А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Русские жены европейских монархов" (страница 24)

   Русские моряки с судов, постоянно курсировавших в Средиземном море, называли великую княгиню Ольгу Константиновну не иначе как «наша матушка-королева». Когда однажды во дворце случился пожар и пламя увидели на рейде порта Пирей, матросы бросились в Афины спасать королеву. Им удалось вынести из горевшего дворца все имущество и потушить пожар.
   По приказу русской великой княгини возле королевского дворца в Афинах был разбит небольшой парк. Некоторые деревья для него (и даже землю в мешках) привозили на кораблях из России. Сейчас это большой и тенистый Национальный парк возле бывшего королевского дворца.
   На личные средства внучки императора Николая I в Пирее, древнейшем порту на Средиземном море, расположенном в десяти километрах от Афин, был построен русский госпиталь для больных моряков с российских кораблей, заходивших в этот порт. Там же по ее инициативе было заложено кладбище, где хоронили погибших в сражениях или умерших от болезней моряков с кораблей русской эскадры.
   После октябрьского переворота в России на этом кладбище нашли последний приют многие эмигранты. Об этом напоминает огромный валун с морским якорем и крестом, под которым начертано: «Русское кладбище Союза русских эмигрантов в Греции, основанное Е. В. королевой эллинов Ольгой Константиновной». (С недавнего времени могилы, за которые эмигранты не могли больше платить, стали безжалостно сносить. Чтобы хоть что-то спасти, был найден оригинальный выход: на кладбище построили часовенку, стены которой сложены из кусков плит, снятых с русских могил.)
* * *
   Великий князь Константин, поэт К. Р., родной брат Ольги Константиновны в августе 1884 года написал следующее стихотворение:
   Посвящаю Ольге

Больной матрос. В чужом порту, в больнице
Он слег. Немного дней еще болеть ему.
Ох, не легко и жить-то за границей,
А умирать – не дай-то, Боже, никому.


Убогая палата. Стены голы,
Пол клейкий, крашеный и низкий потолок;
Хоть бы один лампады луч веселый,
Хоть бы один в углу невзрачный образок.


Все сестры милосердья да больные,
Все речи на чужом, невнятном языке,
Все лица незнакомые, чужие,
И одинок меж всех в предсмертной он тоске.


Но вот неслышно, легкою стопою
Подходит женщина к кровати бедняка.
То русская, и русскою душою
Так и влечет ее проведать земляка.


Слова участья на родном наречье
Так нежно, ласково звучат его ушам,
И на короткий миг свое увечье
Позабывает он, внимая тем словам.


В ее глазах так много состраданья,
Она заботливо так на него глядит,
Она ему внушает упованье
И образок святой забытому дарит.


Он умер, никого не проклиная.
Есть хоть единая душа в краю чуждом,
Ему не близкая, но все ж родная,
Она помолится и погрустит о нем.

   С великим князем Константином Константиновичем, обладающим редким поэтическим даром, Ольгу связывала нежная дружба. «Поэт, композитор, переводчик, президент императорской Академии наук, создатель первых в России комиссий помощи нуждающимся литераторам, ученым, музыкантам» – таков был этот талантливый внук императора Николая I. Как и сестра, он дорожил хорошими отношениями между Россией и Грецией. Королева Ольга была крестной матерью его первенца, сына Иоанна, рожденного в браке с принцессой Саксен-Альтенбургской, нареченной в России великой княгиней Елизаветой Маврикиевной. В своих «Дневниках», изданных под названием «Возвышение души», великий князь с большой теплотой пишет о каждой встрече с любимой сестрой.
   «Вчера утром приехала Оля с сыновьями Георгием и Николаем… Незаметно, чтобы она была больна. Но тем не менее ей надо очень беречься…» – записал он в «Дневнике» 3 мая 1893 года.
   Вот запись тремя неделями позже: «Ольга с сыновьями уезжала обратно в Грецию, покидала Петербург. Я не мог сдержать слез. Прощание с Олей имело на меня такое действие. Она для меня самое любимое существо. При ней я могу думать вслух. И вот она уехала».
   Своей сестре, греческой королеве, К. Р. (великий князь Константин Романов) посвятил не только лирические стихи, но и одно из самых значительных своих произведений – драму «Севастьян-мученик».
   Теплые, дружеские отношения у Ольги Константиновны всегда были и с двоюродным братом Сергеем, сыном императора Александра II. Сложились они еще в юные годы королевы, но сохранились до самой смерти Сергея в 1905 году. И хотя она виделась с ним редко, но всегда оставалась его доверенным лицом. Узнав о женитьбе кузена на гессенской принцессе Элле, незамедлительно написала, что выбор его одобряет. А ведь когда-то в ранней юности Сергей был к ней явно неравнодушен. Ходили разговоры, что младший сын царя испытывает большую привязанность к великой княжне, которая была старше его на шесть лет. Но жизнь их развела…
   Ольга Константиновна очень переживала, узнав о трагической смерти своего «детского воздыхателя», которое произошло в феврале 1905 года. Узнав подробности злодейского убийства великого князя Сергея Александровича, она написала брату Константину в Петербург: «Элла! Как я за нее страдаю, я и сказать не могу. Это чудная, святая женщина – она, видно, достойна тяжелого креста, поднимающего ее выше».
   Весной того же года греческая королева приехала со своим младшим сыном Христофером в «Ильинское», поместье великого князя Сергея под Москвой, чтобы провести несколько недель среди его близких и пообщаться со своими внуками. (Дети ее дочери, скончавшейся при родах второго ребенка, воспитывались в доме Сергея Александровича.) «Она была очаровательной пожилой дамой, которая сразу же располагала к себе. Подкупала ее душевная мягкость и чисто детская непосредственность. Казалось, ничто не способно вывести ее из равновесия, она умела во всем видеть хорошие стороны» – так писала в своих «Воспоминаниях» великая княгиня Мария Павловна, внучка королевы Ольги.
   Была близка королева Греции и с семьей императора Александра III. Великая княжна Ольга Александровна вспоминала: «Самые интересные гости приезжали из Греции. Их называли „греческой компанией“. Компанию эту возглавляла королева эллинов Ольга Константиновна, любимая кузина Александра III. Она обычно приезжала к матери, у которой в Стрельне был загородный дворец, но некоторые из ее сыновей ехали в Александрию, где их присутствие способствовало веселому летнему времяпрепровождению. Ольга Константиновна привозила с собой множество изысканных вышивок с целью продать их в России и вырученные деньги употребить на благотворительные нужды в Греции».
   В 1891 году, узнав о болезни Георгия, старшего сына императора Александра III, греческая королева предложила свою виллу «Монрепо» на острове Корфу. Великий князь Георгий Александрович в двадцать лет заболел туберкулезом легких и по рекомендации врачей должен был срочно сменить климат. Однако самым подходящим для молодого великого князя врачи посчитали высокогорное местечко Абас-Туман на Кавказе, где он и жил до своей смерти в 1899 году. Это была страшная драма для его матери, к тому времени уже вдовствующей императрицы Марии Федоровны. Отец-император скончался за пять лет до смерти сына.
   Удивительно добрая и отзывчивая душа Ольги Константиновны моментально реагировала на горести других – будь то родные и близкие или же люди незнакомые, по воле судьбы оказавшиеся в поле ее зрения.
* * *
   Много полезного русская великая княгиня сделала и для греков. Призвание благотворительницы она нашла и в чуждой стране. По воспоминаниям современников, королева покорила своих подданных доброжелательностью, легким нравом, умением относиться к простым людям с большим вниманием и тактом. Неслучайно очень скоро греки признали в ней «Василиссу тон эллинон», то есть «королеву всех эллинов».
   Внук королевы Ольги, князь Михаил Греческий, писал потом об этом такие строки: «Греки ее обожали, а она их. Делала она кучу добрых дел – строила больницы, богадельни, детские дома, к тому же сама в них работала. В политику никогда не лезла. Из царских привилегий оставила себе одну: была всей Греции матерью и помощницей».
   По личной инициативе королевы в Афинах во время русско-турецкой войны 1877–1878 годов были открыты медицинские курсы для женщин, которые решили стать сестрами милосердия. Ольга Константиновна и сама посещала эти курсы. Она покровительствовала Обществу любителей образования и сиротскому приюту для девочек, основала в Афинах больницу «Эвангелизмос» («Благовещение»), за это греки ей были особенно благодарны. А ведь прибыла она в неведомую ей страну в возрасте шестнадцати лет. И, несмотря на молодость и определенные трудности, русская великая княжна проявила себя как очень мудрая, проницательная и, что особенно полюбилось грекам, сердечная королева.
   Как и ее муж, она старательно изучала греческий язык, чтобы общаться с гражданами страны, которой ей предстояло править, на их родном языке. Управлять страной супругам выпало в непростое время. Но, несмотря ни на что, король и королева запомнились грекам как милосердные и доброжелательные правители. И хотя их брак был заключен по политическим соображениям, они всю жизнь относились друг к другу с большой любовью.
   Семейная жизнь Ольги Константиновны сложилась благополучно. Русская великая княгиня родила мужу семерых детей (пятерых мальчиков и двух девочек).
   Супруг русской великой княгини, греческий король Георг, правил пятьдесят лет. Во время балканской войны 1912–1913 годов, в которую оказалась втянутой Греция, он был убит: на улице в Салониках 18 марта 1913 года. Греческий престол занял старший сын Константин, женатый на прусской принцессе Софии, сестре германского кайзера Вильгельма. Ольга Константиновна уехала в Петербург. Таким образом, когда началась Первая мировая война, вдовствующая королева находилась в России.
   После смерти мужа она поблекла, утратила былую веселость, постоянно ходила в трауре. В Павловске, где великая княгиня проживала, она устроила госпиталь. Там, в Павловском дворце 15 июня 1915 года скоропостижно скончался ее любимый брат Константин. Еще одна большая потеря для бедного сердца Ольги Константиновны. Отвлекала от горьких дум лишь работа в госпитале. Ей она отдавала все свои силы. Раненые ее любили и относились как к матери. В Павловске греческую королеву, племянницу русского царя, и застала Февральская революция. Но уезжать из России она не хотела.
   С приходом к власти большевиков жизнь в Павловском дворце стала невозможной: все было разломано и разграблено. Картины, ценности, даже мебель были растащены. Ольга Константиновна и ее свояченица (вдова брата Константина, великая княгиня Елизавета Маврикиевна) ютились в комнатках для прислуги. С едой было плохо, но Ольга Константиновна старалась держаться бодро и, по воспоминаниям очевидцев, от голода и скудости, казалось, не очень страдала. Из дворца вдовствующую королеву и вдову великого князя постоянно грозились выгнать.
   Покинула Ольга Константиновна свою родину лишь в 1918 году, когда ее сын Константин, живший в то время в Швейцарии, заболел. Год назад прогермански настроенный король Греции вынужден был отречься от престола в пользу своего второго сына, Александра, в обход наследного принца Георга, который, как и его отец, считался германофилом.
   В 1920 году внезапно скончался Александр, внук Ольги Константиновны, и ее сын Константин, в то время находившийся за пределами страны, вновь был провозглашен королем. До возвращения короля в Грецию его мать, вдовствующая королева, являлась регентшей.
   Сын Константин был во главе греческой армии в военных действиях против Турции, начавшихся в мае 1919 года. После поражения греков в этой войне Константин в сентябре 1922 года вторично отрекся от престола, на этот раз в пользу своего старшего сына Георга. Он покинул страну и уехал в Италию, но прожил там лишь один год. В январе 1923 года он умер в Палермо в возрасте пятидесяти пяти лет.
   Правление Георга II было непродолжительным. В марте 1924 года Греция была объявлена республикой, и король был вынужден покинуть страну. Он проживал в Лондоне, скончался в 1947 году. Потомства в браке с дочерью румынского короля Георг не оставил.
   После смерти старшего сына Ольга Константиновна оставила Грецию навсегда. Она жила во Франции и Англии, а затем поселилась в Риме у своего младшего сына Христофера. Там и скончалась 15 июня 1926 года в возрасте восьмидесяти пяти лет.
   Позже прах королевы был перевезен в Афины и погребен в местечке Татой неподалеку от загородного дворца на небольшом кладбище для членов греческой королевской семьи. На простом мраморном надгробии надпись, выгравированная русскими буквами, в старинной орфографии: «Ольга Константиновна. Российского императорского Дома великая княжна». Под нею по-гречески написано: «Ольга, королева эллинов. 22 августа 1851 года – Павловск. 15 июня 1926 года – Рим».
   Незадолго до смерти греческая королева посетила в Дании вдовствующую императрицу Марию Федоровну. Все знали, что покинувшая Россию супруга императора Александра III, упорно не желая смотреть правде в глаза, не могла, а может, просто не хотела верить, что ее сына, императора Николая II, и его семью большевики расстреляли. В то время бывшая императрица жила во дворце Видере под Копенгагеном. Родственники относились к ней с почтением, часто навещали. Нанесла визит и греческая королева Ольга, которая сама находилась в изгнании и проживала в Италии. Она приехала к матери последнего русского царя вместе со своим шестилетним внуком, принцем Филиппом.
   «Я помню принца Филиппа мальчуганом с большими, смеющимися, озорными глазами. Даже в юном возрасте он обладал независимым умом, хотя в присутствии бабушки и выглядел присмиревшим. Я угощала его чаем и печеньем, с которым он расправлялся в считаные секунды. Могла ли я тогда предположить, что этот милый мальчик однажды станет супругом английской королевы!» Так вспоминала об этом визите дочь Марии Федоровны, великая княгиня Ольга Александровна, в своих мемуарах.
* * *
   Греческая королева оставила большое потомство. Она была доброй матерью и заботливой бабушкой.
   Старший сын, принц Константин, получивший образование в Германии, сменил погибшего от руки анархиста отца на греческом престоле.
   Другой сын, принц Георг, был близким другом будущего императора Николая II. Вместе с ним, тогда еще цесаревичем-наследником, он совершил длительное заграничное путешествие и даже спас его во время покушения в Японии.
   Третий сын, принц Николай, женился в 1902 году на великой княжне Елене Владимировне, стал отцом трех дочерей. Сын дочери Марины, Майк Кентский, является правнуком великой княгини Ольги Константиновны. (О семье Николая Греческого будет рассказано в отдельной главе.)
   Четвертый сын, принц Андрей, и был отцом Филиппа, навестившего вместе со своей бабушкой императрицу Марию Федоровну. Он стал военным, проживал в Лондоне, был женат на леди Маунтбэттеен, матери внука русской великой княгини. Так что Ольга Константиновна является прабабушкой принца Уэльского Чарльза, старшего сына английской королевы Елизаветы II.
   И, наконец, пятый сын, принц Христофер, был неразлучным спутником матери во время ее поездок в Россию. Своего младшего сына, появившегося на свет на двадцать втором году ее супружества, королева воспитала в истинно русском духе. Она обучила мальчика родному языку, всегда брала его с собой в Россию, чтобы он мог общаться там с детьми родственников. Когда Христоферу было двадцать восемь лет, он решил жениться на американке. Чтобы получить на это согласие матери, в 1914 году приехал в Петербург. Ольга Константиновна работала в то время в госпитале, устроенном в Павловске в казармах лейб-гвардии сводно-казачьего полка. По всей вероятности, мать не дала согласия на брак своего младшего сына с американкой. Впоследствии он дважды будет женат, но лишь за год до смерти станет отцом единственного сына. Христофер скончался в возрасте пятидесяти двух лет в Париже. Его сын Михаил будет всю жизнь интересоваться Россией, напишет несколько книг про императорские дворцы Петербурга и биографию великого князя Николая Константиновича, любимого брата своей бабушки-королевы.
   Двух дочерей Ольга Константиновна выдала замуж за своих родственников Романовых. Летом 1889 года она привезла в Россию юную дочь Александру, которая вышла замуж за кузена, великого князя Павла Александровича, младшего сына императора Александра II. Вскоре родилась внучка Мария. Но годом позже во время родов второго ребенка – сына Дмитрия – Александра Георгиевна скончалась. Ее безвременную кончину оплакивали все. Двое маленьких детей остались без матери. Страшное горе для Ольги Константиновны было еще более страшным потому, что дети вскоре остались практически круглыми сиротами: их отец спустя три года вступил в морганатический брак с графиней Палей и по высочайшему велению был лишен родительских прав. Внуки Ольги Константиновны воспитывались в доме кузена, великого князя Сергея Александровича. Но об этом будет отдельный рассказ.
   Вторая дочь, Мария, в двадцать четыре года стала супругой великого князя Георгия Михайловича, который был старше ее на тринадцать лет. Этот брак счастливым не был.
   Династия, основу которой вместе с принцем Датским Георгом I заложила русская великая княжна Ольга Константиновна, была возрождена в 1947 году, когда королем стал их внук Павел. После кончины Павла в 1964 году в течение трех лет греческий трон занимал его сын Константин.
   В 1967 году власть в Греции захватили так называемые «Черные полковники». Константин II с семьей вынужден был покинуть страну. А в июне 1973 года в Афинах было объявлено решение правительства о провозглашении Греции президентской парламентской республикой. Свергнутый король – правнук русской великой княгини Ольги Константиновны – в настоящее время проживает в Англии. Его родная сестра София стала королевой Испании.
   Таким образом, потомки внучки императора Николая I соединили своим родством три страны: Россию, Грецию и Испанию. В Греции же до сих пор почитают память русской «королевы всех эллинов». Именем королевы Ольги назван один из центральных проспектов в Афинах, а ее портрет вывешен в здании местного исторического музея.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация