А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Почему я не люблю дождь" (страница 25)

   – Да погоди ты, – отмахнулась Осси. – Ты посмотри, что получается…
   – Куда посмотри? – Хилависта подкатил к ней вплотную.
   – Никуда. Это я говорю так…
   – Ты нормально говори, – разозлился Ташур. – А не так и абы как, а то тебя уже понять невозможно, как мертвяков твоих…
   – Вот о них-то и речь!
   – А что с ними не так? – Удивился Ташур. – Мертвяки – они мертвяки и есть. Обычные, скучные. Просто я их не очень люблю…
   – Видишь ли… – задумчиво протянула леди Кай. – Получается, что не все они обычные. Этот, вот, например, – необычный.
   – Да? И что же в нем такого необычного? Он, что воняет как-то по-особенному?
   – Нет. Воняет он также, как все. А, вот, происхождение его весьма интересно.
   – Ничего интересного, – буркнул Ташур. – С вами всегда так: были, были и померли…
   Любопытная это оговорочка была: «с вами»… Осси, так, – на всякий случай – это запомнила, но отвлекаться не стала и продолжила:
   – А он не просто помер. Его, между прочим, убили. И кто его убил, заметь: мы не знаем.
   – Как это не знаем… – хилависта вздохнул и с тоской посмотрел на леди Кай, явно сожалея о ее безвременно угасших умственных способностях. – Очень даже знаем. Женщина в сером его убила.
   – Ага. В сером… А кто она – ты знаешь? А зачем убила? И, заметь, какое время для этого выбрано было…
   – Какое?
   – Очень интересное время. Вот смотри: Странник к этому моменту Аулу уже покинул, и кладбище начало потихоньку перерождаться. Хотя наружу еще ничего не вырвалось, и даже признаков никаких еще не появилось…
   – Ну и что? – Хилависта нахмурился. По всему, он изо всех сил пытался понять к чему Осси клонит, но ничего у него пока не получалось, и это его сильно злило.
   – А, то! Не кажется ли тебе странным, что именно в этот момент, появляется какая-то женщина и убивает служителя некрополя, труп которого становится центром зарождения девшалара? Причем девшалар этот восходит не когда-нибудь, а именно тогда, когда мы туда приходим…
   – Ну…
   – А когда нам все-таки удается с ним справиться, на трупе на этом вдруг активируется портал, который забрасывает нас туда, откуда выбраться практически невозможно…
   – Ну, да… странновато немного, – согласился Ташур. – То есть… Ты хочешь сказать, что это для нас все было?
   – Именно это я и хочу сказать, – сокрушенно кивнула Осси. – Похоже, это была ловушка!
   – Ловушка?
   – Да и мы в нее попались…
   «Да, что там: попались! По самые ушки вляпались», – встряла Хода.
   – И кто? В смысле, – кому это надо было? – на хилависту прямо смотреть больно было. Так он сильно расстроился, что его вокруг пальца обвели.
   – Кому, кому… Да кому угодно! Но если Хода права, – а она, скорее всего, права! – то мы сейчас в гостях у Пресвятого Апостолата. И кстати, серое одеяние той дамы очень на это намекает.
   – Да? – Хилависта задумался. – Это хреново… Прогекали мы, выходит, засаду-то… Профукали… Профуняли… Да чего там говорить – просрали мы ее! А ведь был уже звоночек-то…
   – Какой звоночек? – Не поняла Осси. – Ты о чем?
   – О чем? – Взгляд хилависты, которым он одарил леди Кай, был взглядом победителя. И ничего, что он снизу вверх смотрел. Все равно он чувствовал себя героем: никто внимания не обратил, а он один заметил. – О покойнике в монастыре. О том, которого ты последним убила. Глех, или как его там?
   – Глесс, – машинально поправила Осси.
   – Не важно, – скривился Ташур. – Важно, что он тоже нас в западню утащил. Ту – на дороге…
   «А ведь прав пузырь, – прошептала Хода. – Прав гундосый!»
   – Точно, – ахнула Осси. – Это же он нас тогда сдернул не пойми куда…
   – Ага. И не просто сдернул. Под мечи и стрелы он нас сдернул. А ты еще гадала тогда, что это за люди такие нам попались. Теперь понятно, что за люди.
   – Теперь понятно, – согласилась Осси. – Непонятно только, как они на покойничков порталы навешивать умудряются.
   – Да какая разница как. Важно, что навешивают. Так что ты теперь как мертвяка бесхозного увидишь, так лучше от него подальше держись.
   – Будь уверен, – кивнула Осси. – Близко не подойду.
   «А Эйрих?»
   – Что Эйрих?
   «Когда он умер, тоже портал активировался. Тот, который нас обратно на Ступени вернул. Это как в вашу теорию укладывается?»
   – Не укладывается.
   – Что не укладывается? – Переспросил хилависта.
   – Да, вот, Хода про Эйриха вспомнила. Говорит, что его портал нас тогда из западни вытащил.
   – Ну и что? Значит он не с ними был. А это и так ясно, что не с ними. А раз так, то и вытащил.
   – А портал откуда взялся? – Не унималась Осси.
   – Откуда, откуда… Я почем знаю откуда. Эйрих твой вообще какой-то странный был…
   – В смысле: странный?
   – Ну, не знаю… Было в нем что-то такое… Не могу объяснить, – вздохнул хилависта. Пойму – скажу, а пока не о нем речь… Ты, вот, лучше скажи – отсюда правда не выбраться?
   Осси пожала плечами:
   – Не знаю. Говорят, что нет.
   – Это плохо.
   – Плохо…
   «Очень плохо, – вздохнула Хода. – И хуже не бывает».

   Глава двенадцатая

   Молчание хоть и было тягостным, но недолгим, и первым не выдержал хилависта.
   – А эта… пенитенци… перетенци… Тьфу, дрянь! Как ее?
   – Пенитенциария?
   – Во-во! Она самая. Это что вообще такое? И почему, ты говоришь, из нее выхода нет?
   – Ну, выхода нет, – Осси вздохнула, – потому, что он тут проектом не предусмотрен: те, кто сюда попал обратно уже не выходят. А пенитенциария, или как ее в народе называют Эршрат, это – тюрьма Пресвятого Апостолата. Построили ее еще при Лорике VIII после, так называемой, трехдневной смуты – то есть почти семьсот лет назад.
   «Семьсот тридцать шесть», – поправила Хода.
   – Да, семьсот тридцать шесть… Построил ее Орден по заказу Его Святейшества Диара Рисана, который ее потом и возглавил. А нужна она ему была в первую очередь как раз для того, чтобы избавиться от участников смуты. Причем, желательно раз и навсегда.
   – А чего так сложно-то? – Удивился Ташур. – Нельзя их было просто того? – Он закатил глаза и вывалил свой огромный лиловый язык на бок, весьма удачно изобразив висельника.
   – Нельзя. Много там разных людей было… В том числе и важных, и богатых, и в народе любимых. И если бы все они разом на тот свет переселились, то ни Ордену, ни Апостолату это популярности бы не прибавило. А так… Прошло немного времени, и всех их потихонечку сюда запрятали. Вроде и живы все, – а, вроде, и проблем нет…
   – Ловко, – хмыкнул Ташур.
   – Политика, – пожала плечами Осси. – Причем, не в самом худшем ее проявлении.
   – Ну, ладно. Ну, сделали они тюрьму. И что ж из нее сбежать никто не мог?
   – Не мог, – мотнула головой интесса. – Это не просто тюрьма. Это специальная тюрьма.
   – Что значит специальная? – Буркнул Ташур. – Они все специальные.
   – Все-то – все, а эта особенная. В ней всего пятьдесят четыре камеры. Вот как эта, вот, – Осси обвела глазами комнатушку. – И говорят, что расположены они в разных концах света. А где точно – никто не знает. Одна – где-то в горах, под перевалом, другая – в пустыне глубоко под землей, третья еще где-то… И ведут в эти камеры односторонние порталы, через которые сюда и постояльцы иногда попадают, и еду-питье им периодически подбрасывают…
   – Нам, вот, что-то не подбрасывают, – вздохнул хилависта.
   – А выхода тут нет, потому что отсюда не возвращаются.
   – А как же… В смысле: пятьдесят четыре камеры – это же немного. Они ж быстро… раз, и заполнились все. А дальше что? Если еще кого пристроить надо?
   – Не переживай, – усмехнулась Осси. – Если надо – пристроят. В лучшем виде.
   – Так куда пристроят-то? – Не унимался хилависта. – Если занято все уже. Значит, надо выпускать кого-то, чтобы место освободить. Или выпускать, или перемещать куда-то… Иначе тут не протолкнуться скоро будет… А раз так, то и выход должен быть. Иначе как?
   – Ну, во-первых, есть тут одно железное правило: пара-тройка камер всегда свободны. Про запас, что называется. На тот случай если, как ты говоришь, сюда срочно кого-то пристроить надо…
   – А, во-вторых?
   – А, во-вторых, если прямо, вот так, вот позарез место вдруг понадобится, то, не волнуйся: освободят камеру.
   – Да я и не волнуюсь, – удивился Ташур. – С чего ты взяла? Я и так знал, что освободят. Я тебе про это и говорю…
   – Да, камеру освободят, – усмехнулась Осси. – Камеру. А не узника.
   – То есть? – Не понял Ташур. – Ты хочешь сказать…
   – Да, мой дорогой. Именно так: от узника просто в этом случае избавятся.
   – Избавятся? – По всему было, что такого поворота хилависта не ожидал. – Как избавятся?
   – А я почем знаю как… Может, вон… – Осси кивнула на бездонную дырку в полу. – Может еще как…
   – Ты думаешь? – Хилависта с ужасом посмотрел на яму из которой по-прежнему тянуло холодом и сыростью, и на всякий случай отодвинулся от нее подальше. – Ладно. Это «во-вторых» было, а «в-третьих» есть?
   – Нет, – вздохнула Осси. – В-третьих, нет. Это все.
   – Так, выходит, выхода правда нет?
   – Правда, – кивнула интесса.
   – Ничего себе! – Хилависта тряхнул головой (а значит и всем телом) – до того ему с этой мыслью мириться не хотелось. И не примирился же:
   – Ну, ладно. Это для них – для дураков этих выхода нет, но для нас-то… Мы-то ведь… – Он с надеждой уставился на леди Кай.
   Осси молчала.
   – Слушай. А если ты из посоха своего по стене долбанешь? А потом еще разок и еще… Как ты думаешь: проломишь ее?
   – Не знаю… – Осси с сомнением покачала головой. – Может, проломлю, а, может, и нет. Если мы сейчас, скажем, под хребтом где-нибудь под Главирским, то навряд ли.
   – Да, если под хребтом – это плохо, – согласился хилависта.
   – Плохо. Но может быть и хуже.
   – Не может.
   – Может-может. А если мы – на дне океана где-нибудь? Или, например, – в облаках парим? Да мало ли на земле приятных мест… Нет уж. Извини. Как-то мне не хочется пробовать.
   – Да… – протянул хилависта и с сомнением посмотрел на потолок. Потом не спеша вразвалочку подкатил к луже, постоял, задумчиво на нее уставившись, а потом лизнул. Почмокал жирными своими губищами, будто смакуя, и заявил. – Нет. Это не океан – пресная вода.
   – Ну, хорошо: не океан, – согласилась Осси. – Но озеро какое-нибудь бездонное – ничуть не лучше будет.
   Хилависта вздохнул и горестно посмотрел на глубокую лужу:
   – Да. Об этом я не подумал.
   Снова замолчали.
   На этот раз надолго, и на этот раз первой заговорила Осси.
   – А ты, вроде, говорил, что откуда хочешь уйти можешь? Через зеркала. И меня с собой провести…
   – Ну, могу, – хилависта глянул на девушку как-то хмуро. Исподлобья. – А что ты предлагаешь?
   – Ну, ты же можешь зеркало тут создать? Создавал же, когда ноги мне у сомборы выменивал.
   – Могу. А дальше-то что?
   – Какой-то ты бестолковый, – всплеснула руками Осси. – Создаешь зеркало, и уходим с тобой куда надо.
   – И куда мы, интересно, уходим? – Ехидно хмыкнул Ташур. – Вместе с тобой-то?
   – Ну… – Осси пожала плечами. – В некрополь обратно… А что?
   – Что-что… Ничто! Нет мозгов, так и не лезь со своими советами идиотскими. Я что, по-твоему, сам до этого не додумался бы, если бы так все просто было: создал, ушли… – Хилависта фыркнул, тем самым выражая, по всей видимости, крайнюю степень своего негодования. А может быть даже презрения. – Во-первых ты в Ауле зеркало где-нибудь видела – чтобы мы туда ушли? Нет? Я тоже что-то не видел… А, во-вторых: куда я с тобой уйду? Только обратно в замок. Ты же ничего не можешь и меж зеркалами ходить не умеешь! Или я что-то пропустил и ты пока со своим полюбовничком там в трактире тешилась еще чему-то научилась? А? Умеешь, спрашиваю, меж зеркалами ходить?
   – Не умею, – потупилась Осси.
   – Вот то-то и оно, – не умеешь… Без тебя-то я куда угодно мог бы, а с тобой… – хилависта вздохнул. – Только туда, где ты уже побывала. Только в те зеркала. Понятно?
   – Осси кивнула.
   – Вот так, вот, – хилависта причмокнул и засопел. – А побывала ты только в замке. Но туда нам как-то не с руки будет… Работодатель наш, боюсь, не обрадуется. Да и заново поход наш начинать как-то не сильно хочется.
   – Не хочется, – согласилась Осси. – Нам бы обратно туда… Где девшалар.
   – Вот-вот. А то опять лестницы эти, истуканы, могилы… Ну их! На крайний случай, конечно и это сгодится. Уйдем. Но только – на самый на крайний. А пока давай лучше дальше думать.
   Дали.
   В том смысле, что стали думать.
   И ведь придумали…
   Осси придумала. Или не Осси уже?
   – Я знаю! – Много времени прошло, как вот так – просто тупо глядя перед собой сидели. И никто: ни Хода, ни Ташур, ни леди Кай путного ничего предложить не могли. Да и беспутного тоже. Вообще ничего. Просто бред какой-то в голове крутился и все! А потом Осси вдруг осенило! Просто просветление какое-то нашло. Раньше она бы до такого нипочем не додумалось – просто знаний бы не хватило. Да и умений, пожалуй, тоже. А вот теперь – после слияния – как-то все само собой разрешилось. Будто всю свою жизнь только этим занималась… – Точно знаю!
   – Что ты знаешь?
   – Как нам выбраться отсюда знаю!
   – И как?
   – Он нас вытащит, – Осси кивнула на мертвеца. – Он нас сюда привел, он и вытащит.
   – Как это? – Опешил хилависта. – А он разве не того?.. Ну, в смысле, не все еще?
   – Все-все, – успокоила его Осси. – Не переживай. Но нам он весь и не нужен!
   – Да? – Обрадовался Ташур. – Это хорошо. А что нам нужно?
   – Сердце.
   – Сердце? – Хилависта скривился. – А на кой оно нам?
   «Дороги мертвых? – Догадалась Хода. – Значит они действительно существуют?»
   – Существуют, – кивнула Осси. – И, кажется, я знаю, как по ним пройти.
   – Кто существует? – Не понял хилависта.
   – Серые тропы… Понимаешь, у мертвых есть свои дороги. Живым они не видны, и ступить на них они не могут, но мертвые их не забывают. Никогда. Понимаешь?
   Ташур скривился:
   – Не очень.
   – Ну, смотри… – Осси задумалась, подбирая слова, чтобы попонятней было. – Он… – она ткнула пальцем в многострадальный труп смотрителя. – Когда мы сюда попали, уже мертв был. Так?
   – Так, – согласился Ташур. – Он же сам тебе сказал, что его еще в некрополе убили. До того, как там началось все…
   – Правильно, – подхватила Осси. – Значит путь сюда он проделал уже мертвым…
   – Он не сам проделал, – перебил хилависта. – Это портал за него проделал.
   – Это не важно, – отмахнулась Осси. – Портал-не портал – не суть… Важно, что для него это серая тропа была. А раз так, то он ее запомнил и всегда по ней вернуться сможет. А заодно и нас прихватит…
   – Да? – В голосе хилависты послышалось сомнение. – А ты, вроде, говорила, что дороги эти только для мертвых? Это что ж нам теперь помереть надо, чтобы по ней пройти? Так, имей ввиду: я этого не хочу! Я не для того сюда перся, чтобы тут в сырости и скукоте помирать! Я…
   – Да ничего нам помирать не надо! – Перебила леди Кай начинавшийся поток его словоизлияний. – Успокойся! Это нам одним по ней не пройти, потому что мы ее, как бы, не видим. А когда он у нас – проводником будет, то это – как портал. Он сам нас туда притащит!
   – А ты уверена, что он куда надо притащит? – Усомнился Ташур. – А то закинет еще куда-нибудь…
   – Не закинет! Не волнуйся! – И словно в подтверждение ее слов перстень на пальце полыхнул своими злющими глазенками, и это Ташура, похоже, убедило в ее правоте окончательно. Во всяком случае, спорить он дальше не стал, а быстренько откатил в сторону, тихо бормоча себе что-то под нос. А это, как вы уже понимаете, было равносильно полной и безоговорочной капитуляции.
   «А ты знаешь, как ее открывать – дорогу-то?» – То, что Хода в разговоре участия до сих пор не принимала, вовсе не означало, что она вдруг стала менее любопытной. Отнюдь. Просто не встревала, выжидая подходящего момента, и, вот, – дождалась.
   – Знаю, – кивнула Осси. – Кажется… Не мешай мне только, а то собьюсь или напутаю чего. Смотреть – смотри, а под руку не лезь.
   Впрочем, покривила она душой. Немного, но покривила. Не все так просто с этими ее знаниями было. Сама она толком про серые тропы ничего не знала и ведать, что называется, – не ведала, но будто сидел в ее голове кто-то другой – какой-то заботливый суфлер, который все ей в нужный момент подсказывал и куда надо ее действия направлял. Положительно, в слиянии с темной своей половиной были определенные плюсы, хотя и не сказать, что без страха и содрогания леди Кай за дело принялась.
   А дело-то, в общем-то не сильно сложным было.
   Перво-наперво надо было вынуть у покойника сердце, и Осси направилась к скрюченным посреди комнаты останкам Греда Шероу.
   – Прости меня и грех мой оставь мне… Жизнь для живых, – прошептала она, и меч тихо лязгнул о камень, отделив голову дважды умершего служителя некрополя от бренных и уже совершенно бесполезных останков. – Мир и свет тебе…
   Покончив, таким образом, с невеселыми поминальными делами Осси собралась было вскрыть грудную клетку мумии, но в последний момент передумала и сунула меч за пояс.
   – Так оно, наверняка, лучше будет, – усмехнулась она. – Правильнее, – и резким движением рассекла высохшую кожу служителя Аулы своим острым как шип мантихоры когтем.
   От этого ее действа хилависту аж передернуло и он спешно забормотал себе под нос что-то не очень разборчивое, но сильно похожее на молитву. Пробрало значит…
   Леди Кай бросила на него косой взгляд, еще раз усмехнулась, – на этот раз совсем уже как-то нехорошо, и запустила обе руки в распахнутую грудину мертвеца. Звонко и очень неприятно хрустнули сломанные ребра, и звук этот в почти полной тишине прозвучал до отвращения громко.
   Ташур сбледнул лицом и его вырвало. Причем, бубнилку-молитву свою он даже на это время не прервал, а так и продолжал тихо-тихо что-то гундосить, захлебываясь и икая. А леди Кай на столь бурное проявление эмоций ни коим образом не отреагировала, и даже в его сторону не повернулась, продолжая ковыряться во внутренностях распотрошенной мумии, и подбираясь к замершему в неподвижности сердцу.
   Наконец старания ее были вознаграждены, и пальцы, запущенные в открытую полость грудной клетки, нащупали, то, что она искала.
   – Ну, вот, – улыбнулась Осси, вытаскивая на божий свет сухой сморщенный комок, с оборванными и болтающимися как корни какого-то диковинного растения сосудами. – Считай, полдела сделали.
   Из угла раздался сдавленный полувсхлип-полувздох и хилависту снова вырвало.
   С явным неодобрением покосившись на своего излишне впечатлительного товарища Осси покачала головой и достала из рюкзака узкую длинную коробочку из черного дерева.
   – Надо же – пригодились все-таки… Вот уж не думала… – пробормотала она, открывая драгоценную шкатулку.
   Внутри, в полости выстеленной белоснежным бархатом лежали, – да не лежали даже: покоились – длинные, как спицы, перекрученные серебряные иглы. Каждая в своем отделении.
   Подарок Керта Абатемаро стоил небольшого состояния. Это – если для непосвященных. А для тех, кто разбирался и знал толк в оккультных делах Орденом, мягко говоря, не особо одобряемых, цены для этой небольшой вещицы просто не существовало. Называлась она нерд, а на вопрос леди Кай: «Откуда такое богатство?» коронный вампир только улыбнулся и посоветовал «не забивать прелестную головку бесполезными знаниями, которые имеют тенденцию сильно укорачивать жизнь любопытным особам».
   Как бы то ни было, и как бы не юлил и не темнил Абатемаро, но ясно было одно: «игрушка» эта из разряда особенных, и на дороге такие обычно не валяются. В пользу этого говорила и мощная остаточная аура, принадлежащая, скорее всего, прежнему хозяину этой «безделицы», и то, что иглами такими кроме некромансеров прошлого никто никогда не баловался под страхом смерти. Причем не фигуральной, а самой, что ни на есть, настоящей – не любил Пресвятой Апостолат орудия с помощью которых мертвых в живых обращали. Ох, как не любил…
   На острие каждой этой спицы-иглы поблескивала крошечным рубином красная капелька крови, и по уверениям Абатемаро принадлежала она великомученику Майху, что увеличивало потенциальную мощь нерда в десятки, если не в сотни раз, превращая и без того не самый безобидный артефакт в нечто совсем уже из ряда вон выходящее.
   Так, что подарок этот, действительно, был царским и сделан был, по всей видимости, от души. От темной и совершенно непонятной души коронного вампира.
   Аккуратно достав первую иглу, леди Кай поднесла ее к глазам и некоторое время просто любовалась игрой света в капле святой крови. Красивое это было зрелище. И завораживающее. Прямо каким-то гипнотическим воздействием обладали сверкающие алые лучики и темные переливы внутри крошечного алого солнышка. Трудно было от этого оторваться и глаза отвести. Трудно, но надо было.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация