А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Почему я не люблю дождь" (страница 14)

   Зрелище это впечатляло и, – что уж греха таить, – несколько подавляло.
   Впечатляло, потому что город этот был великолепен и величественен и больше напоминал гигантский музей – столько в нем было всевозможных строений, колонн, монументов и памятников, сделанных с невероятной тщательностью и сияющих на солнце ослепительно белым цветом. А подавляло… Наверное потому, что не было тут места живым, и глядя на все это великолепие, как никогда остро понималось, что все в этом мире проходящее, а жизнь наша – всего лишь краткий миг бытия.
   А еще тут надо было отыскать портал, который перенес бы их дальше, а где его тут искать, и как найти – было совершенно непонятно, потому как никаких указателей и подсказок на этот счет здесь пока не наблюдалось.
   Не наблюдалось их, конечно, и раньше, но прежде все-таки было легче, и задача эта не самая простая решалась часто сама собой. Ну, или почти сама собой. Во всяком случае, и площадь раньше поменьше была, и не загромождена так всевозможными постройками, да и выход всегда был более очевиден, что ли…
   Раньше, но не на этот раз…
   Во всяком случае, спрыгнув с крыши склепа, леди Кай выглядела несколько обескуражено. Ташур, правда, на эти ее сомнения не отреагировал никак, заявив, что раз портал есть, то рано или поздно найдется, а когда Осси попыталась ему возразить, что рано или поздно это может быть и лет эдак, например, через триста-четыреста, внимательно на нее посмотрел и глубоко вздохнул:
   – Слушай, ты меня пугаешь.
   – В смысле, пугаю? – Опешила Осси. К чему угодно готова была, даже к очередной порции язвительного бурчания, но только не к такому заявлению.
   – В том смысле, что не понимаю откуда страхи такие взялись? Раньше ведь как-то находила?
   – Раньше… – Осси вздохнула. – Раньше они сами находились…
   – Ага, сами… – хмыкнул Ташур. – Конечно. Как же… Особенно там – у статуй этих… И, вообще, не морочь мне голову…
   Осси собралась было возразить, что не морочит, не пытается и не собирается, но не успела.
   – Ты вообще, на эту тему не думай. Оно все само произойдет. Иди себе и иди, куда хочется. И к себе понемногу так прислушивайся. К своим ощущениям… И если захочется тебе где-то остановиться – останавливайся. И вообще, – ни в чем себе не отказывай.
   Отличное это было наставление. Главное, – очень внятное. Просто – руководство к действию. Но другого все равно не было, и Осси пошла. Пошла туда, куда ей хотелось, полностью следуя полученным инструкциям и указаниям.
   А хотелось ей налево, туда, где высилась огромная трехпролетная арка, высеченная, как и все вокруг из белого, как снег мрамора.
   Шла и прислушивалась, как учили, к собственным ощущениям, при этом с каждым следующим шагом все больше чувствуя себя полной дурой. Занятие это оказалось не слишком-то увлекательным, и граничило оно с безнадежной глупостью, то и дело норовя эту зыбкую грань пересечь.
   Сначала Осси не чувствовала вообще ничего.
   Потом, – шагов эдак через тридцать, жутко зачесался нос, но это, безо всякого сомнения, очень важное изменение вряд ли можно было счесть за поданный свыше знак, а потому этим принципиально новым ощущением пренебрегли. И едва только с этим разобрались, как тут же в глаза начали лезть растрепанные легким ветерком волосы, и пришлось останавливаться, чтобы собрать их в хвост. Затем стало жарко, потому что яркое солнышко никак не желало скрываться за маленькими, быстро проносящимися по небу облачками, ловко от них уворачиваясь, и, наконец, тупой ноющей болью напомнила о себе вчерашняя рана на бедре, почти уже совсем зажившая, но все еще немного кровоточащая.
   В общем, Осси тонула в своих противоречивых, часто сменяющих друг друга ощущениях и эмоциях, а поскольку все это время она к ним самым тщательным образом прислушивалась, анализируя и раскладывая по полочкам, то совсем неудивительно, что относительно спокойное и безмятежное ее утреннее настроение в конце концов уступило место тихой, медленно растущее в душе злобе, и глухому, пока еще по счастью, безадресному раздражению. Да и вообще, то чем она тут занималась все больше напоминало полную ерунду, и причем не только со стороны. Изнутри, так сказать, это еще глупее смотрелось.
   В довершение всего катящийся под ногами хилависта вдруг вырвался вперед, обогнав леди Кай на пару шагов, развернулся и, подняв на нее свои небесно-голубые очи, тихо так и очень душевненько проскрипел:
   – Мне кажется, ты слишком буквально мои слова восприняла. Ты особо-то не напрягайся… Оно само придет… Когда надо будет.
   Смотрел он при этом на нее своими широко распахнутыми глазами снизу вверх, и оттого выглядело это очень трогательно и даже немного печально. Душераздирающее это было зрелище, а потому Осси первый свой порыв сдержала, и хилависта остался где и был, а не отправился в скоростное путешествие по воздуху, вдоль отрезка параболы, берущей свое начало аккурат возле тяжелого походного ботинка интессы. В общем, – повезло ему.
   Но, как бы то ни было, а совет это был дельный, тем более, что Осси и сама уже об этом подумывала, а потому, поднапряглась, расстаралась и попробовала от контроля над своими чувствами и эмоциями отключиться. Сначала оно не очень-то получалось – видно, привыкла уже, но потом, как-то незаметно наладилось, а когда леди Кай ступила под арку, к которой стремилась все это время, остатки суетных и никчемных мыслей исчезли сами собой.
   Исчезли в том числе и потому, что возвышающаяся над ней арка состоящая из трех одинаковых белоснежных пролетов, сквозь которые надо было пройти, как сквозь тройные ворота, обладала какой-то невероятной силой. Это, чтобы не сказать – аурой. Умиротворяющей и настраивающей. Как гигантский камертон. И будто даже где-то далеко и еле слышно играл орган, пока Осси под аркой этой проходила. Хотя понятно было, что как раз и не где-то далеко, а именно тут, и более того: не играл он вовсе, а наваждение это было, но до того явственное и убедительное, что пробирало. До мозга костей и до мурашек.
   А еще почему-то очень это напомнило один недавний концерт для клавесина с ночным незнакомцем. И от этого еще неуютней стало…
   Изнутри на поверхности арки у самого ее основания, почти у земли была выбита руна Веры. Аккуратно и неброско. Для знающих и просвещенных, так сказать. То же и на двух других, только руны там иными были: Надежда и Милосердие, а вся вместе эта композиция составляла одну из самых главных достопримечательностей Аулы – Врата Покоя. И целью этой, если так можно выразиться, конструкции было именно упокоение.
   Но не мертвых, как вы могли бы подумать, а тех кто остался. Тех, кто потерял покой и веру, проводив своих близких. Тех, чья жизнь утратила смысл. И то, что арка эта была вознесена высоко в небеса, утвердившись на одной из Ступеней, нисколько силы ее, поверьте, ни умаляло. Скорее даже напротив, ибо аура ее и сама по себе чудеса творила не малые. А уж вкупе со Странником…
   Так что повезло, можно сказать, леди Кай, что она тут оказалась. Боль от нежданной нечаянной потери ее не угасла – нет, но притупилась и теперь напоминала не открытую страшную рану, а давно затянувшийся шрам, и рождала она теперь не отчаянную тоску несовместимую с жизнью, а теплую нежную память о былом и немного грустное сожаление о несбывшемся.
   Так что, пройдя сквозь Врата, леди Кай от накатывающей на нее депрессии излечилась полностью и окончательно, сохранив в душе самую нежную память о повстречавшемся ей однажды на жизненном пути ее человеке по имени Эйрих.
   Вот только ненависть, вскормленная и взращенная накануне никуда не пропала и не делась. Неподвластно это чувство Вратам было, а потому и не растаяло оно призрачной дымкой. Сросшись с душой леди Кай, оно осталось, ничем более незамутненное и готовое к употреблению.
   За аркой находилась небольшая, зажатая со всех сторон площадь, от которой в разные стороны разбегались аллеи, ограниченные тесными рядами склепов и усыпальниц. Все эти монументальные строения, призванные увековечить и возвеличить, выстроены были из одинакового белого мрамора, но во всем остальном разнились абсолютно, словно соревнуясь в вычурности и великолепии.
   Украшенные пилонами, портиками и колоннадами склепы, возвышаясь над интессой гигантскими своими фасадами и нависающими над ней скульптурами, среди которых большей частью преобладали, естественно, ангелы.
   Здесь были ангелы всех возрастов, полов и размеров. Со сложенными крыльями и с распростертыми, отбрасывающими густую почти абсолютно черную тень. Были ангелы-девы и ангелы-войны с обнаженным мечом. Были спящие ангелы и ангелы, будто выхваченные скульптором из самого стремительного полета. Сидящие, стоящие, скорбящие и вообще – любые, каких только могла породить неуемная людская фантазия возбужденная скорбью. Но это были, так сказать, отличия очевидные любому неискушенному. Более опытный глаз узрел бы здесь и серафимов и хранителей и даже пару-другую архангелов. Всем им, и даже нефилимам нашлось здесь свое место.
   И в этом смысле, крипта Лехорта, с которой собственно и началась для леди Кай эта история, смотрелась бы тут как нельзя кстати. Вот только размерами бы она, пожалуй, сильно уступала местным памятникам, что впрочем и неудивительно, ибо гордыня людская во все времена была не в пример больше божественного смирения.
   Вторым основным мотивом в вычурной архитектуре некрополя был образ плачущей девы. Числом своим эти статуи, пожалуй, даже превосходили расквартированную на этой площади армию ангелов вдвое, если не втрое. И точно также не сыскать было тут двух одинаковых скульптур, и не выбрать лучшую, потому как все они были шедеврами и смотреть на каждую из них можно было днями, позабыв обо всем и о времени в том числе.
   Однако этими двумя сюжетами устроители некрополя не ограничились, а поскольку строили тут усыпальницы люди далеко не бедные, и склепы они воздвигали зачастую с прицелом на будущее, иначе говоря, – для себя любимых, то и границ воплощенные здесь в камне фантазии не знали. Диковинные звери, фамильные гербы, предметы обихода и увлечений сановитых особ – все это было воплощено в белом мраморе и всему нашлось свое место. Чего только не насмотрелась Осси, прогуливаясь по тихим аллеям Аулы.
   Казалось ничего уже не может ни удивить, ни поразить е воображение, но стоило сделать еще всего каких-то пару-тройку шагов, и изумленному взору представал очередной посмертный замок, на этот раз украшенный ракушками, каменными водорослями и диковинными рыбами. Еще шаг – и картина сменялась, а леди Кай попадала в каменный сад, посреди которого раскинул свои воды мраморный пруд.
   Окружающее величие было словно дыхание вечности. Оно впечатляло, поражало воображение и… угнетало, вытесняя все суетные чувства и воспоминания. Даже мысль о портале, который был запрятан где-то на бескрайних просторах Аулы, болталась теперь где-то на самых дальних задворках сознания тусклой и маленькой тенью, а остальных – уже, как бы, и вовсе не существовало.
   Пустота и подавленность. И нарастающее состояние грядущей беды, поднимающееся из глубин сознания, – вот что чувствовала леди Кай, полностью избавленная от пустых переживаний и мирской суеты расплескавшейся вокруг волей некрополя.
   Что-то недоброе окружало ее. Пока еще никоим образом себя не проявляя, но уже присматриваясь, прицениваясь и пробуя на вкус.
   И потихоньку одна за другой накатывали волны беспричинного страха, пробирая до жути. А еще, где-то внутри поселился вдруг какой-то липкий холод, прорастая вокруг, во все уголки сознания колючими ростками. Не терпит природа пустоты…
   Один, вскользь брошенный взгляд на хилависту, показал, что вечно недовольный ее спутник испытывает примерно то же самое, и вроде даже как съежился, немного уменьшившись в размере. Не сильно, но все же заметно. А это, знаете ли, симптоматично было и о чем-то да говорило. Вот только о чем?
   – Плохо, – ответил он на невысказанный леди Кай вопрос. – Не нравится мне тут. Муторно как-то стало. И хари еще эти…
   А хари действительно скалились на них с двух сторон, прорастая прямо из стен двух одинаковых как братья-близнецы склепов. То ли горгульи это какие были, то ли еще чего, но по-любому настроения они никак не улучшали, да и мысли при взгляде на них в голову лезли не самые, чтобы оптимистичные.
   Ни яркое солнце высоко над головой, ни сверкающие вокруг белоснежные громады этого тихого города глаз больше не радовали. Что-то вызревало тут. И не только в израненной душе леди Кай, но и в недрах этого сверкающего великолепия, а значит, что было это не что-то ею самой от скуки придуманное, а объективная, как говорится, реальность, данная нам в ощущение. И то, что ощущения в результате воздействия этой реальности получались самые мерзостные и неприятные, настраивало на определенный лад и будило к жизни вполне конкретные мысли.
   Осси остановилась и быстро проверила экипировку. Меч легко выходил из ножен, посох, точнее – посохи, – были на месте и висели, где им и положено, пояс – полностью набит кристаллами, так что на первый взгляд все тут было нормально, и, в принципе, к любым неожиданностям леди Кай была готова. Правда неожиданности, они – на то и неожиданности, что никогда не знаешь, что будет, и чем все обернется.
   Тихо двинулись дальше. Еще не боевой это порядок был, но и на прежнюю беззаботную экскурсию по некрополю это уже не походило. Даже хилависта, для которого приготовления леди Кай к небольшой локальной войне, естественно, незамеченными не прошли, как-то весь подобрался и даже, вроде, поплотнее стал и уже рябью зеркальной подернулся.
   Шли в абсолютной тишине, держась подальше от стен, в которых зияли темные глубокие провалы покойницких ниш, заготовленные для будущих постояльцев. Оттуда тянуло вековым холодом вечной ночи, которую ни разу не потревожило озорное солнышко, так и не дотянувшись до нее своими мягкими лучами. Но, похоже, не было там в глубине ничего, кроме затаившегося в темноте ожидания, а потому прокрались до самого конца аллеи без проблем и приключений, и никто на них из разверзнутых гробниц не выпрыгнул и не вывалился.
   Аллея закончилась небольшой площадью, окруженной склепами, с небольшим строением посередине, более всего напоминающим игрушечный домик. Окон в нем не было, а вместо двери зиял открытый проем, демонстрируя совершенно пустую круглую комнату ничем кроме золотых рун на стенах неубранную. Мебели там тоже никакой не наблюдалось, да и негде ее было ставить там, мебель-то. Слишком маленькой и тесной была комнатенка – только-только одному человеку уместиться. Ну, максимум, – если двое.
   Внутри было светло, опять же – из-за небольших размеров помещения, а также из-за того, что в куполообразной крыше этого несуразного строения была проделана ровная круглая дыра, через которую в сирдаш, – а именно так по мнению всезнающей Ходы следовало называть эту постройку, – широким потоком вливался солнечный свет. Стены комнатушки, обшитые привычным уже белым мрамором, свет этот почти не поглощали, а потому он, многократно отражаясь, выплескивался наружу, создавая, тем самым, эффект внутреннего свечения. А если добавить к этому, что неизвестные ни Осси, ни Ходе золотые руны пылали при этом совершенно неземным огнем, то можно представить, что эффект этот был очень даже впечатляющим.
   – Ну, и чего? – Хилависта не выдержал первым. – И на кой этот сидаш тут нужен?
   – Сирдаш, – поправила Осси.
   Совершенно машинально она это сделала и тут же об этом пожалела, потому что в ответ пришлось выслушать долгую гневную тираду о возомнивших о себе невесть что занудах и нелегкой доле хилавист, вынужденных терпеть беспредельные бесчинства означенных особей. Причем, так он и сказал: «означенных особей». А в конце, подустав от своей зажигательной речи, и немного подумав, что сопровождалось у него слюнявым шлепаньем мясистых губ снова, как ни в чем не бывало, вопросил:
   – Так на кой?
   Честно говоря, ответа на этот вопрос у Осси не было. Зато он был у Ходы, и Осси выступила переводчиком. Правда, для этого ей вначале пришлось выслушать долгое и пространное объяснение, разбавленное многочисленными экскурсами в историю, и лишь затем она принялась пересказывать суть услышанного Ташуру. Правда, в сильно сокращенном и адаптированном для его восприятия виде:
   – Хода говорит, что сирдаш был известен задолго до прихода Странника. Кто и когда до этого додумался сейчас уже никому неизвестно, но люди в это верили, а кое-кто даже пользовался…
   – Чем пользовался-то? – Не выдержал хилависта. – Ты к сути давай уже!
   Все-таки неисправим он был…
   – Сирдашем, – вздохнула Осси. – Сирдаш – это специальное такое место, куда приходят, чтобы поговорить с умершими. Если ты, вот, не успел сказать человеку что-то важное, а он умер, то это можно сделать здесь – прийти и прошептать ему все, что надо. И, говорят, что если слова твои и чувства при этом искренни, то тот, к кому ты обращаешься, обязательно их услышит. Правда, это только один раз можно…
   – О, как! – Хилависта задумался.
   Долго думал. Молча. И даже губами не шлепал.
   А потом спросил:
   – А что, там чего-то специальное такое делать надо?
   – Да нет, вроде, – пожала плечами Осси. – Хода говорит, что, вроде, просто зашел и говоришь. И все.
   – О, как! – Повторил хилависта и снова задумался.
   На этот раз молчание его длилось много дольше, и Осси, сочтя разговор законченным, а тему исчерпанной, вознамерилась уже было двинуться дальше, когда вдруг услышала:
   – Ну, и чего? Ты пойдешь?
   – Я? – Не думала как-то об этом леди Кай, а теперь, вот, этот один простой и, в общем-то, такой очевидный вопрос всколыхнул в ней целую бурю чувств и эмоций…
   – Ну, да. Тебе, наверное, есть, что сказать… – хилависта запнулся, по всей видимости подбирая самую нейтральную формулировку. – Эйриху, – после долгой паузы закончил он.
   – Нет, – Осси качнула головой. – Я не хочу. Слишком поздно… Лучше оставить все как есть… Так для всех лучше будет…
   – Да? – В голосе хилависты звучало сомнение. – Не знаю… Не уверен.
   – Нет, – повторила Осси. – Не пойду.
   – Ну-ну… – непонятно было осуждает ее хилависта или просто так сказал, по привычке.
   – Знаешь, – после долгого молчания продолжил он. – А я пойду.
   У Осси даже глаза округлились, а слова… Слова вовсе пропали. Кончились. Только и смогла пальцем в приземистый домик с куполом наверху ткнуть, да промычать что-то невразумительное.
   – Да, – вздохнул хилависта. – Туда. В синдаш этот… – помолчал и добавил, будто извиняясь. – Надо мне… Очень.
   Осси только кивнуть смогла – на большее ее не хватило, а хилависта развернулся и скользнул к проему в стене.
   – Ташур! – Голос к леди Кай вернулся, вот только чужой он какой-то был. Хриплый и надтреснутый…
   – Да? – Хилависта уже на пороге был, когда Осси его окликнула. – Что?
   – Тут такое дело… – Осси откашлялась, и голос почти нормальным стал. – Хода говорит, что не так все просто …
   – В смысле?
   – Ну, вроде как, не бесплатно это… Боги потом об одолжении попросят. Как плату. И отказаться ты не сможешь. Так что… может не надо?
   – Боги? – Ташур на мгновение задумался. – Да и ладно… Справлюсь как-нибудь… Не так уж много я умею, чего они сами не могут… Так, что ничего! Пойду…
   «Да… – протянула Хода, когда Ташур скрылся внутри сирдаша. – И кто бы подумать мог…»
   Осси ничего не ответила, только кивнула.
   Муторно ей было как-то. Ведь уже и решила все для себя, и поверила даже, что правильно решила, а все равно… муторно.
   «Слушай, – Хода, конечно, все ее эти настроения и переживания понимала прекрасно, но, видно, не давало ей покоя что-то. – Я вот о чем с тобой поговорить хотела…»
   – Да? – Отозвалась Осси. – О чем?
   «Я понимаю, что может не время сейчас…»
   – Давай уже, говори, раз начала. Время – не время…
   «Я хотела спросить тебя, что ты о том нападении думаешь?»
   – О нападении? – Об этом Осси, честно говоря, вообще не думала. Сначала не до того было. А потом… Потом не хотелось. – Не знаю. На обычных бандитов, вроде, не похоже.
   «Не похоже, – согласилась Хода. – Совсем не похоже».
   – По выправке, по манере… Может наемники? – Неуверенно предположила интесса. – Дрались они больно здорово. Мужичье так не может. Тут опыт нужен, хватка…
   «Ага, – подхватила Хода. – Мне тоже так показалось. Уж больно слаженно все у них получалось, да и вообще они больше не на обычных бандюков походили, а на хорошо вышколенных профессионалов… А с другой стороны – чего бы наемникам от тебя надо?»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация