А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Русские жены европейских монархов" (страница 30)

   Муж Марии Павловны, князь Путятин, хотя и получил место в банке, но далеко вперед не смотрел, надеясь, что все скоро кончится. И только великая княгиня проявила дальновидность: навсегда отбросив все мысли о реставрации монархии, а следовательно о возврате родовых привилегий, она купила машинку для вышивания и под вымышленным именем стала посещать мастерскую, где обучали вышивке.
   Спустя месяц она открыла собственное ателье под названием «Китмир», взяв на работу трех русских девушек-вышивальщиц. Вышивки были великолепны. Возникло сотрудничество с королевой французской моды Коко Шанель, которую заинтересовали изысканные работы русских вышивальщиц. Появились заказы и соответственно заработки. На первые вырученные деньги Мария сняла помещение, где проводила почти все время. Вскоре великокняжеское ателье насчитывало уже пятьдесят работниц.
   Летом 1921 года Мария Павловна с согласия шведского короля Густава V впервые встретилась с сыном Леннартом. Произошло это в столице Дании Копенгагене, так сказать на нейтральной территории, как того пожелала королевская семья. Второй раз мать встретилась с сыном через пять лет в немецком Висбадене. Они вместе навестили брата тети Эллы, великого герцога Гессен-Дармштадтского Эрнста Людвига, который очень радушно принял воспитанницу своей сестры и проявил большое внимание к ее сыну.
   Следующая встреча произошла в Брюсселе, когда Леннарту было уже семнадцать лет. Воспитанием и образованием сына мать осталась довольна. Внук шведского короля прошел обучение в привилегированной школе, а во дворце у него были еще и собственные учителя. Среди них, кстати, был и месье Жильяр, воспитатель сына Николая II, царевича Алексея. К своей матери Леннарт относился с должным почтением и искренне сожалел, что не может встречаться с ней в Швеции, где они могли бы видеться чаще. Мария Павловна чувствовала, что с сыном у нее установилось полное взаимопонимание. Когда спустя два года к ней обратились из Голландии с предложением заключить брак между Леннартом и дочерью принца-консорта, русская великая княгиня, имея печальный опыт брака по расчету, сказала свое решительное «нет». В согласии сына с ее мнением она не сомневалась.
   Дальнейшая судьба шведского принца, правнука императора Александра II, сложилась весьма неординарно. Вопреки желанию и надеждам королевской семьи, двадцатидвухлетний принц в январе 1931 года вдруг заявил деду-королю, что женится только по велению своего сердца. Избранницей принца стала герцогиня Карин Свен-Нисванди, которая по своему происхождению не могла стать членом королевской семьи. С одобрения матери Леннарт заключил с ней в Лондоне гражданский брак, лишившись тем самым права на шведский престол. Гены вольнолюбивой матери проявились в полной мере.
   Вместе с женой господин Леннарт Бернадот – теперь его называли именно так – поселился на юге Германии в городке Майнау неподалеку от Констанца. Там находился замок с обширными угодьями, принадлежавший его отцу, принцу Вильгельму. Огромное имение находилось в полном запустении. Спустя некоторое время благодаря энергии и инициативной предприимчивости нового собственника (по воле шведской родни имение было передано Леннарту) оно превратилось в образцовое хозяйство. К поместью примыкал удивительной красоты большой сад с редкими растениями, полученными в наследство от бабушки, королевы Виктории, который впоследствии будет привлекать туристов. Они называли его «Остров цветов посреди Боденского озера».
   Таким образом, для встреч матери с сыном преград уже не было. Мария Павловна продолжала жить в Париже, однако ее ателье, прежде заваленное заказами, постепенно становилось убыточным – мода менялась, прервалась и связь с Коко Шанель. Одновременно разладилась и личная жизнь: прежние чувства к мужу, привыкшему жить за счет ее трудов и энергии, угасли. Обеспечивать княжеские привычки Сергея Путятина и оплачивать его карточные долги Марии Павловне надоело. А он ничем серьезным заняться не хотел. Развод…
   Расстались супруги мирно. Каждый пошел своей дорогой. Пройдет немного времени, и князь Путятин женится на американке и переедет в США, где и закончит свои дни. Но это случится уже после смерти его бывшей жены, внучки императора Александра II.
   После развода Мария Павловна купила дом, куда переехал и Дмитрий, до того времени живший отдельно. Теперь он полностью находился на ее иждивении, и сестра прощала ему все его похождения. Дмитрий для нее всегда был большим ребенком, который, как она видела, никогда не приспособится к жизни. Но от этого она любила брата не меньше, не переставая думать, что бы еще предпринять и как еще заработать деньги.
   Когда Мария Павловна узнала о романе брата с богатой американкой, двадцатидвухлетней Одри Эмери, то стала инициатором законного брака с ней. В ноябре 1926 года в православной церкви в Биаррице состоялось венчание.
   В замужестве миллионерша из Америки стала носить фамилию Ильинская – по наименованию поместья, где родился ее муж. В 1928 году Одри родила сына, названного в честь русского деда Павел. Но семейная жизнь не сложилась. Американский менталитет Дмитрию был чужд, гармонии в браке не получилось. Как написал в своих мемуарах князь Феликс Юсупов, великий князь Дмитрий, «будучи уже отцом, продолжал прожигать жизнь и как бы замкнулся в себе, стал непроницаем ни для любви, ни для дружбы».
   В 1937 году брак с американкой Одри, которая ради любви к русскому великому князю даже приняла православие, был формально расторгнут. Сын Дмитрия, Пол Р. Ильинский, как он будет себя называть (буква «Р» означает «Романов»), стал гражданином США, там и проживал. На стены своего дома в Палм-Бич он повесил портреты отца в военной форме разных лет и всю жизнь проявлял живой интерес к России.
   Свою тетку сын великого князя Дмитрия помнил всегда. «В ней оставалось много самодержавных черт. Она никому не давала забыть, что она великая княгиня, хотя всегда была исключительно приветлива», – вспоминал он.
   Сын Пола, племянника Марии Павловны, князь Дмитрий, родившийся в его втором браке в 1954 году, вырос в православной вере и всегда проявлял большой интерес к истории Дома Романовых. (Внешне он очень похож на императора Александра III: такой же рослый, могучий, с окладистой светлой бородой – настоящий русский богатырь. Сейчас проживает в США.)
* * *
   Налаженная парижская жизнь великой княгини Марии Павловны постепенно стала давать одну трещину за другой. Успех давался нелегкой ценой, что отражалось и на ее внешности. «Короткая стрижка, дымящаяся сигарета» – такой Марию Павловну помнят парижские знакомые того времени. В ней уже трудно было «увидеть» принцессу.
   Чтобы заработать на хлеб, она не отказывалась ни от какой работы. А она появлялась не всегда и не всегда приводила к успеху. Парфюмерный магазин, который Мария Павловна открыла, давал мало прибыли. Не удалось наладить и торговлю шведскими изделиями из стекла, за которую она решила взяться. Положение действительно было не из легких, когда появилась новая идея.
   Общаясь с французской интеллигенцией, Мария Павловна заметила, что ее рассказы о своей жизни привлекают внимание – ведь они являются частью исторических событий того времени. А почему бы не изложить их на бумаге? И русская великая княгиня начала писать (сначала по-французски), читая свои повествования, главу за главой, парижским друзьям. Так появились ее мемуары, которые были изданы в двух томах и имели успех. Но не только это порадовало автора. Издание воспоминаний поправило материальное положение бывшей владелицы обанкротившейся фирмы «Китмир», что было весьма кстати…
   В октябре 1928 года Мария Павловна впервые за пятнадцать лет вновь оказалась среди романовских родственников, собравшихся в Копенгагене на похороны матери императора Николая II, Марии Федоровны, урожденной датской принцессы.
   Родственники – дамы в черных вуалях, мужчины в черных костюмах, некоторые в парадной форме и при старых русских орденах и наградах – собрались на торжественной траурной церемонии. На ней присутствовала и великая княгиня Мария Павловна вместе с братом, великим князем Дмитрием Павловичем, и его молодой женой – американкой.
   Отпевание усопшей происходило в православном храме Александра Невского в центре Копенгагена. Совершал ритуал прибывший из Парижа митрополит Евлогий – управляющий русскими приходами в Западной Европе. Гроб, установленный посередине храма на специальном возвышении и покрытый Андреевским и королевским датским флагами, утопал в цветах. Рядом лежали правительственные венки от Франции, Бельгии, Бразилии, Китая, Японии. «Русские кавалергарды, последовавшие за государыней в ссылку, стояли вместе с датскими гвардейцами в почетном карауле». По свидетельству очевидцев, в течение трех дней тысячи людей шли попрощаться с бывшей русской императрицей. Чтобы попасть внутрь церкви, народ терпеливо ждал на улице.
   Торжественная траурная церемония состоялась 19 октября, в день погребения. После отпевания гроб на специальном поезде доставили в город Роскилле, где в кафедральном соборе датских королей и состоялось погребение. Кончину бывшей российской императрицы Марии Федоровны люди искренне оплакивали. Она была символом ушедшей в прошлое России…
   Русские князья разъехались в свое «бездомное изгнание» – так после похорон комментировали датские газеты все события. В прессе также появились статьи о «белой вороне» среди романовской знати, собравшейся в Копенгагене по столь печальному случаю, – бизнесменке великой княгине Марии Павловне. Она стала предметом разнотолков среди высшего общества, газеты не сдерживались от шпилек в адрес ее занятий. Таким образом, интерес к мемуарам увеличился.
   Для самой Марии Павловны не было секретом, что ее предпринимательская деятельность и вообще стиль жизни далеки от тех традиций, которых и в эмиграции старались придерживаться не только ее родственники Романовы, но и представители всей российской аристократии.
   Однако ее высочество твердо держалась своих собственных, подсказанных опытом жизни взглядов. Не теряя энтузиазма, она упорно работала, чтобы обеспечить свое благополучие без помощи родственников, рассчитывая лишь на собственные силы.
   С Романовыми Мария Павловна практически не общалась. Политические игры, затеянные ее кузеном, великим князем Кириллом Владимировичем, «деловую леди» не интересовали. Еще в 1922 году он назвался хранителем трона, а два года спустя провозгласил себя российским императором. Поддержали его немногие. Большинство русских эмигрантов, начиная с императрицы Марии Федоровны, осудили великого князя и будущим царем признать отказались.
   Контактов с мачехой и сводными сестрами у Марии Павловны, основной жизненной целью которой было самой, без «подаяний» со стороны родственников, обеспечить себе достойную жизнь, также не было. Ольга Владимировна Палей после расправы над сыном и мужем, взяв дочерей и спрятав драгоценности в сумку, по льду Финского залива перебралась в Финляндию. Оттуда ей удалось переехать во Францию, где она и обосновалась. На первых порах безбедную жизнь ей обеспечили деньги счетов, оставленных великим князем Павлом Александровичем в Париже. Она даже устраивала благотворительные вечера в пользу беженцев из большевистской России.
   Скончалась вдова великого князя в 1929 году, когда ее дочерям, Ирине и Наталье, уже перевалило за тридцать лет. После смерти матери сестры пошли по жизни каждая своей дорогой.
   Княжна Ирина, красивая и умная, внешне похожая на свою бабушку, императрицу Марию Александровну, вышла во Франции замуж за русского князя Федора Александровича, сына великой княгини Ксении Александровны, сестры Николая II. Она родила двух детей, но в 1936 году супруги расторгли брак. Сын Ирины, князь Михаил Федорович, летом 1990 года посетил Россию. Той же осенью скончалась его красавица мать, прожившая долгую жизнь.
   Княжна Наталья, тоже очень красивая, прославилась на поприще моды. Поступив в одну из престижных французских фирм, она вышла замуж за кутюрье Люсьена Лелонга. Начиная с 1928 года портреты Натальи Палей, настоящей русской красавицы, регулярно печатались на страницах престижного журнала «Вог». Многие номера сейчас хранятся в парижском Музее моды и костюма.
   Супружество с кутюрье продлилось лишь десять лет. Наталья вскоре начала сниматься в кино. Фотогеничность лица и роскошные туалеты сделали дочь русского великого князя заметной фигурой на экране. Но известной актрисой она тем не менее не стала. Второе замужество с американцем, преуспевающим театральным продюсером, счастья тоже не принесло. С модельным бизнесом Наталья рассталась, связь ни с родной, ни со сводной сестрой не поддерживала, приспособиться к американскому ритму жизни не сумела. Так что последние двадцать лет она жила в полном одиночестве.
   Умерла Наталья Палей в 1981 году, не оставив потомства.
* * *
   На американскую землю судьба привела и Марию Павловну. Когда ей исполнилось сорок лет, она, взяв с собой только пишущую машинку, села на пароход и отправилась в США. Она была приглашена на работу консультанта в фирме модной одежды «Бергдорф и Гудман», где и пробыла несколько лет. Чтобы подработать, неуемная русская великая княгиня, шведская экс-принцесса, стала разъезжать по стране и выступать с лекциями. (Для США это было обычно.) У Марии Павловны получалось неплохо, она обратила на себя внимание.
   Печатная корпорация Херста отправила новоявленную журналистку в качестве корреспондента в Германию. Начался новый этап трудовой деятельности великой княгини. У нее возникла очередная страсть – цветная фотография, это сочеталось с давнишней любовью к живописи. После развода она несколько месяцев брала уроки живописи в одной из парижских мастерских, и в ее новом увлечении приобретенные навыки очень пригодились. Иногда Мария Павловна писала для газет небольшие статьи об искусстве и дизайне. Появлялись деньги, которые, правда, долго у нее не задерживались.
   Мария Павловна начала коллекционировать книги. С годами она стала обладательницей великолепного собрания, которое после ее смерти перешло к кафедре славянских языков Стокгольмского университета. (Сейчас оно хранится в библиотеке Королевского дворца в Стокгольме.) Таким образом бывшая шведская принцесса отблагодарила родину своего незадачливого супруга. Шведская родня в течение всей жизни русской великой княгини оставалась по отношению к ней очень корректной. До конца своих дней благоволил к невестке и король Густав V. По высочайшему ходатайству Мария Павловна получила в 1937 году шведское подданство и дипломатический паспорт, что значительно облегчало ее путешествия по странам. А на месте предприимчивой великой княгине не сиделось. Да и где было ее место?
   Россия осталась в далеком прошлом. Франция потеряла смысл, когда не стало любимого брата Дмитрия. Он заболел туберкулезом и, находясь в швейцарском санатории на излечении, в 1942 году скончался. Ему исполнилось лишь пятьдесят лет. Похоронили русского великого князя на горном кладбище в Давосе.
   Ну а с другими родственниками, осевшими во французских городах, Мария Павловна, как уже говорилось, связи не поддерживала. Вот и разъезжала неутомимая вольная птица по белу свету. Время от времени журналисты брали у бывшей принцессы интервью.
   Во время Второй мировой войны русская великая княгиня Мария Павловна покинула Европу и перебралась в Аргентину. Поселилась она в Буэнос-Айресе, в небольшой квартире с садом. Бо́льшую часть времени посвящала живописи. Материальное положение было неблестящим, но, когда оно совсем ухудшилось, вновь пришла помощь из Швеции от свекра-короля.
   В 1947 году в Аргентину приехал сын Леннарт. С матерью он провел несколько месяцев. Наконец внук шведского короля смог подробно ознакомиться со своей русской родословной – говорили мать и сын много…
   Позже граф Леннарт Бернадот несколько раз будет приезжать в Петербург, чтобы своими глазами увидеть места, связанные с его русскими предками. Внешне он типичный Романов: высокий, около двух метров ростом, подтянутый, с умными светлыми глазами.
   Со своей первой любовью сын Марии Павловны разошелся, женился вторично, имел от второй жены пятерых детей. К матери, которая к своим внукам любовью бабушки не очень прониклась, не перестал относиться с должным почтением.
   После войны Мария Павловна переехала в Европу, проживала как почетная гостья у разных знакомых, навещала сына в Майнау. Появлялась она обычно без предупреждения на автомобиле, который научилась водить сама, с обычным багажом: швейной машинкой (вечной своей спутницей), пишущей машинкой, фотоаппаратом с принадлежностями, мольбертами и прочими мелочами. Оставалась всегда недолго. Однако взять на себя командование в доме сына великая княгиня, внучка русского царя, очень любила, что порой вызывало разногласия. Затем она вновь уезжала. Превратиться в смиренную приживалку в доме ей не хотелось.
   Путешествуя по городам Европы, Мария Павловна писала очерки для парижских газет, делала художественные фотографии, получавшие иногда призы на различных конкурсах, рисовала. Ее мемуары, переведенные на несколько языков, по-прежнему пользовались читательским спросом. (В России «Воспоминания» великой княгини Марии Павловны появились лишь в 2003 году.)
   В 1949 году Мария Павловна впервые после развода встретилась со своим шведским мужем, принцем Вильгельмом. Произошло это в доме сына в Майнау совершенно неожиданно для обоих. Со времени царскосельской свадьбы, когда юная красавица невеста сгибалась под тяжестью фамильных драгоценностей, прошло четыре десятилетия.
   Через несколько минут бывшие супруги, поцеловав друг друга в щеку, уже общались как старые друзья.
   Принц Вильгельм официально так и не женился. Несколько лет он жил с француженкой по имени Жанна Трамкур, имел от нее внебрачных детей. Выйдя в отставку, Вильгельм проявил себя как натура творческая, увлекся литературой, начал писать стихи, стал проявлять большой интерес к истории. С сыном Леннартом всегда поддерживал хорошие, добрые отношения, навещал его в Майнау. В стокгольмском доме, где он когда-то жил со своей молодой русской женой, разместилось итальянское посольство, залив перед домом продолжал называться Русским заливом.
   Вскоре Мария и Вильгельм расстались, чтобы уже никогда больше не встретиться.
   В последние годы жизни Мария Павловна чувствовала себя усталой. Умерла она в декабре 1958 года от воспаления легких в городе Констанце, пройдя весь свой жизненный путь с достоинством и отвагой, не сдаваясь даже в самые трудные дни. Похоронили великую княгиню в Майнау – в отдельном приделе крипты дворцовой церкви, рядом с прахом брата, перенесенного туда из Давоса. (Спустя некоторое время после смерти великого князя Дмитрия Павловича его останки по просьбе сестры перевезли в Майнау. После кремации урну поместили в дворцовой церкви.)
   Когда Мария Павловна нашла свой вечный покой, ей было шестьдесят восемь лет.
   Принц Вильгельм пережил свою бывшую супругу на семь лет. Он скончался в июне 1965 года в своем шведском поместье Стенхамар в Зедермандланде.
   Князь Путятин умер годом позже в Чарльстоне, штат Южная Каролина, в США.
   Так закончилась жизнь внучки императора Александра II, женщины, которая ни при каких обстоятельствах не хотела сдаваться. Принцесса великокняжеской крови, сидевшая на шведском престоле, и вдруг такая судьба! Брошенная в суровую повседневную жизнь, она нашла нетрадиционный выход. Находчивость и несгибаемость – так проявила себя великая княгиня, выросшая без матери и уехавшая не по велению своего сердца в Швецию с человеком, который не смог ей дать истинно женского счастья.
   В «Воспоминаниях» великой княгини Марии Павловны есть такие строки:
   «…Несмотря на отсутствие связей с родиной, я почему-то испытывала преданность и любовь к своей громадной таинственной стране. Не зная ее, я понимала ее инстинктивно, я чувствовала ее недостатки, ее безграничные возможности, ее безрассудство и ее мудрость. И в душе на протяжении всей своей жизни продолжала считать себя русской».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [30] 31 32

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация