ее. – Я не мог ничего изменить. Смерть не отпускает насовсем. Она просто отдала его мне на время. Вот и все… И время это вышло. Мне жаль… Но долги приходится отдавать. Иногда с процентами.
   – И каковы проценты?
   – Тебе не стоит знать, уж поверь мне. И грустить тоже не стоит. Смерть всегда приносит с собой скорбь, но на свой собственный лад она – самое естественное из того, что приключается с человеком. Эйрих упокоился с миром, избавившись тягот и печали, и, оставив добрую память в сердце твоем. О чем еще может мечтать человек?
   – Я понимаю… – шепнула Осси. – Я все понимаю.
   – Вот и хорошо, – улыбнулся Странник. – Ты справишься с этим. Непременно справишься. Я это знаю.
   Осси улыбнулась. Правда, криво это как-то получилось, но лучше так, чем слезы лить и истерить, как последняя провинциальная дурочка.
   – Наверное, справлюсь… Я вот, что еще хотела спросить…
   – Спрашивай, – Странник потянулся за толстой пузатой бутылью и долил Осси вина.
   – А зачем… Я хотела сказать: раз вы не Эйрих, а Эйрих… – она вздохнула. – А Эйрих не вы… Зачем этот маскарад? – Она повела рукой, показывая на Странника. – Зачем? Почему вы не выглядите сейчас как… как должны? Такой, какой вы есть на самом деле.
   – Второе пришествие… – ответил Странник. – Именно это ограничивает меня. Ограничивает и сдерживает.
   – Что «второе пришествие»? – Не поняла Осси.
   – Я уже был в этом мире. Был и покинул его. А потому, если я еще раз появлюсь здесь в своем обличии, то мир этого просто не выдержит и погибнет. Ибо если бог возвращается, то он возвращается чтобы судить. Это и есть второе пришествие. Теперь понятно?
   Осси кивнула:
   – То есть, в своем обличии нельзя, а если не в своем, то можно?
   – Ну, да, – Странник улыбнулся. – Маленькая такая лазейка оставлена. На всякий случай.
   – А как же… Вы ведь, вроде, как не ушли еще, раз мы тут с вами… на Ступенях. Так что мешает?
   Странник покачал головой.
   – Нет. Это с моей точки зрения, я еще никуда не уходил, а с твоей – Исход был тысяча шестьсот шестьдесят лет тому назад. Не забывай, про то, что Ступени во времени затеряны. Так что, то, что здесь происходит – сильно зависит от точки зрения. И то, что для меня ты – гостья из будущего ничего ровным счетом не меняет. Примерно, как для тебя подруга твоя… Ты ведь заметила, что старше она стала, при том, что когда-то давно вы погодками были… Заметила?
   Осси кивнула:
   – Заметила, только в толк не могла взять, почему так.
   – А потому, что она для тебя тоже из будущего твоего. Как ты для меня. Она к тебе навстречу, спустя пятнадцать лет отправилась, как ты за Слезой из Фероллы вышла.
   – Пятнадцать?
   – Пятнадцать, – кивнул Странник. – Ну, если совсем уж точным быть: четырнадцать лет и семь месяцев…
   – А почему?
   – Потому что ее Апостолат послал, чтобы тебя остановить. Чтобы встречи нашей вот этой с тобой не было. А послал он ее, когда совсем ему уже туго стало. Когда ты слишком близко уже к ним и к древним тайнам их подобралась. Понятно?
   – Понятно… – хотя, если честно, то в голове у леди Кай какая-то сумятица была. Вроде, как и понятно все, но тут же мысли начинали путаться во всех этих временах и пришествиях… Первых и вторых, тех, что сейчас, и тех, что из будущего.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация