А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Враги России" (страница 12)

   Крах науки и образования в годы «реформ»

   Когда в 50–60-е г. прошлого века наша страна вывела человечество в космос, правительство США, испытав шок, призвало экспертов разобраться, как, по их мнению, отсталая страна добилась мирового лидерства в сложнейшей области? Вскоре американская разведка представила конгрессу и президенту развернутый доклад. Главный вывод состоял в том, что СССР добился более высокого уровня подготовки специалистов, чем развитые капиталистические страны. Было принято решение: чтобы догнать Советы, нужно в первую очередь вкладывать средства в высшее образование.
   За последующие полвека ситуация в мире сильно изменилась, в основном в направлении неблагоприятном для нашей страны. Что же происходит с нашим образованием, наукой, технологиями?
   По расчетам, выполненным экспертами ООН, рейтинг ведущих вузов России в мировом образовательном пространстве невелик. Даже такой колосс, как МГУ, только-только входит в первую сотню. Возникает вопрос, как составляются рейтинги? Основной критерий – получение выпускниками престижных международных наград, в первую очередь Нобелевских премий. Статус этих наград – тема особого разговора. Безусловно, они не могут отражать истинную ситуацию в мировой науке хотя бы потому, что, как и все высшие награды, политизированы ничуть не меньше, чем Ленинские и Сталинские премии.
   Мне приходится нередко общаться с зарубежными специалистами, и я могу оценить уровень их квалификации. Как правило, он не выше, подчас ниже уровня наших специалистов. Большинство ученых из развитых капиталистических стран соответствуют по складу тем, кто у нас называется квалифицированными техниками и лаборантами. Правда, в отличие от наших соответствующих работников, иностранцы получают более высокие зарплаты и ответственнее относятся к служебным обязанностям. В основном это люди, прекрасно владеющие лабораторным оборудованием. По накатанной схеме они выполняют традиционные работы, никогда не поднимаясь до серьезного осмысления результатов.
   Если же говорить о лидерах зарубежной науки, то там также сложился определенный стиль поведения и работы. Лидеры – это те, кто умеет общаться с политиками и бизнесменами, выколачивая субсидии. Здесь ценится умение надуть мыльный пузырь или сочинить страшилку. Именно такие ученые разрабатывают наукообразные мифы, основанные на неправильной интерпретации данных опытов и наблюдений.
   Ученых-мыслителей, которыми всегда была богата русская земля, за рубежом встретить трудно. Начали они вымирать и в России. С конца перестройки наметилась тенденция отъезда части российских специалистов за рубеж. Она мало изменила ситуацию в мировой науке. В российских СМИ нередко создается радужный образ «утечки мозгов», вводящий в заблуждение молодых людей, оканчивающих вузы. Как будто за границей наших выпускников ждут с распростертыми объятиями, предоставляя им лучшие места и достойные зарплаты. Характер этого процесса другой. 90 % утечки – это переход специалистов в другие области деятельности (например, коммерцию), на пенсию и в мир иной. Можно посмотреть материалы серьезных научных конференций, престижные научные журналы «Science», «Nature», чтобы убедиться – четвертая волна эмиграции из России практически не представлена в мировом научном пространстве. Да и масштаб ее гораздо меньше, чем традиционные переезды специалистов между ведущими капиталистическими странами.
   Обратимся к цифрам. Стандартный отечественный метод оценки эффективности работы ученого – количество публикаций в научных изданиях. В западных странах более распространен другой критерий – цитируемость работ. Оба подхода дополняют друг друга. Первое – это общая продукция, второе – степень освоения ее мировой наукой на данный момент. Материалы для характеристики положения дел в науке я взял из следующих справочных изданий. Это американские «Current contents», «Science Citation Index» (SCI), индийский «Current sciences» и российский «Реферативный журнал Всероссийского (Всесоюзного) института научной и технической информации» (РЖ ВИНИТИ). В своей совокупности они достаточно полно охватывают мировую науку. Интересно, что в РЖ ВИНИТИ больше доля американских работ, чем в SCI, а в SCI большая доля русских работ, чем в РЖ ВИНИТИ. То есть специалисты достаточно внимательно следят за работой конкурентов и потенциальных противников, и зарубежные работы доступны и в России, и в США. Общий объем рассмотренной выборки составил более миллиона статей. Анализ был сделан по материалам 1980 г. – конец застоя, и по недавним – 2008 и 2009 гг. За эти годы приведена доля научных работ, выполненных в разных странах, и рейтинг доли (уровень цитирования за эти годы почти не менялся, поэтому приводится лишь одним столбцом). Абсолютно исчерпывающими эти данные считать нельзя. Они ограничены лишь 15 ведущими странами. Не приведены данные по республикам бывшего СССР. Но они не очень сильно влияют на мировой научный процесс. В полной мере научный потенциал сохранен лишь в Белоруссии. Несмотря на неполноту, данные таблицы позволяют сделать определенные выводы.
   Безусловным лидером произведенной научной продукции были и остаются США. Но их доля в научном производстве несколько снизилась за счет стран Азии. Большинство западноевропейских государств за 28 лет в основном сохранили свои позиции. Имеет место усиление научного потенциала Германии за счет присоединения бывшей ГДР. Впечатляет подъем научной продукции Китая с 2 до 12 %. Впечатляет и падение доли России – с 9 до 2 %.
   До начала 90-х гг. СССР устойчиво занимал второе место по валу научной продукции, хотя и с большим отрывом от США. Это происходило на фоне низкой общей производительности труда в Советском Союзе. В одной из речей, сказанной на трибуне съезда КПСС, бывший президент АН СССР А. Александров говорил: «В СССР работает 25 % мировых ученых, при этом они производят 33 % мировой научной продукции». Уважаемый академик был прав лишь частично. Общий раздутый штат наших учебных, прикладных, исследовательских институтов был велик. Возможно, он действительно содержал четверть мировых научных работников. Откуда взялась цифра 33 % мировой научной продукции – можно предполагать. Очевидно, сюда референты и статистики включили бумажную лавину общественно-политических изданий, трудов по марксизму-ленинизму и иные творения, не имеющие научной ценности и лежащие сбоку от мирового научного процесса. Реально, по моим оценкам, мы производили 9 %. Соответственно, производительность труда была в 2,5 раза ниже общемировой. Это соответствует эффективности любой работы, выполнявшейся в СССР. В современной России ситуация не лучше. Добавлю, что изменение долей в мировом научном производстве России (со 2-го на 14 место) и Китая (с 11-го на второе место) соответствует политическим реалиям конца ХХ – начала XXI вв.
   Степень признания, выраженная через уровень цитирования ученых разных стран, фактически за это время не изменилась. Разумеется, эта величина отражает не только качество работы ученых, но и многие другие реалии. На первом месте по уровню признания находятся ученые Голландии. Это маленькое государство действительно много тратит на научные исследования. Немаловажно и географическое положение – в центре мировых путей, в том числе путей научного обмена. Здесь проводится огромное число международных конференций и совещаний. В силу этого голландских ученых неплохо знают в мире. В отличие от тех, которые творили либо за железным занавесом, либо за Великой стеной. Второе место по уровню цитирования принадлежит ученым из США, третье – из Великобритании. Это, в общем, закономерно. В конце приведенного списка ученые Индии (13 место), России (14 место) и бурно прогрессирующего Китая (15 место).

   Таблица 1
   Доля разных стран в мировой научной продукции (по: «Реферативному журналу ВИНИТИ», «Science Citation Index», «Current science»)

   Выводы из всего этого следуют не очень приятные для России. Во время 2-й Мировой войны наша страна понесла беспрецедентные людские и материальные потери. Погибших людей вернуть было нельзя. Но разруху восстановили быстро. После ратного подвига победы народ совершил подвиг трудовой, подняв страну из руин. Это произошло не само по себе. Руководство страны поняло, что паровозы общества – наука и высшее образование. Сюда были направлены значительные средства. Одним из символов возрождения и самым грандиозным зданием страны стал Московский университет. С точки зрения современной государственной идеологии кажется немыслимым вложить такие деньги в строительство «какого-то там» вуза. Но эти вложения оказались не напрасными. Поднялась наука, образование, затем технология, промышленность. Наконец, вывели человечество в космос. Известен исторический анекдот. В хрущевские времена кто-то из советников-экономистов правительства порекомендовал с целью экономии подсократить расходы на науку. Никита Сергеевич Хрущев ответил со свойственным ему юмором: «Экономить на ученых – все равно что свинью стричь. Визгу много, а шерсти мало». Никита Сергеевич был прав. Расходы на науку не очень существенны в масштабах государства, а эффект от них очень значителен.
   Если говорить о сегодняшней ситуации, то можно лишь задать риторический вопрос – какое будущее может быть у страны, где самые бедные – это те, кто учит, просвещает и разгадывает тайны природы?
   На конец 2010 г. зарплаты лаборантов в институтах в среднем составляли 4,5 тысячи, профессоров – 17 тысяч рублей. Большинство сотрудников имеют жалованье в этих пределах. Закончу словами мудреца прошлого Николая Гоголя: «Русь! Куда же несешься ты? Дай ответ. Не дает ответа».

   Утекают ли мозги из современной России?

   Утечка мозгов стала одним из символов эпохи перестройки, символом, мало украшающим наше время. С помощью некоторых СМИ создавалось ощущение безоблачной жизни квалифицированных кадров. Если они и не могут найти достойную работу у себя дома, то уж за границей их всегда ждут с распростертыми объятиями. Что стоит за пресловутой утечкой? Может, нечто совсем иное, чем пытаются представить массмедиа?

   Недавно мне довелось побывать в Греции на курорте Варкиза. В недорогом отеле постоянно приходилось слышать не столько греческую, сколько русскую речь. Дворники, прачки, продавцы, мальчики на побегушках – сплошь были русскими. Скромно крутясь возле меня, стесняясь своего нового статуса, спрашивали, нет ли свежих русских газет. Почти все мои здешние земляки имели высшее образование. За работу получали порядка 700 долларов. Сумма по российским понятиям приличная (хотя и не гигантская), но зарплата греков была выше.
   Нужно ли было завидовать «удачливым» специалистам, которые здесь получали больше, чем профессор в современной России? Или следовало признать другой факт: я, турист из России, живу «барином» в достаточно приличной гостинице, а соотечественники, не нашедшие места ни в России, ни в Греции, мне прислуживают.
   Трудно найти страну, на которую обрушивалось бы столько несчастий, как на Россию. После каждой новой волны несчастий тысячи людей бежали за рубеж.
   Первая волна эмиграции бежала от Гражданской войны, Красного террора, и мировое сообщество восприняло это как должное. Вторая волна бежала от раскулачивания и ГУЛАГа, и это тоже можно было понять. Третья – от застоя и невозможности творческой самореализации. Эти поводы для отъезда тоже можно было принять, хотя и с оговорками. От кого бежит четвертая волна, начавшаяся во времена перестройки и продолжающаяся поныне?
   Она распадается на несколько потоков. Южный, идущий в Грецию, Мальту, на Кипр, бежал, как нередко говорилось, от криминального беспредела начала 90-х годов. Такое обоснование звучит не очень убедительно, поскольку немало беженцев сами за беспредел в ответе. Помню, в середине 90-х гг. я встречался с «новыми русскими». Звучала такая присказка: «Арбуз есть – можно сваливать». «Арбуз» – миллиард рублей по тогдашнему курсу составлял 150 000 долларов. Сумма неплохая, если стабильно жить в России. Но если драпать, ничего, кроме этих денег, не имея (в том числе квалификации), это не так уж и много. После оформления прописки, покупки жилья, автомобиля и иных предметов первой необходимости «арбуз» испарялся. Выяснялось, что надо работать, а этого среди беженцев многие не умели. Кое-кому пришлось убедиться и в том, что воровать в этих странах намного труднее, чем в России 90-х гг. Здесь полиция исправно работала и сажала жуликов за решетку.
   Другой поток эмиграции двинулся в Германию и соседние страны. Он был менее криминален и некоторый процент профессионалов содержал. В современной Германии живет 2 миллиона русских, 300 000 из них – в Берлине. Это русские всех поколений, многие из них своего языка не знают. Где источник этой волны? Прежде всего, Западная группа войск. Когда начался ее вывод, многие офицеры, члены семей, обслуживающий персонал военных городков всеми силами пытались зацепиться хоть за какое-то рабочее место. Другой источник – официальная эмиграция из бывшего СССР. Разрешено выезжать немцам и евреям. Бывали случаи, когда одна немецкая (или еврейская) бабушка, переезжая в Германию, тащила за собой до 40 родственников бог знает каких национальностей. Помимо переезжающих на ПМЖ, в Германии можно встретить гастарбайтеров – людей, приезжающих на временную неквалифицированную работу. Русские здесь не доминируют. Чехов, поляков, турок намного больше.
   «Мозгами» назвать эту волну можно с натяжкой. Вот некоторые данные из журнала «Informationen zur politische Bildung» (N 222). Среди приезжающих на заработки в год 1 900 000 человек 983 тысячи работают в областях, не требующих квалификации. Немного менее миллиона работают на работах среднеквалифицированных, лишь 52 тысячи выполняют высококвалифицированную работу. Из последнего числа русских меньшинство.
   В докладе президента В. В. Путина 2006 г. приводилась цифра – 200 000 специалистов выехали из России за 10 лет. 20 000 человек в год – это ничтожно мало. При этом возникает вопрос – кто такие «специалисты»? Согласно официальному определению, таковым может быть человек, имеющий высшее или среднее специальное образование. Группа расплывчатая. Под собственно утечкой мозгов можно понимать лишь случаи, когда человек выезжает работать по прямой специальности. Таковых меньшинство. Одним из ведущих способов эмиграции по-прежнему остается выход замуж за иностранца. Но даже если русская жена окончила университет, такая эмиграция не утечка мозгов. Это – утечка других органов. Кстати, по данным полицейских ведомств стран Западной Европы и Средиземноморья, 92 % женщин, выезжающих из России на временные заработки, занимаются проституцией. Делается это совершенно сознательно, а не по принуждению нехороших нанимателей рабочей силы.
   Но даже если принять окончательную цифру как 20 000 реальных специалистов, выезжающих в год, придется признать, что она незначительна. Ежегодные профессиональные миграции между ведущими странами Западной Европы достигают больших значений.

   Помню, в одном из телевизионных интервью корреспондент упорно заставлял Жореса Алферова признать, что его ученики толпами бегут за границу. Нобелевский лауреат спокойно ответил, что из его учеников и соратников уехали единицы. Одно время западная пресса подняла лицемерный вой по поводу того, что-де ведущие русские физики-ядерщики уехали в Ирак делать для Хусейна атомную бомбу. Если бы это было так, то наши специалисты сделали бы свое дело, и американцы в Ирак не сунулись бы. К сожалению, все обстояло иначе. Доля истины здесь состояла в следующем. Советник по науке посольства Ирака заглянул в Институт ядерной физики имени И. Курчатова и предложил двум сотрудникам переехать в Ирак. Пока те думали, им подняли зарплату, и они предпочли остаться. В принципе, много специалистов для ядерного оружия и не нужно. Тайн здесь давно нет. Чтобы сделать атомную бомбу, нужно лишь три вещи – деньги, деньги и деньги.
   Разумеется, специалисты из России действительно уезжают. В первую очередь, это программисты. Назвать их математиками, как это иногда делают газеты, неправомочно. Программист – не ученый и не инженер, а техник. Хотя многие русские программисты имеют высшее образование и ученые степени, как правило, за границей они работают техниками. Употребляемое сочетание «компьютерный гений» часто используется не к месту.
   Выезжают биотехнологи, молекулярные генетики, реставраторы. Всемирно признанная кузница кадров в области реставрации и искусствоведения – Эрмитаж. Специалист отсюда всегда ценился на мировом рынке квалифицированных кадров. Парадокс оказался в том, что третья волна эмиграции унесла из него больше специалистов, чем четвертая. При этом четвертая приобрела обратное направление – некогда уехавшие, обогатившись зарубежным опытом, стали возвращаться и вновь служить своей стране.
   «Известия Российской академии наук» и другие официальные источники приводят интересные цифры. Лишь 3 % выезжающих специалистов устраиваются на должности, соответствующие их специальности и статусу. 5 % – в смежные области, со снижением статуса. Например, ученый устраивается в область научного обслуживания (допустим, профессор работает лаборантом). 92 % работают не по специальности. Чаще всего в туристском бизнесе.
   Еще одна цифра – 70 % специалистов, уезжающих за рубеж, представители еврейской национальности. Можно как угодно комментировать это обстоятельство, но ясно лишь одно: эмигрирует узкий социальный и этнический слой.
   Еще одна цифра, признанная экспертами Российской академии наук. 90 % так называемой утечки мозгов – переход в другие области деятельности в пределах России. Распространенная ситуация, когда ученый устраивается учителем в школе или журналистом, еще относительно благополучна. Здесь высокая квалификация хоть как-то используется. Хуже, когда ученый работает сторожем или продавцом, что случается сплошь и рядом.
   Помню в Берлине, в аэропорту Шонефельд, мы встретили русских немцев, занимающихся переездом в Германию, условно говоря, на историческую родину.
   – Как к вам относятся коренные немцы? – спросили мы.
   – По-разному: 99 % – отрицательно, 1 % – положительно.
   Очень показательный ответ!
   Посетив многие зарубежные научные центры, я действительно встречал там русских. Как правило, это были специалисты очень низкого ранга. Лидеры науки и гении зарубежью не нужны, особенно сейчас, когда авторитет науки снизился повсеместно. Корифеи, в принципе, тоже переезжают, но очень редко. Один мой знакомый, ведущий биолог из России, уехал и фактически работает программистом. Причина его отъезда оказалась весьма прозаической. Все возможности творческой работы в нашей стране он имел. Но он развелся с женой и финансово не мог обеспечить приобретение жилплощади для разъезда. Единственное, что он смог придумать в этой ситуации, – уехать за кордон. Иногда на переезд специалистов влияют и такие чисто житейские и не романтичные причины. И почти всегда за отъездом стоит или трагедия, или по крайней мере серьезная жизненная неудача.
   Что реально нужно Западу? Фундаментальная наука там сейчас не котируется. Нужны прикладники, доводящие старые научные разработки до внедрения. Носители государственных секретов в принципе мало нужны, поскольку серьезных не проданных секретов почти не осталось. Однако есть потребность в консультантах, которые помогут зарубежным странам в финансовых разборках с Россией. Так, несколько сотрудников Научно-исследовательского центра экологической безопасности Российской академии наук получили предложение вести постоянные консультации на тему «как, используя недостатки в российском законодательстве, получить как можно больше денег с российских организаций за подлинное и мнимое загрязнение приграничных областей», с перспективой предоставления этим спецам вида на жительство. Реально это вылилось в проведение в Стокгольме рабочего совещания по этому животрепещущему вопросу. В ходе совещания были подготовлены документы для передачи в шведский суд материалов по работе очистных сооружений города Пушкина (кстати, в действительности они соответствуют и отечественным, и международным стандартам, да и город этот, по имеющимся у меня данным, – один из самых чистых в Европе). Никто из серьезных специалистов в этой акции сомнительного морального свойства не участвовал (подробности в журнале «Экологическая безопасность», 2002, № 1–2). Питерские организаторы этого сборища 22 марта 2003 г. получили грамоты Госкомэкологии Швеции на форуме Хельсинкской комиссии по Балтийскому морю 22 марта 2003 г., который проходил в Таврическом дворце. Вот такие «специалисты» оказываются востребованными за рубежом!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация