А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Почему я не люблю дождь" (страница 21)

   Глава десятая

   – Ну? – Ташур только что не подпрыгивал от нетерпения. – Ну как тебе?
   – Да ничего, вроде, – Осси разглядывала свои новые ноги, поворачивая их и так и эдак. – Хорошо. И не болит совсем. – Она пошевелила пальцами, затем согнула ногу в колене, выпрямила и снова согнула. – Совсем не болит. Будто и не было ничего… Как новые.
   – А они и есть новые, – хмыкнул хилависта. – Самые, что ни на есть.
   – Здорово, – улыбнулась Осси. – А я, честно говоря не верила. И побаивалась.
   – Зря побаивалась, – на полном серьезе возразил Ташур. – Хилависта девушку зазря не обидит.
   – Здорово, – повторила Осси. – Вот только…
   – Что?
   – Что-то мне как-то… Будто не узнаю я их…
   – Ну, не знаю… – Ташур отвернулся к рюкзаку и начал старательно что-то там вынюхивать. – Пообвыкнешься.
   – Да? – С сомнением посмотрела на него Осси, после чего опираясь на стену осторожно попробовала подняться.
   Получилось.
   Некоторое время она стояла, молча уставившись в пол, и шевеля пальцами босых ног, а потом повернулась к своему спутнику:
   – Ташур!
   – Да?
   – А что-то я выше ростом стала?
   – Да ну? – Хилависта еще глубже зарылся в мешок. – Не помнишь: тут, вроде сыр еще оставался?
   – Да. И вообще как-то…
   Хилависта ничего не ответил, только вздохнул где-то глубоко в рюкзаке. Тяжело-тяжело.
   – Ташур!
   – Ну чего еще?
   – Ну-ка посмотри на меня!
   – Что? – Хилависта вынырнул из мешка, уставился на девушку своими пронзительно-голубыми глазами, после чего снова скрылся в спасительных недрах рюкзака.
   – Ташур! – Голос леди Кай приобрел неожиданную твердость, а гневная нотка, что проскочила в этом коротком слове свидетельствовала о том, что надвигающаяся буря вот-вот должна была разразиться. – Что ты сделал?
   – Что-что… Как договаривались – ноги тебе заменил. Обе.
   – Ноги? – Голос Осси стал очень тихим и вкрадчивым. – Заменил значит?
   – Ну, да.
   – А скажи-ка, дружок: чьи это ноги? Мои? А то, что-то я их не узнаю…
   – Ну…
   – Что «ну»?! – Заорала Осси. – Я тебя спрашиваю: мои или нет?
   – Не совсем…
   – Что значит не совсем?!
   – Значит, что теперь они твои, а раньше были чужие.
   – Что?! – У Осси аж дыхание перехватило. – Что ты сказал?
   – Не твои, – выдавил из себя Ташур. – Даринины. Была такая танцовщица лет триста назад. Шикарная и очень известная. Непревзойденная, можно сказать.
   Осси стояла, смотрела на него раскрыв рот и тупо хлопала глазами. Ни на что более осмысленное ее сейчас не хватало.
   – А, что? – Подлюка Ташур оправился от смущения на удивление быстро и тут же сходу перешел в контратаку. – А ты как хотела, – у своей сомборы их забрать? Чтобы тебя потом когда-нибудь собственное отражение подкараулило и сожрало?
   – Н-н-нет… Но ты же говорил…
   – Говорил… Мало, что я говорил. Ты бы иначе не согласилась!
   – Не согласилась, – тупо кивнула Осси. – Ни за что не согласилась.
   – Ну, вот! А теперь все уже – носи, что дали… Благо не хуже твоих. А если честно, – так даже и получше… Подлинней и постройнее. Не ножки, а – мечта, – хилависта смачно причмокнул губами, всем свои видом показывая какая сладкая и совершенно несбыточная мечта леди Кай вот так задарма привалила. – По этим ногам знаешь сколько принцев в свое время иссохло?
   – Сколько?
   – Сколько-сколько… Много! И хватит уже истерить! Ей как лучше стараются, а она… – Ташур сокрушенно вздохнул. – Да и все равно, обратно уже не вернуть, так что привыкай к тому, что есть! – И он отвернулся, всем своим видом показывая, что разговор окончен.
   Осси вздохнула и начала привыкать.
   Она прошлась по комнате (которая, к слову, с высоты ее нового роста показалась ей теперь совсем уже крошечной), присела раз-другой, даже подпрыгнула. Правда, чуть головой при этом об низкий потолок не шандарахнулась. Потом села, задрала ногу вверх и принялась долго и придирчиво ее осматривать.
   Честно говоря, и вправду – не хуже было. Совсем даже не хуже, и хоть к ногам своим Осси за столько лет привыкла, но все же обновка ей явно пришлась. Если не к лицу, то уж к телу точно.
   Свыкнувшись и смирившись Осси начала одеваться.
   – Слушай, а ты это с самого начала так задумал?
   – Что?
   – Ну, что ноги не у моей взять, а у этой…
   – У Дарины, – подсказал хилависта.
   – Ну, да. У Дарины.
   – С самого, – вздохнул хилависта. – как на тебя посмотрел, так и понял: всем ты хороша и, вроде, все у тебя хорошо, а вот ноги толстоваты… Да и подлиннее бы…
   – Толстоваты? – взвилась Осси. – Ну знаешь! Между прочим, многие находили их весьма привлекательными.
   – Не сомневаюсь, – хмыкнул Ташур. – Даже наверняка, что находили! – Он снова хмыкнул и ехидненько, так, улыбнулся. – Но ведь теперь-то лучше стало? Согласись!
   – Лучше, – кивнула Осси. – Только все равно я к ним привыкнуть не могу.
   – Ничего. Привыкнешь… Ты вот лучше, чем частями своими заморачиваться с другом бы нашим, – хилависта кивнул на скорчившийся в углу труп. – Поговорила. А то, что-то у него сомборы вдруг не оказалось. А это, между прочим, несколько, как бы сказать… – хилависта пошлепал губами. – Необычно. Не бывает так!.. А оно, вот, пожалуйста: есть! И очень это как-то, знаешь ли, странно и непонятно. А еще непонятно, что он там на кладбище делал, и как там вся эта каша заварилось.
   – Непонятно, – согласилась Осси.
   – Вот! И я о том же. Так, что – сможешь его разговорить?
   – В смысле мертвяка? – Уточнила Осси.
   – Мертвяка, мертвяка. Кого ж еще…
   – Смогу, наверное.
   Впрочем, положа руку на сердце, до конца Осси в этом уверена не была. Во всяком случае, ничем похожим заниматься раньше, ей не приходилось, и хотя знаний, почерпнутых в книжках Лерда, для такого не сильно сложного действа у нее, вроде как, вполне хватало, но одно дело – знать, а другое, сами понимаете, – уметь. Это, как говорится, две большие разницы. Настолько большие, что между ними лежит огромная пропасть, которая с годами заполняется не очень-то понятной, но безмерно важной субстанцией, под названием опыт. А вот его-то леди Кай как раз и не хватало. Но, поскольку, начинать когда-то все равно надо, Осси взялась за дело рьяно и без колебаний.
   Перво-наперво она выкопала из рюкзака свой дневник и, перелистав несколько раз, нашла-таки нужные записи. Перечитав наставления покойного некромансера, и, убедившись в том, что запомнила все хорошо и правильно, она отложила книжицу в сторону и занялась приготовлениями к ритуалу.
   Не сказать, что приготовления эти были сложными и муторными, но внимания и аккуратности они все ж таки требовали, как бывает всегда, когда дело касается мертвых, ибо смерть, как известно не терпит ни небрежности, ни суеты.
   Хилависта, убедившись, что дело сдвинулось, и приготовления идут полным ходом, откатился в угол и с интересом принялся наблюдать за леди Кай. Хвала Страннику, делал он это молча, под руку не бубнил и с вопросами не лез, а посему Осси смогла полностью сосредоточиться на новом для нее деле, и очень скоро вообще перестала замечать все вокруг.
   Вытащив тяжелое неподвижное тело в центр комнаты, она несколько раз обошла его вокруг и, наконец, удовлетворившись осмотром, принялась расставлять вокруг него свечи, самым тщательным образом отмеряя расстояние до трупа с помощью припасенной как раз для такого случая веревки.
   Свечи были тяжелыми и невероятно вонючими, и разжилась ими леди Кай в замке Абатемаро, памятуя как не хватало их в тот момент, когда готовила она портал для ларонны. Именно тогда – в тот момент пообещала она самой себе всегда держать под рукой и про запас парочку этих столь необходимых предметов. И как в воду глядела…
   Вампирские свечи были небольшими, пузатыми и странными до невозможности: скользкими на ощупь, темно-бордовыми и в то же время почти прозрачными. Казалось, что скатаны они были из чьей-то загустевшей и запекшейся крови, что, в общем-то, если вспомнить сложную природу Керта Абатемаро и необычайную широту его взглядов, было вполне возможно.
   Как бы то ни было, но свечи – они свечи и есть, будь они хоть из крови сварены, а хоть из самого отборного сала: лишь бы горели, а до остального и дела нет, а горели они исправно. Чадили, правда, при этом изрядно, источая вокруг какой-то странный и совершенно незнакомый аромат, но на конечном результате это сказаться не должно было, а уж удушливый дым, тяжелыми волнами сползающий на пол, можно было и перетерпеть.
   Вот и терпели.
   Хилависта, правда, закашлялся и недовольно переполз в другой угол, но дым достал его и там, и он снова захрипел и задохал, после чего сменил свою дислокацию, и с тех пор на одном месте подолгу не задерживался. А вскоре и бубнеж его послышался, то есть все на круги своя вернулось, и жизнь вошла в привычную и такую родную колею.
   И все же, как ни важны были для проведения ритуала оживления свечи, но все же, по большому счету, это был всего лишь антураж. Немаловажный, очень эффектный, но антураж. И теперь, когда семь толстых кровяных свечей горели ровным светом вокруг покойника, постепенно заволакивая окружающее пространство пушистым ковром едкого дыма, можно было приступать к основной части.
   Обнажив меч, Осси дважды обошла вокруг трупа, прорезая в плитах пола небольшую – не больше мизинца – ложбинку. С плитами Гаситель справлялся по своему обыкновению легко, а потому все усилия леди Кай были направлены на то, чтобы окружившая мертвеца канавка была ровной и выглядела красиво. В общем-то, это было совершенно непринципиально: не прерывается – и ладно, но «красивкость» Осси уважала и если выдавалась такая возможность… Сейчас спешить, вроде, некуда было, а потому она, не торопясь, подравнивала края, добиваясь почти идеальной точности.
   Немного, правда, пришлось повозиться с расставленными свечами, но в конце концов все получилось и здесь, и теперь каждая из них возвышалась на маленьком островке, со всех сторон окруженная прорезанным в камне желобом.
   Отложив меч, интесса вытянула из обоймы арбалета стеклянный болт и аккуратно надломила острый как игла кончик. Затем медленно, стараясь не расплескать и не пролить понапрасну ни капли драгоценного серебра, вылила содержимое в заготовленный желобок.
   Одной стрелы не хватило, и за ней последовала вторая, а потом еще одна. Наконец заготовленная канавка была доверху заполнена серебристой жидкостью, и лежащего посреди комнаты мертвеца окружила яркая блестящая лента. Контур удержания был готов, и теперь оживленный мертвец ни при каких условиях не мог покинуть отведенного ему места. Ну, или почти ни при каких…
   Критически осмотрев остатки своего боекомплекта, Осси вздохнула и отставила арбалет в сторону, прислонив его к стене, но так чтобы в любой момент под рукой оказался. Не ровен день пригодится…
   Теперь же предстояло решить задачу куда более сложную, да и к тому же сделать это впервые, опираясь лишь на записи из дневника некромансера. А задача-то была не из легких и не из тех, с которыми каждый день сталкиваешься: поднять контур подчинения – с этим не каждый-то маг справится. И это уж не говоря о том, что приятной эту работенку никак нельзя назвать было.
   Но, как говорится: глаза боятся – руки… А руки тем временем уже выделывали в воздухе сложные пасы, сопровождавшиеся долгим и заунывным нашептыванием.
   В результате этого действа в комнатушке резко похолодало, и, что самое главное, в воздухе материализовались крошечные темные шарики, плотные и тяжелые на вид, что, впрочем, нисколько не мешало им свободно парить прямо перед лицом леди Кай.
   Семь иссиня-черных горошин подобно шаровым молниям ощетинились темной шевелящейся бахромой, а воздух вокруг них вполне ощутимо потрескивал, делая это сходство почти абсолютным. Повисев некоторое время совершенно неподвижно, будто привыкая к новой для них среде обитания, черные молнии качнулись и неспешно двинулись в сторону трупа, повинуясь плавному жесту леди Кай. Выглядело это все легко и совершенно естественно, и лишь крупные капли пота, выступившие на лбу интессы, говорили, что не все так просто, как кажется и, что рождение этих эфемерных субстанций стоило ей немалых сил и большой концентрации.
   Добравшись до покойника сгустки темной энергии расположились вокруг его головы, но пока они устраивались там на отведенных им волей леди Кай местах, один из них все-таки не удержался и зацепил плиту.
   Тихонечко.
   Еле-еле.
   Самым своим краешком. Да, и не краешком даже, а шевелящимся своим отростком, который как на грех взял и распрямился в самый неподходящий момент, мазнув по грубой поверхности камня.
   Громыхнуло так, что казалось и стены сейчас обрушатся, и потолок прямо на голову осядет. Между замершими над самым полом шарами зигзагом проскочила черная молния, сжигая их дотла, и опаляя адским огнем каменные плиты, а голова покойника задымилась, будто ее только-только из костра вытащили.
   – Ох, и не хрена себе! – Выдохнул хилависта. – А что попроще-то, оно, никак нельзя? Я думал: надо только заклинание какое-нибудь прочитать, или еще чего… А тут…
   – Это если ты его просто поднять хочешь, – Осси оторвала взгляд от трупа, поправила челку, которая так и норовила упасть на глаза, и глянула на хилависту. – Тогда все действительно проще… Но ты ж с ним поговорить, вроде как, собирался?
   – Ну, собирался.
   – И, небось, хотел, чтобы он на вопросы твои отвечал?
   – Хотел.
   – Ну, а раз так… То, извини.
   – Понятно, – буркнул Ташур. – Знал бы…
   – Да ты не волнуйся! Будет тебе и заклинание, и много чего еще.
   – Не, – возразил Ташур. – Я не волнуюсь. Я просто не думал, что это так… Я думал проще: сели, поговорили…
   – Ага, – усмехнулась Осси. – Поговорили, а заодно и поужинали…
   – Точно, – подхватил Ташур. – Поужинали.
   – Тобой! – Закончила Осси. – Тобой поужинали! У мертвяков-то знаешь ли – ни капли мозгов, и ни грана морали. Одна только потребность убивать. И ты в его списке под номером два будешь – сразу после меня. Так что уж извини, дорогой, придется тебе потерпеть.
   – Хорошо, – буркнул Ташур, и откатился в угол, старательно укрывшись за рюкзаком. – Потерплю… Я вот здесь потерплю, если ты не возражаешь.
   – Не возражаю, – улыбнулась Осси, наблюдая, как истаивают серые дымки на месте вызванных ею субурганов, которые должны были полностью подчинить разбуженную волю покойника.
   Все пришлось начинать сначала.
   На этот раз Осси все действовала намного осторожнее, выверяя каждый свой жест, и продвигая рой черных молний к цели мелкими неспешными шажочками. Когда все семь субурганов заняли наконец предназначенные им места, лицо ее было почти белым от напряжения, а пот заливал глаза. Ко всему из прокушенной губы сочилась тоненькая струйка крови, и в целом она была лишь ненамного краше покойника, которого собиралась допросить.
   И все же дело было сделано. Хоть и не с первой попытки, но Осси вполне могла собой гордиться – многим это вообще не удавалось. Ни с первой, ни с десятой.
   Теперь оставалась самая малость, и леди Кай стояла и смотрела, как сплетается в сложную паутину бахрома зависших над покойником молний, как тянутся от субурганов все новые и новые отростки, проникая под кожу мертвеца и прорастая там серым узором. А потом все это разом пропало, и над телом несчастного осталось только семь небольших черных горошин, едва заметно покачивающихся на невидимых простому глазу воздушных волнах. Исчезло, окружающее их темное сияние, пропали хищно тянущиеся во все стороны щупальца-жгутики, и теперь субурганы отливали тяжелым металлическим блеском, ничем более шаровые молнии не напоминая. Правда менее опасными они от этого не стали.
   И тогда с растопыренной пятерни леди Кай сорвался веер зеленых молний, ударивших прямо в голову мертвеца, и тот отзываясь их неслышному призыву сел и открыл глаза.
   Совершенно неожиданно он это сделал. Без предупреждения и видимой подготовки, чем окончательно добил и без того трясущегося хилависту, который уже и сам, похоже был не рад, что подбил леди Кай на эту авантюру с оживлением. Но знания, как говорится, – превыше всего, а то что мог знать случайно оказавшийся в их компании мертвец, лишенный сомборы, стоило нескольких страхов, которые, в конце концов, можно и перетерпеть, хоть и очень Ташуру это сложно было сделать.
   – Имя! – Выкрикнула Осси, и голос ее прогрохотал в этой тесной пустой комнатушке подобно громовому раскату разгневанного бога.
   Мертвец дернулся, зарычал и завращал головой, при этом совсем недобро зыркая глазами по сторонам.
   – Я сказала: имя! – С зависших над покойником субурганов, плеснули иглы серых разрядов, ударившие прямо в голову, и, судя по всему, удовольствия большого мертвецу не доставившие. Во всяком случае по сторонам зыркать он перестал, и зашлепал губами пытаясь что-то сказать. Без особого, впрочем, успеха.
   – Имя! – Повторила Осси, и отзываясь ее призыву субурганы ударили еще раз, отчего тело покойника аж подбросило над полом. Поднятый мертвец хрипел и сверлил леди Кай взглядом полным искренней и ничем незамутненной ненависти, а из уголка его перекошенного от боли рта тянулась струйка густой слюны.
   – Ну как знаешь, – ухмыльнулась леди Кай. – Я целый день могу этим заниматься, – и субурганы ударили мертвеца пять раз кряду, заставив посеревшую кожу покойника задымиться.
   – Имя! – Рявкнула Осси.
   – Не надо, – скрипнул из угла хилависта. – Хватит. Пожалуйста! – Но Осси его, похоже, не слышала. Она снова занесла растопыренную пятерню для удара, но в этот момент губы мертвеца шевельнулись, рождая к жизни осмысленный набор звуков.
   – Что? Не слышу!
   – Гред, – просипел покойник. – Гред Шероу.
   Просипеть-то он просипел, а, вот, покорности у него в глазах что-то не прибавилось. Да и ненависть, расплескавшаяся где-то глубоко внутри разупокоенного никуда не делась. Так и рвалась она наружу.
   – Гред значит… – улыбнулась Осси.
   Что не говори, а она имела полное право собой гордиться. Вот так, вот – с первого раза и почти без подготовки ей удалось то, что многие некромансеры могли сотворить только после долгих и муторных тренировок. Ей, конечно, книжки здорово помогли, да и перстень не просто так на пальце сверкал, но все же…
   – Значит, Гред, – повторила Осси и, разом стерев с лица улыбку, продолжила: – Гред Шероу, отделенный от жизни и возвращенный из тлена, отвечай мне, покуда я держу в руках твою смерть.
   Пафосно и как-то не очень уместно это все прозвучало. Не соответствовала торжественность заявления крайней убогости амбиента. Но ритуал – есть ритуал и ни слова в нем не поменять и не выкинуть. А те, кто пробовал это проделать, наверняка, потом сильно об этом жалели.
   – Отвечать? – Ухмыльнулся покойник. – Ну, что ж… отвечу… – с каждым новым произнесенным словом голос его крепчал, обретал уверенность и даже какие-то нагловатые нотки в нем появились. – А что ты мне дашь?
   Вот это была засада. Про выкуп Осси как-то забыла. А ведь положено было – за разговор с покойником жертвой платить, и она это знала. Испокон веков так заведено было, а раз так, то и не ей нарушать… Да и чревато оно… Вот только забыла Осси про жертву пока впопыхах обряд готовила, и теперь как-то надо было выкручиваться, не то…
   – Что дам?.. – Осси закрутила головой по сторонам. Как назло ничего такого, что могло бы заинтересовать мертвяка на глаза ей не попадалось. Да и вообще ничего в этой совершенно пустой комнате не попадалось. – А что ты хочешь?
   – Это! – Мертвяк недолго думая ткнул пальцем в хилависту. И хоть и вяло и неловко он это сделал, но идиотизм его предложения от этого нисколько не уменьшился. – Это хочу! – Повторил он.
   – Ага, сейчас! – Взвизгнул хилависта. – Хочет он… У тебя, я смотрю, мозги уже совсем протухли!.. Чего ему надо? – Повернулся он к Осси.
   – Воспоминания. Ему нужно что-то, что поможет ему здесь удержаться. Что-то такое, что заставит его забыть, что он мертвый. Все равно что, но чем ярче и интересней будут воспоминания, тем лучше.
   – Воспоминания? – Заорал хилависта. – Он у меня воспоминания украсть хочет? – Ташур брызгал слюной во все стороны, морда его стала багрово-красной, а глаза налились кровью, – того гляди, лопнут. Переполненный праведным гневом он даже в размерах раздулся раза в полтора. По всему, мысль что его Ташуровоми воспоминаниями будет вот так, вот, запросто, пользоваться какой-то мертвяк взбесила его до последней крайности. – Да куда тебе они, дохлятина бездыханная! Да, что ты с ними делать будешь, трупак рассохшийся? С ними… с моими… Для тебя я их что ли собирал и хранил, тварь бездушная? Да ты… Ты…
   – Что? – Улыбнулась Осси. – Словарный запас кончился? Так ничего… не бойся повториться, раз такое дело.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация