А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Русские жены европейских монархов" (страница 12)

   Екатерина Павловна

   Великая княжна, королева Вюртембергская, дочь императора Павла I и императрицы Марии Федоровны.

   Екатерина родилась 10 мая 1788 года в Царском Селе. Она была четвертой дочерью в семье великого князя Павла Петровича. Роды были настолько тяжелыми, что жизнь матери буквально висела на волоске. Императрица Екатерина II семь часов подряд не отходила от постели невестки. Своими решительными и полезными распоряжениями она помогала растерявшимся врачам делать все необходимое, чтобы спасти и мать, и ребенка.
   О рождении великой княжны Петербург узнал при помощи оружейных залпов с Петропавловской крепости. На следующий день императрица в письме к светлейшему князю Григорию Потемкину сообщила: «Вчерашний день великая княгиня родила дочь, которой дано мое имя, следовательно она Екатерина».
   Бабушка-императрица ждала внука, а не внучку, поэтому появление на свет очередной девочки было встречено ею без особой радости. Однако против обыкновения государыня приняла самое деятельное участие в крестинах внучки. В церковь великую княжну внесла на руках статс-дама императрицы, княгиня Екатерина Дашкова, возглавлявшая тогда Академию наук.
   Под наблюдением бабушки началось и воспитание великой княжны, которым руководила все та же графиня Ливен. Екатерина с детства обращала на себя внимание веселым нравом, острым умом и любознательностью. Девочка любила читать, серьезно относилась к изучению иностранных языков, проявляла глубокий интерес к истории и географии, увлекалась рисованием. Довольно-таки рано великая княжна усвоила основы математики и политической экономии. Знала она и латынь. То есть уже в юности Екатерина выделялась среди других детей царской семьи интеллектом и общей эрудицией, была незаурядной рассказчицей, прекрасно владела русским языком. Да и характером она отличалась от своих сестер.
   После смерти бабушки-императрицы восьмилетняя Екатерина перешла под строгий контроль матери. Но уже в юные годы дочь проявляла самостоятельность суждений, открыто высказывала собственное мнение, умела настоять на своем. И склад ума у этой девочки был скорее мужской: резкий, критический. Как отмечали в дипломатических кругах, «в ней нет нисколько женской пустоты, религиозной сентиментальности, она обладает особенною силой мышления». А один из послов, убедившись в большом влиянии великой княжны Екатерины на всю императорскую семью, доносил своему правительству, что это «принцесса, обладающая умом и образованием, сочетаемым с весьма решительным характером». Да и в поступках юной Екатерине совершенно несвойственна была робость. «Смелость и совершенство, с которым она ездит верхом, способны возбудить зависть даже в мужчинах», – говорили при дворе.
* * *
   Пришло время для поисков жениха и для этой дочери императора Павла. Вопрос о браке великой княжны в царской семье обсуждался еще в 1801 году. Полагали, что лучше всего ей выйти замуж за принца Евгения Вюртембергского, племянника императрицы Марии Федоровны. Но девочке было тогда всего тринадцать лет, и с замужеством решили повременить.
   Шло время. После злодейской расправы с отцом Екатерины на престол взошел ее брат Александр. Вдовствующая императрица большую часть времени вместе с детьми жила в Павловске. Екатерина с годами превратилась в очаровательную девушку с густыми темно-каштановыми волосами и выразительными добрыми темно-голубыми глазами, которые словно свидетельствовали о ее большом интеллекте. Великую княжну называли не иначе, как «красой царского дома», хотя она, казалось, была погружена лишь в науки и в свое любимое рисование.
   После внезапных смертей двух старших дочерей, выданных замуж совсем юными и скончавшимися после родов вдали от родины, императрица-мать не спешила с браком Екатерины. Когда третья дочь, Мария, вышла замуж за наследного принца Саксен-Веймарского и покинула родной дом, великая княжна Екатерина, которой к тому времени исполнилось шестнадцать лет, стала главной поддержкой для матери. Вдовствующая императрица Мария Федоровна сосредоточилась на мысли оставить дочь рядом, в своем отечестве. «Сейчас радость и спокойствие моей жизни зависят от присутствия Като (так она называла свою дочь). Она мое дитя, мой друг, моя подруга, прелесть моих дней». Так она писала в письме сыну-императору.
   Но вдруг молодая девушка обратила свой взор на сорокалетнего шефа лейб-гвардии егерского полка, он руководил охраной царской семьи в Павловске. Офицер был не кто иной, как князь Петр Иванович Багратион, будущий герой-полководец, женатый человек. (Жена его – красавица графиня Екатерина Скавронская – в 1805 году уехала в Европу под предлогом лечения и с мужем не жила.) Последнее не охладило увлечение великой княжны мужественным и образованным генералом. Ей нравились прогулки по аллеям парка, долгие беседы, рассказы о боях и сражениях.
   Тогда Мария Федоровна, желая обезопасить императорское семейство от нежелательных пересудов, активно включилась в поиски жениха для дочери.
   Благодаря своему происхождению, блестящему воспитанию, высоким духовным качествам великая княжна Екатерина, как полагали, была в то время очень желанной невестой. Однако с двумя первыми кандидатами в женихи, выбранными Марией Федоровной, – это были принц Баварский и принц Вюртембергский – дело до свадьбы не дошло. Хлопот с замужеством Екатерины, умной и честолюбивой девушки, любимицы брата-императора, у матери оказалось немало. «Я хочу, чтобы моя дочь была счастлива, надо только, чтобы ее супруг имел сердечные качества», – говорила она своему старшему сыну.
   Внезапно у вдовствующей императрицы возникла идея выдать дочь замуж за австрийского императора Франца, супруга которого скончалась несколько недель назад. (Это была Мария Терезия Бурбон-Неаполитанская, которая интриговала против русской великой княгини Александры, супруги эрцгерцога Иосифа, брата мужа.) Блеск короны австрийской империи ослепил Екатерину – ей очень хотелось стать подобной своей великой бабушке, имя которой она носила. Великая княжна готова была идти на любые жертвы, лишь бы оказаться на троне. Ее не смущало даже католическое вероисповедание императора Франца. Честолюбие и тщеславие брали верх.
   Императрица Мария Федоровна поручила решить брачный вопрос князю Александру Борисовичу Куракину, с которым имела доверительные отношения. В 1807 году он был назначен чрезвычайным и полномочным послом и должен был отправиться в Вену. По пути из Петербурга в Австрию князь пробыл несколько дней в Тильзите, где находился в то время Александр I. Обсудив с ним вопрос о браке его сестры с австрийским императором, Куракин отправил Марии Федоровне письмо следующего содержания:
   «Государь думает, что личность императора Франца не может понравиться и быть под пару великой княжне Екатерине. Государь описывает его как дурного, плешивого, тщедушного и безвольного человека, лишенного всякой энергии духа и расслабленного телом и умом от всех несчастий, которые он испытал, трусливого в такой степени, что он боится ездить верхом в галоп и приказывает вести свою лошадь на поводу… Я воскликнул, что это вовсе непохоже на качества великой княжны: она обладает умом и духом, соответствующими ее роду, имеет силу воли… Государь утверждает, что Ее Высочество сестра и Россия ничего не выиграют от этого брака… хотя, как сообщил он далее, осударь так любит свою сестру, так почитает материнские права Вашего Величества, какие бы ни были его собственные мнения, он, конечно, не станет противиться желанию Вашему и великой княжны».
   Получив это донесение своего поверенного, Мария Федоровна, не медля, написала сыну-императору:
   «…Вы знаете, что счастье, радость и спокойствие моей жизни зависят от присутствия Като. Она мое дитя, мой друг, моя подруга, отрада моих дней: мое личное счастье рушится, если она уйдет от меня, но так как она думает, что найдет счастье свое в этом браке, и так как я надеюсь тоже на это, я забываю себя и думаю только о Като».
   Екатерина, решив отстаивать свой выбор (правда, пока только свой, так как о выборе самого австрийского императора известно не было), написала брату:
   «Вы говорите, что ему сорок лет, – беда невелика. Вы говорите, что это жалкий муж для меня, – согласна. Но мне кажется, что царствующие особы, по-моему, делятся на две категории – на людей порядочных, но ограниченных; на умных, но отвратительных. Сделать выбор, кажется, нетрудно: первые, конечно, предпочтительнее… Я прекрасно понимаю, что найду в нем не Адониса, а просто порядочного человека; этого достаточно для семейного счастья».
   Понимая, что сестра, мечтающая о блестящей судьбе, ослеплена возможностями, которые даст ее положение императрицы, Александр I написал в ответ, что при всем своем трезвом уме она не представляет, какова истинная жизнь при венском дворе. «Никто в мире не уверит меня в том, что этот брак мог бы быть для Вас счастливым».
   Пока шла переписка, князь Куракин продолжал выполнять деликатное поручение императрицы-матери. Он прибыл в Вену и уже оттуда вскоре написал ей о своем личном мнении относительно императора Франца:
   «Не я один, но я один из первых полагал, что император Франц, овдовев, представляет самую лучшую и самую блестящую партию для великой княжны Екатерины Павловны. Обаяние почестей, блеск престола одной из древних и могущественных держав в Европе поддерживали во мне это убеждение. Но, приехав сюда, приблизившись к императору Францу и увидев его, тщательно разузнав все, что касается его качеств, привычек, способа жизни с покойной императрицей и штатного содержания, ей ассигнованного, осмелюсь сказать откровенно Вашему Величеству, что это не есть партия, желательная для великой княжны».
   После такого письма о браке Екатерины с императором Австрии разговоров больше не было. Миссия князя Куракина по поиску жениха в Вене не увенчалась успехом. А император Франц вскоре выбрал себе в супруги принцессу Марию Беатрису Моденскую, свою двоюродную сестру – католичку.
   Между тем к сестре Александра I спустя несколько месяцев через своего министра Талейрана посватался Наполеон. Но тот счел, что французский император не сможет понравиться Екатерине и сделать ее счастливой. Отрицательную позицию в отношении этого брака заняла и мать-императрица. Она была слишком предана своей любимой германской отчизне, чтобы согласиться отдать дочь сорокалетнему «французскому выскочке», как она называла Наполеона. Сама Екатерина, узнав о сватовстве, заявила, что лучше она выйдет замуж за истопника Царского Села, чем за этого корсиканца.
* * *
   Между тем великой княжне уже исполнилось девятнадцать лет, а она все еще жила в семье. Наконец с благословения матери Екатерина была обручена с принцем Петром Георгом Ольденбургским, представителем младшей линии гольштейн-готторпского Дома. Он был сыном родной сестры императрицы, Фредерики, рано ушедшей из жизни. Жениху было двадцать четыре года. Приехав в Россию, он стал ее подданным и находился на российской службе. В России его называли Георгием Петровичем. (Именно он станет родоначальником русской линии Дома Шлезвиг-Гольштейн-Ольденбург.)
   Сама Екатерина была согласна с этим замужеством. Принц вызывал ее симпатии, и после первого же знакомства между молодыми людьми возникла сердечная близость.
   Еще до свадьбы жених и невеста стали вместе появляться на официальных приемах, придворных балах, в общественных местах. Между будущими супругами замечалось полное взаимопонимание. Незадолго до венчания в Петербург из Веймара приехала сестра Екатерины, Мария Павловна, с мужем. Между этими сестрами была особая дружба, хотя по характеру они были совершенно разными.
   Свадьбу пышно отпраздновали 18 апреля 1809 года. О знаменательном событии императрица-мать известила князя Багратиона, и он прислал молодым свои поздравления и свадебный подарок. Обворожительная Екатерина, сочетавшая в себе редкую красоту и тонкий ум, осталась его идолом до конца дней. (Через три года великая княгиня узнает о героической смерти своего кумира. Во время войны с Наполеоном в битве под Бородином осколок ядра раздробил генералу берцовую кость левой ноги. От предложенной врачами ампутации ноги он отказался и умер от гангрены через семнадцать дней после ранения.)
   Однако брак великой княжны Екатерины Павловны с герцогом Георгом Ольденбургским многих удивил. Низкорослый, далеко не блестящей наружности – чем мог он прельстить своенравную великую княжну? И действительно, герцог не обладал привлекательной внешностью, имел невысокий рост и, казалось, не мог быть достойной парой красавице княжне. Но, как отмечали современники, он был честным и добрым человеком, с открытой душой и большим интеллектом – высокообразован (закончил учебу в Лейпцигском университете), знал немецкую литературу, любил поэзию (и сам писал стихи). Для Екатерины общение с ним представляло огромный интерес. Да и происхождение герцога было почетным – ведь он, как и российский император, принадлежал к голштинскому Дому. Немалое значение имело и то, что в этом замужестве у великой княжны отпадала необходимость оставлять свою семью и Россию, так как герцог Георг жил на ее родине.
   «…Брак этот неравный, – сообщалось в донесениях дипломатов, – но тем не менее благоразумный и достойный великой княгини, которая столь же благоразумна, как и любезна… Первое ее желание заключается в том, чтобы не оставлять своей семьи и милой ей России, ибо принц поселяется здесь и можно себе представить, какая блестящая судьба ожидает его».
   Некоторое время после свадьбы молодожены жили в Павловске, в Константиновском дворце, затем переселились в Петербург, где в их распоряжение был предоставлен Аничков дворец (подарок брата-императора сестре по случаю ее бракосочетания с принцем Ольденбургским. Екатерина Павловна владела дворцом до 1816 года).
   Вскоре принц Георг был назначен генерал-губернатором Тверской, Ярославской и Новгородской губерний, на обширной территории которых проживало около двух миллионов человек. Через эти губернии проходили главные речные системы страны и тракт Петербург – Ярославль. Супругу Екатерины Павловны было поручено управлять путями сообщения страны. Резиденцией губернатора стал город Тверь, расположенный на самом оживленном пути между Москвой и северной столицей.
   Для губернаторской четы был перестроен дворец, заложенный в Твери еще при Екатерине II, при нем был разбит большой сад, спускавшийся к берегу Волги. Во дворце и поселились молодые супруги.
   Человек долга и чести, принц Георг сразу же после назначения стал активно исполнять свои весьма нелегкие обязанности. За короткий срок службы им было сделано для своих губерний немало. При нем появилось много новых дорог, были отремонтированы старые.
   В работе мужа-губернатора активное участие принимала и великая княгиня Екатерина Павловна. Особое внимание она уделяла обустройству школ и больниц, созданию социальных учреждений, заботе о бедной части населения губерний.
   Свободное от дел время супруги проводили за чтением, главным образом произведений немецких авторов, которых хорошо знал Георг. Екатерина со своей стороны помогала мужу усовершенствовать его русский язык, много занималась живописью, любителем которой был и ее муж. (Она брала уроки живописи у художника Егорова и иллюстрировала сборники стихов своего супруга.) Одним словом, брак был в полной гармонии.
   Каждый человек, имеющий определенный ранг и положение, проезжая из одной столицы в другую, стремился засвидетельствовать свое почтение губернаторской чете. Так что в гостях недостатка не было. Визиты делали члены императорской семьи, высокопоставленные чиновники, ученые, художники, писатели и другие выдающиеся соотечественники.
   Нередко навещал сестру в Твери и брат-император, который относился к Екатерине с большой любовью и доверием. Несмотря на значительную разницу в возрасте – он был старше сестры на одиннадцать лет, – Александр был очень дружен с ней. Сохранилась их обширная переписка. Из писем видно, что все годы и в любой ситуации сестра могла высказывать брату такие откровенные вещи, на которые в окружении государя никто не решался. Екатерина была ближайшим другом, советчиком и доверенным лицом императора. А он поверял ей свои сомнения, часто нуждаясь в поддержке. Со своим умом, ярко выраженным чувством патриотизма и в то же время с тонким женским чутьем она была ему часто просто необходима. Император обсуждал с ней семейные и государственные вопросы, советовался по вопросам внешней и внутренней политики, посвящая в такие планы, которые оставались тайной даже для его ближайшего окружения. Александр I высоко ценил академический ум и блестящие организаторские и дипломатические качества своей сестры.
   Один из современников (граф Жозеф Мари де Мейра) свидетельствует: «…Образ жизни великой княгини Екатерины Павловны в Твери был поистине поразителен. По вечерам дом ее похож на монастырь; известный литератор Карамзин читает там лекции из русской истории… и особы, которых она удостаивает своим приглашением, не имеют никакого другого развлечения… Принцесса сама учит мужа своему русскому языку и служит посредницей меж ним и простым народом… Доброта и обходительность великой княгини несравненны… Сия юная принцесса в большом фаворе у своего брата, который осыпает ее богатствами и всяческими знаками внимания. Она очень образованна и очень умна… Это голова, способная задолго предвидеть многое и принимать самые решительные меры».
   По предложению Екатерины Павловны русский историк Карамзин составил записку «О древней и новой России в ее политическом и гражданском отношении» и представил ее императору Александру I в один из его приездов в Тверь. С Карамзиным, работавшим над историей России и хорошо известным в Европе, великая княгиня состояла в переписке все дальнейшие годы.
* * *
   16 августа 1810 года герцогиня Ольденбургская родила сына – Фридриха Павла Александра. Произошло это в Павловске, куда за несколько недель до родов она приехала, чтобы быть рядом с матерью. Появление в ольденбургской семье сына было большой радостью для всех Романовых. Александр I хотел дать своему племяннику титул великого князя, если тот будет крещен по православному обряду. Но герцог Георг не соблазнился предложением русского императора. Маленький принц получил лютеранское крещение.
   Осенью 1810 год молодая семья возвратилась к себе в Тверь. Жизнь пошла по прежнему руслу, но супружеской идиллии не суждено было растянуться надолго.
   В связи с победным шествием французского императора Наполеона по Европе тревожная обстановка начала ощущаться и в России. С марта 1812 года по высочайшему повелению супруг Екатерины Павловны находился в Вильно, где в то время сосредоточились русские войска. Летом он по делам службы отправился в Ярославль, с ним вместе выехала и жена, вновь ожидавшая ребенка. Там 26 августа она родила второго сына, названного Петром в честь отца мужа, герцога Ольденбургского Петра Фридриха Людвига. В Тверь они возвратились лишь во второй половине ноября, когда армия Наполеона уже шагала по российской земле.
   В это крайне тяжелое для родины время Екатерина Павловна не поддалась всеобщей растерянности. Несмотря на быстрое продвижение французских войск к Москве, сестра императора решительно выступала против заключения перемирия с Наполеоном и одна из первых поддержала мысль о созыве народного ополчения. Из своих удельных крестьян она на свои собственные деньги сформировала «Егерский великой княгини Екатерины Павловны батальон», который принял участие во многих сражениях.
   Находясь в Твери, супруга губернатора велела постоянно информировать ее обо всех военно-политических событиях. Сам Георгий Петрович Ольденбургский во вверенных ему губерниях организовывал отряды народного ополчения, лазареты, снабжение продовольствием воинских частей. Его просьбу отправиться на поля сражений император отклонил. Но вдруг случилось страшное…
   За одиннадцать дней до изгнания французов из пределов России герцог, осматривая по должности губернатора один из лазаретов, заразился сыпным тифом и вскоре скончался. Ему было всего двадцать девять лет. Екатерина Павловна осталась вдовой с двумя малютками-сыновьями.
   Это было страшным испытанием для молодой женщины. Смерть мужа она восприняла как настоящую катастрофу. Горе ее было безграничным, она словно провалилась в пропасть отчаяния. Георг был ее опорой, ее истинным другом. Уход из жизни дорогого супруга означал для нее конец всего. Своему брату она потом напишет: «Тверь для меня останется всегда дорогой. Это место, где я провела счастливые дни, пожалуй, самые счастливые дни моей жизни, так как я не верю, что мне вновь будет суждено иметь их…»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация