А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Русские жены европейских монархов" (страница 1)

   Валентина Григорян
   Русские жены европейских монархов

   Предисловие

   О русских правителях – князьях, царях, императорах – сейчас пишут много. Две правившие династии – Рюриковичи и Романовы, два царя из первой (Иван IV и его сын Федор) и восемнадцать из второй. Романовы восседали на российском троне в течение трехсот пяти лет. На них самодержавие на русской земле кончилось.
   К судьбам всех этих государей в последнее время отмечается особый интерес. Большое внимание привлекает и тесная родственная связь российских правителей с европейскими династиями, которая осуществлялась через браки членов царствующих владетельных домов.
   Начало было положено еще в XI веке, когда великий князь Ярослав, заслуживший в летописи имя Мудрого, единолично властвовавший от берегов Балтийского моря до южных границ Руси, решил выдать трех своих дочерей замуж за иностранцев. Старшая, Елизавета, отданная принцу норвежскому, стала королевой Норвегии. Младшая, Анастасия, была выдана за венгерского короля, а средняя, Анна, стала женой короля Франции.
   Перед княжной Анной стояла совершенно четкая задача: родить тридцатидевятилетнему королю Генриху I наследника, поскольку от первой жены он детей не имел. Как сообщается во французских исторических хрониках, до него дошли слухи о красоте дочери Ярослава, князя Руси, страны, известной в то время как процветающий край высокой культуры. Генрих послал в 1044 году в стольный град Киев епископа из Парижа с большим посольством, чтобы предложить Анне свою руку.
   После бракосочетания от дочери Ярослава Мудрого стали ждать наследника. Но надежды оправдались не сразу.
   «Прошло восемь лет, – сообщают французские хроники, – а детей все не было… Король был от этого в большом огорчении, а Анна, огорченная еще больше, чем он, безутешно скорбела. Перепробовав все существующие лекарства, она обратила свои молитвы к небу, уповая на святого Винсента – заступника французов. Анна почувствовала результаты этого и перед концом 1053 года родила мальчика, которого назвали Филиппом». В признательность святому Винсенту королева Анна и воздвигла церковь в городке Санлисе, расположенном к северу от Парижа. На фронтоне собора и сейчас можно видеть скульптуру женщины с надписью: «Анна русская, королева французская, основательница собора, 1060 год». А над одной из могил у собора Сен-Венсен есть надпись на постаменте: «Анна из России, королева Франции», – хотя о месте, где действительно похоронена киевская княжна, сказать точно никто не может. Между историками и по сей день существуют разногласия по этому поводу. Очевидным остается лишь тот факт, что шестнадцатилетнюю дочь великого князя увезли из родного терема в далекий столичный французский городок Париж, где ей предстояло жить и окончить свои дни.
   Желание выдать дочь за иностранного принца было и у Михаила Федоровича, первого царя из династии Романовых. В женихи своей старшей дочери, царевне Ирине, он выбрал побочного сына датского короля Христиана IV Вольдемара, носившего титул графа Шлезвиг-Голштинского. Для ведения переговоров к датскому двору были отправлены русские послы. И согласие было получено.
   Спустя год королевич с большой свитой прибыл в Москву. Однако познакомиться с невестой ему не разрешили, так как по традиции того времени свою нареченную супруг мог увидеть в первый раз лишь за свадебным столом.
   Получив богатые подарки, королевич Вольдемар возвратился в Данию. В Москву он приехал вновь через два с половиной года. Но увы, свадьба не состоялась: датский принц, будучи протестантом, отказался принять крещение по обряду православия, на чем упорно настаивал русский царь.
   Царевна Ирина (как, впрочем, и ее младшие сестры) замуж так и не вышла и всю жизнь прожила в царском тереме.
   Таким образом, традиция строить отношения русского правившего Дома с Европой через судьбы дочерей из царской семьи была заложена уже в те далекие времена. Девушки были богатыми и знатными невестами, но в супружество их вела не любовь, а чувство долга и желание родителей укрепить отношения с иноземными странами. Они росли и воспитывались с сознанием того, что придет время, когда они выйдут замуж и навсегда покинут свою родину. В силу своего рождения царевны обычно становились заложницами политических планов и амбиций своих семей. В этом, собственно, и состояла их историческая миссия. Нередко ум и талант многих из них способствовали укреплению взаимопонимания и дружбы между Россией и европейскими странами.
   Но что же «досталось» венценосным невестам от потомков? Почти полное забвение на родине и почти полное умолчание в зарубежной исторической литературе, разве что скупые заметки в архивных документах.
   Автор ставит своей целью представить современному читателю, как правило, нелегкие судьбы дев из царских семей с попыткой воссоздания их биографий, правда лишь в общих чертах. Ведь частная жизнь наших героинь обычно оставалась за плотным занавесом, скрывавшим от посторонних глаз подробности их бытия. Читатель получит тем не менее возможность познакомиться с жизнью невест царского дома, вынужденных покинуть родное гнездо.
   Первой романовской нитью в кружеве европейских владетельных домов стала племянница императора Петра I царевна Анна, дочь его сводного брата Иоанна. С нее и начинается данное повествование.

   Племянницы и дочь императора Петра I

   Анна Иоанновна

   Царевна, герцогиня Курляндская, с 1730 года российская императрица, дочь царя Иоанна V и царицы Прасковьи Федоровны.

   Анна родилась 28 января 1693 года в кремлевских палатах Москвы. Три года спустя после ее рождения отец, царь Иоанн Алексеевич, промочил ноги во время рождественского крестного хода и от сильной простуды через несколько дней умер. Мать, царица Прасковья, дочь стольника и воеводы боярина Салтыкова, с тремя дочками-малютками осталась вдовой. Анна была средней.
   Единодержавным государем после смерти своего сводного брата стал Петр Алексеевич. Местом жительства для своей невестки он определил расположенный вблизи Москвы Измайловский дворец – летнюю резиденцию отца, царя Алексея Михайловича, – обустроенный под зимнее жилье. К Измайловскому дворцу прилегали обширные сельские угодья, сады и огороды. Уже со времен боярина Никиты Романова, вотчиной которого было село Измайлово, оно славилось отличным ведением хозяйства. На этих просторах и предстояло жить царице и ее дочерям.
   Судьба их при Петре I резко поменялась. Рожденные в семье царя девочки раньше жили в тереме и продолжали там оставаться, становясь взрослыми. Выдавать их замуж было не принято. Считалось, что бояре и князья им неровня.
   Жизнь царских дочерей в тереме протекала весьма однообразно, Видеть они могли лишь немногих людей, в основном близких родственников. Время проводили главным образом в молитвах или за рукоделием, развлекались песнями и сказками, строго соблюдали обряды православной церкви. Учились немногому, из своих покоев выходили только на богомолье и то под присмотром.
   Анне и ее сестрам в этом смысле повезло. Их детство протекало не за закрытыми дверьми терема, а во дворце матери в Измайлове, где жить было весело в окружении многочисленной дворни. Для образования своих дочерей царица Прасковья пригласила заграничных учителей, что в то время было крайне редким явлением. Иноземцам, по всей видимости, было поручено не преподавать царевнам науки, а готовить их к замужеству за принцев европейских дворов. Поэтому главной заботой было научить царских дочерей иностранным языкам, танцам и, конечно же, хорошим манерам.
   Как отмечают очевидцы, племянницы царя Петра были вежливы, благовоспитанны и весьма недурны собой. Среди трех сестер царевна Анна была самой привлекательной и отличалась особой миловидностью. В пятнадцать лет она благодаря своим не по возрасту развитым формам уже не казалась подростком. Вот только в ее характере даже в этом возрасте проявлялась какая-то особая суровость и жесткость. Повлияла, по-видимому, нездоровая атмосфера, царившая при дворе матери, женщины крайне суеверной и глубоко религиозной, в окружении которой постоянно находились нищие богомольцы, калеки, уроды и юродивые. Однако набожность и сердоболие царицы Прасковьи уживались с беспредельной жестокостью к дворне – это можно назвать родовой чертой Салтыковых.
   Анне не было и шестнадцати лет, когда Петр I потребовал, чтобы все члены царской семьи перебрались в Санкт-Петербург – город, построенный на берегах Невы и объявленный российской столицей. Царица Прасковья, всегда послушная желаниям государя, поспешила поехать на новое местожительство, хотя расставаться с налаженным хозяйством ей было нелегко. В марте 1708 года бесконечная вереница повозок с царицей, царевнами, многочисленной прислугой и вещами потянулась по едва проложенной дороге на запад. Вблизи скромного жилища государя вдовствующей царице с дочерьми в полную собственность был отведен большой дом.
   В Петербурге жизнь дочери вдовствующей царицы Прасковьи, Анны, очень преобразилась. Начались бесконечные выезды, увеселительные прогулки, катания, обеды, фейерверки, на которых она присутствовала со всей царской семьей, окруженная почетом и вниманием. Это, конечно же, льстило молодой девушке.
   Так прошли два беззаботных года, когда вдруг прозвучало страшное слово «замуж». Дядя решил определить дальнейшую судьбу своей племянницы.
   Весной 1710 года царь Петр I устроил помолвку Анны с восемнадцатилетним герцогом Курляндским Фридрихом Вильгельмом. Состоялась она в отсутствие самого герцога. Его персону представлял гофмаршал двора, который от имени своего господина обратился к российскому государю с просьбой руки царевны. Это по тем временам было неудивительно. Ведь согласно обычаям московской старины жених мог увидеть свою невесту лишь на свадьбе. До этого момента судьбу будущих супругов решали либо их родственники, либо сваха. Да и в практике западноевропейских дворов знакомство жениха и невесты чаще всего происходило во время свадебного пира, а до этого они лишь обменивались портретами.
   Со времен царя Петра брачные контакты в России постепенно начали приобретать политическое значение. Ведь родство с европейскими владетельными домами давало возможность каким-то образом влиять и на дела в Европе. Правда, в начале XVIII века в представлении Запада Московия оставалась варварским государством и среди кандидатов в мужья царским дочерям пока еще не было представителей таких больших государств, как Англия, Испания или Франция. (Попытка Петра I выдать свою дочь, красавицу Елизавету, за французского принца не увенчалась успехом. Брачный контракт так и не был подписан. Из Франции пришел отказ.)
   Для своей племянницы Анны русский царь выбрал маленькое государство – герцогство Курляндское.
* * *
   Расположенное на территории, бывшей ранее в подчинении Польско-Литовского государства, герцогство образовалось в результате Ливонской войны, когда территория Ливонии (так именовались нынешние Латвия и Эстония) при распаде Ливонского ордена была разделена между Швецией, Польшей и Россией. Во главе Курляндии стояли последний магистр Ливонского ордена Готард Кетлер и его потомки. (С 1737 года герцогством будут править Бироны.) Центром герцогства был небольшой город Митава (ныне Елгава).
   В начале 1710 года Митаву посетил русский царь, чтобы провести с герцогом переговоры о союзничестве в предстоящей войне со Швецией. В то время в герцогстве была нелегкая ситуация. Хозяйство пришло в упадок, торговля – основной источник доходов – не приносила нужных дивидендов. Значительные убытки причинила «великая чума», разразившаяся в 1709 году. От нее погибла примерно половина населения Курляндии. Да и управление страной не было налажено. Дело в том, что после смерти герцога Фридриха Казимира трон перешел к его малолетнему сыну Фридриху Вильгельму. До его совершеннолетия страной управлял дед, который, однако, во время Северной войны бежал в Польшу. Герцогство некоторое время оставалось без правителя, в нем хозяйничала шведская армия. В 1710 году наследник герцогского престола Фридрих Вильгельм был объявлен совершеннолетним и смог вступить в правление страной.
   Фридрих Вильгельм приходился племянником прусскому королю Фридриху I, с которым еще год назад царь Петр I при встрече в Мариенвердере договорился о брачном союзе молодого герцога с царевной Анной Иоанновной. Герцог Курляндский не заставил себя долго ждать и через своих уполномоченных попросил руки царской племянницы. Этот брак был выгоден обеим сторонам. Курляндское дворянство сознавало, что герцогство не может существовать без сильного покровительства, Россия же была заинтересована расширить свои владения, а главное – получить важные порты на Балтике – Вентспилс и Лиепаю. Поэтому российский царь и выбрал в мужья племянницы герцога Курляндии.
   Итак, договоренность о брачном союзе была достигнута, помолвка свершилась, и молодого герцога пригласили в Россию. Анна по просьбе матери написала ему по этому поводу любезное письмо на немецком языке.
   После того, как вопрос о приданом был тщательно обсужден и решен послами герцога с русским правительством, жених не замедлил прибыть в Петербург. В царской семье Фридриха Вильгельма встретили очень радушно. Сам государь, как свидетельствуют очевидцы, принял герцога «с большой благосклонностью».
   Свадьба царевны Анны и герцога Фридриха Вильгельма, потомка Готарда Кетлера, состоялась в ноябре 1710 года в Петербурге. Гостей было приглашено множество. Обряд обручения свершился в часовне при дворце светлейшего князя Меншикова. Князь держал венец над головой невесты, а царь над женихом. Затем все присутствовавшие были приглашены к столу, который ломился от яств. За здравие молодых много пили. Лишь поздно вечером после танцев новобрачные отправились в свои покои.
   Свадебные торжества длились еще две недели. Один пир сменялся другим. Сопровождались празднества целым рядом затей. На одном из пиршеств, например, подали два огромных пирога, из которых выскочили две разряженные карлицы и протанцевали менуэт на свадебном столе. Устроена была в те дни и потешная свадьба карликов, для чего последних собирали со всей России.
   В первой половине января 1711 года герцог Фридрих Вильгельм с молодой женой отправился в свою Курляндию. Но случилось непредвиденное: по пути домой герцог занемог и внезапно скончался – то ли от лихорадки, то ли, как поговаривали, от непомерного потребления спиртных напитков, которыми так щедро его угощали на Руси.
   Смерть мужа племянницы не изменила, однако, планов российского государя. Восемнадцатилетняя вдова должна была продолжить путь на родину своего усопшего супруга, поселиться в Митаве и жить среди немцев в Курляндии. Таково было решение царя Петра I.
   Герцогский жезл получил после кончины Фридриха Вильгельма последний потомок Кетлеров, семидесятилетний Фердинанд. Не любимый народом и не способный к управлению герцогством, он жил в Польше, в Митаву ехать не пожелал, а правление предоставил дворянскому совету (оберратам). С приездом вдовствующей герцогини управлять Курляндией практически стал резидент русского царя Петр Михайлович Бестужев, приехавший вместе с Анной в качестве ее гофмаршала.
   Оставаясь герцогиней Курляндской, молодая вдова не только была далека от правления страной, но и не имела никаких юридических прав на собственность герцогства. Не могла она распоряжаться и казной, которая по-прежнему оставалась в руках престарелого дяди ее покойного супруга. И, конечно же, герцогиня Анна не могла не чувствовать, что в Митаве она второстепенное лицо. Все знаки оказываемого внешнего уважения не могли скрыть истинного к ней отношения митавского общества. Немцы-курляндцы не проявляли любви к русской царевне-иноземке, «присланной» им в герцогини.
   Анна вынуждена была приспосабливаться к явно недружелюбной обстановке на родине так внезапно умершего супруга. Ей были чужды нравы и обычаи немцев. Их язык она почти не понимала, что, естественно, мешало общению с придворными. Но более всего ее угнетали денежные затруднения. У Анны, обязанной содержать особый ливрейный штат, повара, лошадей, которых она очень любила и которых у нее было много, и, наконец, поддерживать в порядке старый замок, где проживала, средств было недостаточно. Не хватало денег и на то, чтобы, как писала она дяде Петру, горько жалуясь на свою судьбу, «себя платьем, бельем, кружевами и, по возможности, алмазами не только по своей чести, но и против прежних вдовствующих герцогинь курляндских достаточно содержать».
   Что оставалось делать? Только лишь рассчитывать на финансовую поддержку государя, ссылаясь на то, что из-за своего безденежья ей приходится испытывать на себе высокомерие дворянства, считавшего себя потомками тевтонских рыцарей. Однако царь Петр не находил нужным потакать племяннице.
   А страсть к роскоши, неожиданно вспыхнувшая в Анне, толкала ее на все новые и новые долги, что заставляло курляндскую герцогиню униженно просить помощи из Петербурга. Нередко она обращалась и к светлейшему князю Меншикову. В своих письмах – «слезницах» – царевна-герцогиня постоянно жаловалась на бедность, ронявшую ее престиж как герцогини, и убогую – в ее понимании – жизнь. А жизнь протекала действительно однообразно и невесело.
   Высокого роста, смуглая, с красивыми глазами и полной величественной фигурой, герцогиня уныло ходила по залам Митавского дворца. Анна любила красиво одеваться, умела хорошо держаться. Основным ее занятием была верховая езда да еще стрельба в цель: к ней она пристрастилась, охотясь в лесах Курляндии. В ее комнатах всегда стояли наготове заряженные ружья: у Анны была привычка стрелять из окна в пролетающих птиц, и стреляла она метко. А в покоях герцогини стояли клетки с птицами, перед которыми она частенько останавливалась в раздумье, словно ощущая себя в том же положении, что и они. Иногда Анна наведывалась в Петербург или Москву, всегда с просьбами о денежной помощи, стараясь при этом вызвать жалость и расположение своих родственников и друзей.
   Царевна Анна и после замужества осталась в православной вере. Вот почему в 1726 году для нужд православных верующих в Митаве, население которой преимущественно исповедовало протестантство, был построен небольшой храм, названный в честь небесных покровителей Анны Иоанновны – праведников Святого Симеона и Святой Анны. (Позже на месте деревянной церкви с одним куполом по проекту Растрелли построили большой храм в стиле русского барокко.)
* * *
   Со временем положение вдовы опостылело Анне. Правда, место супруга какое-то время занимал граф Петр Бестужев, присланный царем, чтобы управлять имениями герцогини, присматривать за ее поведением да защищать от нападок местного дворянства. Слух об этом «попечительстве» гофмаршала дошел даже до Петербурга. Связь с Бестужевым была прервана.
   Однако от отсутствия мужского внимания молодая вдова не страдала. Когда Анне исполнилось двадцать пять лет, в ее судьбе произошло событие, которому суждено было оказать решающее влияние на судьбу будущей императрицы и даже на судьбу России.
   На подпись герцогине однажды принес бумаги какой-то новый чиновник из канцелярии. Он привлек внимание Анны Иоанновны, и ему было велено приходить каждый день. Вскоре он стал уже личным секретарем герцогини. Звали молодого человека Эрнст Иоганн Бирон. Его дед служил старшим конюхом при дворе герцога Курляндского, а отец, отставной польский офицер, получил ферму в Курляндии и занимался лесничеством. Эрнст, проучившись несколько семестров в Кенигсбергском университете, после долгих поисков работы приехал в Митаву и устроился в канцелярии дворца. Там и состоялась его встреча с Анной Иоанновной, имевшая весьма знаменательные последствия в российской истории.
   Приблизив к себе Бирона, Анна уже не расставалась с ним до самой смерти. А чтобы отвести от себя все подозрения, пять лет спустя женила его на своей придворной даме Бенинге фон Тротта-Трееден, некрасивой и болезненной девушке. Все трое жили в герцогском дворце в Митаве. К жене своего фаворита и в особенности к его детям Анна проявляла заботливое внимание. Существует даже версия, что детей родила от Бирона сама герцогиня, а Бенинге только выдавала их за своих. Версия версией, но тот факт, что племянница Петра I любила мужа своей фрейлины, подтверждается всеми современниками.
   Однако главным желанием молодой вдовы было желание обзавестись собственной семьей. А претендентов на герцогство Курляндское, выступавших в роли женихов, было немало.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация