А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Русские жены европейских монархов" (страница 2)

   В 1726 году руку и сердце герцогине Анне предложил граф Мориц Саксонский, внебрачный сын польского короля Августа II, известный всей Европе кутила и дуэлянт, промотавший состояние своей первой жены, считавшейся когда-то самой богатой невестой в Саксонии. Анне было уже за тридцать, и, несмотря на скандальную репутацию графа Морица, она решила принять его предложение.
   Чем же привлекла красавца графа лишенная женского обаяния герцогиня Анна? В данном случае отнюдь не богатым приданым. Ответ простой – граф рассчитывал получить за женой не только герцогство Курляндское, но и титул герцога.
   Анне жених понравился при первой же встрече, и она поспешила обратиться к Меншикову, занимавшему особое положение при императрице Екатерине, вступившей на престол после смерти Петра I, с просьбой посодействовать осуществлению своей мечты. Но брак не состоялся. Почему? Да вновь по той же причине – политические планы, интриги. Ведь основным приданым за Анной значилось герцогство. На него наряду с Польшей (Речью Посполитой) и Пруссией претендовала и Россия. Брак же герцогини Анны с Морицем Саксонским сделал бы Курляндию провинцией Саксонского курфюршества. Да и сам жених, как уже говорилось, не прочь был заполучить герцогскую корону.
   От всех этих интриг Анна была далека. Ей оставалось продолжать свою жизнь во вдовстве до лучших времен. А они наступили, и довольно-таки скоро после неудачной попытки выйти замуж. Но царевна Анна тогда была уже другим человеком.
   Как отмечается в исторической литературе, вдовья жизнь, скудость материальных возможностей при склонности к расточительству, необходимость безропотно подчиняться чужой воле в ущерб личным интересам – все это не способствовало формированию у Анны доброжелательного отношения к окружающим. Из-за долгой жизни вдали от родных, в чуждых ей условиях у герцогини появился комплекс ущербности и развились унаследованные от матери задатки жестокости и склонности к деспотизму. Это проявится в последние десять лет ее жизни.
   А события развивались следующим образом. В январе 1730 года от скоротечной оспы скончался юный российский император Петр II, внук дяди Анны. Верховный тайный совет после долгих обсуждений решил пригласить на престол дочь царя Иоанна Алексеевича Романова, герцогиню Курляндскую.
   «Она свободна и одарена всеми способностями, нужными для трона» – так мотивировали свой выбор верховники.
* * *
   За царской короной в Москву Анна Иоанновна уже ехала с претензиями немецкой герцогини, познавшей лоск европейской жизни. После коронации она еще почти два года жила в Москве, устраивала великолепные празднества, отличавшиеся необыкновенной для того времени роскошью. Переехав затем в Петербург, императрица поселилась в доме графа Апраксина. (Бывший адмирал подарил этот дом еще Петру II.) Анна Иоанновна же, значительно расширив дом, превратила его во дворец, названный Новым Зимним дворцом, а старый, где скончались Петр I и Екатерина I, – современный Эрмитаж – был предоставлен штату придворных, значительно ею увеличенному.
   Все отныне обставлялось по европейскому образцу. Ведь вдова курляндского герцога прожила в Европе целых двадцать лет и теперь, став императрицей, стремилась подражать в образе жизни немецким дворам, сходившим с ума от французского Версаля.
   Первым шагом самодержавной царицы был вызов своего личного секретаря в столицу. Анна Иоанновна и семья Бирона вновь оказались вместе, но уже в императорском дворце на берегу Невы. А сам фаворит стал правой рукой, фактически правителем России. В 1737 году при содействии императрицы Анны Иоанновны Бирон получит и корону герцога Курляндского. (В 1795 году герцогство будет присоединено к Российской империи и станет ее Курляндской губернией. Потомку бывшего личного секретаря и фаворита герцогу Петру Бирону в качестве компенсации от русского правительства будет выдана крупная сумма денег. Кроме того, правительство назначит ему пожизненную пенсию.)
   Анна Иоанновна процарствовала десять лет. В годы ее правления жизнь при дворе буквально бурлила: императрица устраивала балы, маскарады, званые вечера. Она открыла театр, куда приглашались артисты из разных стран, в том числе из итальянской оперы, имевшей большой успех в Европе. Необычайная роскошь стала наблюдаться в одежде. При Анне Иоанновне в России появилось и само понятие «мода». Было запрещено приезжать ко двору два раза в одном и том же платье, в черном платье вообще никто не смел появляться.
   Особая утонченность появилась и в застолье. Сцены грубого пьянства при дворе стали редкими. Во многих домах высшего общества был введен обычай держать открытый стол на западный манер. Сами дома начали обставляться иностранной мебелью, зеркалами, стены украшались обоями. И еще одно нововведение: неотъемлемой формой времяпрепровождения стала игра в карты, столь популярная при европейских дворах.
   Однако из-под западного лоска постоянно проглядывали черты необразованности и грубости.
   Далеко за пределами России распространилась история о «Ледяном доме» – пресловутом шуточном представлении, устроенном русской царицей в январе 1740 года.
   Князя Голицына, числившегося придворным шутом, государыня решила женить на бедной калмычке Бужениновой, известной своим умением строить смешные гримасы, которые всех развлекали. К шутовской свадьбе готовились очень тщательно. Для жениха и невесты было велено соорудить дом из ледяных плит (зима в том году была суровая, стояли сильные морозы), в котором молодые должны были провести свою первую брачную ночь. Из льда было сделано и внутреннее убранство дома: зеркала, столы, стулья и большая кровать с ледяными матрацем, одеялом и подушками. Дом получился очень красивым.
   После свадебного обряда, совершенного, как положено, в церкви, процессия на санях, запряженных козами и свиньями (свадьба-то была шутовской), прошла по главным улицам Петербурга к манежу Бирона, где был приготовлен роскошный обед. С наступлением ночи новобрачные под залпы салюта из шести ледяных пушек, стоявших перед домом, были отведены в спальню, где их заперли. Вот здесь-то комедия стала быстро превращаться в трагедию. Молодожены, на что ни садились, к чему ни прикасались, везде находили лишь лед. В отчаянии они пытались разбить стену, но ледяной склеп был тверд. Обессиленные, они сели на ледяную постель, смерть подступала к замерзавшим телам. Когда на рассвете караульные открыли дверь, новобрачные были уже в предсмертном сне. Их удалось спасти, но жестокость и дикость императрицы Анны Иоанновны получили осуждение далеко за пределами России. (После столь тяжкого надругательства супругам разрешили выехать за границу. Калмычка спустя некоторое время умерла, оставив своему родовитому мужу двух сыновей.)
   А императрице – герцогине Курляндской – между тем оставалось лишь несколько месяцев жизни. Любившая гаданье – особенно после того, как некто Бухнер в Курляндии верно напророчил ей престол, – она увлеклась гороскопами. Словно предчувствуя скорую смерть, императрица, мрачная, ссутулившаяся, не столь статная, медленно передвигалась по своим роскошным дворцовым покоям. Покидала их уже редко.
   Умерла племянница императора Петра I от воспаления почек поздней осенью 1740 года в тяжких страданиях. Прожила она сорок семь лет, из которых почти двадцать вдали от родных мест.
   Совершенно непредсказуемой оказалась судьба ее фаворита, привезенного из Курляндии.
   В 1741 году во время дворцового переворота в пользу Анны Леопольдовны (о ней речь ниже) Бирон, объявленный в завещании императрицы регентом при малолетнем Иоанне VI, сыне ее племянницы, был арестован. Вместе с семьей его увезли в Шлиссельбургскую крепость, а имущество – невиданное богатство, собранное немцем за годы своего фактического правления в годы царствования герцогини Курляндской, – конфисковали.
   Бирона отдали под суд и после долгого следствия приговорили к смертной казни, которую, однако, заменили ссылкой в Сибирь. По милости пришедшей к власти дочери Петра I, императрицы Елизаветы, ему разрешили поселиться в Ярославле, городе, расположенном в двухстах сорока километрах от Москвы.
   Лишь спустя двадцать лет Бирон смог вернуться в столицу. Восстановленный на курляндском престоле, он возвратился в Митаву, где и скончался в возрасте восьмидесяти двух лет. За три года до смерти Эрнст Бирон отказался от герцогского престола в пользу сына Петра.

   Екатерина Иоанновна

   Царевна, герцогиня Мекленбургская, старшая дочь царя Иоанна V и царицы Прасковьи Федоровны.

   Екатерина родилась в октябре 1692 года в Москве, в кремлевских палатах, где проживала царская семья. Не прошло и четырех лет, как Иоанн V, ее отец, внезапно скончался. Мать с тремя маленькими детьми – после Екатерины царица Прасковья родила еще двух дочерей – покинула Кремль и переехала жить в Измайловский дворец, расположенный в живописной местности неподалеку от Москвы. Там и прошли детские и юношеские годы будущей герцогини Мекленбургской.
   Приглашенные матерью из-за границы учителя обучали девочек иностранным языкам, музыке и танцам. Старшая дочь царицы-вдовы особенно преуспевала в танцах. Своим темпераментом она, еще будучи ребенком, отличалась от сестер.
   Веселую, беззаботную Екатерину выдали замуж шесть лет спустя после свадьбы сестры Анны. Царевне шел уже двадцать пятый год. От своей младшей сестры она очень отличалась и характером, и внешностью. Смуглую, угрюмую и малообщительную Анну едва ли можно было принять за ее родную сестру, хотя рано располневшую, белолицую и румяную Катерину с большими черными глазами и длинной косой тоже нельзя было назвать красавицей. Но она обращала на себя внимание своей жизнерадостностью, энергичностью и особенно острым языком. Маленькая царевна – она была невысокого роста – способна была болтать без умолку, допуская порой такие резкости, что приводила в смущение бывалых остряков.
   Для матери эта дочь была отрадой и утешением. Как самому близкому другу, она поверяла Екатерине все свои тайны, порой обращалась к ней за советом. Может быть, поэтому царица Прасковья и выдала замуж сначала среднюю дочь, не желая расставаться со своей любимицей, старшей.
   Но пришло время, и венценосный дядюшка решил пристроить очередную свою племянницу. На этот раз его выбор пал на герцогство Мекленбургское, расположенное на бывших землях полабских славян, или вендов, как еще называли славян, пришедших в VIII и IX веках на северо-запад и поселившихся на территории от реки Лабы (Эльбы) до берегов Балтийского моря.
   На протяжении многих десятилетий славяне вели борьбу с агрессивными немецкими феодалами, которые в конечном итоге захватили их земли. Удалось это сделать немецкому герцогу Генриху Льву. На завоеванную территорию он стал зазывать немецких знатных рыцарей. Каждый получал в личное владение землю, а иногда и целую деревню, которую старался заселить крестьянами из Саксонии или Баварии. Со временем эти феодалы начали строить неприступные замки, демонстрируя тем самым свою полную независимость. В обществе же наблюдалось смешение немецкой знати со славянской.
   Своим стратегическим центром Генрих Лев сделал замок Шверин, расположенный на труднодоступном острове. Вблизи замка был основан первый на мекленбургской земле западных славян немецкий город. Со временем он превратился в центр политической и религиозной жизни.
   С 1358 года в графстве Шверин стал править герцог Мекленбургский, сделавший этот город своей резиденцией. Шверинский замок каждый из правителей на свой лад достраивал или перестраивал. Мекленбургский княжеский Дом по праву считался старой династией славянского происхождения. В 1701 году Мекленбургское герцогство официально разделилось на два самостоятельных княжества: Мекленбург-Шверин и Мекленбург-Стрелиц. Оба герцогства просуществовали более двухсот лет.
   И то, и другое герцогства тесными родственными узами оказались связаны с Россией. И начало этому положила старшая дочь царя Иоанна V, царевна Екатерина.
* * *
   В январе 1716 года к русскому царю Петру I явился посол герцога Мекленбургского и передал грамоту, в которой владетельный герцог Карл Леопольд просил руки одной из его племянниц.
   Карл Леопольд был сыном герцога Мекленбург-Шверина Фридриха в браке с Кристиной Вильгельминой, принцессой Гессен-Гамбургской. Герцогский престол он занял после смерти своего старшего брата Фридриха Вильгельма, скончавшегося в 1713 году и не оставившего после себя наследников. Карл Леопольд к тому времени был уже дважды женат. Его первой женой была София Ядвига, дочь графа Нассауского, с которой он в 1710 году развелся по причине ее бесплодия. Второй брак герцог заключил с Кристиной Доротеей фон Лепель, но продлился он всего лишь один год и закончился тоже разводом.
   Большие надежды Карл Леопольд, которому уже исполнилось тридцать восемь лет, возлагал на брак с русской царевной. В его планы входило заполучить Визмар, осажденный войсками Дании, Пруссии и России, состоявших в союзе, направленном против Швеции. Визмар, портовый город, принадлежавший раньше Мекленбургу, находился во власти шведов (по Вестфальскому договору 1648 года). Кроме того, опираясь на поддержку российского государя, герцог намеревался урегулировать свои отношения с местным дворянством: Карл Леопольд был первым и единственным мекленбургским герцогом, который пытался ослабить власть феодалов в своем княжестве и поэтому имел с ними постоянные распри. Герцог отличался не только редким упрямством, но и непомерным властолюбием. Женившись на настоящей царевне, он надеялся диктовать всем свои законы. Правда, он не мог решить, какую из двух старших племянниц царя хотел бы взять в жены. (О младшей, Прасковье, вечно больной и умом недалекой, речь не шла.)
   Сначала взор Карла Леопольда обратился на вдовую Анну, герцогиню Курляндскую. Ему очень хотелось получить лакомое герцогство, он даже думал сам прибыть в российскую столицу. В связи с этим Карл Леопольд выписал из Гамбурга бриллиантовый наперсный крест, серьги и кольцо за 28 тысяч талеров в подарок будущей невесте. В Петербург герцог Мекленбургский, однако, не приехал, но передал подарки поверенному царя Петра, с которым лично встретился под Штральзундом. При этой встрече Карл Леопольд изъявил свое согласие жениться на той из царевен, которую русский государь сам назначит.
   Спустя месяц от российского посла в Гамбурге на имя герцога пришло поздравительное письмо по случаю помолвки его светлости с царской племянницей. Однако в письме не указывалось, какая именно племянница станет его женой. Из Петербурга ждали дальнейших известий. Сообщение о решении Петра I пришло лишь через несколько недель: в невесты герцога Карла Леопольда предназначалась царевна Екатерина Иоанновна. Ей и было вручено обручальное кольцо. В срочной депеше мекленбургский посол сообщил из российской столицы, что царь Петр в ближайшее время приедет в Данциг и привезет с собой племянницу.
   Как писал в своих записках барон Эйхгольц, гофмаршал и главный советник герцога Карла Леопольда, узнав об этом, тот сказал: «Непреклонная судьба назначила мне эту Катерину, но делать нечего, надо быть довольным; она по крайней мере любимица царицы».
   Своему банкиру в Гамбурге герцог написал, чтобы тот прислал ему на 70 тысяч талеров драгоценностей для подарков русским придворным.
   Первая встреча жениха и невесты состоялась в Данциге 8 марта 1716 года. Петр I сам представил Карлу Леопольду свою племянницу. Какие чувства испытал при этом герцог, сказать трудно, но за церемониальной вежливостью в его отношении к будущей жене явно ощущался холод. Перед царем же он проявил почтенную скромность и полное смирение.
   Начались переговоры относительно брачного контракта. От денег в качестве приданого за невестой герцог отказался, но попросил «гарантировать» ему Визмар. Этот город-порт имел большое значение для морской торговли Мекленбурского герцогства. Петр же, для которого Швеция была врагом России номер один, хотел иметь в Визмаре надежное место для складирования русских товаров. Поэтому интерес был взаимный. Местом жительства супругов должен был стать город Шверин.
   После тщательного обсуждения брачный договор был подписан. На основании его царевна, как и весь русский штат, оставалась в своей вере, в резиденции мужа она могла иметь православную церковь. На содержание супруги и ее слуг герцог обязывался определить надлежащее жалованье. Было также оговорено, что Карл Леопольд как можно скорее завершит бракоразводный процесс со своей первой женой, урожденной принцессой Нассауской. Этот процесс очень затянулся из-за скупости герцога, любимой поговоркой которого было: «Старые долги не надо платить, а новым нужно дать состариться». Бывшая жена Карла Леопольда требовала довольно приличную пенсию, о которой тот и слышать не хотел.
* * *
   Герцог Мекленбургский, отличавшийся сварливым, вздорным и своевольным характером, особой любовью подданных в своем небольшом государстве не пользовался, для них он был деспотом, нередко попирающим законы, да еще скупость…
   Знал ли российский царь об этих чертах своего будущего зятя? Несомненно. Но политические цели взяли верх.
   А что же мать Екатерины, со слезами провожавшая свою любимицу в дальнюю дорогу? Была ли она довольна этим браком?
   Трудно сказать. Но хочешь не хочешь, а царица Прасковья должна была подчиниться воле государя. Сама она из-за болезни не смогла присутствовать на свадебных торжествах.
   Подписав брачный договор, герцог вступать в брак не торопился, избегал присутствия царя, уклоняясь под разными предлогами. С невестой он обходился весьма равнодушно, с российскими вельможами вел себя надменно, разговаривая с ними свысока. Это, конечно, не могло нравиться русским, но дело считалось уже решенным.
   Бракосочетание состоялось в Данциге ровно через месяц после встречи жениха и невесты. Обряд венчания совершил русский архиерей в наскоро построенной православной часовне. После торжественного свадебного обеда Екатерина ушла в спальню, которая была приготовлена специально для молодоженов. Но герцог в ту ночь к брачному ложу не явился. Как рассказывают в своих воспоминаниях очевидцы тех событий, совсем поздно он пришел к барону Эйхгольцу и попросил уступить ему свою кровать. Однако утром, несмотря на свое столь неожиданное поведение, Карл Леопольд посетил царевну, теперь уже герцогиню, и поднес ей подарки.
   Невзирая на странности своего супруга, Екатерина во время пиров и торжеств, устраиваемых в честь новобрачных, довольная и счастливая, искренне веселилась. Повсюду слышался ее звонкий заразительный смех. Екатерину радовали праздники, фейерверки, удивляли новые лица и новая обстановка, незнакомый быт. А будущее? К чему в него заглядывать! Это было несвойственно царевне. Потом вспоминали, что накануне ее первого свидания с женихом на небе было огромное северное сияние. Все сочли это за грозное предзнаменование страшных несчастий. Все, но только не Екатерина.
   Чтобы сделать необходимые приготовления к приезду царя Петра I и других высоких гостей в Шверин, Карл Леопольд выехал из Данцига несколько раньше своей супруги. Она же еще некоторое время оставалась при своем дяде-царе. Казалось, что своим новым положением новобрачная была весьма довольна.
   В резиденцию герцога российский государь вместе с племянницей и большой свитой въехал торжественно. Ему был оказан пышный прием. Карл Леопольд, не скрывая своей гордости от столь высокого визита, проявлял сердечное гостеприимство и радушие.
   Одновременно с царем в Мекленбург прибыли 50 тысяч русских солдат – так было обусловлено брачным договором.
   Пробыв несколько дней в гостях у своего зятя, царь Петр I уехал из Шверина, оставив там свою племянницу, ставшую отныне герцогиней Мекленбургской.
   Так что же Екатерина? Стала ли она счастлива, покинув Россию?
   Пожалуй, что нет. Жизнь в замужестве оказалась несладкой. Однако первые годы Екатерина никому не жаловалась на свою судьбу. Помогал ей веселый природный нрав.
   «О себе повествую, – писала герцогиня почти в каждом из своих писем домой, – за помощью Божьей, с любезным моим супругом обретаюсь в добром здравии». Но привыкнуть к новым условиям жизни было нелегко. Хотя в детстве царевна и имела немца-гувернера, свободно разговаривать по-немецки она так и не научилась и с трудом понимала, что ей говорят. Да и супружеской любви не было. Уже вскоре после женитьбы у герцога появилась метресса (замужняя дочь его брата Фридриха Вильгельма, фрау фон Вольфарт), о чем Екатерина не могла не знать, хотя она и делала вид, что ей ничего не известно.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация